Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Данной электронной публикацией мы открываем дискуссию о применении спинальной анестезии в акушерской практике и приглашаем принять в ней участие всех...полностью>>
'Внеклассное мероприятие'
Цель: познакомить учащихся с ПСХЭ Д. И. Менделеева, и некоторыми , наиболее распространенными элементами на Земле. Рассказать о жизни и деятельности Д...полностью>>
'Программа дисциплины'
(, соотнесенные с общими целями основной образовательной программы. Основные задачи изучения дисциплины представлены в виде перечня с примерными форм...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится 6 октября 2011 г. в 11 ч на заседании диссертационного совета Д 212.214.02 при Самарском государственном экономическом университете ...полностью>>

Главная > Автореферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Православная церковь в начале ХХ века сохранила в основном свои позиции в государстве. Хотя с принятием Указа 17 апреля 1905 г. из неё вышли униаты Западного края (перешли в католичество), латыши (отпали в протестантизм), крещеные татары приволжских губерний (перешли в мусульманство), старообрядцы и сектанты. Всего за 1905-1907 гг. из православия в католичество перешло свыше 170 тысяч человек, 36 тысяч насильственно крещеных татар и башкир вернулись в ислам, около 10 тысяч человек перешло в протестантство. Однако в масштабах страны эти числа вероисповедных переходов для РПЦ были не катастрофическими.

Русская Православная Церковь оставалась мощной церковной организацией. Православными считались 72% населения страны. В РПЦ насчитывалось 67 епархий и 48000 приходов, в которых действовали 80792 храма, 1025 мужских и женских монастырей, высшую иерархию составляли 130 митрополитов, архиепископов и епископов. Церкви принадлежало около 35000 начальных школ и 34497 библиотек, церковные кадры готовили 185 епархиальных училищ, 57 семинарий и 4 духовные академии.

К концу синодального периода процесс инкорпорации РПЦ в государственный механизм Российской империи был завершен: она принимала участие в осуществлении исполнительной, законодательной и судебной власти. Вместе с тем, до Октября 1917 г. сохранились такие особенности положения РПЦ в государственном механизме, как наличие независимых источников финансирования; частичная, а не полная подконтрольность ведомства православного исповедания Государственному казначейству; Духовное ведомство являлось собственником церковного имущества и выступало в имущественном обороте как юридическое лицо публичного права; Св. Синод сохранил за собой ряд властных полномочий, отличавшихся от полномочий совещательного органа при министре, а полномочия обер-прокурора Св.Синода в Духовном ведомстве не были тождественны полномочиям министров Российской империи.

Трагическими последствиями для Церкви и Империи оказались радикальные брожения в обществе и в самой Церкви в начале ХХ века. РПЦ оказалась не готовой решать сложнейшие задачи; в начале века она находилась в состоянии духовного кризиса. Материальное давлело над духовным. Некоторые высшие церковные иерархи, активно приобщаясь к новейшим способам обогащения и сомкнувшиеся с правящими верхами, не имели нравственного авторитета среди населения.

Более того, некоторые исследователи полагают, что определенная часть духовенства РПЦ сыграло свою роль в революционном процессе, направленном на свержение монархии в России.

Что касается позиции государственной власти по отношению к староверию, то она за весь изучаемый период практически не менялась. Старообрядчество однозначно рассматривалось РПЦ как раскол. Исходя из неизменности роли господствующей церкви как основного идеологического союзника государства, ее позиция почти всегда находила поддержку правительства.

Старообрядчество, являясь частью православия, испытывало на протяжении всего имперского периода стеснения и препятствия. Старообрядцы и отдельные секты признавались терпимые, но непризнанные российским правом религиозные объединения. Законодательство не признавало их религиозные общества, не дозволяло им иметь своих духовных учреждений, организовывать монашеские скиты и обители, совершать крестные ходы и процессии и др. История старообрядчества в России – эта трагическая история не понятых, гонимых православных людей в «православном государстве».

Вместе с тем, государство нисколько не мешало старообрядцам вести активную экономическую деятельность. Некоторые исследователи полагают, что староверы владели 60% или даже 75% капиталов дореволюционной России.

Проблемы развития Православной церкви получили отражение в епархиальной жизни церкви. В полной мере это относится и к истории развития РПЦ на территории Смоленской епархии.

На территории Смоленской губернии в рассматриваемый период православие сохраняло свои лидирующие позиции, о чем свидетельствуют статистические данные за вторую половину XIX – начало XX вв. Происходил рост православных храмов и часовен, развивалась жизнь монастырей; действовала достаточно широкая сеть духовных учебных заведений. Правда, заметим, что уровень подготовки священно- и церковнослужителей не был высоким.

В начале XX века стала очевидной тенденция на незначительное снижение численности православного населения. Причины такого положения скрывались не только в росте числа верующих неправославных конфессий, но и в нарушениях вероучительных установлений Православной церкви, а также в отступлении от норм морали церковно- и священнослужителями на территории губернии.

Однако епархиальное управление не всегда реагировало на отступление своих подчиненных, что приводило к дальнейшим нарушениям со стороны приходских священнослужителей. Было немало примеров, когда православные священнослужители совершали даже уголовные преступления.

Епархиальные власти вслед за центральными, губернскими и местными властями не терпимо относились к деятельности старообрядцев и сектантов. При этом смоленские губернские и епархиальные власти не осознавали в полной мере важность миссионерской деятельности среди названных категорий верующих.

Первые сведения о старообрядцах на Смоленщине относятся к середине XVIII века. Однако утверждать, что старообрядчество в середине – второй половине XVIII века на территории Смоленской губернии получило широкое развитие нельзя. Лишь в начале ХIХ века старообрядцы активизировали свою деятельность на территории губернии. Первоначально была отмечена деятельность двух направлений в старообрядчестве – беспоповщины, поповщины. Беспоповщина была представлена федосеевским толком (бракоборцы), старопоморцами, мельхиседеками («селезни») и нетовцами (спасовский толк). В рамках поповщины действовали беглопоповцы. После 1861 года среди старообрядцев-поповцев стали распространяться идеи австрийского толка (белокриницкая иерархия).

По сведениям уездных духовных правлений в начале XVIII века старообрядцы обосновались в четырех уездах Смоленской губернии – Бельском, Гжатском, Сычевском и Юхновском. В дальнейшем, к началу XX века старообрядцы разных толков и направлений, и различной численности, появились в Вяземском, Дорогобужском и Рославльском уездах губернии. Численный состав смоленских старообрядцев всех направлений динамично изменялся, постоянно увеличиваясь, начиная с первой половины XIX века до начала XX века, рос. В 1897 году количество старообрядцев всех толков и направлений в губернии увеличилось до 20728 человек.

На протяжении XVIII-XIX веков государство стремилось создать систему воздействия на сектантов. Указ Николая II от 17 апреля 1905 года изменил отношение к одним из них (молокане, духоборцы) и в тоже время оставил без изменения отношение к другим (хлысты, скопцы). Последние были определены как изуверные и запрещены.

На территории Смоленской губернии в XVIII - начале XX веков действовало несколько сектантских направлений - христовщина (хлысты), лубковщина, скопчество, духоборчество, молоканство, иоаннитство.

Нормы российского законодательства XIX - начала XX вв. устанавливали различные ограничения в правах последователей перечисленных сект. Представителей одних сект государственная власть неоднократно высылала поэтапно с территории на территорию большими группами (колониями) с тем, чтобы остановить разрастание сект. Это относилось, например, к сектам духоборцев и молокан. Представителей других сект государственная власть высылала по одиночке, например, представителей секты скопцов.

В отношении изуверских сект государственная власть устанавливала ссылки в Сибирь и полицейский надзор.

Именной указ Николая II от 17 октября 1906 года предписывал не только порядок образования старообрядческих, но и сектантских общин, прав и обязанностей сектантов. Государство дозволяло сектантам свободно создавать общины. При этом государственная власть запрещала деятельность сект изуверных учений.

Четвертая глава - «Государство и инославные церкви в Российской империи и Смоленской губернии; противостояние и диалог» рассматривает политику российской государственной власти в отношении действовавших на территории империи и Смоленской губернии католической и протестантской церквей, Армяно-католической церкви и Армяно-Григорианской церкви, получивших официальное название «инославных церквей».

Четвертая глава начинается с анализа конфессиональной политики императорской власти в отношении перечисленных выше христианских церквей, с выявления основных характерных черт этой политики.

Деятельность инославных (христианских неправославных) исповеданий в Российской империи регулировалась «Уставом духовных дел иностранных исповеданий», изданным в 1857 году. Признанные инославные конфессии, к которым относились Римско-Католическая, Евангелическо-Лютеранская и Евангелическо-Реформатская Церкви, Армяно-Грегорианская Церковь, имели право публичного отправления богослужения, официально признанное существование духовенства как особого привилегированного класса. За религиозными обществами признавались права юридических лиц, обязательная сила монашеских обетов, право ведения актов гражданского состояния, дисциплинарная власть, юрисдикция по брачным делам и духовная цензура.

Свидетельством того, что российское государство признавало церковно-служебное положение духовных лиц «иностранных» христианских конфессий, отличая их от других групп населения в качестве особого сословия (подобно духовенству РПЦ), являлись налоговые льготы, освобождение от воинской повинности и телесных наказаний.

Инославное (католическое, протестантское и армяно-грегорианское) духовенство пользовалось всеми правами чести, имело право получать за усердное служение ордена и наперсные кресты. Дети инославного духовенства пользовались правами потомственного и личного потомственного гражданства.

Российское законодательство охраняло все христианские исповедания от отпадения их последователей в нехристианские религиозные сообщества. Так, за отвлечение из христианской веры «в веру магометанскую, еврейскую или иную нехристианскую» виновный приговаривался к каторжным работам на срок от 8 до 10 лет. Если для принуждения к отступлению от христианства было употреблено насилие, то срок увеличивался от 12 до 15 лет.

Фактически все христианские (неправославные) конфессии, действовавшие на территории как Российской империи, по своему статусу были государственными.

И, тем не менее, отношение светской власти к неправославным христианским конфессиям было достаточно избирательным. Зачастую это было связано, как, например, в случае с католицизмом, с внешнеполитическими и цивилизационными столкновениями Запада и России.

Среди неправославных христианских конфессий выделялись католические религиозные объединения.    На протяжении многих веков отношение государственной власти к католической церкви менялось, начиная от доброжелательного с предоставлением различных привилегий, заканчивая изгнанием отдельных представителей католического вероисповедания.

Российское государство в эпоху правления Петра I поддерживало католическую церковь в России, что было связано с приезжавшими иностранцами-католиками. Екатерина Великая продолжила и развила политику Петра I в отношении инославных религиозных исповеданий. Начиная с 1772 года, последовал целый ряд указов Екатерины II. , имевших целью создать определенную систему устройства и управления Римско-католической Церкви в России, установить правовые рамки жизни и деятельности католического духовенства и паствы.

Во время царствования Павла I среди русской аристократии началось увлечение католицизмом. В значительной мере это происходило под влиянием нахлынувших в конце XVIII в. в Россию из революционной Франции эмигрантов-католиков, милостиво принятых при русском дворе.

Необходимо отметить, что российское законодательство XVIII века при всем его жестком характере, предоставляло, к примеру, католикам реальную возможность селиться в любой части страны и принимать активное участие в общественной и государственной жизни России.

Изучение документов и материалов, относящихся к данному периоду, подтверждает тезис о глубокой интеграции западных христиан в русское общество на различных социальных и культурных уровнях.

Существенное влияние на отношение государственной власти к католикам оказали события 1830-31 гг. После этих событий российские власти упразднили основные структуры Римско-католической церкви; на административные должности назначались только русские, а на должности священников – выходцы из русских и украинских семинарий.

В начале XX века после изменений в государственном строе России и фактическом переходе к конституционной монархии католики стали играть значительную роль в политической и социальной истории России. Граждане римско-католического вероисповедания получили право вхождения в центральные органы государственной власти Российской Империи, в том числе в высшие законосовещательные и законодательные органы — в Государственный совет и в Государственную думу.

В начале XX века отношения между Россией и Ватиканом резко ухудшились вследствие изменения политического курса Римской курии, и ее сближения с Тройственным союзом. Сложившаяся ситуация вынудила российское правительство внести определенные коррективы в религиозную политику. Перед мировой войной началась крупная антикатолическая кампания, достигшая своего апогея в годы Первой мировой войны.

В Российской империи к 1917 г. имелось 12 римско-католических епархий, из них 7 находились на польских землях. На территории России за исключением Царства Польского проживало 11,5 млн. человек, исповедовавших католицизм, что составляло почти 9% населения страны. По национальному составу 75% католиков европейской и азиатской части России были поляками. Католицизм исповедовали также литовцы, латыши, украинцы, чехи, армяне, русские и др.

В канонической связи с римско-католической церковью находилась Греко-католическая (униатская) церковь, которая должна была своим появлением создать условия для постепенного перехода православных верующих в католицизм.

В тесном отношении с Римско-католической церковью находились армяно-католики России. Они появились в Российской империи после русско-турецкой войны 1768-1774 года и после третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году.

Проведенное исследование показало, что государственная власть проводила довольно жесткую, но достаточно взвешенную и прагматичную политику в отношении упомянутых церквей.

Наряду с армяно-католиками на территории Российской империи действовали армяно-григориане, объединенные в Армянскую апостольскую церковь. Она пользовалась покровительством российского императора.

Значительное место в религиозной жизни Российской империи занимал протестантизм. При всех догматических различиях протестантских исповеданий, действовавших на территории Российской империи в рассматриваемый период, российское государство вырабатывало специфическую вероисповедную политику в отношении этих исповеданий. Государство действовало избирательно в отношении каждого протестантского исповедания.

В России Евангелическо-лютеранская церковь существует с 1576 г., когда в Москве была открыта первая лютеранская часовня. Регламентируя взаимоотношения с Евангелическо-Лютеранской Церковью, государство, тем не менее, отдавало ей предпочтение по сравнению с другими протестантскими деноминациями, действовавшими на территории Российской империи. Российские лютеране занимали видные посты, руководили министерствами и ведомствами, создавали партии и общественные союзы, участвовали в работе Государственной Думы.

Тем не менее, это не мешало государству устанавливать строгие правила в отношении Евангелическо-лютеранской церкви.

Закрепляя законодательно положение Евангелическо-лютеранской церкви, государство не забывало и мелкие религиозные организации протестантской направленности (баптизм, меннонитство, реформатство). В тоже время, ряд протестантских деноминаций направленности были упущены из правового поля российского государства (англиканство, адвентизм, евангельское христианство – пашковщина), которые, вероятно, не представляли опасности.

При анализе вероисповедной политики российских властей к инославным религиям на территории империи необходимо учитывать и внешнеполитический фактор. Нельзя не отметить, что центры инославных религий, находившиеся в Риме и Германии, были далеко не нейтральны в вопросе распространения своего влияния в России. И проблему свободы совести в нашей стране они тесно связывали с полной свободой пропаганды своих вероучений.

В четвертой главе подробно описывается отношение российской государственной власти к Римско-Католической церкви и Армяно-Грегорианской церкви, к протестантским организациям на территории Смоленской губернии в XVIII – начале XX вв

Римско-католическая церковь получила наибольшее распространение на территории Смоленской губернии из неправославных христианских исповеданий. Последователи католицизма проживали во всех уездах губернии и в губернском центре. Исследование показало, что количество католиков на территории Смоленской губернии постоянно увеличивалась. Рост численности католиков явно опережал рост численности последователей всех неправославных христианских исповеданий, действовавших на территории Смоленской губернии в совокупности.

Из протестантских организаций на территории губернии выделились Евангелическо-Лютеранская и Евангелическо-Реформатская церкви. Но число англикан, баптистов, меннонитов, которые проживали на территории шести уездов Смоленской губернии, было незначительным.

Христианская Армяно-католическая церковь не получила развития на территории губернии. У неё отсутствовали собственные культовые сооружения. Она имели ничтожно малое количество последователей на территории губернии.

Завершается четвертая глава выводами о том, что, несмотря на жесткий контроль государственных властей за деятельностью инославных религиозных объединений, в XVIII–начале XX вв. шел активный процесс интеграции иноверческих сообществ в Российскую империю, отношение к которым в государственном законодательстве, было строго дифференцированным.  Христианские (инославные) конфессии (католики, лютеране, армяно-грегориане и др.) относились к терпимым признанным исповедованиям. Они занимали вторую ступень в правовой иерархии религий после Русской православной церкви.

В пятой главе «Государственная власть и нехристианские иноверные исповедания; особенности их взаимоотношений в империи и в Смоленской губернии в XIX – начале ХХ века» анализируется государственная политика по отношению к иудаизму, караимизму и исламу.

Часть населения Российской империи была представлена евреями -иудеями. Государство определяло место, функции и сферы деятельности иудаизма в Российской империи. Появление иудаизма в России было связано с разделами Речи Посполитой в конце XVIII века. Развитие российского государства в XVIII-XIX вв. вело к необходимости включить еврейский этнос в процесс развития формировавшейся российской цивилизации.

История государственной политики Российской империи в отношении иудаизма рассматривается в многочисленных работах отечественных и зарубежных исследователей. В данной диссертации речь идет об основных направлениях и динамике развития государственно-иудаистских отношений в XVIII – начале XX вв.

Государственная политика Российской империи на протяжении XVIII и XIX веков в отношении евреев основывалась, считают многие исследователи, в том числе и автор диссертации, на двух противоположных тезисах, взаимно исключавших друг друга и предопределивших противоречивость самой политики. Первый тезис - обособление евреев как отличающихся от прочего населения по своему мировоззрению (вероисповеданию), укладу и характеру своей экономической деятельности. Второй тезис - слияние их с прочим населением, включение в культурную и экономическую жизнь государства. Во время царствования того или иного императора, в зависимости от его взглядов на конфессиональную политику вообще и еврейский вопрос в частности, то или иное направление могло доминировать, но никогда не исключало полностью второго.

На всем протяжении истории империи государственная власть «металась» от неприкрытого предвзятого отношения к евреям-иудеям до признания политической и экономической необходимости вовлечения их в различные сферы жизни российского общества.

По данным переписи 1897 года в Российской империи жили более 5 млн. лиц иудейского вероисповедания, из которых 3,5 млн. проживали в пятнадцати губерниях черты оседлости, 1, 3 млн. — в Царстве Польском, и 202 тысячи — на остальной части Российской империи. Они составляли 4,03 % всего населения европейской России, 10,8 % населения пятнадцати губерний черты оседлости и 14,01 % населения Царства Польского. Но при этом евреи составляли около 50 % городского населения Литвы и Белоруссии и около 30 % городского населения Украины.

Сравнивая положение евреев (иудеев) и лиц, принадлежащих к другим признанным и терпимым исповеданиям, можно сделать вывод о наибольшей степени ограниченности в правах иудеев, а также о том, что в правительственной психологии и политике на всем протяжении российской истории наблюдается явно предвзятое отношение к иудеям.

В пятой главе содержится анализ большого фактического материала о том, как государство ограничивало свободу передвижения и расселения евреев - иудеев по Российской империи, насильственно обращало в православие, запрещало им определенные виды деятельности, налагало дополнительные денежные сборы, вторгалось во внутреннюю жизнь еврейских общин, устанавливая правовые запреты на соблюдение иудеями своих религиозных традиций.

Между тем, евреи ассимилировались медленно: к 1897 году только 1,4 % лиц иудейского вероисповедания признали русский язык родным, для 97,9 % родным был идиш. В 1897 году русским языком в той или иной степени владели только 24,6 % лиц иудейского вероисповедания. Ежегодно на протяжении второй половины XIX в. принимало христианство, в среднем лишь 936 евреев.

При этом автор диссертации предлагает читателю понять причины такой жесткой государственной политики в отношении евреев-иудеев, в частности, в вопросе ограничения их свободы передвижения. Сложное переплетение религиозно-этнических и социально-экономических проблем еврейской диаспоры, существовавшей в христианской среде, вынуждало правительство постоянно регулировать миграционные процессы демографически растущего и стремительно набирающего финансовую и общественную силу российского еврейства.

Так или иначе, нельзя отрицать того факта, что, несмотря на ограничительную государственную политику в отношении евреев-иудеев, они включались в общественную и экономическую жизнь Российской империи и играли в ней существенную роль.

Что касается караимов в Российской империи, то они традиционно компактно проживали в Литве и в Таврической губернии, откуда и распространились по европейской части России. В отношении к ним государственная власть первоначально использовала репрессивные меры, как и против иудеев. Однако во второй половине XIX века на караимов никакие правовые ограничения не распространялись. Начиная с 1863 года, караимы были полностью уравнены в правах с православными верующими. Российское законодательство устанавливало, что караимы находятся под покровительством государства. При этом переход в караимизм евреев-иудеев запрещался.

В пятой главе рассматриваются отношения государственной власти к раввинскому иудаизму и караизму в Смоленской губернии в XIX – начале XX вв. Особенность распространения иудаизма состояла в том, что губерния находилась на границе с чертой оседлости еврейского этноса, что предопределило проникновение на её территорию иудеев из соседних белорусских губерний. Со второй половины XIX века появление иудеев на территории перестало быть эпизодическим. В целом органы государственной власти на территории Смоленской губернии не препятствовали развитию иудаизма.

Численность еврейского населения на территории губернии увеличилась в 116,62 раза за период с 1858 по 1913 гг., что представляется как самый высокий уровень увеличения численности верующих среди действовавших на территории губернии. Увеличение количества евреев (иудеев) в губернии шло как за счет естественного прироста населения, так и в результате переезда еврейского населения из других губерний, находившихся за чертой еврейской оседлости.

Караимы впервые были зафиксированы на территории Смоленской губернии численностью 41 человека по данным Всеобщей переписи населения 1897 года. Проживали караимы в трех из двенадцати уездов – Вяземском, Смоленском и Сычевском уездах. Органы власти не препятствовали развитию вероисповедания, но оно так и не получило распространение на территории губернии.

Значительная часть пятой главы диссертации посвящена анализу государственно-исламских отношений в Российской империи. Политика российского государства в отношении мусульман была непоследовательной; государство то вводило запретительные меры, то их отменяло. Следует признать, что с конца XVII века и до 60-х годов XVIII века российское государство пыталось оказать давление на мусульман, заставить их перейти в христианскую веру.

Постепенно государственная власть пришла к осознанию необходимости не бороться против ислама, а создавать условия, при которых мусульмане станут неотъемлемой частью российского общества. Законодательное оформление статуса ислама в российском государстве относится к периоду правления императрицы Екатерины II.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (8)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «11» _октября__ 2011 г. в 11. 00 час. на заседа­нии диссертационного совета Д 203.019.02 при Московском университете МВД России (117997, Москва, ул.
  2. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (107)

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится «13» сентября 2007 года в 1515 часов на заседании Диссертационного Совета Д.501.001.74 в Московском государственном университете им.
  3. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (121)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 26 декабря 2008 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.01 при Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу: 41 3, г.
  4. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (228)

    Автореферат диссертации
    Актуальность исследования. Познание человеком самого себя во всем многообразии культурных феноменов и форм – вечная проблема философии, и по сей день не утратившая своей актуальности.
  5. Автореферат Диссертации на соискание ученой степени (199)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 23 декабря 2009 г. в 16.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 602.004.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов по адресу:
  6. Автореферат диссертации на соискание ученой степени (43)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 20 сентября 2007 года в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН по адресу 670047, г.

Другие похожие документы..