Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
(выдержки из доклада опубликованы в «Новой газете» от 10 июня 2011 года № 62; полный текст доклада опубликован на сайте «Новой газеты» (/data/2011/062...полностью>>
'Документ'
Под кровотечением понимают истечение крови из кровеносных сосудов при нарушении целостности или проницаемости их стенки. Кроме того, различают кровои...полностью>>
'Программа'
Содержание элективного курса позволит познакомить учащихся с основными понятиями и категориями экономики, с закономерностями экономических процессов,...полностью>>
'Книга'
Книга «По Западному Кавказу» является вторым, дополненным и исправленным изданием очерка «Кавказский государственный заповедник», вышедшего из печати ...полностью>>

Главная > Рассказ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Андрес Сеговия

Нарушил его Андрее Сеговия. Случилось это, правда, не сразу. За плечами Сеговии уже были десятки концертов в Гранаде, Севилье, Кордове, но когда он предложил свой концерт в мадридском зале Атенео, это предложение было отвергнуто. Потребовалось немалое содействие друзей Сеговии, чтобы концерт все же состоялся. Изысканная публика зала Атенео, предубежденная против гитары, восприняла выступление Сеговии довольно холодно, однако известный композитор, дирижер и музыковед Хоакин Турина написал после концерта теплый и благожелательный отзыв. Это помогло Сеговии с концертами в других городах Испании. Прошли они успешно, и Сеговия сделал еще один решительный шаг — предложил свое выступление в Барселоне, в тысячеместном зале общества камерной музыки, где до него не выступал ни один гитарист.

Месяцы ушли на преодоление всяческих препятствий, но концерт состоялся. Сказать, что прошел он с невероятным успехом,— значит сказать очень мало. Гитара в руках Сеговии завоевала себе право на самые прославленные концертные залы Испании, а это больше, чем успех. Это знаменательная веха в истории инструмента.

Андресу Сеговии исполнилось в то время всего двадцать три года.

Испания была покорена. Сеговия начал готовиться к зарубежным концертам. Он готовился к ним несколько лет, работая по многу часов ежедневно. (Эту работоспособность он сохранял всю жизнь, даже когда ему было за девяносто, занимался, как говорил, сам, дважды в день по два с половиной часа.) И вот — Франция, Англия, Германия, Япония, Америка... Четырежды бывал Сеговия и в Советском Союзе.

Мастерство Андреса Сеговии было признано во всем мире.

Но только ли мастерство? Можно ли одним исполнительским искусством преодолеть устоявшееся предубеждение против инструмента, пробить дорогу в знаменитые залы, поставить гитару в один ряд с традиционными концертными инструментами?

Конечно, нет. Деятельность Сеговии, его заслуги перед гитарой значительно шире. Изучить, освоить, довести до совершенства все, что было сделано в области искусства гитары до него — это был лишь начальный этап работы Сеговии.

Чувствуя, что возможности гитары не раскрыты до конца, он искал и находил новые приемы, позволявшие передавать тончайшие нюансы произведения. Он расширил тембровые особенности инструмента. Он окончательно утвердил разработанный Таррегой способ игры ногтями правой руки — до этого подавляющее большинство гитаристов играло подушечками пальцев. Ногтевой способ, доведенный Сеговией до совершенства, позволил увеличить динамический диапазон гитары, то есть пространство между еле слышными звуками и таким громким звучанием, которого гитаристы до него просто не могли добиться. Гитара стала слышна в больших концертных помещениях без микрофонов и усилителей — их тогда просто не было в залах.

Сеговия уточнил, как гитарист должен сидеть во время исполнения, как держать левую руку, как правую, как должны располагаться пальцы по отношению к струнам. Он первым стал держать гитару во время игры так, что дека располагалась не наклонно, а вертикально. Теперь эти каноны воспринимаются гитаристами как нечто совершенно естественное, а в то время исполнители специально приезжали к Сеговии, чтобы перенять найденное им.

Как видите, сделано было многое. Но это еще не все. И пожалуй, не главное.

До Сеговии считалось, что репертуар гитары ограничен, что ее шесть струн ставят непреодолимые преграды перед многими произведениями. Андрее Сеговия разрушил это предубеждение. Он доказал, что гитаре доступно почти все.

Когда листаешь нотные сборники для гитары, часто встречаешь имя испанского композитора Исаака Альбениса. Но Альбенис специально для гитары никогда не писал. Это Сеговия искусно переложил многие его произведения, среди которых есть подлинные шедевры, и теперь с трудом верится, что автор и не предполагал их исполнения на гитаре.

Более того, есть среди сочинений Альбениса вещи, которые уже «не звучат» на фортепиано, после того как Сеговия, а вслед за ним и другие гитаристы, стали исполнять их на гитаре. Тот, кто любит классическую гитару, прекрасно знает «Легенду» Исаака Альбениса (иногда ее объявляют как «Астурию»). Это удивительно красивое произведение настолько сроднилось с гитарой благодаря Сеговии, что исполнение его на каком-либо другом инструменте кажется теперь просто немыслимым. А ведь первоначально «Легенда» была написана для фортепиано.

В репертуаре Сеговии появились сочинения величайших композиторов: Баха, Генделя, Моцарта, Бетховена. Если при выступлении современного гитариста объявляется, например, скрипичная «Чакона» Баха, мы воспринимаем это как должное. А когда Сеговия переложил ее для гитары и впервые включил в программу своего концерта, не было недостатка ни в недоумении, ни в откровенных насмешках. Перед Сеговией стояла двойная задача: мало было просто хорошо сыграть «Чакону», надо было еще и доказать, что она не теряет выразительности, глубины и силы в исполнении на гитаре.

«Чакона» — только один пример переложения произведений Баха для гитары. А Сеговия взял далеко не одно сочинение и у Баха, и у многих других композиторов-классиков. Ему пришлось просмотреть, изучить, тщательно проанализировать тысячи произведений, чтобы отобрать для гитары полноценный репертуар, не уступающий репертуару любого другого концертного инструмента.

Но и это Сеговии казалось недостаточным. Он считал, что гитара не должна ограничиваться заимствованием музыки, написанной для других инструментов. Композиторы должны сочинять специально для нее.

Мы уже знаем, что для гитары сочиняли и раньше. Она располагала большим собственным репертуаром — вспомним имена Мауро Джулиани, Маттео Каркасси, Фернандо Сора, Франсиско Тарреги. Многие сочинения этих композиторов стали классикой. Но деятельность Сеговии раскрыла новые возможности гитары, она окончательно утвердилась как инструмент, способный воссоздавать сложнейшие полифонические произведения. И если с этой точки зрения перебрать прошлый гитарный репертуар, окажется, что таких сочинений было немного. Поэтому Сеговия обратился к композиторам с предложением писать специально для гитары.

Формы сотрудничества великого гитариста с композиторами были самыми разными. Кому-то достаточно было просто предложить, а кого-то надо было и уговаривать. Так произошло, например, с итальянским композитором Марио Кастельнуово-Тедеско. На первое письмо Сеговии композитор ответил, что не в состоянии выполнить его просьбу, ибо не имеет ни малейшего представления о том, как писать для гитары. Тогда Сеговия следующее письмо начал с объяснения, как настраивается гитара, затем привел некоторые образцы сочинений для нее. В конце концов Кастельнуово-Тедеско согласился попробовать что-нибудь написать. Теперь «Вариации через века», «Дьявольское каприччио», «Дань почтения Боккерини» этого композитора известны так же, как его произведения для других инструментов. Кастельнуово-Тедеско написал даже концерт для гитары с оркестром, который с неизменным успехом исполняется до сих пор.

Иногда Сеговии приходилось не только объяснять композиторам особенности инструмента, но и прямо участвовать в сочинении того или иного произведения. Так, он тщательно отредактировал «Вариации на тему фолии» мексиканского композитора Мануэля Понсе, и мы помним о вкладе Сеговии, когда говорим о том, что это одно из лучших произведений для гитары.

В отличие от Кастельнуово-Тедеско и Понсе бразильский композитор Эйтор Вила Лобос хорошо знал гитару и сам играл на ней. Знакомство с Сеговией вдохновило Вила Лобоса на сочинения для гитары, и сегодня репертуар ни одного концертирующего гитариста не обходится без его замечательных произведений.

Надо добавить, что многие композиторы не дожидались ни просьб Сеговии, ни знакомства с ним, а сами начинали писать для гитары, воодушевленные его игрой. И Сеговия не упускал из виду ни одного более или менее значительного произведения.

Так создавалась гитарная литература. В репертуаре Сеговии насчитывалось уже около пятисот произведений — это три десятка концертных программ!

Непостижимо много может сделать один человек. Но сам Сеговия говорил, что его деятельности мало для расцвета гитары, и любые просветы между концертами старался использовать для преподавания. Причем, делясь опытом, он не ограничивался разъяснением приемов игры и разбором особенностей произведений, а утверждал собственные концепции гитарного искусства и музыкального искусства вообще. Например, он считал, что невозможно добиться высот в музыке, не полюбив другие виды искусства. Скажем, невозможно полноценно сыграть «Воспоминание об Альгамбре» Тарреги, не увидев воочию или хотя бы на фотографиях саму Альгамбру, этот шедевр зодчества. Нельзя до конца постичь глубину какого-нибудь музыкального произведения восемнадцатого века, не зная хотя бы живописи тех времен.

Не в этой ли широте взглядов таятся корни удивительного исполнительского мастерства Сеговии?

Его ученики — это не только те, кто брал у него уроки. Любой гитарист, пусть никогда не видевший великого музыканта и знающий его только по пластинкам, считает своим первым учителем Андреса Сеговию.

Гитара в нашей стране

В Россию гитара попала поздно, если иметь в виду, что к тому времени в Европе она была известна уже пять веков. Но можно взглянуть и по-другому: вообще западная музыка стала более или менее широко проникать в Россию лишь в начале восемнадцатого века. Именно тогда русские любители музыки познакомились с клавесином, клавикордом, симфоническими ансамблями, оперными оркестрами. И тогда окажется, что гитара опоздала ненамного: уже во второй трети восемнадцатого века, почти вслед за клавишными инструментами, она становится известной в больших русских городах благодаря в основном итальянским музыкантам, а чуть позже и французским.

История сохранила имена двух итальянцев — Джузеппе Сарти и Карло Каноббио, которые были в числе первых, познакомивших русскую публику с этим инструментом. Впрочем, «публику» — это громко сказано. Слушателей у гитары было тогда еще немного.

Несколько расширить круг почитателей гитары удалось музыканту-виртуозу Паскуале Гальяни, тоже итальянцу. Как и его предшественники, он выступал лишь в салонах, а не в концертных залах. После нескольких лет своей деятельности в России Гальяни выпустил сборник этюдов и упражнений — нечто вроде учебника игры на гитаре.

Итальянцы пытались обрабатывать для гитары русские песни, однако это плохо им удавалось: шестиструнная гитара была не вполне приспособлена к строю русской народной музыки. Именно поэтому примерно в то же время появляется русская семиструнная гитара, о которой речь впереди. А пока мы говорим только о классической шестиструнной гитаре;.

В 1821 году в Россию приехал Марк Аврелий Цани де Ферранти, приглашенный русским вельможей Мятлевым работать в его библиотеке. Цани де Ферранти не был профессиональным музыкантом, но именно ему Россия обязана тем, что гитара стала здесь широко известна. Он много концертировал, причем ему приходилось играть и в больших залах. Был он и композитором — сочинял ноктюрны, фантазии, танцевальную музыку. Желающим Цани де Ферранти давал уроки игры на гитаре, но только первоначальные, не ставя своей задачей сделать из ученика профессионального гитариста.

Большой след в истории классической гитары в России оставили гастроли Мауро Джулиани и Фернандо Сора. Джулиани в память о поездке написал «Шесть вариаций на русские темы». А деятельность Сора в России не ограничилась только концертами. В 1824 году на сцене Большого театра был поставлен его балет «Сандрильона». Как и Джулиани, Сор запечатлел в музыкальном произведении для гитары российский период своей биографии, написав изящное «Воспоминание о России». Это произведение исполняется и сейчас.

Западные гитаристы пробудили у русских музыкантов интерес к классической гитаре. В концертных афишах стали появляться имена наших соотечественников. Первым из значительных русских гитаристов, игравших на шестиструнном инструменте, был Николай Петрович Макаров.

Макаров родился в 1810 году в помещичьей семье. Юношей поступил в военное училище в Варшаве, потом около десяти лет служил в армии. Выйдя в отставку, поселился в деревне под Тулой.

Еще в детстве он учился играть на скрипке, но этот инструмент плохо поддавался ему — то ли не было интереса, то ли учителя оказались не вполне квалифицированными. В Варшаве Макаров побывал на концерте великого Паганини, был потрясен его игрой и после этого вновь взялся за скрипку. Однако не помогло и вдохновение от концерта — на скрипке он играл заурядно и вскоре совсем забросил ее.

А гитарой Макаров увлекся в двадцать восемь лет — опять же после какого-то концерта с участием гастролирующего гитариста. Родные и близкие отнеслись к его новому увлечению скептически. Всем известно, что любой музыкальный инструмент нужно начинать осваивать как можно раньше. Но всегда находились люди, которые своим трудом и упорством могли опровергнуть любое устоявшееся правило. Как выяснилось, Макаров относился именно к таким людям. Он занимался по двенадцать — четырнадцать часов в день. А для тех случаев, когда где-нибудь в дороге выпадало свободное время, он соорудил себе своеобразный тренажер — маленькую дощечку с натянутыми на ней струнами. Дощечка эта свободно умещалась в кармане, поэтому Макаров мог упражняться в любую свободную минуту.

Николай Петрович Макаров

Могли ли как-то пригодиться ему навыки, полученные при обучении игре на скрипке? Если говорить о левой руке, то да, могли. А правую нун^но было упражнять заново. На гитаре пальцы правой руки защипывают струны, и тут требуется особое умение. Макаров овладел им в совершенстве и даже пошел дальше своих предшественников. До сих пор мизинец правой руки гитариста участвует в игре лишь эпизодически, во время исполнения некоторых особых приемов, а у Макарова мизинец был разработан наравне с остальными пальцами и полноправно участвовал в игре. Поэтому некоторые технические приемы, выработанные Макаровым, и сейчас считаются чрезвычайно трудными для освоения и далеко не всем гитаристам удаются.

Через два года упорных занятий Макаров исполнял уже довольно сложные произведения, например Третий концерт для гитары с оркестром Мауро Джулиани. Правда, оркестра у Макарова не было, так что вместо него он довольствовался сопровождением фортепиано, на котором играла его жена.

В 1840 году Макаров приехал в Петербург и здесь сочинил концерт для гитары, использовав в нем труднейшие приемы игры.

А еще через год Макаров отважился на первое свое публичное выступление. С тех пор как он впервые взял в руки гитару, прошло всего три года.

Отзывы на концерты Макарова были весьма противоречивыми. Если отбросить крайние суждения музыкальных критиков и попробовать доискаться истины, она в общих чертах будет такова: Макаров блестяще владеет техникой игры, и это достойно всяческого восхищения, однако его исполнение не слишком выразительно, а порой даже монотонно.

Удрученный таким выводом критиков, Макаров перестал концертировать в России, а через некоторое время решил попытать счастья за границей. Но и там его ждала неудача. Владельцы концертных залов, прослушав игру Макарова, отказывались предоставить ему сцену. Выступить удалось лишь несколько раз во второстепенных залах.

Макаров объяснял свои неудачи упадком интереса к гитаре. Действительно, упадок тогда уже начался, и многим другим гитаристам тоже нелегко стало находить аудиторию для выступления. Но со временем Макарову пришлось сделать самому себе горькое признание: техника игры — еще не все и даже не главное, нужна общая музыкальная культура и просто культура исполнения, а этого уже не наверстать.

И тогда Макаров загорелся другой идеей. Оставаясь верным гитаре, он решил способствовать возрождению интереса к ней. С немалыми трудностями он организовал в Брюсселе международный конкурс гитары, в котором оценивались сочинения для этого инструмента и сами инструменты. Премии получили композиторы Мертц и Кост, гитарные мастера Шерцер и Архузен.

Но и конкурс, организованный Макаровым, не смог в то время оживить угасший интерес к гитаре. Макаров вернулся в Россию разочарованным, больным.

Пусть Макаров не состоялся как музыкант — поверим критикам тех времен. Однако память о себе он оставил добрую: упорство, трудолюбие, настойчивость, энтузиазм всегда заслуживают глубочайшего уважения. А кроме того, есть повод помянуть его добром, когда мы слышим замечательный романс «Однозвучно гремит колокольчик...» Слова его принадлежат Николаю Петровичу Макарову.

Марк Данилович Соколовский

Александр Михайлович Иванов-Крамской

Другой русский гитарист, Марк Данилович Соколовский, во многом был как бы противоположностью Макарова. Он играл проще и не стремился поразить публику сложными техническими приемами. Но его исключительная музыкальность покоряла слушателей и обезоруживала критиков. Отзывы на концерты были восторженными. Композитор Александр Иванович Дюбюк, например, говорил: «Вы бы послушали, как он исполнял Шопена!.. Вы бы подумали, что Шопен писал исключительно для гитары».

Марк Соколовский был на восемь лет моложе Макарова, но концертировать начал тогда, когда Макаров еще только осваивал гитару. Первые концерты проходили в Житомире, родном городе Соколовского, затем он играл в Киеве, Вильно и некоторых других городах. В двадцать девять лет Соколовский приезжает в Москву и с первых же концертов завоевывает внимание взыскательных московских слушателей. А еще через десять лет ему предоставляют возможность выступить в тысячеместном зале Благородного собрания — сейчас это Колонный зал Дома союзов.

Падение интереса к гитаре тогда уже началось, но к Соколовскому это как бы не имело отношения. Ему не отказывали в концертах, где бы он ни захотел выступить. В 1860 году он едет на гастроли в Европу, с неизменным успехом концертирует там и через два года возвращается в Россию уже как артист, получивший бесспорное признание.

И только в конце своей жизни Соколовский ощутил на себе, что отношение к гитаре изменилось. Когда он предложил открыть и вести класс гитары в Московской консерватории, ему отказали.

В России упадок гитары сказывался очень остро. Распадались общества гитаристов, почти перестала издаваться нотная литература для гитары, из музыкальных учебных заведений этот инструмент изгоняли, и постепенно почти все преподавание гитары перешло в руки частных учителей, иногда не слишком квалифицированных и не всегда добросовестных. В начале нашего века, когда открылась Народная консерватория, на отделение гитары было подано всего три заявления. Сравните: скрипку захотели осваивать триста человек, фортепиано — пятьсот.

Но и в те тяжелые для гитары времена находились подлинные энтузиасты этого инструмента. Один из них — Петр Спиридонович Агафошин.

Еще в детстве он научился играть на семиструнной гитаре у своего отца, позже брал уроки у преподавателя. Самостоятельно, по школе Каркасси, освоил классическую шестиструнную гитару, после чего оставил семиструнную, несмотря на то, что уже владел ею очень хорошо и исполнял большой репертуар. Агафошин изыскивал любую возможность, чтобы выступить в концерте, а кроме того, давал уроки певцам, желавшим освоить гитарный аккомпанемент. Но ни концерты, ни уроки не приносили достаточных для жизни средств, поэтому Агафошин еще долго не мог расстаться с работой по своей специальности бухгалтера. И вообще почти вся музыкальная деятельность Агафошина проходила в очень нелегких условиях: к середине двадцатых годов, когда в западных странах гитара была уже на подъеме, у нас ее блестящее прошлое было полностью забыто — гитара считалась мещанским инструментом.

И вот в этих условиях к нам на гастроли приехал Андрее Сеговия. Приезд Сеговии вызвал недоуменные вопросы. Как, гитара будет звучать в консерваторском зале? Кое-кто требовал отменить предстоящие концерты.

Но концерты состоялись и прошли с большим успехом. И вот что писал после них Анатолий Васильевич Луначарский: «Трудно представить себе такое полное преодоление границ инструмента — и притом не путем искусственного форсирования его, а путем необычайного умения извлечь из него все таящиеся в нем и до сих пор неизвестные возможности...»

Разумеется, гастроли Сеговии не могли сразу же изменить отношение к гитаре, и все же она вновь стала прокладывать себе дорогу в концертные залы. Для нее начали писать музыку известные советские композиторы, в том числе Борис Владимирович Асафьев.

После приезда Сеговии Петр Спиридонович Агафошин смог уйти наконец с бухгалтерской должности и целиком посвятить себя музыке. В 1928 году вышла его книга «Новое о гитаре», затем была издана школа игры на шестиструнной гитаре. Агафошин преподавал гитару в музыкальном учебном заведении, составлял и издавал нотные сборники, делал переложения произведений композиторов-классиков.

Учеником Агафошина был выдающийся советский гитарист Александр Михайлович Иванов-Крамской. Он, как и многие его предшественники, совмещал три амплуа — композитора, исполнителя, педагога. Но даже если бы он занимался только каким-нибудь одним из этих видов деятельности, его вклад в искусство гитары трудно было бы переоценить.

Иванов-Крамской — автор многих замечательных произведений, вплоть до концертов для гитары с оркестром. А его удивительно красивый «Вальс» входит в репертуар любого гитариста, будь то профессионал или любитель. У его сочинений счастливая судьба: почти все они исполняются.

Концертное творчество Иванова-Крамского необычайно широко — он играл и соло, и с оркестром, и с органом, и в дуэте со скрипкой, и в составе квартетов и квинтетов.

Иванов-Крамской преподавал гитару в музыкальном училище при Московской консерватории со дня основания там класса гитары и до конца своей жизни (сейчас этот класс ведет дочь и ученица Иванова-Крамского — Наталия Александровна Иванова-Крамская). Среди концертирующих ныне гитаристов немало учеников Иванова-Крамского. А написанная им школа игры на шестиструнной гитаре остается одной из лучших.

Надо сказать и еще об одной стороне деятельности Иваиова-Крамского — он был страстным пропагандистом классической гитары. Собственно, вся его работа пропагандировала гитару, но при любом удобном случае и в печати, и в устных выступлениях он не уставал доказывать, что гитара заслуженно должна стоять в одном ряду с другими признанными концертными инструментами.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мистецтво. Користувач. Бібліотека

    Документ
    „Знаєте, чому народилося мистецтво? Тому що людина не може сприймати світ одним лише розумом. Його необхідно сприймати ще й серцем, через почуття”, - говорив актор і режисер С.
  2. Айзерман Л. С.    На уроке литературы и в залах кинотеатра / Л. Айзерман

    Урок
    Айзерман Л.С. На уроке литературы и в залах кинотеатра / Л. Айзерман. - М.: Всесоюзное бюро пропаганды киноискусства, 1987. - 63 с.: ил. - (Кино и школа)
  3. Ый рано, ли поздно будет собран и опубликован для тех, кто там был и еще помнит, для тех, кто там не был, и сможет понять и пережить, прочитав все эти "бредни"

    Документ
    «Пусть это будет черновик того сборника и доступный и написанный специально как бы (дурацкое слово) для МОСТовиков, но который рано, ли поздно будет собран и опубликован для тех, кто там был и еще помнит, для тех, кто там не был, и
  4. Владимир Ерохин вожделенное отечество

    Документ
    Автор выражает сердечную признательностьЛеониду Василенко, Павлу Меню, Владимиру Петракову, Владимиру Простову, Евгению Рашковскому и Борису Рубинчику за помощь в подготовке этой книги к печати.
  5. Н. с. Росташи Протокол №1 24 августа 2011г. Заломанина И. В. От 24 августа 2011г. Приказ №143 руководитель мо 27 августа 2011 г. Кирюшкина М. Г. Рабочая программа

    Рабочая программа
    Рабочая программа по музыке для 1 – 4 классов составлена на основе Государственного образовательного стандарта начального образования по искусству, Примерной программы начального образования по музыке и содержания программы «Музыка 1-4 класс» авторов В.

Другие похожие документы..