Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рассказ'
В книге рассказывается о медиках, сумевших без лекарств победить свои тяжелые болезни и передающие практические знания другим. Приводятся многочисленн...полностью>>
'Документ'
Россия, Украина, Казахстан, ЕС-15, ЕС-27, Германия, Франция, Великобритания, Испания, Италия, Польша, Финляндия, Швеция, Норвегия, Литва, Латвия, Эст...полностью>>
'Документ'
030 03 -0 Без объявл. 0 ЩОЗ) - 9 I5ВN 5-75 7-011 -5 ББК 0....полностью>>
'Документ'
Майкл Фарадей (Michael Faraday) был знаменит при жизни и на многие десятилетия вперед предугадал развитие научной мысли. Он был настолько противоречи...полностью>>

Главная > Автореферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

На правах рукописи

ГАВРИЛЕНКОВ

АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ

Политика государственной власти Российской империи в отношении Православной церкви, инославных конфессий и авраамических (нехристианских) вероисповеданий

в 1721-1917гг.; сущность, принципы, эволюция

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва - 2010

Диссертация выполнена на кафедре теологии Российского государственного социального университета и кафедре истории и культурологи Московского государственного гуманитарного университета им. М.А.Шолохова

Научный консультант: доктор исторических наук,

профессор

Зубанова Светлана Геннадиевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор

Комисаренко Аркадий Иванович

доктор исторических наук,

профессор

Реснянский Сергей Иванович

доктор исторических наук,

профессор

Дубровская Татьяна Александровна

Ведущая организация: Российский университет дружбы народов

Защита диссертации состоится « 1 » июля 2010 г. в « 15» часов на заседании Диссертационного совета Д 212.136.03 при Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 9, ауд. 204.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, ул. В. Радищевская, д. 16-18.

Автореферат разослан «____» __________ 2010 г.

Учёный секретарь Диссертационного

совета, кандидат исторических наук, доцент А.А. Орлов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется её многоаспектностью. История вероисповедной политики Российской империи относится к наиболее разрабатываемым исследовательским направлениям современной российской историографии.

Именно историческая наука призвана заботиться о приращении исторических знаний о прошлом, и, в частности, о развитии российского государства и реализации его интересов и интересов российского общества, о процессе культурного, духовного развития нашей страны.

Изучение вероисповедной политики российского государства периода империи расширяет знания об истории нашей многонациональной страны, истории её народов, истории культуры.

В культурном развитии любой страны, в приобщении человека к системе нравственных норм и ценностей большую роль играет религия, Православная религия занимала особое место в России. Рассмотрение истории её развития и деятельности позволяет глубже изучить процессы формирования духовности российского общества.

Очевидным является и тот факт, что без знаний о различных вероисповеданиях (конфессиях) невозможно составить полное представление об истории России и отдельных ее частей.

В 1721 -1917 гг. в Российской империи сложилась система государственно - вероисповедных и государственно-церковных отношений, отличавшаяся своей сложностью, многообразием и спецификой. Эта система, при всей её критики, способствовала вовлечению в жизнь страны народов, вошедших в состав империи и имевших различные исповедания, узаконивала отдельные нормы их канонического, брачно-семейного и наследственного права, включала их в общественно-экономическую и правовую деятельность, давала возможность жить в мире и согласии последователям всех мировых религий, приверженцам множества традиционных национальных религиозных учений. Функционирование этой системы до сих пор вызывает дискуссии, споры исследователей.

До последнего времени изучение российской государственной политики по отношению к православию и другим конфессиям проходило в основном, или в «имперском масштабе», или на региональном уровне. Полагаем, что целесообразно в изучении этой проблематики выходить на новый уровень – общероссийский - региональный.

Политика государственной власти империи в отношении Русской Православной церкви (РПЦ), инославных конфессий и авраамических (нехристианских) вероисповеданий должна изучаться, по глубокому убеждению автора, в её преломлении на местном уровне. Необходимо убедиться в том, что тот или иной вероисповедный закон, то или иное решение государственных властей в «вероисповедной сфере» работали, что они применялись на практике. В данном случае речь идет о Смоленском крае.

Вопросы вероисповедной политики, проводимой в Российской империи в рассматриваемый исторический период, имеют актуальное звучание для понимания отношений, складывающихся между российским государством и различными вероисповеданиями на современном этапе развития. Анализ исторического опыта взаимодействия светской власти с религиозными объединениями позволит определить оптимальную государственную политику в сфере отношений с религиозными объединениями.

Таким образом, актуальность данной темы исследования определяется:

  • постоянной потребностью российской исторической науки в приращении знаний о развитии российского государства и реализации его интересов и интересов российского общества, о процессе духовного, культурного развития нашей страны на протяжении её длительного исторического существования;

  • научной и политической необходимостью изучения истории Российской империи как многонациональной страны, в составе которой жили многие народы, имевшие различные исповедания, различные религиозные установки;

  • многообразием, неповторимостью, спецификой и сложностью государственной вероисповедной политики в период Российской империи;

  • потребностью глубокого научного исследования системы государственно-вероисповедных и государственно-церковных отношений, сложившихся в нашей стране в 1721 -1917 гг.;

  • непреходящей научной и социально-политической значимостью изучения истории религий, являющейся составной частью российской истории и истории российской культуры;

  • дискуссионностью заявленной темы исследования;

  • необходимостью глубокого изучения вероисповедной политики российской государственной власти в её преломлении на региональном уровне;

  • общественной и политической потребностью инструментами науки извлекать из прошлого опыт во избежание повторения допущенных ранее ошибок.

Хронологические рамки исследования охватывают период с октября 1721 г. по март 1917 г., с провозглашения России империей до её падения. Такой длительный исторический период позволяет наиболее полно исследовать процесс становления и развития политики российского государства по отношению к Православной церкви, христианским конфессиям и авраамическим вероисповеданиям.

Объектом исследования является вероисповедная политика российского государства.

Предмет исследования - политика государственной власти Российской империи в отношении Православной церкви, инославных конфессий и авраамических (нехристианских) вероисповеданий.

Целью диссертационного исследования является комплексное изучение сущности, принципов и эволюции политики государственной власти Российской империи в отношении Православной церкви, инославным конфессиям, авраамическим (нехристанским) вероисповеданиям, и преломления этой политики в Смоленской губернии.

Исходя из цели, были поставлены следующие задачи диссертационного исследования:

  • уточнить понятийный аппарат проблемы исследования;

  • проанализировать источники и литературу;

  • рассмотреть модели отношений между государством и религиозными объединениями;

  • изучить сущность, определить параметры и основные направления вероисповедной политики государственной власти;

  • выявить основные принципы российской государственной вероисповедной политики;

  • рассмотреть эволюцию и периодизацию вероисповедной политики Российской империи;

  • проследить динамику взаимоотношений государства с основными конфессиональными объединениями в России, выявить объективные и субъективные обстоятельства, влиявшие на изменение характера этих взаимоотношений на том или ином историческом этапе;

  • показать значимость российской вероисповедной политики в процессе интеграции различных народов, их религий, культур, традиций и обычаев, - в жизнь многонациональной Российской империи;

  • изучить процесс преломления общероссийской государственной вероисповедной политики в Смоленской губернии в период империи, рассмотреть отношение государственной власти к Православной церкви, инославным и авраамическим (нехристианским) исповеданиям на территории губернии, выявить особенности этих отношений;

  • сформулировать причины, определявшие дифференцированное отношение властных структур «имперского» и губернского уровней к течениям различной конфессиональной направленности;

  • выработать рекомендации по совершенствованию современной российской государственной исповедной политики.

В течение многих лет в нашей исторической литературе с упорством, достойным лучшего применения, «светские» и «церковные» историки стремились высветить, прежде всего, негативные стороны вероисповедной политики Российской империи, доказывали, и не безосновательно, её ограниченность, не последовательность, не дальновидность и т.п. Были и исследования, которые не подвергали сомнению правильность вероисповедного курса государственных властей Российской империи.

Позиция диссертанта заключается в выявлении, прежде всего, позитивного опыта в российской вероисповедной политике; эта политика, являясь частью внутренней политики, решала важнейшие государственные, духовно-идеологические и социально-политические задачи. При этом автор, будучи далеким от всеобщей одобрительной оценки вероисповедной политики государственных властей империи, подвергает её справедливой жесткой критике.

Выявление позитивного и негативного опыта необходимо, прежде всего, для воссоздания объективной исторической картины прошлого нашей страны.

Методологические и теоретические основы исследования составляет совокупность общенаучных и специальных исторических принципов и методов исследования.

При написании диссертации автор руководствовался положениями научной теории исторического познания, в соответствии с которой предполагается применение определенной совокупности приемов и операций для достижения цели. В данном диссертационном исследовании при решении поставленных задач, автор придерживался принципов объективности, историзма, системности, признания причинно-следственных связей событий и явлений, важной роли объективных факторов.

В качестве конкретных методов работы были использованы следующие исторические методы исследования: сравнительный, аналитический, типологический, хронологический, проблемно-хронологический и метод периодизации.

Метод периодизации и хронологический метод ориентировали автора диссертации на выделение отдельных этапов в становлении и развитии вероисповедной политики Российской империи вообще, в Смоленской губернии, в частности, на анализ исторического материала в хронологической последовательности.

Использование проблемно-хронологического метода позволило проанализировать отношение государства к различным вероисповеданиям в определенных нами хронологических рамках, выявить присущие, относительно каждого действующего на территории губернии вероисповедания, особенности вероисповедной политики.

Сравнительный метод использовался автором работы при выявлении количественных характеристик роста последователей вероисповеданий, действовавших на территории Смоленской губернии в рассматриваемых хронологических рамках. Кроме того, сравнительный метод был использован при сопоставлении отношения государственной власти к вероисповеданиям на разных этапах вероисповедной политики.

Типологический метод позволяет выявить общие черты вероисповедной политики российского государства в период империи и одновременно определить особенности вероисповедной политики по рассматриваемым категориям вероисповеданиям.

Аналитический метод осуществлен с использованием различных статистических методов, что позволило выявить динамику развития вероисповеданий на территории Смоленской губернии в рассматриваемый период.

Источниковая база исследования. Решение задач, поставленных в диссертации, потребовало, прежде всего, обращения к разнообразному кругу опубликованных и не опубликованных источников.1

Использованные в диссертации опубликованные источники условно можно разделить на несколько групп.

В первую группу источников вошли официальные документы - законы, своды законов, уставы, уложения, постановления правительства, царские указы и манифесты, а также епархиальные распоряжения, документы законотворческой деятельности Ι - ΙV Государственных дум.

Вторая группа источников представлена опубликованными документами и статистическими материалами, раскрывающими положение различных конфессий в Российской империи и на территории Смоленской губернии.

Третья группа использованных в диссертации источников – это материалы периодической печати России XIX века, а также современные научные, научно-публицистические и краеведческие периодические издания.

Четвертую группу составили источники личного происхождения - опубликованные воспоминания, дневники, письма. В эту группу источников включены религиозно-нравственные сочинения российских богословов.

Пятую группу источников образуют священные книги, тексты молитв вероисповеданий, действовавших на территории России и Смоленской губернии.

Шестая группа опубликованных источников – справочная литература, энциклопедические издания.

Что касается неопубликованных документов, то они представлены архивными документами и материалами. В научный оборот введено значительное количество архивных дел различных фондов Российского государственного исторического архива (РГИА), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Государственного архива Смоленской области (ГАСО) и Вяземского филиала ГАСО (г. Вязьма).

Комплекс выявленных документов и материалов репрезентативен, он позволяет раскрыть различные стороны избранной проблемы и служит основой для объективного освещения темы диссертации.

Состояние научной разработанности проблемы. При подготовке диссертации автор опирался на многочисленные публикации отечественных и зарубежных историков. Проблемы сущности вероисповедной политики России в период империи, отношение к вероисповеданиям, действовавшим на территории российского государства, нашли широкое отражение в научной литературе. Все использованные научные исследования по теме исследования можно также представить в нескольких группах.

К первой группе относятся исследования, в которых изучалось отношение государственной власти к православной церкви, ее структуре, деятельности церкви по различным направлениям жизнедеятельности российского общества в период империи.

Во вторую группу входят исследования, в которых рассматривается отношение государственной власти к старообрядчеству и русскому сектантству.

К третьей группе относятся исследования, посвященные деятельности в Российской империи неправославных (христианских) вероисповеданий и отношению к ним со стороны российского государства.

Четвертую группу составляют работы, посвященные исследованию отношения государственной власти в период империи к авраамическим (нехристианским) вероисповеданиям.

Пятую группу формируют диссертационные исследования.

Отмечая громадный вклад отечественных и зарубежных специалистов в разработку заявленной темы исследования, все же приходиться констатировать, что в исторической литературе отсутствует системное описание сущности, принципов и эволюции вероисповедной политики государственной власти Российской империи и процессов взаимодействия государства и исповеданий на территории Смоленской губернии в 1721 – 1917 гг.

Научная новизна диссертационной работы определяется, прежде всего, тем, что это первое в российской исторической литературе обобщающее исследование сущности, принципов и эволюции вероисповедной политики Российской империи, и её преломления во взаимоотношениях государственной власти и Православной церкви, христианских конфессий и авраамическимх (нехристианским) религиозных объединений в Смоленской губернии - за все время существования империи (1721-1917 гг.)

Иными словами, научная новизна и значимость диссертации состоит в том, что предпринята попытка показать историю общероссийской вероисповедной политики и региональной вероисповедной политики светских властей Смоленской губернии в тесной и неразрывной взаимосвязи, и выделить эту политику в предмет для самостоятельного научного изучения.

Содержание самой диссертационной работы, выводы и обобщения, дают, на наш взгляд, основание о признании её темы в качестве новой самостоятельной научной проблемы.

Введение в научный оборот большого пласта архивных документов, ранее недоступных или малоизвестных исследователям, материалов мемуарного характера, эпистолярных источников, публицистики, российской прессы, делает данную диссертационную работу особенно научно-значимым исследованием.

Впервые в отечественной исторической литературе данное диссертационное исследование носит комплексный характер, в котором исторический аспект тесно сочетается с государствоведческими, юридическими, политологическими, экономическими, социологическими и психологическими аспектами проблемы.

Причём предлагаемое исследование полностью лишено прежних идеологических и политизированных подходов к изучению этой темы.

Научная новизна диссертации состоит в авторском определении ряда ключевых понятий исследования: «вероисповедная политика», «государственно-церковные отношения», «государственно-православно-церковные отношения», «государственно-конфессиональные отношения» и т.д., а также в авторском обосновании периодизации вероисповедной политики Российской империи, и выявлении принципов её проведения, в глубоком и критическом анализе этой политики.

Научная новизна присутствует при выявлении объективных и субъективных обстоятельств, влиявших на изменение характера взаимоотношений государства и различных конфессий на том или ином историческом этапе, при определении значимости российской вероисповедной политики в процессе интеграции различных народов, их религий, культур, традиций и обычаев, - в жизнь многонациональной Российской империи.

Диссертантом переосмыслены характеристики отдельных государственных деятелей и церковных иерархов России, так или иначе связанных с вероисповедной политикой Российской империи в рассматриваемые годы.

Новым является рассмотрение политики российской государственной власти по отношению к Православной церкви, христианским конфессиям и авраамическим вероисповеданиям в Смоленской губернии на протяжении длительного исторического периода. Это позволяет глубже изучить и понять общероссийскую государственную вероисповедную политику, делать общие выводы более аргументированными и убедительными.

Предложенные автором выводы и обобщения по рассматриваемой проблеме являются научным вкладом в данное направление отечественной исторической науки.

Практическая значимость диссертации. К научным областям конкретного применения результатов исследования автор относит, прежде всего, историю России. В то же время результаты исследования могут быть востребованы и такими отраслями научного знания, как: история государства и права России, политология, культурология, философия.

Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при подготовке индивидуальных и коллективных монографических трудов, найти применение в учебном процессе в высшей школе при чтении лекций, проведении практических занятий, при подготовке и написании дипломных, курсовых работ, учебников и учебных пособий, прежде всего, по курсу «История России». Большой фактологический материал диссертации, её выводы и обобщения могут также быть полезными при проведении занятий по таким учебным предметам, как: «Основы православной культуры», «Религиоведение», «История и теория религий».

Практическая значимость диссертации определяется также возможностью использования результатов проведенного анализа:

- при формировании основных направлений вероисповедной политики современным российским государством и его субъектами;

- в выборе методов, форм и направлений взаимодействия органов государственной власти и различных конфессий, действующих как на территории России в целом, так и на территории ее отдельных субъектов;

- при разработке нормативной базы, обеспечивающей правовое регулирование отношений различных конфессий, действующих в современной России.

Апробация работы. Результаты исследований, предпринятые во всех структурных частях диссертации, получили отражение в статьях, опубликованных в перечне периодических изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, в монографических работах.

Основные положения и выводы диссертации были изложены в ряде выступлений на международных и региональных научных конференциях и коллоквиумах в статьях и докладах, в периодических изданиях.

Материалы диссертации использовались в таких учебных курсах как «История религий» и «Религиоведение» (Смоленский государственный университет, Смоленский государственный институт искусств), «История и теория религий» (филиал Московского психолого-социального института в г. Рославле Смоленской области), «Основы православной культуры» (Смоленский филиал Российского университета кооперации).

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, пяти глав, заключения, примечаний, списка использованных литературы и источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, выявлены предмет и объект диссертации, сформулированы цель и задачи работы, определены её хронологические рамки, методологическая основа, дается общая характеристика источников и литературы, показаны научная новизна проблемы, апробация результатов исследования и его практическая значимость.

Глава первая (вводная) «Политика государственной власти Российской империи в отношении Православной церкви, инославных конфессий и авраамических (нехристианских) вероисповеданий в 1721-1917гг.; сущность, принципы, эволюция» как самостоятельная научная проблема в исторической науке». Она начинается с утверждения о том, любая историческая проблема, претендующая на самостоятельную роль в исторической науке, должна иметь объект и предмет исследования, хронологические рамки, территориальные границы, понятийный аппарат и широкую историографическую и источниковую базу.

Об объекте и предмете исследования, хронологических рамках уже говорилось во введении диссертации. Что касается территориальных границ диссертационного научного исследования, то они определяются общероссийской территорией вообще, и территорией Смоленской губернии, в частности. Ещё раз хотелось бы подчеркнуть, что полное и всеобъемлющее представление о политике государственной власти Российской империи в отношении всех вероисповеданий в стране можно получить только, рассматривая её в преломлении на региональном уровне.

На протяжении ряда веков Смоленская губерния представляла собой уникальную территорию, на которой пересекались и взаимодействовали различные народы, их культуры и религии. На территории губернии проживали не только русские, но и белорусы, украинцы, немцы, евреи, латыши, литовцы, поляки, турки.

В Смоленской губернии в период Российской империи действовали все известные тогда исповедания – православие, старообрядчество, русское сектантство (духоборчество, молоканство, христововерие, скопчество), католицизм, лютеранство, англиканство, реформатство, баптизм и евангельское христианство, адвентизм, пятидесятничество, меннонитство, пашковщина, толстовство, штундизм, иудаизм, ислам, армянская апостольская церковь.

Ключевыми понятиями диссертационного исследования является такие понятия, как: «вероисповедная политика Российской империи», «государственная вероисповедная политика», «государственно-церковные отношения», «государственно-православно-церковные отношения», «государственно-конфессиональные отношения», «отношения государства и религиозных объединений», «конфессиональная политика государства», «религиозная политика» и т.п.; некоторым из них дается авторская формулировка. При этом диссертант подчеркивает, что использовать современное толкование упомянутых понятий для характеристики отношений государства и всех вероисповеданий в период Российской империи исторически не корректно.

В первой, вводной главе содержится историографический анализ проблемы государственно-церковных и государственно-конфессиональных отношений периода Российской империи. Автор диссертации предлагает проводить этот анализ по периодам.

Первый период охватывает XIX век. В разные годы этого века появлялись научные и публицистические работы Н.Я. Данилевского, Н.И. Костомарова, П.Н. Милюкова, еп. Макария, Е.Н. Трубецкого, С.М. Соловьева, П.Я. Чаадаева2, освещавшие отдельные фрагменты государственно-церковных отношений в России. В основном они касались православной тематики.

Исследователи XIX века, как правило, ограничивались оценкой церковной реформы, проводимой Петром I, в контексте своих исторических, культурологических или философских исследований. Одни давали негативную оценку проведенной Петром I церковной реформе, другие – поддерживали церковные преобразования, проведенные царем.

Незначительная часть исследователей в этот период рассматривали положение в обществе не только православной церкви, но и других конфессий.3

Второй период в изучении проблемы вероисповедной политики российского государства (начало XX века) связан с такими известными историками, философами, правоведами, писателями, как - Н.А. Бердяев, С.Н Булгаков, И.А. Ильин, А.В. Карташев, Ф.Е. Мельников, М.А. Рейснер, И.К. Смолич, Н.Д. Тальберг, Г.П. Федотов и др.4 В начале ХХ века появляются и специальные работы, посвященные конкретным исповедованиям.5

Третий период в изучении истории вероисповедной политики Российской империи охватывает советские годы российской истории (1917-1991 гг.). В этот продолжительный период интерес к данной проблематике значительно иссякает. В работах советских историков рассматривались отдельные эпизоды вероисповедной политики, давалась краткая характеристика отношений российского государства, в основном в XVIII-XIX вв., к различным конфессиям, действовавшим на территории России. И, конечно, они не могли не носить идеологический характер. К числу таких работ следует отнести работы Е.В. Анисимова, Н.П. Ерошкина, А.И. Клибанова, Б.Г. Литвака, И.А. Малаховой, Ф.Е. Мельникова, Н.М. Никольского и др.6

С распадом СССР в 1991 году, и отходом от марксистской идеологии, наступает четвертый период в изучении вероисповедной политики Российской империи. В начале этого периода можно констатировать отсутствие интереса к государственно-конфессиональной политике Российской империи.

В конце 90-х годов XX века – начале XXI вв. появляются новые исторические исследования, в которых изучается в основном роль РПЦ в российском обществе. К числу активных исследователей этого направления следует отнести А.Н. Боханова, С.Г. Зубанову, А.В. Логинова, о. И.Мейендорфа, В.А. Федорова и др.7

Ряд современных исследователей - А.М. Буттаева, В. Л. Вихнович, Ю.А. Гаврилов, М.Я. Геллер, Е.В. Жудинова, Ф.Г. Ислаев, О.А. Лиценбергер, А.Б. Миндлин. Ю.В. Мизун, Ю.Г. Мизун, Н.В. Ревуненкова, А.А.Сафонов, А.Г. Шевченко, Т. Щеголева и др. - касаются отношений государственной власти в России с отдельными конфессиями в контексте собственных целей и задач своих исследований.8

В работах некоторых зарубежных исследователей (Э. Каррер д'Анкосс, Р. Пайпс, А.Труайя, Дж. Хоскинг, Л. Энгельштейн) обращается внимание на отношения государственной власти к отдельным конфессиям (либо православие, либо сектантство). 9 Но вероисповедная политика Российской империи в целом в обозначенный исторический период не становится предметом их исследований.

В рассматриваемый период появились научные публикации по интересующей нас проблеме в Белоруссии и Украине.10

На рубеже XX-XXI веков были защищены некоторые диссертации по историческим наукам, в которых исследуются, в основном, положение Православной церкви в социальной, культурной и духовной жизни российского общества XIX века, её социальное служение, благотворительная деятельность РПЦ во 2-ой половине XIX – начале XX вв. и т.д.11

Вероисповедной политике в России, в историко-правовом контексте, посвящена незначительная часть диссертационных исследований, защищенных по юридическим наукам. Есть диссертационные исследования по политическим и философским наукам, так или иначе относящиеся к теме настоящего исследования.

Итак, историографической анализ позволяет утверждать, что проблема вероисповедной политики российской государственной власти в Российской империи, в целом, и на территории Смоленской губернии, в частности, нашла отражение в научной литературе. Однако этот же обзор показывает, что исследования по заявленной теме в обозначенных хронологических рамках отсутствуют.

В вводной главе содержится характеристика источниковой базы исследования. Как уже отмечалось, диссертантом была проделана большая работа по выявлению опубликованных и не опубликованных документов и материалов, без которых не возможен глубокий анализ исследовательской проблемы.

Важное место в определении характера вероисповедной политики Российской империи занимают официальные документы, которые позволяют представить общее направление и характер формировавшейся вероисповедной политики в Российской империи в рассматриваемый исторический период.

Исследователям доступны законы, своды законов, уставы, уложения, постановления правительства, царские указы и манифесты за разные годы издания, епархиальные распоряжения, устав церковного братства, в частности - «Уставы…» Свода законов Российской империи: «Свод основных государственных законов», «Свод уставов о повинностях», «Свод уставов о службе гражданской», «Свод уставов счетных», «Уставы духовных дел иностранных исповеданий», «Устав строительный», «Устав врачебный», «Устав о паспортах», «Устав о ссыльных», «Устав учебных заведений Министерства Народного Просвещения», «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», «Уголовное уложение».

В перечень необходимых официальных документов для изучения заявленной темы входят законодательные акты и уставы, за различные годы издания: «Уставы Рекрутские» (СЗРИ, 1857 г.), «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Издание 1885 года. Уголовное уложение (статьи, введенные в действие)» (1916 г.), «Устав православного церковного братства Преподобного Авраамия, смоленского чудотворца» (1911 г.) и т.д.

В диссертации использованы различные документальные публикации, в которых отражены попытки реформирования вероисповедной политики Российской империи в начале ХХ века, законотворческая деятельность Ι –ΙV Государственных дум в вероисповедном вопросе, позиции известных государственных и церковных деятелей в области реформирования религиозного законодательства. 12

К нормативно-правовым актам, необходимых для изучения, относятся постановления, законы, указы - собрания постановлений по части раскола за 50-70-е гг. XIX в. указ «Об укреплении начал веротерпимости» (Смоленские епархиальные ведомости (1905 г.), епархиальные распоряжения ( 1891 г.).

Опубликованные документы и статистические материалы, имеют своё незаменимое значение в любом историческом исследовании. В диссертации использованы документы и материалы, раскрывающие положение различных конфессий и вероисповеданий в Российской империи и на территории Смоленской губернии.13

Использованы разнообразные официальные статистические данные, собранные Министерством внутренних дел, данные первой всеобщей переписи населения 1897 года, материалы для географии и статистики России (по Смоленской губернии) (1862 г.), обзоры Смоленской губернии за различные годы (1878-1879 гг., 1883-1884 гг., 1908-1913 гг.), памятные книжки Смоленской губернии (1861 г., 1862 г., 1864 г., 1865 г., 1867 г.), краткие хозяйственно-статистические сведения по губернии, данные миссионерских отчетов о состоянии старообрядчества и сектантства (1911 г.), статистический очерк города Смоленска и однодневной переписи 11 октября 1881 г., сборник правительственных сведений о раскольниках, составленные В. Кельсиевым (1860 г., 1862 г.), список населенных мест Смоленской губернии за 1904 г., календарь «Северо-Западного края» (1889 г.).

Периодические издания хорошо передают атмосферу исторического времени, как бы воссоздавая атмосферу прошлого, позволяют ярче увидеть проблемы формирования и реализации вероисповедной политики российской государственной власти.

Исследователям доступны многие журналы и газеты XIX века. Диссертантом были использованы журналы «Гражданин» и «Вопросы жизни», «Смоленские епархиальные ведомости» за различные годы издания, «Смоленские губернские ведомости», «Правительственный вестник» и «Смоленский вестник».

Большой аналитический и информационный материал по изучаемой проблеме содержат современные российские научные, научно-публицистические и краеведческие журналы «Отечественная история», «Вопросы истории», «Российская история», «Вопросы социологии», «Религия и право», «Родина», «Российская юстиция», «Край Смоленский», «Журнал Московской Патриархии» и др.

Воспоминания, дневники, письма видных государственных, общественных и церковных деятелей, – важнейший эпистолярный источник данной диссертации.14 Несмотря на известную субъективность мемуарного жанра мемуарные публикации, тем не менее, помогают восстановить историческую картину происходившего в религиозной сфере России. Что касается дневников и писем, то следует заметить, что культура письма в образованных кругах России была чрезвычайно высокой. Ведение дневников, переписка составляла важную часть жизни людей этого круга. Использование этих документов позволяет глубже изучить эпоху Российской империи, и её государственную вероисповедную политику.

К этой группе источников автором отнесены и религиозно-нравственные сочинения российских богословов.15

Для понимания сущности вероисповеданий и их взаимоотношений с государством важное непреходящее значение имеют священные книги, тексты молитв вероисповеданий, действовавших на территории России и Смоленской губернии.16

Справочная литература, энциклопедические издания являются непременным «спутником» любого научного исследования. Не является исключением и настоящая диссертация.17

Неопубликованные архивные документы Российского государственного исторического архива (РГИА), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), а также Государственного архива Смоленской области (ГАСО) и Вяземского филиала ГАСО (г. Вязьма) являются важнейшим источником в изучении политики российской государственной власти по отношению к Православной церкви, христианским конфессиям и авраамическим вероисповеданиям в империи и в Смоленской губернии в 1721-1917 гг.

Из документов Российского государственного исторического архива (РГИА) особый интерес представляют фонды №№ 381 (Канцелярия министерства земледелия), 560 (Общая канцелярия министерства финансов), 796 (Канцелярия Синода), 797 (Канцелярия обер-прокурора Синода), 1163 (Комитет охранения общей безопасности при Гос. Совете), 1263 (Комитет министров), 1286 (Департамент полиции исполнительной МВД), 1405 (Министерство юстиции), 821 (Департамент Духовных дел иностранных исповеданий МВД), 1284 ( Департамент общих дел МВД), 1276 (Совет Министров (1905-1917), 1278 ( Государственная дума I II,III и IV созывов), 1149 ( Департамент законов государственного совета).

Среди документов Российского государственного архива древних актов (РГАДА) особый интерес у диссертанта вызвали фонды № 12 (Разряд XII) и № 288 (Раскольническая контора). Данные фонды позволяют представить, каким образом формировалось отношение российского государства к римско-католической церкви во второй XVIII веке, как шел процесс проникновения старообрядчества на территорию Смоленской губернии в XVIII веке и т.п.

Богатыми архивными фондами располагает Государственный архив Смоленской области (ГАСО) и Вяземский филиал ГАСО (г. Вязьма).

Научный интерес представляют фонды № 1 (Канцелярия смоленского генерал-губернатора), № 47 (Канцелярия епископа Смоленского и Дорогобужского), № 1178 (Римско-католический костел), № 125 (Смоленский общественный раввин), № 391 (И.И. Орловский).

Исследование региональных архивов, показало, что они содержат важный для понимания вероисповедной политики Российской империи материал. Архивные документы ГАСО позволяют глубже изучить состояние вероисповедной политики государства на территории губернии, показать местные особенности этой политики.

Итак, актуальность настоящего диссертационной работы, обоснованный объект и предмет исследования, широкие хронологические рамки, наличие понятийного аппарата, научная новизна и практическая значимость диссертации, громадная источниковая и историографическая база – всё это дает основание о признании заявленной темы в качестве новой самостоятельной научной проблемы в исторической науке.

Вторая глава «Сущность, принципы и эволюция вероисповедной политики государственной власти Российской империи» начинается с анализа разнообразных моделей государственно-вероисповедных отношений. В нашей стране, как нам представляется, сформировалась интегративная модель отношений российского государства и вероисповеданий.

Вероисповедную политику Российской империи целесообразно разделить на несколько периодов: первый период - 1721-1762 гг.; второй период –1762-1825 гг.; третий период –1825-1855 гг.; четвертый период –1855-1881 гг.; пятый период –1881-1903 гг.; шестой период – 1903-1917 гг. Периодизация позволяет показать сложность и противоречивость отношения российского государства к вероисповеданиям.

Во второй главе рассматриваются характерные черты каждого из периодов, выявляются сущность и параметры вероисповедной политики Российской империи, а также её принципы.

Начало формирования основ и принципов новой вероисповедной политики российского государства определили петровские церковные реформы. В главе дается анализ оценок, зачастую противоположных, петровских церковных реформ. Как представляется автору диссертации, Петр Ι практически скопировал европейскую модель власти абсолютного монарха. Результатом реформы явилось признание де-юре внешней формы традиционной для христианства властной модели.

С самого начала формирования вероисповедной политики империи четко обозначился принцип поддержки и распространения православной веры как «первенствующей» государственной религии. Объявляя Православную церковь первенствующей и господствующей, государство при этом ставило её под полный контроль. Одним из важнейших принципов государственной вероисповедной политики становится принцип превращения церковной власти в орудие светской политики в Российской империи.

Новые территориальные приобретения с их в этническом, языковом и религиозном отношениях смешанным населением подводили государство к необходимости установления жесткого контроля над религиозной ситуацией в приобретенных территориях. Обозначился ещё один важный принцип вероисповедной политики самодержавия: принцип имперского православного патернализма, направленный на сохранение и стабилизацию религиозно-этнических границ внутри обширного евразийского государства, коим была Российская империя.

В то же время императорская власть Российской империи считала, что всякое христианское государство обязано уважать религиозную самобытность населяющих ее народов со всеми их характерными чертами. В этой ситуации вероисповедная политика империи не могла не меняться. Ключевыми в вероисповедной политике российского государства становится принцип веротерпимости.

Во второй период вероисповедной политики происходит правовое оформление структур вероисповеданий; реализуется принцип признания в каждом подданном империи человека религиозного. Этот принцип означал, что государство не допускает возможности для человека не принадлежать ни к какому исповеданию. Указанный принцип согласовался в конфессиональной политике самодержавия с другим «родственным» принципом - принципом непризнания прав личности на религиозное самоопределение.

В эпоху Николая Ι вероисповедной политике самодержавия реализовывался в полной мере принцип вмешательства во внутреннюю жизнь религиозных объединений, во внутрицерковную деятельность существовавших в России конфессий, а также принцип правовой иерархии конфессий и их неравенство в правах, привилегиях и ограничениях.

В связи с продолжающимся ростом территории Российской империи вероисповедная политика государства была направлена, с одной стороны, на сохранение жесткого контроля за конфессиями и религиозными объединениями, с другой, - на реализацию принципа выполнения вероисповедным законодательством роли регулятора национального вопроса, поскольку конфессиональные различия в основном совпадали с национальными.

На пятом периоде вероисповедной политики Победоносцев настойчиво внедрял принцип признания полноправными, с точки зрения конфессиональной принадлежности, только лиц, исповедующих православие и принцип запрета перехода из одного исповедания в другое, за исключением перехода в православие, который приветствовался государством.

Расширение веротерпимости в государстве приравнивалось к идее уравнивания церквей и верований перед государством. Таким образом, реализовывался принцип равенства признанных религиозных обществ перед законом. Надо заметить, что речь в данном случае не идет о непризнанных религиозных обществах; законодательством они игнорировались и поэтому не имели никаких прав.

Говоря о принципе равенства признанных религиозных обществ перед законом, следует назвать и еще один принцип - принцип лояльности, означавший лояльность власти в обмен на лояльность населения.

На всем протяжении истории Российской империи её вероисповедная политика руководствовалась принципом непризнания религиозной свободы. Законодательство включало дискриминационные и репрессивные меры, направленные на ограничение религиозных свобод и религиозного плюрализма.

17 октября 1905 г, Николай II подписал Высочайший Манифест в котором, наконец-то, провозглашается принцип свободы совести

В целом, начиная с 1721 года, от достаточно жестких мер по отношению к различным вероисповеданиям, действовавшим на территории Российской империи, под влиянием различных внешне - и внутреннеполитических факторов, российская власть постепенно переходила к прагматичной, взвешенной политике. И все же российская государственная вероисповедная политика была не последовательной.

Религиозные объединения, обладая интегративными возможностями, традиционно являлись и являются объектом политических интересов и «специального» контроля со стороны власти, как в России, так и во многих государствах мира. Одни вероисповедания российская государственная власть покровительствовала; другие – нет, более того, устраивала запреты и даже гонения. Одним словом шел поиск оптимальной модели взаимоотношений государства и вероисповеданий в России.

Третья глава «Государственно-православно-церковные отношения в Российской империи и их преломление на территории Смоленской губернии в 1721-1917 гг.» посвящена выявлению характерных черт политики российской государственной власти в отношении Православной церкви в 1721-1917 гг.

В начале главы рассматривается особое положение Православной церкви в синодальный период Российской империи. Первенство РПЦ выражалось в особом покровительстве ей российских законов, принадлежности к ней императора, признании основных ее праздников государственными, обязательном участии ее духовенства в государственных торжествах, ее преимущественном праве на публичное осуществление и пропаганду своей веры, недопущении перехода из нее в другие исповедания и др.

Заметим, что особое положение православия в российском государстве было естественным явлением, сравнимым с положением традиционных религий в странах Европы.

Необходимо подчеркнуть, что поддержание господствующего положения РПЦ рассматривалось властью в качестве фактора обеспечения единства и целостности российской государственности.

В третьей главе подробно освещаются этапы государственно-православно-церковных отношения в Российской империи. Эти отношения, получившие название «симфонии властей», основывались, как уже отмечалось, на первенстве Православной церкви среди всех религиозных объединений империи с признанием исключительной роли православия в идеологической сфере общества при тесном слиянии РПЦ и государства в единый социальный организм.

Определив особое главенствующее и первенствующее положение РПЦ в обществе, государство, вместе с тем, ставило под жесткий контроль православие, как и все вероисповедания России. Создание Святейшего Синода (Духовной коллегии) в 1721 году определило начало процесса превращения Церкви в часть государственного аппарата.

Отношения российского государства и Православной церкви были регламентированы в Своде законов Российской империи, который был создан в царствование Николая I, а в дальнейшем дополнялся, изменялся и совершенствовался.

Автор диссертации придерживается позиции, в соответствии с которой положение РПЦ в синодальный период носило двойственный характер. С одной стороны, государство превратило Православную церковь в часть государственного аппарата, с другой - всеми средствами защищало «главенствующее» и «первенствующее положение» РПЦ в обществе.

Свидетельством такого курса стало негативное отношение государства к прозелитизму среди православного населения. Правда, этот курс государства диктовался еще и другими обстоятельствами. Российская монархия, учитывая напряженность религиозно-политической атмосферы на западных границах России в связи с «польским вопросом», осложнением взаимоотношений между православием и протестантизмом в Прибалтике, начавшимся в 40-е гг. XIX в., расширением татаро-мусульманского влияния в Приволжском крае, а также межэтническим христианско-мусульманским противостоянием в Закавказье, - стремилось предотвратить экспансию среди православного населения. Отсюда отношение к прозелитизму как потенциальному источнику межрелигиозных конфликтов и напряженности.

Положение Православной церкви начинает меняться в начале ХХ века. В это время в российском обществе активно обсуждается идея проведения реформ, которые должны были изменить отношения государства и РПЦ, привести к созданию либеральной модели государственно-вероисповедных отношений, подразумевавшей восстановление принципов соборности в управлении РПЦ и углубление политики свободы вероисповеданий. Не все нужные идеи смогли реализоваться.

Православная церковь в начале ХХ века сохранила в основном свои позиции в государстве. Хотя с принятием Указа 17 апреля 1905 г. из неё вышли униаты Западного края (перешли в католичество), латыши (отпали в протестантизм), крещеные татары приволжских губерний (перешли в мусульманство), старообрядцы и сектанты. Всего за 1905-1907 гг. из православия в католичество перешло свыше 170 тысяч человек, 36 тысяч насильственно крещеных татар и башкир вернулись в ислам, около 10 тысяч человек перешло в протестантство. Однако в масштабах страны эти числа вероисповедных переходов для РПЦ были не катастрофическими.

Русская Православная Церковь оставалась мощной церковной организацией. Православными считались 72% населения страны. В РПЦ насчитывалось 67 епархий и 48000 приходов, в которых действовали 80792 храма, 1025 мужских и женских монастырей, высшую иерархию составляли 130 митрополитов, архиепископов и епископов. Церкви принадлежало около 35000 начальных школ и 34497 библиотек, церковные кадры готовили 185 епархиальных училищ, 57 семинарий и 4 духовные академии.

К концу синодального периода процесс инкорпорации РПЦ в государственный механизм Российской империи был завершен: она принимала участие в осуществлении исполнительной, законодательной и судебной власти. Вместе с тем, до Октября 1917 г. сохранились такие особенности положения РПЦ в государственном механизме, как наличие независимых источников финансирования; частичная, а не полная подконтрольность ведомства православного исповедания Государственному казначейству; Духовное ведомство являлось собственником церковного имущества и выступало в имущественном обороте как юридическое лицо публичного права; Св. Синод сохранил за собой ряд властных полномочий, отличавшихся от полномочий совещательного органа при министре, а полномочия обер-прокурора Св.Синода в Духовном ведомстве не были тождественны полномочиям министров Российской империи.

Трагическими последствиями для Церкви и Империи оказались радикальные брожения в обществе и в самой Церкви в начале ХХ века. РПЦ оказалась не готовой решать сложнейшие задачи; в начале века она находилась в состоянии духовного кризиса. Материальное давлело над духовным. Некоторые высшие церковные иерархи, активно приобщаясь к новейшим способам обогащения и сомкнувшиеся с правящими верхами, не имели нравственного авторитета среди населения.

Более того, некоторые исследователи полагают, что определенная часть духовенства РПЦ сыграло свою роль в революционном процессе, направленном на свержение монархии в России.

Что касается позиции государственной власти по отношению к староверию, то она за весь изучаемый период практически не менялась. Старообрядчество однозначно рассматривалось РПЦ как раскол. Исходя из неизменности роли господствующей церкви как основного идеологического союзника государства, ее позиция почти всегда находила поддержку правительства.

Старообрядчество, являясь частью православия, испытывало на протяжении всего имперского периода стеснения и препятствия. Старообрядцы и отдельные секты признавались терпимые, но непризнанные российским правом религиозные объединения. Законодательство не признавало их религиозные общества, не дозволяло им иметь своих духовных учреждений, организовывать монашеские скиты и обители, совершать крестные ходы и процессии и др. История старообрядчества в России – эта трагическая история не понятых, гонимых православных людей в «православном государстве».

Вместе с тем, государство нисколько не мешало старообрядцам вести активную экономическую деятельность. Некоторые исследователи полагают, что староверы владели 60% или даже 75% капиталов дореволюционной России.

Проблемы развития Православной церкви получили отражение в епархиальной жизни церкви. В полной мере это относится и к истории развития РПЦ на территории Смоленской епархии.

На территории Смоленской губернии в рассматриваемый период православие сохраняло свои лидирующие позиции, о чем свидетельствуют статистические данные за вторую половину XIX – начало XX вв. Происходил рост православных храмов и часовен, развивалась жизнь монастырей; действовала достаточно широкая сеть духовных учебных заведений. Правда, заметим, что уровень подготовки священно- и церковнослужителей не был высоким.

В начале XX века стала очевидной тенденция на незначительное снижение численности православного населения. Причины такого положения скрывались не только в росте числа верующих неправославных конфессий, но и в нарушениях вероучительных установлений Православной церкви, а также в отступлении от норм морали церковно- и священнослужителями на территории губернии.

Однако епархиальное управление не всегда реагировало на отступление своих подчиненных, что приводило к дальнейшим нарушениям со стороны приходских священнослужителей. Было немало примеров, когда православные священнослужители совершали даже уголовные преступления.

Епархиальные власти вслед за центральными, губернскими и местными властями не терпимо относились к деятельности старообрядцев и сектантов. При этом смоленские губернские и епархиальные власти не осознавали в полной мере важность миссионерской деятельности среди названных категорий верующих.

Первые сведения о старообрядцах на Смоленщине относятся к середине XVIII века. Однако утверждать, что старообрядчество в середине – второй половине XVIII века на территории Смоленской губернии получило широкое развитие нельзя. Лишь в начале ХIХ века старообрядцы активизировали свою деятельность на территории губернии. Первоначально была отмечена деятельность двух направлений в старообрядчестве – беспоповщины, поповщины. Беспоповщина была представлена федосеевским толком (бракоборцы), старопоморцами, мельхиседеками («селезни») и нетовцами (спасовский толк). В рамках поповщины действовали беглопоповцы. После 1861 года среди старообрядцев-поповцев стали распространяться идеи австрийского толка (белокриницкая иерархия).

По сведениям уездных духовных правлений в начале XVIII века старообрядцы обосновались в четырех уездах Смоленской губернии – Бельском, Гжатском, Сычевском и Юхновском. В дальнейшем, к началу XX века старообрядцы разных толков и направлений, и различной численности, появились в Вяземском, Дорогобужском и Рославльском уездах губернии. Численный состав смоленских старообрядцев всех направлений динамично изменялся, постоянно увеличиваясь, начиная с первой половины XIX века до начала XX века, рос. В 1897 году количество старообрядцев всех толков и направлений в губернии увеличилось до 20728 человек.

На протяжении XVIII-XIX веков государство стремилось создать систему воздействия на сектантов. Указ Николая II от 17 апреля 1905 года изменил отношение к одним из них (молокане, духоборцы) и в тоже время оставил без изменения отношение к другим (хлысты, скопцы). Последние были определены как изуверные и запрещены.

На территории Смоленской губернии в XVIII - начале XX веков действовало несколько сектантских направлений - христовщина (хлысты), лубковщина, скопчество, духоборчество, молоканство, иоаннитство.

Нормы российского законодательства XIX - начала XX вв. устанавливали различные ограничения в правах последователей перечисленных сект. Представителей одних сект государственная власть неоднократно высылала поэтапно с территории на территорию большими группами (колониями) с тем, чтобы остановить разрастание сект. Это относилось, например, к сектам духоборцев и молокан. Представителей других сект государственная власть высылала по одиночке, например, представителей секты скопцов.

В отношении изуверских сект государственная власть устанавливала ссылки в Сибирь и полицейский надзор.

Именной указ Николая II от 17 октября 1906 года предписывал не только порядок образования старообрядческих, но и сектантских общин, прав и обязанностей сектантов. Государство дозволяло сектантам свободно создавать общины. При этом государственная власть запрещала деятельность сект изуверных учений.

Четвертая глава - «Государство и инославные церкви в Российской империи и Смоленской губернии; противостояние и диалог» рассматривает политику российской государственной власти в отношении действовавших на территории империи и Смоленской губернии католической и протестантской церквей, Армяно-католической церкви и Армяно-Григорианской церкви, получивших официальное название «инославных церквей».

Четвертая глава начинается с анализа конфессиональной политики императорской власти в отношении перечисленных выше христианских церквей, с выявления основных характерных черт этой политики.

Деятельность инославных (христианских неправославных) исповеданий в Российской империи регулировалась «Уставом духовных дел иностранных исповеданий», изданным в 1857 году. Признанные инославные конфессии, к которым относились Римско-Католическая, Евангелическо-Лютеранская и Евангелическо-Реформатская Церкви, Армяно-Грегорианская Церковь, имели право публичного отправления богослужения, официально признанное существование духовенства как особого привилегированного класса. За религиозными обществами признавались права юридических лиц, обязательная сила монашеских обетов, право ведения актов гражданского состояния, дисциплинарная власть, юрисдикция по брачным делам и духовная цензура.

Свидетельством того, что российское государство признавало церковно-служебное положение духовных лиц «иностранных» христианских конфессий, отличая их от других групп населения в качестве особого сословия (подобно духовенству РПЦ), являлись налоговые льготы, освобождение от воинской повинности и телесных наказаний.

Инославное (католическое, протестантское и армяно-грегорианское) духовенство пользовалось всеми правами чести, имело право получать за усердное служение ордена и наперсные кресты. Дети инославного духовенства пользовались правами потомственного и личного потомственного гражданства.

Российское законодательство охраняло все христианские исповедания от отпадения их последователей в нехристианские религиозные сообщества. Так, за отвлечение из христианской веры «в веру магометанскую, еврейскую или иную нехристианскую» виновный приговаривался к каторжным работам на срок от 8 до 10 лет. Если для принуждения к отступлению от христианства было употреблено насилие, то срок увеличивался от 12 до 15 лет.

Фактически все христианские (неправославные) конфессии, действовавшие на территории как Российской империи, по своему статусу были государственными.

И, тем не менее, отношение светской власти к неправославным христианским конфессиям было достаточно избирательным. Зачастую это было связано, как, например, в случае с католицизмом, с внешнеполитическими и цивилизационными столкновениями Запада и России.

Среди неправославных христианских конфессий выделялись католические религиозные объединения.    На протяжении многих веков отношение государственной власти к католической церкви менялось, начиная от доброжелательного с предоставлением различных привилегий, заканчивая изгнанием отдельных представителей католического вероисповедания.

Российское государство в эпоху правления Петра I поддерживало католическую церковь в России, что было связано с приезжавшими иностранцами-католиками. Екатерина Великая продолжила и развила политику Петра I в отношении инославных религиозных исповеданий. Начиная с 1772 года, последовал целый ряд указов Екатерины II. , имевших целью создать определенную систему устройства и управления Римско-католической Церкви в России, установить правовые рамки жизни и деятельности католического духовенства и паствы.

Во время царствования Павла I среди русской аристократии началось увлечение католицизмом. В значительной мере это происходило под влиянием нахлынувших в конце XVIII в. в Россию из революционной Франции эмигрантов-католиков, милостиво принятых при русском дворе.

Необходимо отметить, что российское законодательство XVIII века при всем его жестком характере, предоставляло, к примеру, католикам реальную возможность селиться в любой части страны и принимать активное участие в общественной и государственной жизни России.

Изучение документов и материалов, относящихся к данному периоду, подтверждает тезис о глубокой интеграции западных христиан в русское общество на различных социальных и культурных уровнях.

Существенное влияние на отношение государственной власти к католикам оказали события 1830-31 гг. После этих событий российские власти упразднили основные структуры Римско-католической церкви; на административные должности назначались только русские, а на должности священников – выходцы из русских и украинских семинарий.

В начале XX века после изменений в государственном строе России и фактическом переходе к конституционной монархии католики стали играть значительную роль в политической и социальной истории России. Граждане римско-католического вероисповедания получили право вхождения в центральные органы государственной власти Российской Империи, в том числе в высшие законосовещательные и законодательные органы — в Государственный совет и в Государственную думу.

В начале XX века отношения между Россией и Ватиканом резко ухудшились вследствие изменения политического курса Римской курии, и ее сближения с Тройственным союзом. Сложившаяся ситуация вынудила российское правительство внести определенные коррективы в религиозную политику. Перед мировой войной началась крупная антикатолическая кампания, достигшая своего апогея в годы Первой мировой войны.

В Российской империи к 1917 г. имелось 12 римско-католических епархий, из них 7 находились на польских землях. На территории России за исключением Царства Польского проживало 11,5 млн. человек, исповедовавших католицизм, что составляло почти 9% населения страны. По национальному составу 75% католиков европейской и азиатской части России были поляками. Католицизм исповедовали также литовцы, латыши, украинцы, чехи, армяне, русские и др.

В канонической связи с римско-католической церковью находилась Греко-католическая (униатская) церковь, которая должна была своим появлением создать условия для постепенного перехода православных верующих в католицизм.

В тесном отношении с Римско-католической церковью находились армяно-католики России. Они появились в Российской империи после русско-турецкой войны 1768-1774 года и после третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году.

Проведенное исследование показало, что государственная власть проводила довольно жесткую, но достаточно взвешенную и прагматичную политику в отношении упомянутых церквей.

Наряду с армяно-католиками на территории Российской империи действовали армяно-григориане, объединенные в Армянскую апостольскую церковь. Она пользовалась покровительством российского императора.

Значительное место в религиозной жизни Российской империи занимал протестантизм. При всех догматических различиях протестантских исповеданий, действовавших на территории Российской империи в рассматриваемый период, российское государство вырабатывало специфическую вероисповедную политику в отношении этих исповеданий. Государство действовало избирательно в отношении каждого протестантского исповедания.

В России Евангелическо-лютеранская церковь существует с 1576 г., когда в Москве была открыта первая лютеранская часовня. Регламентируя взаимоотношения с Евангелическо-Лютеранской Церковью, государство, тем не менее, отдавало ей предпочтение по сравнению с другими протестантскими деноминациями, действовавшими на территории Российской империи. Российские лютеране занимали видные посты, руководили министерствами и ведомствами, создавали партии и общественные союзы, участвовали в работе Государственной Думы.

Тем не менее, это не мешало государству устанавливать строгие правила в отношении Евангелическо-лютеранской церкви.

Закрепляя законодательно положение Евангелическо-лютеранской церкви, государство не забывало и мелкие религиозные организации протестантской направленности (баптизм, меннонитство, реформатство). В тоже время, ряд протестантских деноминаций направленности были упущены из правового поля российского государства (англиканство, адвентизм, евангельское христианство – пашковщина), которые, вероятно, не представляли опасности.

При анализе вероисповедной политики российских властей к инославным религиям на территории империи необходимо учитывать и внешнеполитический фактор. Нельзя не отметить, что центры инославных религий, находившиеся в Риме и Германии, были далеко не нейтральны в вопросе распространения своего влияния в России. И проблему свободы совести в нашей стране они тесно связывали с полной свободой пропаганды своих вероучений.

В четвертой главе подробно описывается отношение российской государственной власти к Римско-Католической церкви и Армяно-Грегорианской церкви, к протестантским организациям на территории Смоленской губернии в XVIII – начале XX вв

Римско-католическая церковь получила наибольшее распространение на территории Смоленской губернии из неправославных христианских исповеданий. Последователи католицизма проживали во всех уездах губернии и в губернском центре. Исследование показало, что количество католиков на территории Смоленской губернии постоянно увеличивалась. Рост численности католиков явно опережал рост численности последователей всех неправославных христианских исповеданий, действовавших на территории Смоленской губернии в совокупности.

Из протестантских организаций на территории губернии выделились Евангелическо-Лютеранская и Евангелическо-Реформатская церкви. Но число англикан, баптистов, меннонитов, которые проживали на территории шести уездов Смоленской губернии, было незначительным.

Христианская Армяно-католическая церковь не получила развития на территории губернии. У неё отсутствовали собственные культовые сооружения. Она имели ничтожно малое количество последователей на территории губернии.

Завершается четвертая глава выводами о том, что, несмотря на жесткий контроль государственных властей за деятельностью инославных религиозных объединений, в XVIII–начале XX вв. шел активный процесс интеграции иноверческих сообществ в Российскую империю, отношение к которым в государственном законодательстве, было строго дифференцированным.  Христианские (инославные) конфессии (католики, лютеране, армяно-грегориане и др.) относились к терпимым признанным исповедованиям. Они занимали вторую ступень в правовой иерархии религий после Русской православной церкви.

В пятой главе «Государственная власть и нехристианские иноверные исповедания; особенности их взаимоотношений в империи и в Смоленской губернии в XIX – начале ХХ века» анализируется государственная политика по отношению к иудаизму, караимизму и исламу.

Часть населения Российской империи была представлена евреями -иудеями. Государство определяло место, функции и сферы деятельности иудаизма в Российской империи. Появление иудаизма в России было связано с разделами Речи Посполитой в конце XVIII века. Развитие российского государства в XVIII-XIX вв. вело к необходимости включить еврейский этнос в процесс развития формировавшейся российской цивилизации.

История государственной политики Российской империи в отношении иудаизма рассматривается в многочисленных работах отечественных и зарубежных исследователей. В данной диссертации речь идет об основных направлениях и динамике развития государственно-иудаистских отношений в XVIII – начале XX вв.

Государственная политика Российской империи на протяжении XVIII и XIX веков в отношении евреев основывалась, считают многие исследователи, в том числе и автор диссертации, на двух противоположных тезисах, взаимно исключавших друг друга и предопределивших противоречивость самой политики. Первый тезис - обособление евреев как отличающихся от прочего населения по своему мировоззрению (вероисповеданию), укладу и характеру своей экономической деятельности. Второй тезис - слияние их с прочим населением, включение в культурную и экономическую жизнь государства. Во время царствования того или иного императора, в зависимости от его взглядов на конфессиональную политику вообще и еврейский вопрос в частности, то или иное направление могло доминировать, но никогда не исключало полностью второго.

На всем протяжении истории империи государственная власть «металась» от неприкрытого предвзятого отношения к евреям-иудеям до признания политической и экономической необходимости вовлечения их в различные сферы жизни российского общества.

По данным переписи 1897 года в Российской империи жили более 5 млн. лиц иудейского вероисповедания, из которых 3,5 млн. проживали в пятнадцати губерниях черты оседлости, 1, 3 млн. — в Царстве Польском, и 202 тысячи — на остальной части Российской империи. Они составляли 4,03 % всего населения европейской России, 10,8 % населения пятнадцати губерний черты оседлости и 14,01 % населения Царства Польского. Но при этом евреи составляли около 50 % городского населения Литвы и Белоруссии и около 30 % городского населения Украины.

Сравнивая положение евреев (иудеев) и лиц, принадлежащих к другим признанным и терпимым исповеданиям, можно сделать вывод о наибольшей степени ограниченности в правах иудеев, а также о том, что в правительственной психологии и политике на всем протяжении российской истории наблюдается явно предвзятое отношение к иудеям.

В пятой главе содержится анализ большого фактического материала о том, как государство ограничивало свободу передвижения и расселения евреев - иудеев по Российской империи, насильственно обращало в православие, запрещало им определенные виды деятельности, налагало дополнительные денежные сборы, вторгалось во внутреннюю жизнь еврейских общин, устанавливая правовые запреты на соблюдение иудеями своих религиозных традиций.

Между тем, евреи ассимилировались медленно: к 1897 году только 1,4 % лиц иудейского вероисповедания признали русский язык родным, для 97,9 % родным был идиш. В 1897 году русским языком в той или иной степени владели только 24,6 % лиц иудейского вероисповедания. Ежегодно на протяжении второй половины XIX в. принимало христианство, в среднем лишь 936 евреев.

При этом автор диссертации предлагает читателю понять причины такой жесткой государственной политики в отношении евреев-иудеев, в частности, в вопросе ограничения их свободы передвижения. Сложное переплетение религиозно-этнических и социально-экономических проблем еврейской диаспоры, существовавшей в христианской среде, вынуждало правительство постоянно регулировать миграционные процессы демографически растущего и стремительно набирающего финансовую и общественную силу российского еврейства.

Так или иначе, нельзя отрицать того факта, что, несмотря на ограничительную государственную политику в отношении евреев-иудеев, они включались в общественную и экономическую жизнь Российской империи и играли в ней существенную роль.

Что касается караимов в Российской империи, то они традиционно компактно проживали в Литве и в Таврической губернии, откуда и распространились по европейской части России. В отношении к ним государственная власть первоначально использовала репрессивные меры, как и против иудеев. Однако во второй половине XIX века на караимов никакие правовые ограничения не распространялись. Начиная с 1863 года, караимы были полностью уравнены в правах с православными верующими. Российское законодательство устанавливало, что караимы находятся под покровительством государства. При этом переход в караимизм евреев-иудеев запрещался.

В пятой главе рассматриваются отношения государственной власти к раввинскому иудаизму и караизму в Смоленской губернии в XIX – начале XX вв. Особенность распространения иудаизма состояла в том, что губерния находилась на границе с чертой оседлости еврейского этноса, что предопределило проникновение на её территорию иудеев из соседних белорусских губерний. Со второй половины XIX века появление иудеев на территории перестало быть эпизодическим. В целом органы государственной власти на территории Смоленской губернии не препятствовали развитию иудаизма.

Численность еврейского населения на территории губернии увеличилась в 116,62 раза за период с 1858 по 1913 гг., что представляется как самый высокий уровень увеличения численности верующих среди действовавших на территории губернии. Увеличение количества евреев (иудеев) в губернии шло как за счет естественного прироста населения, так и в результате переезда еврейского населения из других губерний, находившихся за чертой еврейской оседлости.

Караимы впервые были зафиксированы на территории Смоленской губернии численностью 41 человека по данным Всеобщей переписи населения 1897 года. Проживали караимы в трех из двенадцати уездов – Вяземском, Смоленском и Сычевском уездах. Органы власти не препятствовали развитию вероисповедания, но оно так и не получило распространение на территории губернии.

Значительная часть пятой главы диссертации посвящена анализу государственно-исламских отношений в Российской империи. Политика российского государства в отношении мусульман была непоследовательной; государство то вводило запретительные меры, то их отменяло. Следует признать, что с конца XVII века и до 60-х годов XVIII века российское государство пыталось оказать давление на мусульман, заставить их перейти в христианскую веру.

Постепенно государственная власть пришла к осознанию необходимости не бороться против ислама, а создавать условия, при которых мусульмане станут неотъемлемой частью российского общества. Законодательное оформление статуса ислама в российском государстве относится к периоду правления императрицы Екатерины II.

Государственная власть при Екатерине II отказалась от дальнейшего принуждения мусульман к принятию христианства, так как большинство из мусульман сохраняло прежнюю религиозную идентичность. Ислам становится вероисповеданием, которое официально признается российским государством, но и которое жестко контролируется. Государство устанавливало структуру и порядок назначения или избрания мусульманского духовенства в России.

Диссертант считает, что при характеристике государственно-исламских отношений необходимо учитывать внешнеполитические факторы. Деятельность российского государства в отношении ислама была связана с активизацией борьбы с Османской империей в XVIII-XIX вв., со стремлением не допустить вовлечение мусульман в идеи пантюркизма.

Вероисповедная политика российского государства в отношении ислама во многом определялась национальной политикой. Веротерпимость в отношении к исламу выступала способом интеграции новых народов в состав империи, средством поддержания религиозного мира и разрешения национальных противоречий среди подданных. Главная задача состояла в том, чтобы вновь присоединенные территории органично вошли в состав Российской империи. Российское государство стремилось, при этом, «научиться управлять духовной жизнью мусульманских народов».

Сравнивая правовое положение мусульман внутренних губерний в ХIХ и начале ХХ вв., не смотря все ограничения, которые были установлены законодательством, правительственными распоряжениями и административной практикой, прослеживается определенная тенденция к гармонизации отношений между мусульманами и властью и расширению прав мусульман.

В целом толерантная политика российского государства к исламу позволила мусульман органично включить в российскую внутреннюю политику. Мусульмане в конце XIX – начале XX вв. стали восприниматься как часть российского общества.

На заключительном этапе вероисповедной политики Российской империи (1903-1917 гг.) государственная власть признала за мусульманами право на свободу веры. В этот период активизируется мусульманская общественность. Это особенно ярко проявилось в выборах в Государственную думу. В работе Ι - IV Государственных дум участвовали депутаты- мусульмане.

На территории Смоленской губернии мусульмане были впервые зафиксированы в 1844 году. Количество мусульман на территории губернии постоянно росло. География распространения мусульман на территории губернии постоянно изменялась.

Распространение ислама на территории губернии было скорее вынужденным, чем естественным, и проходило под влиянием внешне- и внутриполитических событий середины-второй половины XIX века (Кавказская война, русско-турецкая война 1877-1878 гг.).

В отношении мусульман, высланных с Кавказа, на территории губернии осуществлялся строгий полицейский надзор. На территории губернии не было ни мусульманских священников, ни мечетей. Часть турок-мусульман принимала православную веру, получала права мещанства и поселялась в уездных городах губернии.

В конце XIX века мусульмане проживали в одиннадцати из двенадцати уездов губернии. Но численность мусульман на территории губернии была незначительной по сравнению с общей численностью населения губернии. Тем не менее, данные свидетельствуют о том, что количество мусульман в губернии постоянно росло. При этом среди последователей ислама были не только татары, кавказские горцы, турки, но и русские. Ислам получил благожелательное отношение со стороны властей Смоленской губернии.

В Заключении подведены итоги проведенного исследования, излагаются выводы. Эти выводы являются основными положениями диссертационной работы, которые выносятся на защиту:

Ι. В 1721 -1917 гг. в Российской империи сложилась система государственно - вероисповедных и государственно-церковных отношений, отличавшаяся своей сложностью, многообразием и спецификой. Эта система, при всей её критики, решала важнейшие государственные, духовно-идеологические и социально-политические задачи.

Отношения российского государства с религиозными объединениями представляли собой совокупность исторически складывающихся и изменяющихся форм взаимоотношений между институтами государства и религиозными образованиями. В их основе лежало законодательно закрепленные политические, национальные духовно-нравственные представления о месте конфессий в жизни, об их функциях, о сферах деятельности всех участников этих отношений.

В России постепенно сформировалась особая интегративная модель отношений российского государства и вероисповеданий.

ΙΙ. Российское государство, исходя из внутриполитических и внешнеполитических задач, проводило вероисповедную политику, руководствуясь следующими основными принципами: поддержка и распространение православной веры как «первенствующей» государственной религии; превращение церковной власти в орудие светской политики; имперский православный патернализм; веротерпимость; признание в каждом подданном империи человека религиозного; признание полноправными, с точки зрения конфессиональной принадлежности, только лиц, исповедующих православие; запрет на переход из одного исповедания в другое, за исключением перехода в православие; равенство признанных религиозных обществ перед законом; лояльность власти в обмен на лояльность населения; не признание религиозной свободы; не признание прав личности на религиозное самоопределение; вмешательство во внутреннюю жизнь религиозных объединений, во внутри церковную деятельность существовавших в России конфессий; правовая иерархия конфессий и их неравенство в правах, привилегиях и ограничениях; выполнение вероисповедным законодательством роли регулятора национального вопроса. И наконец, в начале ХХ века провозглашается принцип свободы совести.

ΙΙΙ. Особый статус в Российской империи имело православие как - государствообразующая религия в нашей стране. История России, процесс ее духовного становления, судьбы отечественной государственности и культуры неотделимы от православия. Православие олицетворяло национальные традиции и специфику народа, выступало одной из основ русского национального самосознания, оно было идеологическим символом власти.

Сегодняшние попытки некоторых исследователей «имперской» истории нашей страны поставить русское православие в один ряд, через запятую, с другими религиями (даже и первой в списке) - значит сознательно закрывать глаза на бесспорные факты: православие исторически почти «ровесница» российской государственности, ее остов, духовный стержень. Ни одна религия не могла тогда претендовать на такую роль.

ΙV. Центральное место в государственной вероисповедной политике Российской империи занимала Русская Православная Церковь как государственная церковь. Привилегии РПЦ состояли в обязательной принадлежности к ней императора, в её преимущественном праве на публичное осуществление и проповедь своей веры, недопущении выходов из нее, уголовно-правовой охране ее интересов и др. 

Государственная российская власть доминировала над Православной Церковью и одновременно патронировала её, способствовала борьбе Церкви с иноверцами и еретиками, возвышалось над другими конфессиями и религиями, но сама Православная Церковь оставалось зависимым. Лишь в начале ХХΙ века ситуация постепенно начала меняться, поставив как перед церковью, так и перед властью вопрос о новых подходах в регулировании их отношений.

V. В Российской империи государственная политика носила ярко выраженный религиозный характер, закрепленный в известной формуле «православие, самодержавие, народность». Тесно связанные между собой религия и политика постоянно демонстрировали свои конфликтные отношения. В России эти отношения были далеко не «симфоническими».

Являясь главной составляющей частью системы государственно-церковных отношений в Российской империи и оказывая влияние на духовное развитие подданных империи, Русская Православная Церковь утратила, тем не менее, возможность творчески решать некоторые важнейшие проблемы, к примеру, социального служения в обществе, воспитания и образования населения. Создавая условия для превращения православия в государственную структуру, государственная власть тем самым, не желая того, отдаляла Православную церковь от народа, формализовала влияние православия на российское общество.

VΙ.В Российской империи все три явления - политика, государственная власть и император - отождествлялись. Политику российской государственной власти по отношению к церкви, конфессиям определял, прежде всего, император, который исходил при этом из внутри - и внешне - политических обстоятельств. На принятие решений в религиозной сфере сказывались, конечно, и личные симпатии и антипатии императора.

Проводимая государством вероисповедная политика свидетельствовала о том, что оно не создало единый, стройный механизм регулирования отношений как с Православной церковью, так и с другими вероисповедными объединениями, которые действовали на территории Российской империи. Не были сформулированы четкие установления в отношении различных вероисповеданий в Российской империи. Можно утверждать, что российская государственная вероисповедная политика носила некий «синусоидный» характер.

VΙΙ. Государственная вероисповедная политика в России, как впрочем, и в других странах, сопровождалась определенными религиозными пристрастиями (симпатиями и антипатиями) властных групп и, в конечном счете, довольно часто заканчивалась вмешательством во внутренние дела религиозных объединений, в жизнь верующих граждан. Одним исповеданиям государство в силу традиционности покровительствовало. Другие исповедания находились под жестким контролем государственной власти.

Нужно признать, что любая модель вероисповедной политики государства, оказывающего избирательную поддержку отдельным конфессиям, не свободна от издержек, от недостатков. Оценивать эту модель нужно только в контексте исторического времени; переносить нынешние требования к государственной вероисповедной политике на «историческую площадку» давно прошедших лет не корректно.

В целом же, государственная политика вообще, на территории Смоленской губернии, в частности, в отношении РПЦ, христианских и нехристианских конфессий была достаточно взвешенной.

VΙΙΙ. Государственная вероисповедная политика России в период империи строилась в соответствии с историческими реалиями, многообразными внутриполитическими и внешнеполитическими факторами. Приходится констатировать, что российская государственная власть, представители РПЦ и некоторые группы общественности усматривали в распространении нетрадиционных для России конфессий и новых религиозных движений угрозу духовной и этнокультурной самобытности народов России, и требовали от государственных органов принятия энергичных охранительных мер.

ΙХ. Вероисповедную политику российского государства нельзя представлять как политику последовательного ущемления инославных и иноверных исповеданий в правах и принуждения их к слиянию с православным населением и отказа от своей веры. Государство реально обеспечивало иноверцам возможность исповедовать свою веру и исполнять культовые обряды (например, в воинских частях создавались институты штатных имамов, лютеранских пасторов, католических капелланов, иудейских раввинов для обеспечения возможности отправления религиозных культов военнослужавшими-иноверцами, к присяге иноверцы приводились по правилам своего вероучения и др.).

Как проявление политики толерантности следует рассматривать процесс узаконения отдельных норм шариата и канонического права католиков (этими нормами регулировались брачно-семейные и наследственные отношения). Православное государство учитывало и по возможности охраняло законом религиозные интересы иноверцев.

Общий вектор развития   вероисповедной политики Российской империи составляла тенденция к расширению веротерпимости, служившей средством  интеграции в состав империи новых наций и народностей. Веротерпимость, вместе с тем, не означала правового равенства конфессий. У каждой конфессии имелся свой объем прав, привилегий и ограничений.

Взвешенность, прагматизм в политике государственной власти в отношении всех действовавших вероисповеданий на территории Империи подтверждается хотя бы и тем, что в Смоленской губернии, в частности, в конце XIX – начале XX вв. наметилась тенденция на понижение численности православных верующих?! В это же время происходило значительное повышение численности верующих, относившихся к старообрядчеству, христианским (неправославным) и к авраамическим (нехристианским) вероисповеданиям.

Х. Отношения государственной власти со всеми существовавшими на территории Смоленской губернии вероисповеданиями строились на основе принятого в Российской империи законодательства. Общероссийская система вероисповедной политики в полной мере преломлялась на губернском уровне. Вместе с тем, губернские и уездные органы власти подходили довольно гибко к исполнению предписанных центральной государственной властью обязывающих норм в отношении всех конфессий вообще, в отношении различных сектантских организаций и старообрядчества, в частности.

ХΙ. Обобщая материал, раскрывающий общероссийскую вероисповедную политику и политику светских властей в Смоленской губернии, можно сделать вывод о богатом (как положительном, так и негативном) опыте межконфессионального диалога и взаимодействия.

Признавая непоследовательность вероисповедной политики российской государственной власти, её ошибки и просчеты (в условиях неограниченной власти самодержавия, отсутствия прав и свобод, когда о свободе совести не могло быть и речи вплоть до начала ХХ века), все же нельзя отрицать, что эта политика давала возможность жить в мире и согласии последователям всех мировых религий, приверженцам множества традиционных национальных религий. В конце концов, в нашей стране никогда не было «религиозных войн».

На основании сделанных выводов и обобщений автором сформулированы некоторые исторические уроки:

Первый. Обеспечить в многонациональной и многоконфессиональной стране мирное сожительство и согласие её жителей может только такая государственная вероисповедная политика, которая направлена на интеграцию различных религий, культур и традиций в сочетании с уважительным отношением к самобытности народов.

Второй. Государственная вероисповедная политика вполне допускает использование религии в политических целях. Но в этом случае существует реальная опасность того, что религия может превратиться в идеологию. Это обстоятельство не должна забывать, исходя из исторического опыта, нынешняя российская государственная власть.

Третий. Приоритетность (тем более, если она активно и агрессивно демонстрируется) в отношении одного из вероисповеданий (даже государственно-образующих) ведет к ассиметричности в государственно-конфессиональной политике.

Четвертый. Формирование вероисповедной политики на современном этапе развития российского государства и общества возможно только с учетом исторического опыта взаимодействия государства и вероисповеданий. Процесс создания современной модели государственно-церковных и государственно-конфессиональных отношений, механизма повседневного решения проблем, возникающих в религиозной сфере жизни общества на всех уровнях власти, пойдет тем успешнее, чем полнее и объективнее будет учтен исторический опыт.

Пятый. Становление и развитие вероисповедных отношений в современной России возможно только на законодательной основе, когда государство берет на себя ответственность за формирование указанных отношений и исключает случаи не правового решения вопросов вероисповедной политики.

На основании выводов и обобщений автором сформулированы практические рекомендации:

  • необходимо продолжить объективное изучение архивных материалов, которые позволят осуществить более полное изучение российской государственной вероисповедной политики в рассматриваемый период;

  • для изучения и обобщения исторического опыта взаимодействия государства и вероисповеданий, координации и совершенствования современного состояния вероисповедной политики в Российской Федерации целесообразно проведение ежегодных международных научно-практических конференций (семинаров) под общим названием «Вероисповедная политика российского государства: история и современность». Основными направлениями работы подобных конференций (семинаров) могли стать: международный опыт взаимодействия государства и вероисповеданий; история взаимодействия российского государства (на разных этапах развития) с вероисповеданиями; современное состояние вероисповедной политики Российской Федерации и т.д. Итогом работы каждой конференции (семинара) могло бы стать издание материалов исследований по проблемам вероисповедной политики;

  • строить отношения российского государства и религиозных объединений на современном этапе необходимо на основе постоянно развивающейся законодательной базы, что позволит избежать не правовых действий со стороны государственных структур. Взаимодействие различных исповеданий, действующих на территории современного российского государства, должно быть также исключительно правовым. При этом дальнейшее совершенствование законодательной базы вероисповедной политики российского государства должно происходить на основе многовекового исторического опыта и современного понимания свободы слова и вероисповеданий.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

Работы, опубликованные в «Перечне ведущих рецензируемых журналов и изданий, рекомендованных ВАК РФ»

  1. Гавриленков А.Ф. Отношение государственной власти к Римско-католической церкви в 1721-1917 гг. (на примере архивных материалов Смоленской области) // Научные проблемы гуманитарных исследований. – Пятигорск. - 2010.- № 3. С. 31-45.

  2. Гавриленков А.Ф. Вероисповедная политика России в период империи (на примере Смоленской губернии) // История государства и права. – 2009. - № 16. С. 26-28.

  3. Гавриленков А.Ф. Отношение государственной власти к иудаизму на территории Смоленской губернии в XIX – начале XX вв. // Научные проблемы гуманитарных исследований. – Пятигорск. - 2009. - № 5 (2). С. 36-47.

  4. Гавриленков А.Ф. Проблемы духовной безопасности в Российской империи: отношение государства к вероисповеданиям (на материалах Смоленской губернии в XVIII-начале XX вв.) // Вестник Военного университета. – 2009. - № 3 (19). С. 148-153.

  5. Гавриленков А.Ф. К вопросу об источниках изучения вероисповедной политики Российской империи в 1721-1917 гг. (на материале Государственного архива Смоленской области). // История государства и права. – 2008. - № 21. С. 27-28.

  6. Гавриленков А.Ф. Историография вероисповедной политики Российского государства в 1721-1917 гг. // История государства и права. – 2008. - № 23. С. 14-16.

  7. Гавриленков А.Ф. Трансформация религиозного сознания в условиях глобализации // Вестник Нижегородского университета им Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. № 1 (9). Н.Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2008. С. 34-38.

  8. Гавриленков А.Ф. Структура религиозного сознания и его трансформация // Вестник МГУКИ. – 2008. - № 6. С. 47-49.

  9. Гавриленков А.Ф. Государственная власть и мистическое сектантство на территории Смоленской губернии в XIX-начале XX вв. // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2008. - № 14. С. 19-27.

Монографии:

  1. Гавриленков А.Ф. Политика российской государственной власти по отношению к Православной церкви, христианским конфессиям и авраамическим вероисповеданиям в Смоленской губернии (1721-1917 гг.). - Смоленск: "Маджента", 2009. - 368 с.

  2. Гавриленков А.Ф. Вероисповедная политика Российской империи в 1721-1917 гг. (на материале Государственного архива Смоленской области): монография. – Смоленск: ООО Смоленское областное книжное издательство «Смядынь», 2008. – 308 с.

  3. Гавриленков А.Ф. Трансформация религиозного сознания (на материалах Смоленского края в X - начале XXI вв.). Монография. – Смоленск: ООО Смоленское областное книжное издательство «Смядынь», 2007. – 343 с.

Другие публикации:

  1. Гавриленков А.Ф. Трансформации: религиозное сознание в условиях либерально-демократических преобразований. – Смоленск: СГПУ, 2004. С. 39-51.

  2. Гавриленков А.Ф. Религиозные основы экономического развития в условиях глобализации // VIII межвузовская научно-практическая конференция «Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества» (23 апреля 2009 г.). – Смоленск: СмолГУ, 2009. С. 3-8.

  3. Гавриленков А.Ф. Трансформация религиозного сознания жителей Смоленской области на рубеже XX-XXI вв. // Социальные трансформации: материалы международного коллоквиума «Искусство и массовая культура сегодня»/ Смоленский государственный университет. – Смоленск: СмолГУ, 2008. – Вып. 16. С. 5-9.

  4. Гавриленков А.Ф. К проблеме непрерывности процесса трансформации религиозного сознания жителей Смоленского края (X-начало XXI вв.). // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2008. - № 55. – С. 159-162.

  5. Гавриленков А.Ф. Баптизм и евангельское христианство на территории Смоленской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. (По материалам православных епархиальных и миссионерских отчетов) // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 5. Сборник статей. – М.: Российское объединение исследователей религии, 2007. С. 20-28.

  6. .Гавриленков А.Ф. Положение римско-католической церкви в Смоленской (Западной) области в 20-30-е годы XX века // Материалы научно-практической конференции, посвященной 15-летию возобновления деятельности Смоленского римско-католического прихода Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии. Смоленск. 23 сентября 2006 года. / Составление Н.Н. Илькевича, о Птоломеуша (Яцека Кучмика). Научное редактирование, подготовка указателей Н.Н. Илькевича. – Смоленск, «Годы», 2007. С. 209-214.

  7. Гавриленков А.Ф. Православное латышское население на территории Смоленской губернии в конце XIX-начале XX века // Православие в Латвии. Исторические очерки. 6. Сборник статей под редакцией А.В. Гаврилина. – Рига: Филокалия, 2007. С. 28-33.

  8. Гавриленков А.Ф. Ислам в городе Рославле и уезде в XIX – начале XX века // «Ростиславль». Краеведческий альманах – Выпуск 4 (9). – 2006. – Смоленск, 2006. С. 9-12.

  9. Гавриленков А.Ф. Иудаизм на территории Рославля и Рославльского уезда // «Ростиславль». Краеведческий альманах – Выпуск 2 (7). – 2006. – Смоленск, 2006. С. 3-8.

  10. Гавриленков А.Ф. Католики Рославля и уезда в XIX- начале XX в. // «Ростиславль». Краеведческий альманах – Выпуск 1 (6). – 2006. – Смоленск, 2006. С. 26-30.

  11. Гавриленков А.Ф. Народно-христианская традиция и трансформация религиозного сознания жителей Смоленской губернии в конце XIX-начале XX в. // Край Смоленский. – 2006. – № 1-2. С. 63-68.

  12. Гавриленков А.Ф. Проблема культурного взаимодействия русско-белорусского пограничья второй половины-конца XIX в. (на примере уездов Смоленской губернии) // Общечеловеческие ценности и профессиональное становление личности. Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых (14 марта 2006 г.). Смоленск: СГИИ, 2006. С. 82-86.

  13. Гавриленков А.Ф. Дело о еретичестве рославльской помещицы Натальи Бородуливичевой (первая половина XIX века) // Рославльская правда. – 10 августа 2006 г.

  14. Гавриленков А.Ф. Протестанты на территории Рославля и уезда (конец XIX-начало XX в.) // «Ростиславль». Краеведческий альманах – Выпуск 3 (8). – 2006. – Смоленск, 2006. С. 13-18.

  15. Гавриленков А.Ф. Дело, заключающее в себе циркуляры, предложения, сообщения, разъяснения министерств и иных высших правительственных учреждений на имя Смоленского гражданского губернатора // «Ростиславль». Краеведческий альманах. Выпуск 2 (7), 2006. Рославль, 2006. С. 40-43.

  16. Гавриленков А.Ф. Спасо-Преображенский мужской монастырь в городе Рославле // «Ростиславль». Краеведческий альманах – Выпуск 1 (6). – 2006. – Смоленск, 2006. С. 36-39.

  17. Гавриленков А.Ф. Религия как социальный куматоид // Социальные трансформации (Выпуск 9): Материалы международного коллоквиума «Социальные трансформации: Механизмы научного и социокультурного взаимодействия (Концепция социальных эстафет М.А. Розова)». – Смоленск: СГПУ, 2005. С. 17-20.

  18. Гавриленков А.Ф. Рославль в истории Крымской войны (1853-1856 гг.) // «Ростиславль». Краеведческий альманах – Выпуск 4 (5). – 2005. – Рославль, 2005. С. 22-25.

  19. Гавриленков А.Ф. Прошение рославльского соборного протоиерея Павла Полубинского «Ростиславль». Краеведческий альманах. Выпуск 4 (5), 2005. Рославль, 2005. С. 56-58.

  20. Гавриленков А.Ф. Религия как социальный куматоид //Социальные трансформации (Выпуск 9). Смоленск: СГПУ, 2005. С. 17-20.

  21. 31.Гавриленков А.Ф. Смоленские купцы-старообрядцы в XIX-начале XX вв. // Проблемы развития предпринимательства на современном этапе. Смоленск: СГПУ, 2005. С. 21-26.

  22. Гавриленков А.Ф. Религиозная обстановка в Смоленской области в конце XX – начале XXI вв. // Kultura pogranicza-pogranicze kultur. Redakcja naukova Adam Bobryk. Siedlce-Pułtusk, 2005. С. 181-186.

  23. Гавриленков А.Ф. К вопросу о развитии еврейского этноса на территории Смоленской губернии в 1872-1900 годах // Культура. Искусство. Образование: проблемы и перспективы развития. Материалы международной научно-практической конференции (Смоленск, 3 февраля 2004 г.). – Смоленск: СГИИ, 2004. С. 186-192.

  24. Гавриленков А.Ф. Общечеловеческие ценности и межконфессиональное взаимодействие на территории Смоленской губернии в XIX-начале XX веков //Общечеловеческие ценности и профессиональное становление личности. Материалы международной конференции молодых ученых (30 марта 2004 г.). Смоленск: СГИИ, 2004, С. 61-65.

  25. Гавриленков А.Ф. Рославль и Крымская война // Рославльская правда. – 24 апреля 2004 г. № 5.

  26. Гавриленков А.Ф. Еврейское население в Рославле и уезде во второй половине – конце XIX века // Рославльская правда. – 5 августа 2004. № 92-93.

  27. Гавриленков А.Ф. Католики Рославля и уезда во второй половине XIX – начале XX вв. // Рославльская правда. - 11 ноября 2004. № 134-135.

  28. Гавриленков А.Ф. Еврейское население Рославльского уезда // Край Смоленский. – 2004. – № 3-4. С. 9-14.

  29. Гавриленков А.Ф., Егоров А.Г. Трансформация религиозного сознания восточных славян и идея веротерпимости А.С. Хомякова // Социальные трансформации (Выпуск 7): Материалы коллоквиума «Социальные трансформации: религиозное сознание в условиях либерально-демократических преобразований». – Смоленск: СГПУ, 2004. С. 39-51.

  30. Гавриленков А.Ф. Религиозная обстановка на территории Смоленской губернии в XVII-начале XX вв. // Социальные трансформации (Выпуск 8): Трансформация религиозного сознания и изменение социального статуса религиозных объединений в постсоветский период. – Смоленск: СГПУ, 2004. С. 30-61.

  31. Гавриленков А.Ф., Егоров А.Г. Трансформация религиозного сознания жителей Смоленской области в конце XX – начале XXI вв. (конфессиональный аспект) // Социальные трансформации (Выпуск 8): Трансформация религиозного сознания и изменение социального статуса религиозных объединений в постсоветский период. – Смоленск: СГПУ, 2004. С. 105-112.

  32. Гавриленков А.Ф. О трансформации религиозного сознания у жителей Смоленской губернии в XIX – начале XX вв. // Вестник МГИУ. Серия «Гуманитарные науки». - 2003. - № 1. С. 67-75.

  33. Гавриленков А.Ф. Трансформация религиозного сознания жителей Смоленской губернии в ХIХ-начале ХХ века //Социальные трансформации (Выпуск 4). Материалы международного коллоквиума.- Смоленск: СГПУ, 2003. С. 40-48.

  34. Гавриленков А.Ф. Религиозная обстановка в Смоленской губернии в XIX- начале XX вв. // Край Смоленский. – 2003. - № 9-10. С. 12-25.

  35. Гавриленков А.Ф. К вопросу о нравственном воспитании населения города Рославля и уезда в конце XIX века // Рославльская правда. – 2003. № 4-5.

  36. Гавриленков А.Ф. Из истории города Рославля XIX века // Рославльская правда. – 2003. – № 25-26.

  37. Гавриленков А.Ф. Уездное духовное училище в Рославле (1805-1905) // Рославльская правда. – 2003. - № 33.

  38. Гавриленков А.Ф. Спасо-Преображенский монастырь в Рославле // Рославльская правда. – 2003. - № 54-55.

  39. Гавриленков А.Ф. Судьбы христианского социализма в России в XX веке//Вестник МГИУ. Серия «Гуманитарные науки», № 1. М.: МГИУ,2002. С. 55-63.

  40. Гавриленков А.Ф. Политический аспект социальной концепции РПЦ 2000 года //Научные труды международной научно- практической конференции ученых МАДИ, ЛГАУ,СИБП 2-4 октября 2001 года. Москва, Луганск, Смоленск, 2001. С. 62-63.

  41. Гавриленков А.Ф. Идеи первоначального христианства в духоборческого движения. - М.: Общество «Знание», МГИУ, 1998. – 31 с.

  42. Гавриленков А.Ф. Духовное возрождение России //Смоленские епархиальные ведомости, №4, 1998. С. 73-75.

1 Подробный анализ использованных источников и литературы содержится в первой главе диссертации.

2 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 2003; Карташев А.В. Собрание сочинений: В 2 т. Т. 2: Очерки по истории русской церкви. – М., 1992; Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописании ее главнейших деятелей. Репринтное воспроизведение издания 1873-1888 гг. – М., 1992; Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3 т. Т. 2, ч. 1. – М., 1994; Соловьев С.М. Публичные чтения о Петре Великом. – М., 1984; Макарий, епископ. История русского раскола. СПб., 1855 и др.

3 См.: Новицкий О. О духоборцах. - Киев, 1832;Морошкин М. Иезуиты в России с царствования Екатерины II и до нашего времени. Ч. 1-2. – СПб., 1867-1870;Толстой Д. Римский католицизм и России. Том первый. - СПб., 1876;Рункевич С. История Минской архиепископии (1793-1832 гг.). - СПб., 1893; Синайский А., священник. Отношение русской церковной власти к расколу при Петре Великом. – СПб., 1895.

4 Бердяев Н.А. Философия Свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997; Булгаков С.Н. Православие: Очерки учения православной церкви. М., 1991; Ильин И.А. Кризис безбожия. – М., 2005; Карташев А.В. Собрание сочинений: В 2 т. Т. 2: Очерки по истории русской церкви. – М, 1992; Рейснер М.А. Государство и верующая личность. – СПб., 1905; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917.. – М., 1996; Тальберг Н.Д. История Русской Церкви. – М., 1997; Федотов Г.П. Судьба и грехи России. В 2-х т. Т. 1. – СПб., 1991 и др.

5 См. Андерсон В. Старообрядчество и Сектантство. Исторический очерк русского религиозного разномыслия. - СПб., 1909; Благовидов Ф.В. Обер-прокуроры Св. Синода в XVIII в. и первой половине XIX в. - Казань, 1900;Бондарь С.Д. Секта меннонитов в России. - П., 1916; Булгаков С.Н. Церковь и государство // Вопросы религии. – М., 1906. – Вып. I. – С.61; Гессен Ю.. История еврейского народа в России: В 2-х т, т. 1, Л. 1925; Рывкин Х.Д. Евреи в Смоленске. – СПб., 1910 и др.

6 Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века: Борьба за наследие Петра. – М., 1986; Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. – М., 1981; Ипатов А.Н. Православие и русская культура. - М., 1985; Католицизм в Белоруссии: традиционализм и приспособление. – Мн, 1987; Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. – М., 1965; Малахова И.А. Духовные христиане. - М., 1970; Никольский Н.М. История русской церкви. – 4-е изд. – М., 1988 и др.

7 Боханов А.Н. Самодержавие. Идея царской власти. – М., 2002; Брикнер А.Г. История Петра Великого. – М., 2004; Зубанова С.Г. Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX веке. – М., 2001; Логинов А.В. Власть и вера. – М., 2005; Мейендорф И., протоиерей. Православие в современном мире. – М., 1997; Федоров В.А. Русская Православная Церковь и государство. – М., 2003;

8 Буттаева А.М. Исламское возрождение в современной России: проблемы и перспективы // Религиоведение. – 2008. - № 2; Вихнович В. Л. Иудаизм. – СПб., 2006; Геллер М.Я.. История Российской империи. В трех томах. М., 1997. — Том II; .Гаврилов Ю.А., Шевченко А.Г. Русское мусульманство: история формирования идентичности // Религия в самосознании народа (религиозный фактор в идентификационных процессах) / Отв. ред. М.П. Мчедлов. – М., 2008. С. 126-160; Жудинова Е.В. Религии мира. Протестантизм. – М., 2006; Ислаев Ф.Г. От конфронтации к веротерпимости: эволюция религиозной политики российского государства в XVIII в. // Преподавание истории и обществознания в школе. – 2005. - № 3; Лиценбергер О.А. Римско-католическая церковь в России: история и правовое положение. – Саратов, 2001; Миндлин А.Б. Еврейский вопрос в деятельности Н.П. Игнатьева // Вопросы истории. – 2006. - № 11; его же. Политика С.Ю. Витте по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории. – 2004. - № 4; его же. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX – начале XX вв. // Вопросы истории. – 2000. - № 8; Мизун Ю.В., Мизун Ю.Г. Ислам в России. – М., 2004; Ревуненкова Н. В. Протестантизм. – СПб., 2007; Сафонов А. А.. Свобода совести и модернизация вероисповедного законодательства Российской империи в начале XX века. Тамбов, 2007;Щеголева Т. Караимы Крыма: история и современное состояние общины // «Евреи Евразии».- № 1(8). – Январь-Март 2005 и др.

9 Каррер д'Анкосс Э. Евразийская империя: История Российской империи с 15552 г. до наших дней / Пер. с фр.. – М., 2007; Пайпс Р. Россия при старом режиме. – М., 2004; Труайя А. Петр Великий. – М., 2003; Хоскинг Дж. Россия: народ и империя (1552-1917) / Пер. с англ. С.Н. Самуйлова. – Смоленск, 2000; Энгельштейн Л. Скопцы и Царство Небесное: Скопческий путь к искуплению. Авториз. пер. с английского В. Михайлина, при участии Е. Филипповой и Е. Левинтовой. – М.:, 2002.

10 Крижанівський О.П., Плохій С.М. İсторія церкви та релігійноï думки в Украïні. У трьох книгах. Книга 3. Кінець XVI- середина XIX століття / О.П. Крижанівський, С.М. Плохій. - Киïв, 1994; Гапановiч В.Ф., Царанкоў Л.А. Учарашнi i сённяшнi дзень унiяцкай царквы. - Мн., 1985; Канфесii на Беларусi (к. XVIII – XX ст.) / В.В. Грыгор'ева, У.М. Завальнюк, У.I. Навiцкi, А.М. Фiлатава; Наук. ред. У.I. Навiцкi. – Мн, 1998.

11 Алексеева С.И. Святейший Синод в системе высших и центральных государственных учреждений Российской Империи (1856-1904 гг.): Дис. … канд.ист.наук. – СПб., 1997; Боченков И.Д. Государственная политика в отношении староверов в последней четверти XVIII – начале XIX в. Дис. … канд.ист.наук. - М., 1999;Вишленкова А.И. Религиозная политика в России (1-ая половина XIX века): Дис. … докт.ист.наук. – Казань, 1999; Гриценко Н.Ф. Официальная доктрина внутриполитического курса России конца XIX века (политические и духовные аспекты внутренней политики): Дис. … докт.ист.наук. – М., 2000; Ершова О.П. Старообрядчество и государственная политика в области вероисповедания (2-ая половина XIX – нач. XX века): Дис. … докт.ист.наук. – М., 2000; Зубанова С.Г. Православная церковь в социальной, культурной и духовной жизни российского общества XIX века: Дис. …канд. ист.наук. – М., 1995; Зубанова С.Г. Социальное служение Русской Православной Церкви в XIX веке: Дис. …докт.ист.наук. – М., 2002; Лиценбергер О.А. Римско-Католическая и Евангелическо-Лютеранская церкви в России: сравнительный анализ взаимоотношений с государством и обществом (XVIII – начало XIX вв.). Дисс… докт.ист.наук. Саратов, 2005; Ляпунова Н.В. Эволюция профессионального церковного образования в России: Дис. … д-ра ист. наук:. М.,2006; Наумлюк А А Государственная конфессиональная политика по отношению к старообрядчеству в Саратово-Самарском Поволжье во второй половине XVIII – начале XX вв. Дис. … канд.ист.наук. Саратов, 2009; Никулин М.В. Православная церковь в общественной жизни России (конец 1850-х – конец 1870-х гг.): Дис. … канд.ист.наук. – М., 1997; Пашенцев Д.А. Благотворительная деятельность Русской Православной Церкви во 2-ой половине XIX – начале XX в.: Дис. … канд. ист. наук. – М., 1995 и др.

12 См. Первая Государственная дума. Сборник статей. Выпуск 2, Законодательная работа. СПб., 1907; Государственная дума. Третий созыв. Сессия вторая. 1909 г. Стенографические отчеты. СПб., 1909. Ч. IV; Журналы Комитета министров по исполнению Указа 12 декабря 1904 г. СПб., 1905; Законодательные акты переходного времени. (1904-1906 гг.) Сборник законов, манифестов, указов Правительствующему Сенату, рескриптов и положений Комитета министров, относящихся к преобразованию государственного строя России/Под. ред. приват-доцента Н.И. Лазаревского. СПб., 1907; Законотворчество думских фракций. 1906-1917 гг. М., 2006; П.А. Столыпин. Программа реформ. М., 2002, тт. 1-2; Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе. М., 2004, ч.1-2 и др.

13 См. к примеру: Российское законодательство X-XX веков. В 9-ти т. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. – М., 1987; Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола. Под ред. В. Бонч-Бруевича. Выпуск первый. - СПб.: Типография Б.М. Вольфа, 1908; Министерство внутренних дел. Исторический очерк. 1802 - 1902. СПб. 1901; Обряды духоборцев. «Живая старина», вып. III и VI.// Ольховский В. - СПб., 1905; История Духоборцев. Документы по истории Духоборцев и краткое изложение их вероисповедания.// Сухорев В.А. - Канада. 1944; Секта меннонитов в России.// Бондарь С.Д. - П., 1916; Англиканская епископальная церковь. Составил С.Д. Бондарь. – СПб.: 1911; Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев. 1762 – 1917 годы: справочник персоналий.// Миндлин А.Б. – СПб., 2007; Документы по еврейской истории XVI-XX вв. в Киевских архивах.// Хитерер В. М.; Киев; Иерусалим, 2001;Документальные материалы по истории евреев в архивах СНГ и стран Балтии.// Эльяшевич Д. А. — СПб., 1994; Ислам в Российской империи. Законодательные акты, описания, статистика. – М., 2001. и др.

14 Витте С.Ю. Воспоминания. В 3-х т. — М., 1960; Державин Г.Р.Записки (1743-1812) М., 2000; Дневные дозорные записи о московских раскольниках. Части 3-7. С предисловием Андрея Титова. - М.,1892; Дневник священника Никифора Адриановича Мурзакевича. 1776-1834 гг. составление, подготовка текста и вступительная статья В.М. Аникеева. Издание третье. – Смоленск, 2005; Достоевский Ф.М. Статьи и заметки. 1845 – 1861 // Полное собрание сочинений. Т.18. – Л., 1978; Победоносцев К.П.Борьба государства с церковью в Германии // Гражданин. 1873. №34; Россия XVI века. Воспоминания иностранцев / Пер. с англ. Н. Белозерской, Ю. Готье. Пер. с нем. И. Анонимова, И. Полосина. – Смоленск. 2003; Новицкий В.В. Из воспоминаний жандарма. М.; Л., 1929; Смирнова-Россет А.О. Дневник. Воспоминания. – М., 1989; Чаадаев П.Я. Избранные сочинения и письма. - М., 1996; Столыпин П.А. Переписка. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004 и др.

15 См. Мейендорф И., протоиерей. Православие в современном мире. – М., 1997; Рафаил (Ивочкин), иеромонах. Ельнинская земля: православные храмы. - Смоленск:, 2005; Рафаил (Ивочкин), иеромонах. Рославльская земля: православные храмы. – Смоленск. 2004; Даниил (Сычёв), иеромонах. Вязьма. Очерки истории. - М., 1997 и др.

16 Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Канонические. В Русском Переводе. С Параллельными Местами. - М., 1968; Новый Завет. Восстановительный перевод. – Анахайм, 1998; Коран / Перевод И.Ю. Крачковского. – М., 1990; Сборник субботних вечерних и утренних молитв по обряду крымских караимов. На русском и караимском языках. Подготовил газзан евпаторийской кенаса Тирияки В. З. – Евпатория, 2002; Главные основы Караимского Законоучения. – Одесса, 1917.

17 См. Ожегов С.И Словарь русского языка. М.,1987; Толковый словарь русского языка: В 4 т./ Под ред.Д. Н. Ушакова. — М.:, 1935-1940.; Старообрядчество: Опыт энциклопедического словаря. - М., 1996; Религия: Энциклопедия // Под ред. А.А Грицанова. М., 2007; Краткая Еврейская Энциклопедия: 1976 — ... [продолж. изд.], т. 2, т. 9. Иерусалим: Общество по исследованию еврейских общин, 1982; Большая Российская энциклопедия, М., 2005; Православные монастыри России. Краткий справочник. – Новосибирск, 2000; Современный экономический словарь. - М., 2003 и др.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (8)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «11» _октября__ 2011 г. в 11. 00 час. на заседа­нии диссертационного совета Д 203.019.02 при Московском университете МВД России (117997, Москва, ул.
  2. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (107)

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится «13» сентября 2007 года в 1515 часов на заседании Диссертационного Совета Д.501.001.74 в Московском государственном университете им.
  3. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (121)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 26 декабря 2008 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.01 при Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу: 41 3, г.
  4. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (228)

    Автореферат диссертации
    Актуальность исследования. Познание человеком самого себя во всем многообразии культурных феноменов и форм – вечная проблема философии, и по сей день не утратившая своей актуальности.
  5. Автореферат Диссертации на соискание ученой степени (199)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 23 декабря 2009 г. в 16.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 602.004.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов по адресу:
  6. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (43)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 20 сентября 2007 года в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН по адресу 670047, г.

Другие похожие документы..