Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Трудове виховання — процес залучення школярів до різноманітних педагогічно організованих видів суспільне корисної праці з метою передання їм певного ...полностью>>
'Курсовая'
Актуальность темы. Радикальные социально экономические преобразования в российском обществе, произошедшие за последние десятилетия, повлекли изменени...полностью>>
'Публичный отчет'
о деятельности ОАО Концерн «КЭМЗ» г.Кизляра в сфере оказания услуг по передаче электроэнергии согласно Постановления Правительства Российской Федераци...полностью>>
'Документ'
Р. А. Слав’юк – доктор економічних наук, професор кафедри банківської справи Львівського інституту банківської справи Університету банківської справи...полностью>>

На автореферат диссертации Овчинникова Леонида Петровича на тему 22

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Батхиев А.М.

Отзыв

об автореферате диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Хашиевой Лиды Султановны «Эколого-фаунистическая и зоологическая характеристика

жужелиц Джейрахской и Таргимской котловин Республики Ингушетия»

Предложенный к рассмотрению автореферат диссертации Хашиевой Л.С., на наш взгляд, полно и объективно отражает основное содержание проведенного ею исследования. Давая вначале общую характеристику своей работы, автор вполне справедливо отмечает, что на фоне пока еще прерывистых и фрагментарных знаний по всему комплексу изученности жужелиц Кавказа, познание закономерностей функционирования экосистем, а, следовательно, и механизмов поддержания биоразнообразия, требуют глубоких фундаментальных исследований всех компонентов, их составляющих. В этой связи эколого-фаунистическое исследование жужелиц аридных котловин горной Ингушетии, несомненно, является весьма актуальным.

Избранная, исходя из этого, тема исследований и основное направление исследований по проведению эколого-фаунистического и зоогеографического анализа фауны жужелиц данной территории представляется нам современными и научно значимыми.

Автореферат Л.С. Хашиевой вводит нас в круг проблем, позволяющих по-новому взглянуть на пути генезиса фауны региона, заложить основу биологического мониторинга за состоянием и тенденциями изменения биот как Кавказа, так и горной Ингушетии под влиянием все возрастающего антропогенного воздействия.

Следует отметить, в первую очередь, большой личный вклад диссертанта в познание фауны Carabidae Джейрахской и Таргимской котловин Республики Ингушетия, впервые выявившей для этой территории видовой состав жужелиц – 129 видов, их ландшафтно-биотопическое распределение и ряд других аспектов биоэкологии и зоогеографии избранной группы, что говорит о высоком уровне подготовленности Л.С. Хашиевой как энтомолога-систематика и эколога.

Большую ценность представляет предложенная автором система классификации выявленного видового состава жужелиц исследуемого района по спектру жизненных форм. Впечатляет как их количество, не менее 15 морфоэкотипов, так и их разнообразие (по местообитанию, способу передвижения, питанию и т.д.). Как известно, подобные экологические особенности являются основой для выделения эколого-фаунистических комплексов (Кучерук, 1959; Матюшкин, 1990), по сопоставлению ареалов которых и осуществляется зоогеографическое районирование (Стебаев, 1959; Туликова, 1982).

Автором диссертации внесен определенный вклад в подготовку решения этой важнейшей задачи зоогеографии. Им выявлено и выделено 9 типов зоогеографических комплексов в ходе зоогеографического анализа фауны жужелиц, установлен их зоогеографический спектр в районе исследований.

Полученные результаты позволяют объективно судить о путях проникновения и этапах формирования фауны жужелиц Кавказа. Все это, с учетом выявления и описания роли жужелиц в естественных и антропогенных экосистемах Джейрахской и Таргимской котловин, практического значения наиболее важных видов жужелиц в естественных и агроэкологических системах позволяет сделать вывод о диссертации как о высоконаучной, практически значимой работе. В связи с этим она рекомендуется нами к защите, ее результаты - к использованию в учебном процессе и в системе государственно-хозяйственных мероприятий, а ее автор, Хашиева Л.С. - к присвоению искомой степени кандидата биологических наук.

Батхиев A.M.

РЕФЛЕКСИЯ

№ 4 2008 г.

САМОРЕФЛЕКСИЯ

© 2008 г. Р.Х. Даурбекова

История библиотек Республики Ингушетия до 1976 года

Введение

Обращение к теме «История библиотек Республики Ингушетия» обусловлено общим интересом в республике к своим корням и появлением возможности заниматься до настоящего времени не поднимавшейся, а значит, и не изученной, проблемой библиотековедения.

Библиотечное дело республики воспринимается в единстве и во взаимосвязи со становлением и развитием самой республики. В настоящее время библиотечное дело Ингушетии достигло уровня, когда общество уже не может обойтись без библиотеки, содействующей становлению общества, воспитанию всесторонне и гармонично развитых людей, образованию и культуре.

Непростой путь библиотечного становления в историческом разрезе с начала 20-х годов прошлого столетия до 1976 года, когда началась работа по централизации библиотечных систем, прослеживает в своей работе «История библиотек Республики Ингушетия до 1976 года» методист Национальной библиотеки Республики Ингушетия Даурбекова Роза Халитовна.

Автор данного труда использовал фактические материалы архивов Республики Ингушетия, Государственного архива Ростовской области, частные архивы, материалы периодических изданий, поэтапно представляя развитие каждого района Ингушетии.

Эту работу можно считать основополагающим камнем в дальнейшей разработке библиотековедческой науки Ингушетии.

История библиотек Республики Ингушетия до 1976 года.

Географическое положение Кавказа сказалось на судьбе населявших его народов. На протяжении веков духовный склад горцев формировался под влиянием различных культур и религий.

В ингушских памятниках материальной культуры, дошедших до наших дней, отражен облик трех религий, сменявших одна другую: языческой, христианской и мусульманской. Своеобразием ингушей, как, впрочем, и всей северокавказской культуры, является то обстоятельство, что новое религиозное учение, проникавшее на территорию края, не вытесняло совершенно предшествовавшие, а какое-то время уживалось с ними, и, главное, не подавляло национальные традиции.

Начало распространения христианства на территории Ингушетии большинство историков относят к IX веку и связывают его с политическим, экономическим и культурным влиянием соседней Грузии. Христианство способствовало распространению среди предков ингушей грузинской письменности. Об этом свидетельствуют, в частности, сделанные грузинскими буквами надписи на стенах христианских храмов, сохранившихся на территории Ингушетии.

Грузинское культурное влияние и насаждаемая миссионерами христианская религия привели к появлению и распространению среди ингушей первых книг. Убедительным свидетельством этого является пергаментный Псалтырь, хранившийся долгое время в полуразрушенном храме Тхаба-Ерды (был приобретен в 1886 г. Вертеповым). Рукопись представляла собой 67 листов, почти истлевших от сырости, писанного уставом Псалтыря, судя по характеру письма, в XI – XII вв.

Примерно на рубеже XVI–XVII вв. начинается проникновение на территорию Ингушетии ислама, который принес с собой арабскую письменность. Арабский язык становится официальным языком, на нем ведется вся государственная и личная переписка. До конца 20-х годов XX столетия в Ингушетии существовало большое количество мусульманских школ. Школы имели свои библиотеки.

С середины XIX века в жизни горцев появляется и постепенно начинает играть все более заметную роль русский язык. В отличие от арабского, русский язык, являющийся государственным языком страны, открывал доступ к передовой культуре. Поэтому наряду с арабской в быт горцев все больше и больше проникает русская письменность.

Подавив вооруженное движение горцев царизм делал акцент на «мирные» способы достижения своих целей. В «окультуривании» горцев он видел путь, говоря официальным языком, к «насаждению гражданственности». В дальнейшем политика царизма претерпела определенные изменения. Был взят курс на полную русификацию нерусских народов. Что получило в 1907 году отражение в решениях Государственной думы: «Мы должны обязательно и неуклонно обучать инородцев русскому языку, дабы с каждым поколением этот язык становился (для них) родным, а наша русская культура становилась их культурой».

На территории Ингушетии после революционных событий 1905-1907 гг. возник ряд общественных организаций просветительского характера. Одним их них было «Общество просвещения ингушского народа Назрановского округа Терской области» (дата официальной регистрации – 23 ноября 1907 г.). Учредителем общества был офицер царской армии Г.А. Гудиев. Созданное им общество ставило целью «содействовать школьному образованию среди ингушей, а также устройству всякого рода просветительных учреждений и организаций, носящих общественный характер и клонящихся к пользе ингушского народа …» (1).

В газете «Известия Владикавказского городского общественного управления» за 4 апреля 1905 года было опубликовано прошение доверенных лиц от имени ингушского народа. В нем заявлялось, что для всего ингушского населения имеется одна школа в Назрани, всегда переполненная учащимися. В прошении говорится, что школа выпускает после 6-летнего обучения «малограмотных питомцев, никуда не могущих пристроиться в жизни со своим жалким образовательным цензом». Для открытия целой сети низких сельских школ и других просветительных заведений доверенные предлагали использовать штрафные деньги, взысканные с ингушского населения, сумма которых к этому времени достигала 120 000 руб. (2).

Для руководства делом народного образования и культурно-просветительной работой в апреле 1920 г. при Терском областном ревкоме создается отдел народного образования. На местах учреждаются волостные (окружные) и станичные отделы народного образования.

Были проведены важные мероприятия в области книжного дела. 20 апреля 1920 года приказом Грозненско-Владикавказского ревкома все частные библиотеки объявлялись достоянием государства. Одновременно запрещался их вывоз за пределы района. Через 9 дней, 29 апреля приказом Терского облревкома были национализированы и переданы в ведение областного отдела народного образования все библиотеки и книжные склады учреждений, клубов, профсоюзов и частных лиц, находящихся на территории области. Все заведующие библиотеками, книжными складами и владельцы частных библиотек обязывались представить в ОблОНО сведения об их местонахождении и наличии фонда.

В связи с тем, что отдельные положения приказа немного противоречили постановлению центральной власти, 14 июня 1920г. Терский ревком опубликовал два декрета Совнаркома РСФСР:

  1. О порядке реквизиции библиотек, книжных складов и книг вообще (от 26 ноября 1918 г.);

  2. О национализации запасов книг и иных печатных произведений (от 30 апреля 1920 г.); (3).

Потенциальной опорой революции на Кавказе были широкие массы трудящихся горцев. Но подавляющее большинство их не знало русского языка. Еще меньше было грамотных. По данным переписи 1920 года, в Ингушетии грамотных насчитывалось всего 3%, а в Чечне и того меньше – 0,84%.

В конце 1920 года в Ингушетии имелось четыре библиотеки и избы-читальни.

Назрановская окружная комиссия по ликвидации безграмотности организовалась в январе 1921 года. Для более успешного проведения ликвидации безграмотности Назрановский округ был разбит на три района с районными комиссиями в селениях Длинная Долина, Насыр-Корт и Средние Ачалуки, с инструкторами, считая по два на каждую комиссию. Открыты школы для взрослых неграмотных в нижеследующих пунктах: с. Длинная долина, с. Насыр-Корт, Экажево, Сурхахи, в хутор Яндиевский, Гадаборшево (4).

Газета «Горская правда» 28 октября 1922 года писала: «По заданиям глав политпросвета комсомол организовал по Ингушетии 11 школ ликвидации азбучной неграмотности среди ингушской молодежи, Народный дом (в Назрани) и несколько изб-читален (5).

В 1924 году на основании постановления ВЦИК от 7-го июля 1923 года из состава Горской республики Ингушетия выделилась в Автономную область. В 1924-25 годах вся Ингушская Автономная Область делилась на три округа: Горный, Назрановский и Ачалукский.

Были открыты школы с 1 августа 1924 г. по 1 октября 1925 года в населенных пунктах Кескем, Назрань, Кантышево, Плиево, Сурхахи, Экажево, Барсуки, Насыр-Корт, Базоркино, Яндиево, Ангушт, Ахки-Юрт, Галашки. Школы в селениях Долаково, Ачалуки, Пседах находились в период постройки. (6)

В октябре 1924 года был открыт сельскохозяйственный техникум в Крепости и в Насыр-Корте – школа кройки и шитья.

20 декабря 1924 года при Ингушском педагогическом техникуме открылась библиотека, имевшая первоначально фонд из 173 книг и насчитывавшая 79 читателей. Официально она именовалась областной библиотекой, хотя таких функций не выполняла. Обслуживала библиотека преподавателей и учащихся техникума. Через год фонд возрос до 514 томов, а число читателей составило 105 человек. (Из объяснительной записки к смете по переводу делопроизводства на ингушский язык) (7).

Из отчетного доклада председателя Облревкома (из материалов 1 съезда Советов Ингушской автономной области, 23 января 1925г.): «По политпросвету: в с. Гамурзиево имеется клуб, три избы-читальни в Ахки-юрте, Гамурзиево и Средние Ачалуки и 12 ликпунктов при школах первой ступени …» (8).

«До 1925 года политпросветучреждений в Чечне и Ингушетии было мало. В Ингушетии они были открыты в селениях Гамурзиево, Ангушт, Кескем, Базоркино, хуторе Яндиево и других местах. Несмотря на ограниченность местного бюджета, отсутствие помещений (последнее обстоятельство привело к тому, что многие избы читальни ютились в уголках, выделенных им при школах, сельских советах), они с каждым днем приобретали все большую популярность» (9).

В отчете Назрановского отдела народного образования за эти же годы указывалось, что бесперебойно работают «при избах-читальнях селений Базоркино, Кантышево, Долаково и ряда других школы неграмотности и малограмотности».

Из протокола расширенного заседания агитпропколлегии Ингушского обкома ВКП(б) 17 июля 1926 года «слушали:4. О работе изб-читален в деревне. Постановили: 4. 1) Отметить, что работа в избах-читальнях, за исключением Гамурзиевской, поставлена слабо.

2) предложить политпросвету и райкомам усилить руководство избами-читальнями и особенно обратить внимание на постановку справочной и массовой работы, на подыскание хороших помещений, на снабжение литературой, центральными и местными газетами и на подбор более подготовленных избачей (10).

Работе комсомола в области просвещения в Ингушетии посвящена статья в газете «Сердало» «К свету». «…Политическая безграмотность, а часто и абсолютная техническая неграмотность, не дает широких возможностей к политпросветработе в наших ячейках. Но комсомол, внедряясь больше и глубже в ингушскую молодежь, ставит властно на очередь дня борьбу с тьмой. Вот вырастает по нашему требованию сеть изб-читален, берутся обещания в ОНО открыть пункты ликвидации технической неграмотности, сотни ребят посылаются комсомолом в университеты, на курсы в рабфаки, в совпартшколы …» (11).

«В начале 1926 года в Ингушетии было всего 10 изб-читален.

На весь Галашкинский округ, в котором находилось 84 населенных пункта и проживало девять тысяч человек, приходилась всего одна изба-читальня. Помещения изб-читален были небольшие, плохо оборудованные, наглядная агитация представлена только на русском языке, избачи, как правило, были русскими, не знали ни ингушского, ни чеченского языков. Кружковая работа не велась. Такие избы-читальни население посещало редко» (12).

В 1926 году открывается изба-читальня в с. Пседах. О работе в избах-читальнях пишет на страницах газеты «Сердало» житель с. Барсуки Хабриев М. «…комсомольцы должны знать, что они в избе-читальне должны и для себя что-нибудь почерпнуть и другим пользу принести. А именно: заняться читкой газет, и конечно, не про себя, а вслух, так как посещают читальню большей частью неграмотные, читать книги, а иногда просто что-нибудь рассказать интересное, чтобы окружающие почерпнули из этого рассказа что-нибудь хорошее. Не мешало бы собравшимся комсомольцам устроить вечеринку, где показать беспартийным и взрослым гражданам какой-нибудь показательный суд. Этим они больше завоюют себе симпатию, и не пройдет и недели, как изба-читальня будет посещаться не одними комсомольцами. А туда будут приходить и старики, которые действительно поймут, что время в избе-читальне проводится недаром, от безделья, а что там можно почерпнуть и много хорошего» (13).

Из протокола заседания Первого Пленума Национального Совета Культуры и Просвещения горских народов Северо-Кавказского края при Крайисполкоме: «…в данный момент наша беда заключается не в малом количестве культпросветучреждений, а в том, что качество их не соответствует количеству. Убогие помещения, нет обстановки, оборудования. Часто отсутствует отопление и освещение.

5) в целях гарантии и крепости финансовой базы для дела народного образования в Автономных Областях необходимо следующим образом распределить культпросветучреждения по бюджетам: на государственный – центральные библиотеки, отнести на крайбюджет – опорные избы-читальни, окружные библиотеки» (14).

Работе библиотек и изб-читален Ингушский обком ВКП(б) уделял большое внимание. В 1929 году было решено: «…закрепить на работе существующий кадр избачей, не допуская частых перебросок их, обратить их особое внимание на улучшение оборудования изб-читален и повышение качества их работы».

20-21 апреля 1930 года бюро Ингушского обкома ВКП(б) приняло постановление: «…обязать ОНО к 1 мая открыть избы-читальни в следующих пунктах нагорной части области: Самиогоч, Даттых и Цоринском, Хамхинском и Мецхальском обществах… д) предложить ОНО укрепить работниками сеть существующих …изб-читален в Бамуте, Галашках и Мужичи; предусмотреть с начала будущего года открытие новых изб-читален в селениях: Аршты, Даттых, Алкун и Бережки…» (15).

По 1931 год Ингушская Автономная область делилась на четыре района: Пседахо-Ачалукский с числом населенных пунктов 25 и количеством жителей – 20191 человек; Назрановский населенных пунктов 13, жителей – 26840 человек, Мужичи – Галашкинский – населенных пунктов 50, жителей – 9075 человек, Пригородный – населенных пунктов 87, количество жителей – 24128 человек (16).

В Ингушетии в 1931 году насчитывалось 38 изб-читален и 2 библиотеки. Библиотеки постепенно начинают играть важную роль в формировании национального читателя.

Свои библиотеки имели Ингушское литературное общество и Ингушский НИИ краеведения.

В Докладе о ходе коренации национальных областей Северо-Кавказского края за 1929/31 годы было указано, что «…Избы-читальни, красные уголки и клубы (расположенные в аулах) обеспечены полностью работниками националами… Качественная сторона работы КПУ поставлена слабо, избы-читальни не везде обеспечивают обслуживание населения на коренном языке. Препятствие к работе изб-читален в части обслуживания на коренном языке местного населения является слабая подготовка политпросветработников и недостаток литературы из разного рода справочных и других пособий на родном языке» (17).

На 1932-33 год в Мужичи – Галашкинском районе работали школы 1 ступени в селах: Алхасты – на 183 ученика, Мужичи – на 198, Галашки – на 358, Алкун – 177, Хамхи – 140, Цори – 73, Самиогоч – 133, Верхние Аршты – 88, Нижние Аршты- 178, Бамут – 177, Нижний Даттых – 79, Верхний Даттых – 157 (18).

В 1934 году в Кисловодске проходило совещание руководителей Северного Кавказа. На этом совещании Серго Орджоникидзе, узнав, что в Ингушетии фактически нет солидных очагов культуры, принял решение построить в Назрани и в Малгобеке районные Дома культуры. В 1936 году они были сданы под ключ (19).

С двадцать шестого по тридцать первый год Малгобек представлял собой палаточный городок, в котором рабочие жили и зимой, и летом. Все, что необходимо было для их жизни, они брали в Вознесеновске. И только в тридцать первом, в тридцать третьем годах на участке Назаренко было начато строительство нескольких первых деревянных жилых корпусов.

В сентябре тысяча девятьсот тридцать третьего года из скважины №13, пробуренной бригадой бурового мастера Кабира Тайзетдиновича Тайзетдинова, ударил мощный фонтан нефти. Ключ к кладовым земли Малгобекской был найден.

В том же месяце того же года Нарком тяжпром Серго Орджоникидзе издает приказ о создании на земле малгобекской мощного нефтяного района. «Малгобек будет строить вся страна», – говорилось в приказе.

Строительство жилищных, культурно-бытовых и промышленных объектов велось по вершинам Терского хребта отдельными рабочими поселками, то есть там, где проводились буровые работы, связанные с добычей нефти. В результате, к началу Великой Отечественной войны 1941-45 гг. был построен город поселочного типа протяженностью более 22 км.

По рассказам старожилов города Малгобек первая городская библиотека была открыта еще в тридцатые годы, но достоверных источников пока нет. Из данных Малгобекского госархива мы узнаем, что в 1949 году заведовала библиотекой Кузнецова М.Ф., стаж работы заведующей которой шесть лет, т.е. библиотеку она приняла в 1943 году (20).

В 1929 году в станице Вознесеновской строится клуб. Точных данных об открытии избы-читальни пока нет, но в 1935 году специально под избу-читальню было построено здание, на том месте, где находится библиотека и сегодня. Наряду с несомненными достижениями в библиотечном строительстве нельзя не отметить и имеющие место недостатки. В частности, большинство помещений и оборудование библиотек и изб-читален не отвечали элементарным требованиям. Несмотря на ежегодные курсы, уровень подготовки избачей оставался низким. Неудовлетворительно велось комплектование новой литературой, прежде всего национальной.

15 января 1934 года Президиум ВЦИК принял постановление об образовании Чечено-Ингушской автономной области, входящей в состав Северо-Кавказского края с центром в городе Грозном. Еще через два года Чечено-Ингушская область была преобразована в автономную республику.

Ликвидация неграмотности в республике осуществлялась медленно. В сентябре 1934 года Президиум ВЦИК принял постановление «О ходе работ по ликвидации неграмотности в автономных республиках и автономных областях». В постановлении указывалось, что в ряде республик и областей, в том числе и в Чечено-Ингушетии, систематически не выполняются планы обучения неграмотных и малограмотных.

В 1936 году было принято совместное постановление ЦК ВКП(б) СНК СССР «О работе по обучению неграмотных и малограмотных», но и оно крайне медленно претворялось в жизнь. По данным Наркомпроса ЧИАССР на 1-е января 1939 года в республике насчитывалось 82814 человек неграмотных. К июлю свыше 24 тысяч человек из этого числа были обучены грамоте, еще около 20500 проходило обучение, однако оставалось около 40 тысяч человек совершенно не охваченные учебой.

К моменту объединения двух областей насчитывалось 194 изб-читален, в том числе 19 городских, 69 районных, 106 сельских, функционировало 13 крупных библиотек; 2 областные, 10 районных и 1 городская. После образования Чечено-Ингушской автономной области Президиум облисполкома решением от 15 апреля 1935 г. реорганизовал Грозненскую центральную библиотеку в областную. При этом особо подчеркивалась необходимость методического кабинета и передвижного фонда для оказания практической помощи всем библиотекам области.

Из докладной записки референта в Президиум Верховного Совета ЧИАССР 20 сентября 1943 года «Об участии комсомольцев и школьной молодежи в восстановлении школ, изб-читален»: «Комсомол проделал большую организационно-массовую работу. Комсомольский актив помог оборудовать и открыть … избы-читальни. В Сунженском районе их было 6, теперь – 11, лучшая из них в с. Карабулак, избач комсомолка Иванова образцово поставила работу библиотек-передвижек, организуя книжные витрины и выставки, провела краткосрочную стахановскую школу по обмену опытом работы» (21).

К началу 1943 года сеть политико-просветительных учреждений Чечено-Ингушской республики в связи с приближением фронта, а затем и наличием военных действий на территории республики, по сути дела, была свернута. Избы-читальни и многие библиотеки были заняты воинскими частями. Пострадали помещения, значительная часть оборудования была использована на оборонные нужды. Погибла большая часть фондов литературы.

Ряд районных библиотек и изб-читален, перестроив свою работу в соответствии с требованиями военного времени, внес весомый вклад в уборку урожая, в политико-просветительное обеспечение населения.

Несмотря на то, что в 1943 году Наркомпрос ЧИАССР в централизованном порядке снабдил библиотеки политпросветучреждений книгами в общей сложности 122 000 экз., нуждаемость в пополнении библиотек новой литературой была огромная. Это относится не только к районным библиотекам, избам-читальням, но и к республиканской библиотеке. В период приближения фронта к территории Чечено-Ингушетии книжный фонд республиканской библиотеки сократился на 35 000 экз.

В 1944 году чеченцы и ингуши были депортированы, а Чечено-Ингушская республика ликвидирована. Вновь восстановлена в 1957 году.

На заседании Малгобекского Исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся от 06. 11. 1945 года ставился вопрос о возобновлении работы изб-читален и обеспечении их керосиновыми лампами, литературой и подборе кандидатур на заведующих изб-читальнями (22). Из постановления Первомайского (Галашкинского) райисполкома ВКП(б) от 17 марта 1946 года «О состоянии и работе культурно-просветительных учреждений в районе»: «Первомайский РКВКП(б) и райисполком отмечают, что политпросветработа в районе находится в запущенном состоянии, зав. культпросветотделом Т.Батищева не возглавила руководство работы культпросветучреждений, работа совета избы-читальни не организована. Избы-читальни на 50% укомплектованы неподготовленными избачами. Семинары с зав. изб-читальнями систематически не проводились. Сельские советы и первичные парторганизации мало помогают организовать работу изб-читален, не руководят ими. Райфинотдел своевременно и полностью в 1945 году не профинансировал культпросветучреждения» (23).

На заседании Исполкома Сунженского районного совета депутатов трудящихся 24 сентября 1947 года рассматривается вопрос «О подготовке проведения 30-летия Великой Октябрьской социалистической революции и смотра сельских культпросветучреждений». Исполком Сунженского райсовета предлагает: «…1. Развернуть в РДК, клубах, избах-читальнях, библиотеках, красных уголках и колхозных клубах массово-политическую и культурно-просветительскую работу среди населения. Организовать чтение лекций, бесед. 2. С 15 сентября по 15 октября провести смотр культпросветучреждений… сельских библиотек и изб-читален» (24).

24 апреля 1948 года Исполком Сунженского районного совета депутатов трудящихся рассмотрел вопрос «О районном Доме культуры станицы Орджоникидзевской» (в 1940 году станица Слепцовская была переименована в станицу Орджоникидзевскую) (25), и постановил: «… согласно заключению геологов, существующее здание ДК к восстановлению не пригодно и новая пристройка здания подлежит полной разборке, а стены бывшей церкви подлежат понижению на один этаж. Исполком … решает:

1. Считать нецелесообразным произвести полную разборку здания ДК, т.к. оставление части здания будет связывать проектировку и правильное планирование нового строительства; Просить Облисполком обязать грозненский облпроект принять работу по проектированию нового здания Дома культуры в райцентре Сунженского района на 500-800 мест» (26).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (59)

    Автореферат диссертации
    при ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 67 , г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, конференц-зал, факс (3012) 210588, е-mail: d21202203@mail.
  2. Никулинские чтения «Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества» Сборник научных статей Омск 2011

    Документ
    М 744 Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества: Сборник научных статей / Под ред. д.филол.н., проф. А.Э. Еремеева – Омск: Изд-во НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия», 2011.
  3. Алфавитный список фондообразователей

    Документ
    Агафонов Василий Прохорович (1900 – 1970) – советский военачальник, генерал-майор запаса войск связи, начальник связи 27-й армии Воронежского (затем 1-го Украинского, 2-го Украинского) фронта, ветеран Великой Отечественной войны,
  4. Иосиф Ерёменко И. Б

    Документ
    Коллекция дел, документов и воспоминаний воинов-интернационалистов, служивших в подразделениях ограниченного контингента советских войск в Афганистане
  5. Книги Чувашской Республики. 2001-2005 : ретросп библиогр указ. / составители А. Г. Сидорова, А. Б. Краснова, Ф. Г. Парамонова. Чебоксары, 2010. 383 с. Ретроспективный указатель

    Библиографический указатель
    К 53 Книги Чувашской Республики. 2001-2005 : ретросп. библиогр. указ. / составители А. Г. Сидорова, А. Б. Краснова, Ф. Г. Парамонова. – Чебоксары, 2010.

Другие похожие документы..