Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Праграма «Народныя песні і абрады беларусаў» (серыя «Традыцыйная народная культура беларусаў») уключае абрады радзін, вяселля і пахавання, сямейна-аб...полностью>>
'Образовательная программа'
Авторы: Н. О. Березина, канд. мед. наук; И. А. Бурлакова, канд. псих. наук; Е. Н. Герасимова, доктор пед. наук, А. Г. Гогоберидзе, доктор пед. наук; ...полностью>>
'Публичный отчет'
Основное направление деятельности DISCOVERY Research Group – проведение маркетинговых исследований полного цикла в Москве и регионах России, а также ...полностью>>
'Документ'
Экологические проблемы Кемеровской области: информационное издание. 2011. Вып. 11 / Департамент культуры и национальной политики Кемеровской области;...полностью>>

Книга посвящается всем товарищам по несчастью тем, кто поверил А. И. Лебедю и пошел за ним

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Казнокрадство

Разумеется, что этот разгул «экономической деятельности», сопровождавшийся массовым и повсеместным нарушением законов, при слабости центральной государственной власти, был не только на верхах общества, но и в низах. В середине 90-х годов в крае бушевало совершенно невиданное за последние лет сто казнокрадство. Миллиарды и триллионы государственных бюджетных средств исчезали из бюджета. Финансировались несуществующие «закупки» и «завозы», всевозможные программы. В массовом порядке не стала выплачиваться зарплата, особенно в бюджетных сферах: медицине, образовании, жилищно-коммунальном хозяйстве. Население вынуждалось жить впроголодь, со своего огорода, или перебиваться случайными заработки, в том числе и криминального свойства.

Обстановка в крае складывалась сложная, мрачная, хотя прожить было еще можно. Однако, всем, кто не был связан ни с криминалом, ни с бывшими партийными вожаками, путь к деньгам и благосостоянию был прочно закрыт. Это, понятно, очень многим не нравилось. Впоследствии, именно эти невостребованные в середине 90-х годов люди приведут к власти Александра Лебедя.

Выражение «прожить было еще можно» нужно уточнить. Можно было прожить в Красноярске, в крайнем случае, в городах края. В сельских же районах края, в глубинке, прожить было, сплошь и рядом невозможно, по совершенно объективным причинам. В сельских районах царила нищета.

Нищета

Под словом «нищета» можно понимать весьма разные вещи: от состояния голодной смерти, до временных перебоев со снабжением черной икрой и омарами. В 1992 году одна немецкая газета опубликовала фотографию, изображавшую огромный стол, «отсюда до горизонта», ломящийся от тарелок с едой. За столом сидели весьма упитанные люди и с аппетитом поедали эту еду. «Der russische Hunger» – «Русский голод», вилась подпись под этой фотографией.

В России привыкли подшучивать над байками про «Русский голод», потому что нехватки или перебои с поставками сыра с плесенью бывают, но чтобы продуктов не было вообще или чтобы они были недоступны, такого все-таки не бывает и население таких голодовок не помнит. В Красноярске такого не было очень давно, наверное, со времен войны.

А вот в районах Красноярского края доводилось видеть самый настоящий голод. При агитации в районах, нам, агитаторам, иногда доводилось видеть яркие и показательные случаи. Например, женщину, упавшую в голодный обморок. Вышла она к нам, агитаторам за Саара, кандидата Лебедя, в каком-то почти прозрачном, застиранном халатике. Держась за стенку, прошла, присела на завалинку, вдруг замолчала, и эдак р-раз, и сползла по стенке, прилегла на завалинку. Кинулись мы к ней – обморок. Побрызгали водой. Женщина встала, оправила халат, очень смущенно себя повела, мол вот, создала лишние хлопоты. Ситуация оказалась простая: девятеро детей, старшей дочери всего пятнадцать. Мужа убили год назад; заработков никаких, живут огородом, а в огороде еще ничего не поспело. Дети, от пятнадцати до трех лет, лежали на полу, на каком-то вонючем тряпье. Для этой женщины мы «выбили» мешок муки из фонда избирательной кампании, в обмен на ее голос, разумеется.

Голодный обморок был в деревне, лежащей в 30 километрах от Каратузского, райцентра Каратузского района. Там, где есть дороги, магазины и хоть какая-то работа.

Вот там, где нет ни промышленности, ни крупного, рентабельного сельского зозяйства, там совсем худо. В том же Каратузском районе много деревень, брошенных на произвол судьбы. Деревень, где никакого производства вообще нет. Особенно плохо там, где основным «структурообразующим» предприятием был леспромхоз. Теперь добывать лес «невыгодно». Нет средств на любые объекты социальной сферы, нет средств на транспорт.

В древние советские времена от любого леспромхоза и лесхоза до Каратузского три раза в неделю ходил если не автобус, то уж наверняка «будка», то есть попросту говоря, леспромхозовский ГАЗ-66, с фанерной будкой в кузове и с сиденьями для пассажиров. Но с 1993 или с 1994 года никакая «будка» и совершенно никуда не ходит. В те же древние времена каждый день во все, самые маленькие деревушки ходила машина со свежевыпеченным хлебом, а очень часто и с другими товарами. Но в 1992-1993 годах магазины в деревнях «приватизировали», а владелец за товарами ездит нечасто, и о поездках никого не извещает.

Это, не говоря о том, что «будка» тоже не всем по карману.

Судьба жителей таких «депрессивных» деревень невесела. Кто мог, давно сбежал, и хорошо если в город. Судьба остальных отвыкать от благ современной цивилизации, от принадлежности к огромному народу и государству, да заодно и от труда.

Там, где нет рентабельных хозяйств, преобладают методы натурального хозяйства. В депрессивных, обездоленных селах формируется особый тип людей - лишних людей конца ХХ столетия. Где-то над ними, вне них идет какая-то созидательная работа, делается какая-то политика. Но к ним все это не имеет никакого отношения. Они чувствуют, что никому не нужны, и это тоже формирует их сознание. Достаточно поговорить с людьми из брошенных на произвол судьбы сел, и не со стариками. Все они доживают с психологией советских людей. А люди помоложе, особенно молодежь, это люди уже другого типа. Ироничные, озлобленные, не верящие никому, они давно прошли все мыслимые стадии безнадежности. Это своего рода идеальные зеки, которые не верят, не надеются, не просят. Спокойное, выношенное годами отчаяние на лицах, в голосах, в словах. Странно и жутко видеть совсем молодых парней, девушек лет по 20, уже поставивших на своей судьбе крест. Если они не выберутся отсюда, то ничего не будет в жизни, кроме огорода, нищеты, дикости.

Очень разные районы

Для жителя краевого центра, тем более для жителя Европейской России все мелкие поселки словно сливаются в одно пятно, где мало различимы оттенки: все это сплошная глубинка.

Но переезжаешь из района в район, например из Каратузского в Ермаковский, и поражаешься, как многое меняется. Каратуз - райцентр: поселок городского типа, и Ермаковское тоже. Но Каратузское производит впечатление совершеннейшей «дяревни». Нет в нем ни одного магазина, который работал бы после 8 часов вечера. Тем более нет никаких суетных развлечений! И люди одеты «по сельскому» и так себя и ведут.

А в Ермаковском несколько магазинов торгуют по ночам. Заходят люди, отнюдь не прожигатели жизни, обычнейшие обыватели, успевшие привыкнуть, что есть такая услуга. В бархатистой темноте, над улицами залитого луной поселка, над огромными тополями льется музыка. Хорошая музыка из динамиков. Проходит нарядно, вполне «по городскому» одетая молодежь.

Характерная цифра: Ермаковский район, в котором 26 тысяч жителей «дает» порядка 12 тысяч избирателей. Каратузский - 14 300 избирателей при численности населения в 22 тысячи. Причина? В Ермаковском районе больше рождается детей. Верящие в завтрашний день становятся папами и мамами. Люди без будущего детей не заводят - это старая истина.

И вообще по сравнению с Каратузским районом тут все живее, энергичнее, бойчее. Потому что сельскохозяйственное же производство в Ермаковском районе стоит на несравненно более высоком уровне, чем в Каратузском. В основном потому, что тут сохранилось несколько мощных хозяйств, на которых многое и держится.

При этом даже в депрессивном Каратузском районе есть рентабельные производства, есть и весьма обеспеченные люди. Вывозится лес, ведется добыча золота на реке Амыл. Но происходит это независимо от воли населения и помимо него. Это – как совершенно иной сектор экономики, не имеющий прямого отношения к району. Еще в 1991 году можно было констатировать, что в Российской Федерации возникло два сектора экономики: валютный и картофельный. С деньгами, ориентированными на доллар, и картошкой в качестве законного платежного средства. В Каратузском районе эти два сектора экономики были видны очень ярко.

Нет централизованной заготконторы, которая создавала бы рынок сбыта, и позволяла бы развивать частное подворье. Сегодня засилье перекупщиков-спекулянтов делают невыгодным разведение скота и зерновое и масличное хозяйство. Вывоз непереработанного сырья, безконтрольный вывоз золота и леса обогащает кучку спекулянтов, но ничего не дает району и его жителям.

Заброшенность

А краевому начальству, вообще жителям крупных богатых городов на этих людей наплевать. Во-первых, самим бы выжить. Во-вторых, а какое нам дело до этих диких и нищих личностей? Наверное, они не умеют зарабатывать деньги, и вообще ждут помощи от государства. Пусть не ждут, пусть позаботятся о себе сами.

Как надеялись эти люди на Лебедя! Как хотелось им, чтобы хоть кто-то ими заинтересовался! Эта вера в доброго батюшку-Лебедя и сделала отдаленные районы главной его опорой, дала основную массу голосов, которыми он пришел к власти.

Да, согласны, что эти люди психологически не самостоятельны. Да, они ждут доброго барина. Да, эти люди несут в своем сознании феодализм. Все так, но ведь и отношение образованных и богатых к ним совершенно аморально.

Заброшенность населения проявляется хотя бы в такой истории: в самом начале 1999 года население Каратузского района отозвало главу района Михаила Федоровича Зуевского. С точки зрения многих жителей района, Зуевский использовал район в качестве своего рода трамплина, а его махинации с золотом и лесом достаточно широко известны. В Краевой администрации нашлись доброхоты, и порадели «нужному человечку», «пристроили» Зуевского в Краевой администрации. В Каратузском районе это крайне непопулярная мера.

После прихода Лебедя к власти, даже запускался документ о злоупотреблениях Зуевского. Народ искренне верил в то, что вот пришел к власти тот, кто «разберется» с плохими людьми, накажет преступников, поможет в районе. Разумеется, на петицию жителей района Лебедь не отозвался. Никак. Карьера М.Ф. Зуевского, сделанная уже во время губернаторства Лебедя, произвела очень скверное впечатление на жителей района.

Бесправие

В современной России рядовой человек ненормально, унизительно бесправен. Но и бесправие имеет свои градации. Москвич, даже житель Красноярска неизмеримо лучше защищен законами, несравненно больше преисполнен чувства собственного достоинства, чем обитатель «глубинки».

В Сухобузимском районе мы видели людей, которые последний раз получали заработанные деньги в 1993 году. С того времени они получают все необходимое от директора «акционерного общества», прежнего совхоза или колхоза. Нужна рубашка? Ткань на белье? Печеный хлеб? Курево? Перочинный нож? Новый топор? Пожалуйста! Начальство выдаст тебе все, что ты просишь. В пределах заработанного тобой, разумеется. Тебе выдадут все, но тут же запишут на твой счет, и как правило, оказывается, что твоего заработка еле-еле хватает на самое необходимое. Да и самого заработка ты в глаза не увидишь, тебе все выдадут натурой. Заболел, будут лечить, но тогда за тобой появится долг. Отношения примерно такие же, как и отношения крестьянина и помещика до 1861 года.

Помещик, чаще всего, тот же самый директор совхоза советских времен, мог сидеть под портретами Ленина. В его кабинете стоят томики Ленина и Маркса, сборники Материалов XXIII и XXIV съездов КПСС. Но они в то же самое время помещики, всесильные феодалы, привыкшие решать все вопросы по своей воле. По своей прихоти, если угодно.

Закон? Официальная власть? Милиция прекрасно знает, кто в районе настоящий хозяин. Это же, тем более, знает власть представительская.

«На территории моего совхоза находится три местных совета», – так сказал один крупный современный феодал, разливая ароматный кофе после планерки. В правлении его владений в восемь часов утра он собрал своих работников, поставил их по работам, а заодно дал выступить перед этими работниками Сибину, выдвигаемому «Честь и Родиной» на пост главы района. К девяти здание правления обезлюдело, и хозяин охотно разлил кофе городским агитаторам, с которыми интересно поговорить.

Вечером того же дня, начавшегося с кофепития в обществе современного помещика, мы беседовали с доярками другого «акционерного общества», агитировали за Сибина. Произошел такой, очень показательный разговор:

– Да что меня агитировать? Я помру скоро.

– Не говорите глупостей! Вы вон какая здоровая и сильная, а выборы через две недели!

– Не-а… У меня астма, а ингалятора нет.

Проблема, оказывается вот в чем – необходим ингалятор стоимостью в 120 рублей, примерно 3,9 долларов по курсу того времени. Начальник почему-то денег этих тратить на «Нюрку» не хочет, почему-то он «Нюркой» не доволен. И поживет эта женщина еще на земле, или путь ее пресечется в 28 лет, зависит от этого начальника.

Вот таким выглядел Красноярский край непосредственно перед приходом в него Лебедя. Край с огромными богатствами, с мощным производственным комплексом. Край с колоссальными контрастами: от сверхбогатых даже по российским меркам владельцев КрАЗа до голодающих жителей села; от полной свободы, не ограниченной даже писаными законами, до крепостного состояния и полного бесправия перед совеременным помещиком-феодалом.

Глава вторая

Похождения бравого генерала

Глаза словно щели, растянутый рот.

Лицо на лицо не похоже,

И выдались скулы углами вперед,

И ахнул от ужаса русский народ:

«Ой рожа, ой страшная рожа!».

Граф А.К. Толстой

После вводной информации о Красноярском крае и его жителях, необходимо дать вводную и составить представление о главном герое повести генерал-лейтенанте Александре Ивановиче Лебеде.

Жизненный путь Лебедя до 1988 года прост и понятен, как армейский Устав; прозрачен, как быт в казарме, на глазах у множества людей. Знать подробности этого пути в советское время не полагалось, но и ничего необычайного в этом пути тоже не было.

Происходит он из самой, как иногда говорят, «обыкновенной» семьи, – то есть из семьи неэлитной, без большого богатства и связей. Родители его, опять же, «простые люди». Григорий Васильевич, отец матери Лебедя, вернулся с войны весь израненный, умер в 1948 году. В одном из своих интервью Александр Лебедь сообщил, что он в армию пошел потому, что его дед вернулся таким израненным. Лебедь больше всего хотел стать военным летчиком. С 10-го класса он готовился к поступлению в училище, но никак не мог пройти медкомиссию: то ударился копчиком о дорогу, когда учился прыгать с парашютом, то сказались затемнения в гаймаровых пазухах – нос сломали в уличной драке.

Теряя годы между попытками поступить в летное училище, Лебедь год проработал шлифовальщиком магнитов на Новочеркасском заводе постоянных магнитов. Другой год проработал грузчиком в магазине. В конечном счете военком посоветовал юному Лебедю пойти в воздушно-десантное училище – мол, и там летают на самолетах и прыгают с парашютами.

Он и пошел в Рязанское высшее воздушно-десантное командное дважды Краснознаменное училище имени Ленинского комсомола. После окончания училища служил в нем же командиром учебного взвода, потом роты. В 1981 году сам попросился служить в Афганистан, где командовал 1-м батальоном 345-го отдельного парашютно-десантного полка.

В Советской Армии, по неофициальному делению, было две категории офицеров: одна – «худые», то есть командиры лучших частей и подразделений армии, отлично подготовленные и обученные, с большим опытом службы и боевых действий, и другая – «толстые», то есть рядовые офицеры, служившие в обычных частях, командовавшие обычными подразделениями, и не имевшие ни выдающейся подготовки, ни выучки, ни, тем более, боевого опыта. «Худые» и «толстые» офицеры различались даже по виду. «Худой» офицер, даже став генералом, сохранял стройную, подтяную фигуру и хорошую физическую форму. А «толстый» офицер по мере выслуги лет накапливал жир, терял свою форму и, подойдя к генеральскому званию, уже с трудом умещался в портупею самого большого размера.

Лебедь был ярким и типичным представителем «худого» офицерства. Став генерал-лейтенантом и заместителем командующего ВДВ, он сохранил и фигуру, и выправку, и мог выполнять солдатские нормативы. Чего не отнимешь никак, так это того, что Лебедя отличал твердый характер и выраженная наклонность к командованию. Все эти черты его характера, развитые и закрепленные на службе, сильно помогли ему сделать карьеру политика.

Афганистан сыграл, наверное, главную роль в формировании облика «худого» генерала Лебедя. Его служба в Афганистане в декабре 1981 года началась в преддверии большой операции по зачистке Баграмской долины от моджахедов. Лебедь так пишет об этом эпизоде: «Я был комбатом, поэтому в детали меня не посвящали; но крупно замысел состоял в том, чтобы охватив войсками территорию площадью свыше 200 квадратных километров, прочесать ее, ликвидировать исламские комитеты, душманские банды, оказывающие сопротивление, остальных разоружить и разобраться с ними в фильтрационных пунктах. 345-му отдельному парашютно-десантному полку отводилась роль одной из основных ударных сил, и задача, соответственно, поставлена была на наиболее бойком направлении» [4. С. 81].

Это была изнурительная война, как пишет сам Лебедь, с «невидимым противником». Моджахеды не вступали в открытое столкновение с советскими войсками, атаковали из засад малыми силами, расставляли на дорогах мины и фугасы, передвигались по подземным кяризам и прятались по кишлакам. В общем, использовался весь арсенал партизанской войны. Поэтому большинство операций советской армии давали ничтожный результат, обычно в виде нескольких захваченых автоматов. Потери у моджахедов были ничтожными.

Зато советские войска потери несли постоянно. «Я вел тщательный учет потерь в батальоне. С чистой совестью могу сказать, что я делал все, чтобы сберечь людей. Дело прошлое: исповедовал американский принцип выжженой земли. Подавлял огневые точки огнем артиллерии, боевых машин и вертолетов, никогда не поднимал людей в дурацкие атаки. К немногим матерям горе пришло в дом по моей вине, но потери все равно были. Как ни изворачивайся, как ни хитри, как ни маневрируй, но войны без потерь не бывает. Что меня всегда, не скрою, буквально бесило и чем дальше, тем больше, так это расклад на потери с боя и на потери сдуру. Окончательный итог был 52 процента первая категория и 48 процентов – вторая» [4. С. 95].

После службы в Афганистане, в 1982 году Лебедь поступил в Военную академию имени Фрунзе и окончил ее с отличием в 1985 году. С 1986 по 1988 год – заместитель командира, потом командир парашютно-десантного полка в Костроме. С 1988 года – заместитель командира воздушно-десантной дивизии в Пскове. С марта 1988 года командир Тульской воздушно-десантной дивизии.

На командирских должностях Лебедь получил другой, ценный и полезный опыт. Полк в Костроме был последним во всех отношениях. После принятия полка, Лебедь пошел осматривать вверенную ему часть. Он знал, что полк ни на что не годен, но действительность превзошла всякие ожидания:. «Все в полку поражало серостью и убогостью. Самому юному зданию на вид было никак не менее 40 лет, территория полка захламлена.Это неудивительно, так как мне не удалось обнаружить ни одной урны, ни одного мусоросборника. В парке сгрудившиеся по какому-то совершенно дикому плану металлические хранилища со сплошь и рядом битыми, причем изрядно, воротами, кривые навесы, стоящие в грязи машины. Территория складов в диком бурьяне. Особенно поражала внутренняя убогость казарм. Казарм было всего две, а на потрясающую скученность людей накладывалось самое хамское отношение к соержанию казарм. Достаточно сказать, что во всех ротах без исключения не было ни сушилок, ни бытовых комнат… В спальном помещении панели покрашены или ядовито-голубой или темно-зеленой краской, той, что красят боевые машины, а выше «побелено» цеметом. Тумбочки, табуреты побиты, ободраны. На все спальное помещение в заросших пылью плафонах горит 2-3 лампочки». [4, C. 191].

Осмотрев полк, Лебедь позвонил прямо командующему ВДВ и попросил на восстановление полка полномочия и дополнительное финансирование. Командующий ВДВ Д.С. Сухоруков дал ему и то, и другое. В полку начались строительные работы. Солдаты стали достраивать здание трехэтажных казарм. Лебедю удалось выбить у Костромского горисполкома 17 квартир для офицеров и построить новый дом. За два года Лебедь поднял отстающий по всем показателям полк до уровня отлично подготовленного. С такими успехами он пошел дальше по службе.

В марте 1988 года Лебедя назначают командиром Тульской воздушно-десантной дивизии. В это время 137-й полк дивизии находился в Сумгаите, в зоне армяно-азербайджанского конфликта. Приняв дивизию под командования, Лебедь стал участником локализации почти всех межнациональных конфликтов на территории Советского Союза. Особенно часто его дивизия перебрасывалась в закавказские республики.

21 ноября 1988 года дивизия была поднята по тревоге и переброшена в Баку. Там были народные волнения и в центре города собралась большая толпа. Лебедь приехал в Баку, и во главе первой колонны первого прилетевшего 51-го парашютно-десантного полка прибыл на площадь. После знакомства с местом событий и огромной толпой горожан, размещения 51-го полка на территории дорожной бригады, Лебедь был вызван к коменданту Баку Тягунову и от него получил назначение комендантом Насиминского района Баку, где компактно проживали армяне и азербайджанцы. Десантники патрулировали район, боролись с мелкими провокациями, а командование, в первую очередь сам Лебедь, решали в оперативном порядке множество самых насущных вопросов района: снабжение, правопорядок, ремонт канализации, разбор жалоб и так далее.

Начались провокации. Утром город был оклеен листовками с сообщением о том, что солдаты убили на площади более ста человек. Народ забурлил и тут же собрался у Насиминского райкома. Лебедь вышел к собравшимся, выбрал делегацию, отвез их на площадь и показал место «массового убийства», где, понятно, ничего подобного не было. Затем привез их обратно. Очевидцы быстро разъяснили толпе, что их одурачили. Вслед за этой провокацией начались массовые, хорошо кем-то организованные беспорядки. Начался погром в районе квартир, магазинов, лавочек. Людей избивали на улицах. Пострадвашие потоком пошли в комендатуру, после чего Лебедь отдал приказ любыми средствами прекратить беспорядки. В течение нескольких часов беспорядки были остановлены, погромщики задержаны, доставлены в райком и переданы милиции.

После этого массовые беспорядки прекратились. Но после землетрясения в Армении 7 декабря 1988 года, начался массовый исход армян из Азербайджана, продолжавшийся до начала января 1989 года. После этого, когда исход прекратился, и жизнь в Баку нормализовалась, десантники отправились в свои гарнизоны.

В жизни полковника Лебедя началась политическая страница. В феврале 1989 года начались первые выборы народных депутатов на Съезд народных депутатов СССР. В Туле в народные депутаты баллотировался член военного совета Группы советских войск в Германии генерал-полковник Н.А. Моисеев. Обеспечение выборов и прохождения нужного кандидата возложили на Лебедя. Он со своими подчиненными офицерами проделал первую часть предвыборной агитации – обшел всех начальников в Туле и прилегающих сельских районов. А на предвыбоном собрании выступал уже сам генерал-полковник Моисеев, который своим искусством выступления сходу взял рубеж допуска к выборам и вскоре стал народным депутатом СССР.

Вскоре после выборов Лебедь снова оказался в горячей точке, на этот раз в Тбилиси. 5 апреля 1989 года там резко накалилась обстановка, и первый секретарь КП Грузии Патиашвили попросил на помощь войска. Ему на помощь прислали 345-й парашютно-десантный полк, очень хорошо себя показвший в Афганистане и последним выведенный с его территории. Лебедь служил в Афганистане командиром батальона именно этого полка. С тех пор он базировался Гяндже, бывшем Кировобаде, в Азебайджане. Ночью полк проделал быстрый марш, вошел в Тбилиси и блокировал Дом правительства с прилегающей площадью. На ней шел митинг, который все дальше и дальше накалялся, пока, наконец в солдат не полетели камни. Полк терпел нарастающий град камней, но потом вышел с позиций и отбросил нападающих. В ходе этого столкновения появились жертвы.

О тбилисских событиях до сих пор идут споры. Впервые в ходе этого столкновения демонстрантов с войсками появились жертвы. Стали широко известными кадры кинохроники, в которых солдаты-десантники бъются с разъяренными демонстрантами на площади Тбилиси. Сразу после событий появилось сообщение о том, что солдаты рубили горожан саперными лопатками. Кто-то изо всех сил старается доказать, а кто-то опровергнуть этот факт. Правда, стопроцентных доказательств так и не появилось.

Сразу после этих событий в раскаленный от страстей Тбилиси перебросили Тульскую дивизию ВДВ под командованием Лебедя. 8 апреля 1989 года дивизия высадилась на аэродроме города. Она взяла под охрану часть города, несколько важных объектов, в числе которых была и резиденция самого Шеварнадзе. Всего в город было стянуто три дивизии ВДВ. Вид войск, занявших город, остудил горожан. После ввода в Тбилиси войск волнения понемногу улеглись и прекратились.

После бакинских и тбилисских событий ВДВ стали главным инструментом разрешения всех межнациональных конфликтов. Если где-то начинались волнения, погромы и беспорядки, то на их локализацию бросались дивизии воздушно-десантных войск. В январе 1990 года в Баку снова начались беспорядки, погромы и резня. Тульская дивизия 18 января снова была поднята по тревоге. Здесь беспорядки были гораздо серьезнее, чем раньше. Дивизию сразу же, на КПП аэродрома, блокировали демонстранты. Для того, чтобы выйти в Баку, пришлось переговорами отвлечь людей, собравшихся у КПП. Солдаты тем временем сняли ограждения аэродрома, и две роты выехали на «Уралах» на шоссе, стреляя в воздух. Демонстранты были взяты в плен и обезоружены.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга жизни или Путь к Свету Владимир Податев предисловие к электронной версии интернет

    Книга
    Друзья! Сегодня, 15 июля 1 года, я поместил в Интернет около 60 глав из своей книги, работу над которой начал четыре года назад. И рад тому, что у меня появилась возможность поделиться с Вами своим жизненным опытом и теми сокровенными
  2. Книга вторая (5)

    Книга
    «Мне хочется как раз коснуться положения науки в России. Мне кажется, здесь не сознают того огромного дела культурного, которое сделано. Сделано при страданиях, унижениях, гибели.
  3. Книга подполковника запаса, кандидата исторических наук Красноярова Виктора Алексеевича, является своеобразным путеводителем, как по улицам Кронштадта, так и по историографии процесса который получил во всемирной истории название: "Кронштадтский мятеж",

    Книга
    Книга подполковника запаса, кандидата исторических наук Красноярова Виктора Алексеевича, является своеобразным путеводителем, как по улицам Кронштадта, так и по историографии процесса который получил во всемирной истории название:
  4. Книга Афанасьева выявляет живые связи языка и преданий, более того, воскрешает основы русского мышления, что особенно важно сейчас, когда язык и мышление русского человека изуродованы газетными штампами,

    Книга
    Печатается по изданию: Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов.
  5. Посвящается моим сыновьям — Никите, Артему и Валерию

    Документ
    Летописи — рукотворные литературные памятники русского народа, по существу — его овеществленная и навсегда сохраненная для многих поколений историческая память.

Другие похожие документы..