Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
4.2.4 Оценка программно-информационного обеспечения учебного процесса по блокам дисциплин учебного плана. Наличие выхода в международные и российские ...полностью>>
'Программа'
Типовая учебная программа по дисциплине «Детская хирургия» для специальности 1-79 01 02 «Педиатрия» высшего медицинского образования Республики Белар...полностью>>
'Документ'
Джазовый вокалист. Польша 8 Пт 18-30 БЗ Юбилейный концерт В. Гуляевского Ансамбль «Вольница» 9 Сб 30 Вс 1 -00 БЗ Абонемент «Сказка за сказкой»....полностью>>
'Документ'
Принимая во внимание требования к новым учебным планам, пособиям, предъявляемые Типовой программой по латинскому языку для гуманитарных вузов, где зна...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Потанина И.

Чепуха или семиклассницы в космосе.

Начало (детским почерком)

Часть первая: Чокнутый

«ЛЫСЫЙ ДИРЕКТОР ШКОЛЫ С ГИПОПОТАМОМ В ТУАЛЕТЕ ЦЕЛОВАЛСЯ ОБОИХ ЗАБРАЛИ В МИЛИЦИЮ»

Марина Котикова прочитала вышеприведенный текст и громко захрюкала. Несколько восхищенных лиц мигом повернулись к ней. «Захрюкать на уроке литературы! Перед самой Горилловной! Вот это наглость!» — читалось в глазах у любопытных.

Толик Полевой, минуту назад передавший Маринке записку про милицию, нахмурился. «Ну вот, сейчас она завалит всю игру,— пронеслось у него в голове.— Правильно Толстый говорит, нельзя связываться с девчонками. Даже с такими боевыми, как Маринка».

Толик, отчаянно жестикулируя, призывал одноклассницу к спокойствию: он скорчил грозную физиономию, постучал себя кулаком по лбу, покрутил пальцем у виска и изо всех сил выпучил глаза.

— И так знаю, что ты тупица! — громким шепотом огрызнулась Маринка. В последнее время они с Полевым немного враждовали.

Марина прекрасно понимала, что ведет себя сумасбродно, но остановиться никак не могла. Решив все же взять себя в руки, она показала кулак всем предателям, требуя, чтоб они отвернулись и не привлекали внимание. Потом Маринка резко встряхнулась, героическим усилием воли успокоилась и, как ни в чем ни бывало, преданно уставилась на учительницу. Та монотонно зачитывала какой-то текст из методички и, кажется, ничего творящегося в 7-А не замечала.

«А ведь наш директор действительно лысый. Гладкий, как скользанка у Наташки во дворе,— вместо положенных мыслей об уроке, Маринке, как обычно, лезло в голову нечто совершенно неуместное.— Ну, о чем я думаю! Это все бред! — занялась самовоспитанием она.— Если речь идет о нашей школе, так в нашем туалете гиппопотам бы не поместился… Хотя, если это был маленький гиппопотаменок…» Воображение услужливо подбросило нужную картину. Хвостик гиппопотамчика радостно вертелся, а директор, раскланиваясь, слал животному воздушные поцелуи. Марина не выдержала и снова захрюкала. На этот раз протяжно и многократно. По утверждению Толика, Маринка вела себя иногда, как настоящая свинья. Но вообще-то подобные звуки были ей совершенно не свойственны. Поверьте, Котикова вовсе не собиралась хрюкать! Всему виною была смешинка, которая и не думала отставать! Короткими похрюкиваниями-всхлипываниями она прорывалась сквозь плотно сжатые губы и даже щекотала изнутри нос, как пузырики от минералки… Маринку попросту разрывало от хохота.

«Я лопну, если немедленно не дам волю чувствам!» — подумала она и прикрыла лицо руками, подхихикивая.

Это уже никак не могло остаться не замеченным. Анна Гавриловна, она же Горилловна, она же Злобный Монстр, медленно оторвала глаза от книги с текстом. Смешинка упала замертво. Маринка побледнела. Взгляд Монстра буквально вдавливал в парту. Толик заметил бедственное положение Маринки и непроизвольно сжал кулаки. Может из суеверия, а может от желания немедленно броситься защищать одноклассницу в честном бою с Монстром. «Хоть и паршивка, но своя… Как-никак, с первого класса ее знаю!» — мысленно оправдался Толик, который всегда стеснялся своих добрых чувств к Котиковой.

— Не-е-ет! — только и смогла простонать Марина, когда Горилловна молча схватила ручку. Не отводя глаз от нарушительницы дисциплины, Монстр занесла двойконосную руку над журналом. Ставить двойки без предупреждения, да еще и в конце семестра, было любимым занятием Горилловны.

«Все пропало! — молниеносно пронеслось в голове у Маринки.— Мама расстроится… А уж ни о каком гулянии сегодня вечером можно и не мечтать…» Маринка зажмурилась, смирившись с неизбежным, как вдруг…

— Будь здорова! — спокойно и твердо сказала из другого конца класса Наташа — отличница и лучшая подруга Маринки.

— Что?! — Монстр позеленела от злости.— Что за разговоры на уроке, Полевая?!

— Понимаете,— ангельским голоском проговорила Наташа,— я столкнулась с неразрешимой проблемой. Не пожелать подруге здоровья, когда она чихнула — невежливо. Но и разговаривать на уроке тоже плохо. Что же делать? И тут я поняла: пока Маринка чихает, она мешает вести урок. Значит, нужно сделать так, чтоб не чихала. А всем известно, что чихающий успокаивается, если пожелать ему здоровья…

Наташка окончила речь и перевела дух. Вообще-то, староста была довольно робкой девочкой, и подобные выступления были не в ее духе. Но не могла же она бросить подругу в беде!

— Ты полагаешь, Котикова чихнула? — с сомнением поинтересовалась Горилловна и убрала руку от журнала.

«Кажется, подействовало!» — с облегчением вздохнула половина класса.

— Думаю да,— твердо ответила отличница. Толик благодушно усмехнулся, заметив, что Наташка держит за спиной ладонь со сведенными в крестик пальцами.

Марина яростно зачихала в поддержку Наташи.

— Будь здорова! Будь здорова! Будь здорова! — заголосили все, убежденные доводами отличницы.

— Что за балаган!!! Полевой?! Полевая, успокой брата! Косточкин! — Горилловна разъярилась, и ее очки принялись с бешеной скоростью ездить вверх и вниз по носу.

Это неординарное умение Монстр всегда проявляла в минуты гнева. Наташа, склонная уважать всех учителей, утверждала, что Горилловна двигает очки усилием воли. «В педагогических целях,— говорила Наташа,— для устрашения. Чтоб вы ее боялись, и не баловались. А что? Тоже метод поддержания дисциплины». Маринка не верила в железную волю Монстра. Она больше верила рассказам Косточкина, который вообще-то был большим вралем, но одну историю рассказывал довольно убедительно. «Я знаю, что говорю,— доказывал Косточкин,— у Монстра обычно уши волосами прикрыты, вот мы их и не замечаем. А я как-то зашел в учительскую и ахнул. Горилловна по телефону разговаривала. Так я вам скажу, трубка у нее в ухо целиком помещалась! Не уши — крылья. Растопыренные, огромные и плоские по краям… Как у слона. Так вот, Горилловна меня увидела и давай кричать, мол, без стука входить в учительскую нельзя. И так разозлилась, что от злости у нее уши задергались и начали таскать вместе с собой очки. Вот в чем секрет! От злости у Горилловны начинается нервный ушной тик!»

— Прекратить шум! — продолжала Горилловна, зловеще сверкая глазами и не переставая «катать» очки по переносице. Она гигантскими шагами пересекла класс и оказалась возле старательно чихающей Маринки.— Что это? Лысый директор… — Монстр вырвала из рук притворщицы измятый листок и с выражением прочла его классу.

Впору было объявлять карантин. Все отчаянно зачихали, пытаясь скрыть смех. Отсутствие чувства юмора Монстра было на лицо. Точнее — на лице. На суровом, без тени улыбки, лице Горилловны.

— Что это, я спрашиваю?! — закричало лицо.

Марина порывисто вскочила, потом сникла и, глядя на изящно загнутые вверх носки своих новых сапожек, принялась мямлить что-то о прощении. М-да, вызова мамы в школу, наверное, не избежать… О сережках к новому году можно забыть окончательно, и осветлить челку тоже, наверное, не разрешат…

— Что это?! — повторила Монстр.

— Чепуха, Анна Гори… тьфу, Анна Гавриловна. Это просто «Чепуха».

— Я сама вижу, что чепуха. Я спрашиваю, откуда эта чепуха взялась?

— Это игра, Анна Гавриловна. Игра, которая называется «Чепуха». Ведущий задает вопросы, а игроки пишут ответы.

— Полевой, поясни! — приказала Горилловна, помня, что Толик всегда отличался талантом понятно объясняться.

— Все играющие достают листочки и ручки,— бодро начал рапорт Толик, который миллион раз пересказывал эти правила новым игрокам.— Ведущий задает первый вопрос: какой? и каждый игрок пишет ответ. Кто-то пишет «большой», кто-то «психованный», а кто-то — «лысый». Понимаете? Потом игроки заворачивают ту часть листочка, на которой был ответ, и обмениваются листиками. После этого ведущий опять задает вопрос. На этот раз он спрашивает: «Кто?» Игроки пишут ответы. При этом они не знают, что написано на завернутой части. Ответ опять заворачивается, и листок передается дальше. Потом следуют вопросы: с кем? где? что делал? и что ему за это было? Потом все листочки разворачиваются, и на них оказывается очень смешной текст — настоящая чепуха. Ну, вроде этой, про директора. Игра развивающая, между прочим, помогает осваивать падежи…

— Вы этому должны были научиться еще в пятом классе! И не на литературе!

Кажется, опасность миновала. Очки Горилловны уже успокоились и сидели на положенном месте. Тщательно отрепетированное рвение в ответах Толика всегда действовало на учителей успокаивающе. Одноклассники даже предлагали сдать Полевого в аренду медпункту: пусть поработает успокоительным для учителей, а медсестра в обмен выпишет классу освобождение от физкультуры. Увы, храбрецов, согласившихся поговорить об этом с медсестрой, не нашлось. Даже Котикова не дерзнула. Так идея и погибла…

— Вы не думайте, мы не на литературе. Мы на перемене играли. После русского,— неожиданно набравшись смелости, добавила Маринка.— Закрепляли материал прошлых лет… Просто я листок на парте оставила…

Горилловна грозным взглядом пошарила по партам. К счастью, все давно уже спрятали остальные свидетельства «Чепухи». На самом деле, игра происходила прямо на уроке. Вопросы и их последовательность все давно знали наизусть, поэтому играли без ведущего, незаметно передавая друг другу листки с ответами.

— Гиппопотам, между прочим, пишется с двумя «п»! В вашем возрасте стыдно не знать этого… — Горилловна подчеркнула ошибку красной ручкой и вернула листок на парту.— Директор, надеюсь, будет вами недоволен! — многообещающе заявила она.— Марш к доске, Котикова! Напиши план текста, который я читала на уроке. Скорее, у нас не так много времени!

«Как-то мне сегодня не везет. Нужно вспомнить, с какой ноги я встала утром. Тогда буду знать, какая нога у меня «не та»»,— Маринка растерянно посмотрела на Наташу. Подруга едва заметно пожала плечами. Маринка обернулась к Толику — тот сосредоточенно рылся в сумке, игнорируя всякие мольбы. Горилловна сегодня читала так занудно, что даже отличники ее не слушали. Котикова схватила тряпку и принялась усердно полоскать ее в раковине. Нужно было знать, как сильно Марина ненавидела стирать, чтобы понять, какую жертву она сейчас приносила Монстру.

— В чем там дело? — проскрипела Горилловна, записывая что-то в черной тетрадке. О происходящем у доски она могла догадываться только по звукам.

— Очень-очень грязная доска, Анна Гори… Гавриловна. Нужно протереть.

Маринка сделалась совсем не похожей на себя — кроткой, спокойной… Отвечая учительнице, она зачем-то сделала реверанс. Даже черные кудряшки, разбросанные по плечам, выглядели сейчас как-то аккуратно. Толик фыркнул, поморщившись. Он презирал Маринку за ее панический страх перед Горилловной и ненавидел такие перевоплощения. Маринка-задира, Маринка-заводила, превращалась вдруг в кроткую глупую овцу, и Толику это совсем не нравилось. Он был очень правильный мальчик и всегда всем говорил правду в глаза. К счастью, мало кто его о ней спрашивал. Иначе Толик перессорился бы со всем классом.

Марина медленно провела тряпкой по зеленой глади доски. Потом сочла тряпку недостаточно чистой и снова кинулась к раковине. Задуманное осуществилось. Когда Котикова взяла, наконец, мел и аккуратным круглым почерком, стараясь так, как старалась только в первом классе, вывела роковое слово «План», зазвенел звонок.

— Пе-ре-мена! — мгновенно вскочил Косточкин и принялся прыгать.

Он махал руками так радостно, будто урок Горилловны был последним. А между тем, еще предстояло посетить классный час.

— Классного часа не будет! Все пойдем домой! — кричал Косточкин.

Врал он не с умыслом, а просто по привычке. Все знали, что классный час никто не отменял, и не обращали на слова враля никакого внимания.

Маринка положила мел.

— Ну вот, я не успела… — едва сдерживая победные нотки в голосе, сказала она, довольная, что придумала такой легкий и такой действенный трюк.

Монстр глянула на Котикову, как на ускользающую из мышеловки мышь.

— До свидания,— сказала Горилловна сквозь зубы, отпуская класс на волю.

7-А, разбившись на группки, двинулся к родному кабинету.

***

Словно взбесившееся стадо бизонов, мальчишки 7-А орали и гоцали с парты на парту. После литературы на них всегда находил странный буйняк. Девчонки разбились на враждующие кучки и шептались о своем.

— Странные все-таки существа наши мальчики,— задумчиво проговорила Наташа, вынимая из сумки листок, ручку и яблоко.— Живут, как будто внутри у них переключатель. Перемена — орут и бегают. Урок — сидят смирно. Дрессированные какие-то.

— Точно,— подхватила оказавшаяся рядом Маринка.

В благодарность за поддержку на литературе, она решила присоединиться к блюстительнице дисциплины и пообещала до конца дня быть хорошей.

— Могу поклясться, если кого-то из наших охламонов разбудить среди ночи громким криком Косточкина, то все они, не разобравшись, примутся орать и вскакивать на стол.

— Ага,— согласно закивала Наташа.— Впрочем, есть, наверное, в мире и умные мальчишки,— добавила она.

— Жаль только, что ни один из них не учится в нашей школе,— в тон вздохнула Маринка, которой вообще-то стоило больших усилий не ввязаться в общий бедлам.

Между тем, мальчики были заняты очень серьезным и новым для них делом. Они играли в «Квача» на партах. Игру придумал Толик. Тот, кого засалит водящий — должен забраться на парту и пытаться засалить остальных, топчущихся по полу ребят. В результате полкласса должно было оказаться на партах, что несомненно придало бы кабинету прекрасный, экзотический вид, а классу — звание самого разбитного и бесстрашного в параллели.

Толик засалил Толстого, получил секундную передышку и глянул на Маринку. Обычно подвижная Котикова копировала теперь от рождения спокойную Наташу. Обе сидели, чинно сложив ручки на коленях, хлопали ресницами и осуждающе косились на играющих.

— Марина-дубина! — решил спасти Маринку Толик. Он-то знал, каких усилий нормальному человеку стоит сидеть за партой, когда все остальные весело бесятся. Ему и самому ни раз приходилось попадать под гнет дисциплинированной сестры. Раз в неделю Толик целый день прилежно изображал джентльмена. В противном случае Наташка отказывалась делать за Толика черчение. Она, как настоящая староста, пыталась добиваться порядка любыми методами, и в качестве платы за помощь в уроках требовала от одноклассников хорошего поведения.

Над головами Наташи и Марины вдруг пролетел чей-то пенал.

— Мой! — радостно ахнула Маринка и, издав громкий вопль, выставила вперед свои кошачьи когти. Не щадя маникюра, она храбро бросилась на обидчика. В душе Маринка была очень довольна. Из-за выходки Толика она получила полное право безобразничать, невзирая на все обещания.

Наташа, давно привыкшая, что ее окружают ненормальные, сокрушенно покачала головой и по-матерински заботливо принялась собирать вывалившиеся из Маринкиного пенала ручки. Попутно она с невозмутимым видом вытянула ногу в проход. Случайно? Может быть. Но почему же именно в тот момент, когда весело пыхтящий Толик пробегал мимо?!

Наташа, как приличная девочка, предусмотрительно приложила ладони к ушам, поэтому страшной ругани брата не услышала. Видела лишь, как Толик, наткнувшись на подножку, замер, а потом рухнул к ногам неожиданно вошедшего в класс мальчика.

— Дети! — защебетала, влетевшая следом за незнакомцем, Маша Ильинична.— Дети, успокойтесь! Да что с вами сегодня? Поберегите мои бедные нервы!

Совсем молоденькую классную, Машу Ильиничну, все любили. О ее бедных нервах были наслышаны, и всегда, даже после уроков литературы, успокаивались по первому же требованию.

— Дети! — торжественно заговорила классная.— Разрешите представить вам нашего нового ученика, Николая Иванова. Прошу принять в коллектив и не обижать.

Все послушно закивали, с любопытством рассматривая новенького.

— Модняк какой-то! — то ли презрительно, то ли с уважением прошептал кто-то из мальчишек. Волосы новенького были собраны в аккуратный хвостик, на руках красовались плетеные фенечки, а на поясе висел плеер. Разглядывая усеянные карманами и змейками брюки Николая, Наташа подумала, что это наверняка не ради моды, а для шпаргалок…

И тут новенький повел себя совсем неожиданно.

— Здорово братва! — весело произнес он, делая два шага вперед и нагло ухмыляясь.— Я — Ник. Ну что, скорефанимся? Я смотрю, у вас потрясные девчонки, и училка тоже ничего…

Маша Ильинична, держащая до этого руку на плече новенького, резко одернула ладонь — будто обожглась. Ребята оторопели. Наташа тут же решила отказаться от роли старосты, если этого типа зачислят в класс. Толик соображал, можно ли отвесить новенькому тумаков прямо при Маше Ильиничне.

Со стороны некоторых девчонок донеслись одобряющие вздохи. С некоторых пор девчонкам нравились «крутые» ребята. Маша Ильинична опомнилась. Она сделала непривычно строгое лицо, и, глядя в упор на новенького, произнесла:

— Не знаю, как в твоей предыдущей школе, но у нас так разговаривать не принято.

Потом она растерялась от страшной догадки:

— По крайней мере, я надеюсь, что не принято. То есть при мне такого не было никогда… Но…

— И без вас тоже,— решительно вступилась за моральный облик класса Наташа.

— Вот видишь! — сказала Маша Ильинична, облегченно вздохнув,— Не знаю, с кем ты общался раньше… Но с нами, пожалуйста…

Не дослушав, новенький круто развернулся и, ни слова не говоря, вышел из класса.

— Чокнутый! — торжественно зашептала Маринка, почувствовав учащенное сердцебиение. Ее всегда притягивало необычное. То есть, никакой «крутости» в речи новенького Маринка не услышала. Так разговаривали подростки в соседнем дворе, и ничего, кроме обычного хамства, за такими текстами обычно не наблюдалось. Маринку поразил факт ухода новенького. «Уму непостижимо! Учительница представляет его классу, а он молча разворачивается и уходит…Здесь явно что-то не то…»

— Он из тюрьмы вчера вышел, я его в новостях видел! Десять лет сидел, бедняга… Я вам без всяких крестиков говорю… — затараторил Косточкин.

На него обязательно зашикали бы, подловили бы, мол, кто ж в три года в тюрьму садится? Но тут в дверь робко постучали.

— Войдите,— непривычно ледяным тоном проговорила Маша Ильинична. Она всегда была ужасно беззащитной, и совсем не была готова к встрече с настоящими хулиганами.

— Простите, я уже перестроился. Можно войти? — поинтересовался новенький, приоткрывая дверь.

Класс застонал от удивления. Фенечки с плеером исчезли, ухмылка превратилась в улыбку. И, главное: хвостика на голове Николая не было! Обычная короткая стрижка, волосы немного взлохмачены, но в целом…

— Простите, я вел себя непозволительно. Это от рассеянности. Я просто очень стеснительный,— продолжил новенький.

— Хорошо,— Маша Ильинична нервно закусила губу, но решила делать вид, что все в порядке.— Заходи, садись. Сейчас начнем классный час.

«Не такой уж он и стеснительный. Стеснительный сел бы к мальчишке»,— мигом смекнула Наташа, когда новенький подошел к ней и спросил разрешения сесть рядом. Смекнуть смекнула, но разрешение, конечно, дала. Как истинная староста она подавала пример дружелюбия.

— Еще один ослик купился на эти старомодные косы! Свой-то хвост пришлось ликвидировать… Первый раз вижу пацана, который накладной хвост носит… Нетрадиционный какой-то. Впрочем, другой бы к нашей крысе и не сел,— зло зашептала подружкам Ксеня Марченко, которая сама хотела быть главной отличницей, и потому терпеть не могла Наташу.

«И чего это он на мое место уселся?» — мысленно возмутилась Маринка, глядя на новенького. Вообще-то, место возле старосты всегда пользовалось спросом, и обычно там сидела Марина. Но за болтовню, ее на неделю отсадили в первый ряд.— «Буду прогонять!» — решила Котикова, обрадовавшись поводу завязать разговор.

«Отдубасить или не отдубасить?» — мучался Толик. С одной стороны, новенький вел себя вызывающе. С другой — вроде извинился и ничего наглого больше не вытворял.

«Какой же я все-таки болван! — думал в это время новенький.— Перепутал время! Так ошибся в традициях… Нет, меня точно сошлют на Юпитер…»

***

— Слушай,— Маринка явно теряла терпение,— Хватить морочить нам голову! Феньки и плеер — ладно… Но волосы ты куда дел? Ну что ты молчишь? Вопрос не понимаешь?

— Понимаю,— новенький улыбнулся и смущенно пожал плечами. Всем своим видом он показывал, что не ожидал столь повышенного внимания к себе.

— Понимаешь, но сказать ничего не можешь? — издевательски засмеялась Марина.— Как моя кошка, да?

После классного часа новенький оказался окружен плотным кольцом любопытствующих. Маринка начала издалека и сперва говорила довольно вежливо. Намекнула, что место возле Наташи не свободно. Новенький покладисто согласился его освободить, и прицепиться больше было не к чему. Тогда Марина не выдержала и решила обо всем спросить прямо. Вот тут-то и выяснилось, что давать вразумительный ответ Николай не собирается.

— Марина,— новенький говорил очень спокойно, и это всех злило.— Сейчас я не могу тебе этого сказать. Когда придет время, ты сама все поймешь. Пока же я могу лишь просить всех вас никому не говорить о моем прежнем внешнем виде и забыть о случившемся недоразумении.

— Чего? — стоявший неподалеку Толик не выдержал и вмешался.— Во-первых, она тебе не Марина никакая, а Котикова! Я с ней с первого класса вместе учусь и все равно Котиковой называю, а ты… Во-вторых, говорить надо по-человечески. Будь проще, и к тебе потянутся люди! Отвечай, куда хвост дел, а не то…

— Толик, стыдно за тебя! — осадила брата Наташа.— Человек не хочет отвечать. Что вы к нему пристали?

— Ой, защитница нашлась! — фыркнула Ксеня Марченко, почувствовав возможность задеть Наташу.— Сама ко всем пристает, а другим не разрешает. Думаешь, я не видела, как ты с ним весь классный час переговаривалась? Да-да! Она даже записала про него что-то…

Безликие подружки Ксени наперебой заахали.

— Я?! — вспыхнула Наташа.— Да я просто спросила его данные. Я ведь староста…

— Вот-вот! — не отставала Ксеня,— Воспользовалась служебным положением, все про хвост разузнала, а нам ничего узнать не дает… А нам, может, тоже интересно!

— Ты же говорила, с хвостом все ясно. Ты же говорила — накладной хвост! — хором затараторили глупенькие подружки Ксени.

Новенький ошарашено глянул на Марченко. Та попятилась.

— Я?! — Ксеня засуетилась, отчаянно оправдываясь.— Я не говорила! Да вы! Да она! А еще староста!!!

— В такой обстановке ни о чем не расспросишь,— грустно вздохнула Марина и пошла собирать вещи.

Наташа с упреком посмотрела на Ксению, но ничего не сказала. Молча взяла свою сумку и отправилась к выходу. Маринка уже ждала ее у дверей, Толик пошел следом.

— Дуры вы, девки! — на ходу кинул Толик Ксениным подругам.— Теперь на целый месяц без домашек по черчению останетесь. Наташка вам их старалась, делала… А вы за этой сплетницей Марченко пошли… И с сочинениями Анны Горилловны я вам помогать не буду…

— Постой,— вдруг ожил новенький, перекрикивая обиженные восклицания девчонок,— Друг, скажи, а сегодня будет урок у упомянутой тобой особы? Я, знаешь ли, очень хочу попасть к Анне Горилловне… Люблю литературу. Ведь она ее ведет?

— Точно чокнутый! — застывшая возле двери Маринка не верила своим ушам.

— Во-первых,— как можно грубее начал Толик,— я тебе не друг… Во-вторых, урок литературы только в среду, то есть через четыре дня. В-третьих, Горилловна и литература — вещи не совместимые.

— Через четыре дня? — в глазах новенького отразилась неподдельная скорбь,— Но ведь это ужасно много… А не знаешь ли ты, где можно найти эту замечательную учительницу сегодня?

— На кладбище! — тут же вмешался Косточкин.— Она каждую ночь в полночь ходит на наше кладбище. Из моих окон центральный вход виден. Я за ней наблюдал. Она выкапывает покойников и пьет их кровь. У нее от этого уши лучше растут. Я знаю, я без всяких крестиков говорю… Для того, чтоб такие уши отращивать, покойничья кровь очень нужна…

Все, кроме новенького, засмеялись. Николай же посмотрел серьезно, потом достал из сумки точно такую же, как у Горилловны, черную блестящую тетрадь и что-то записал в нее.

— Они — те, кто что-то отращивает — вообще странные люди,— Ксеня Марченко не хотела отвлекаться от своей главной темы, и снова попыталась перевести разговор на Наташу и ее косы.— Моя бабка и то была современнее, чем они…

Наташа тяжело вздохнула, но промолчала. Марина молча утащила подругу из класса.

— Не расстраивайся,— затараторила она.— И не опускайся до споров с этой истеричкой. Она просто от зависти… — Марина наклонилась, чтобы смахнуть с сапожек неудачно приземлившуюся пылинку, но говорить при этом не переставала.— Ксенька завидует твоим косам. У самой ведь три волосины, и те в одну сторону торчат. А ты видела, как страшно она щурится? Вместо глаз — щелки, как в дисководе. А гу… агу, агу, агу!



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Комплектования библиотечного фонда мук «Межпоселенческая библиотека муниципального образования «Выборгский район» Ленинградской области» в IV квартале 2009 года

    Документ
    на право заключения муниципальных контрактов на поставку книжной продукции для комплектования библиотечного фонда МУК «Межпоселенческая библиотека муниципального образования «Выборгский район» Ленинградской области» в IV квартале 2009 года.
  2. Приложение к аукционной документации

    Документ
    Рассказы современных детских писателей. Книга 2. Зощенко, Пантелеев, Осеева, Пермяк, Драгунский, Сотник, Железников, Голявкин, Коваль, Пивоварова, Сладков и др.
  3. «Централизованная библиотечная система Советского района»

    Статья
    1.1. Заказчик, указанный в пункте Информационной карты ИУА настоящей Документации об аукционе, располагает средствами городского бюджета и намеревается разместить заказ на поставки товаров для муниципальных нужд, путем проведения открытого Аукциона.
  4. И. М. Кононенко 2008 года документация об аукционе

    Документация об аукционе
    Лот № 1 - поставка печатных изданий (художественной и детской литературы 2007-2008гг. выпуска) в МУК «Централизованная библиотечная система г.Саратова».
  5. Документация об аукционе по выбору организации на право поставки литературы для Муниципального учреждения культуры «Ярцевская районная центральная библиотека» Муниципальный

    Документация об аукционе
    Участник размещения заказа готовит заявку на участие в аукционе в соответствии с требованиями части 1. «ЧАСТЬ 1. ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ И ЗАПОЛНЕНИЮ ЗАЯВКИ НА УЧАСТИЕ В АУКЦИОНЕ» и в соответствии с формами документов, установленными частью 3.

Другие похожие документы..