Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
на заседании диссертационного Совета Д 212.141.02 при Московском Государственном Техническом Университете им. Н.Э. Баумана (МГТУ им. Н.Э. Баумана), п...полностью>>
'Документ'
Проанализированы литературные источники и установлено, что ряд неопределенностей в траектории Апофиса обусловлены несовершенством методов ее определе...полностью>>
'Документ'
В целях совершенствования льготного порядка перемещения через таможенную границу товаров для личного пользования и упрощенного их таможенного оформле...полностью>>
'Доклад'
История инквизиции. Крестовые походы. История второго крестового похода. Государства крестоносцев. Орден тамплиеров....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Т.В.Осипова

Российское крестьянство

В РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

Москва

Издательство Стрелец 2001

УДК 882 ББК 63.3.(2)612 0-74

Осипова Т.В.

0-74 Российское крестьянство в революции и гражданской войне.-М.: 000 Издательство "Стрелец", 2001.- 400 с.

Книга доктора исторических наук профессора Т.В.Осиповой -первое комплексное исследование крестьянства Центральной Рос­сии, как активного участника исторических событий трагических лет революции и гражданской войны 1917-1921 гг. Работа написана на основе анализа большого количества новых документальных ма­териалов центральных и областных архивов.

Книга представляет интерес для широкого круга читателей: на­учных работников, преподавателей и студентов ВУЗов, учителей ис­тории, краеведов и всех, интересующихся историей России.

УДК 882 ББК 63.3(2)612

ISBN 5-89409-023-7

© Т.В.Осипова, 2001 © Оформление ООО Издательство "Стрелец", 2001

К читателю

Дорогой читатель!

Перед Вами книга, в которой крестьянство Центральной Рос­сии впервые представлено как активный участник исторического процесса в годы революции и гражданской войны 1917 - 1921 гг. Историография этого периода (особенно гражданской войны) весьма скупо и односторонне отражает позиции крестьянства Центральных губерний страны. До 90-х годов в ней господство­вали партийные идеологемы, прочно закреплявшие за крестьян­ством нормы социально покорного объекта, не имеющего прав на иную политическую организацию, кроме коммунистической, на собственную ментальность, на сохранение привычного обра­за жизни и хозяйствования.

В книге раскрываются основные направления крестьянского движения в 1917 г., отношение крестьян к аграрным программам и практической деятельности политических партий, претендо­вавших на руководство деревней, формы организации и борьбы крестьян за землю, что позволяет воссоздать широкую картину участия крестьян в революции.

В обширной историографии гражданской войны недостаточ­но разработаны социальные проблемы. Их анализ невозможен без осмысления роли крестьянства в политических, социальных, экономических, военных процессах.

Долгое время многие аспекты гражданской войны были пред­намеренно закрыты для изучения. Три поколения россиян не имели представления о крестьянских восстаниях в Центральной России как органической части гражданской войны, о многооб­разии форм сопротивления методам руководства деревней в пе­риод политики "военного коммунизма". В литературе все еще нет объективной оценки коммунистического эксперимента в де­ревне, нацеленного на ликвидацию частных собственников и разрушение традиционализма общинной жизни. В научной лите­ратуре слабо отражено отношение крестьян к гражданской вой­не. Дезертирство и уклонение от мобилизации в армию не ос­мыслены как проявление социальной оппозиции власти. Нельзя также получить ответ на вопрос, как и в силу каких причин вос­стания крестьян превратились в настоящую войну, едва не опро-

кинувшую коммунистическую диктатуру. Теперь мы знаем.поче-му разработка этих проблем потеряла научный характер. Но от­ветить на поставленные вопросы можно лишь на основе выявле­ния новых пластов документальных материалов и нового про­чтения ранее использованных источников.

Значительный новый материал для раскрытия крестьянского сопротивления продовольственной, финансовой, военной поли­тике государственной власти дают военные архивы. Особую зна­чимость для наших целей имеют до сих пор не вовлеченные в на­учный оборот информационные сводки военных комиссариатов всех уровней, комиссий по борьбе с дезертирством, сводки опе­ративных отделов штаба корпуса ВЧК, войск внутренней охра­ны республики (ВОХР) о крестьянских восстаниях, а также со­хранившиеся судебно-следственные материалы.

Следует отметить, что документы, исходящие, как от партий­ных, так и гражданских и военных информаторов отличаются тенденциозностью. События в них с середины 1918 г. освещают­ся в соответствии с политическими установками центральной власти. В них любое движение в крестьянской среде оценивается с преувеличением его опасности для власти и представляется как кулацкое, контрреволюционное. Наибольшей предвзятостью от­личались публикации в большевистской печати. Обобщенные новые материалы отражают нарастание сопротивления деревни политике коммунистов. Перекрестная проверка документов, ис­ходящих из разных источников, позволила составить наиболее полное представление о крестьянском движении в революции и гражданской войне.

Книга рассчитана на широкий круг читателей. Поставленные в ней проблемы и новые материалы могут заинтересовать науч­ных работников, обществоведов, специалистов по крестьянове-дению, по истории революции и гражданской войны, а также студентов исторических факультетов институтов, учителей и школьников старших классов школ.

Январь, 2001 г.

Социальный облик российской деревни

Глава 1. Крестьянство России в революции 1917 года 1.1. Социальный облик российской деревни

Острейшим вопросом жизни России начала XX века являлся аграрный вопрос. Сущность его состояла в крайней отсталости агросферы, малоземельи основной массы крестьян, стиснутых рамками общины, концентрации земли в руках небольшого чис­ла крупных землевладельцев.

В административном отношении Европейская Россия дели­лась на 28 губерний, составлявших шесть экономико-географи­ческих регионов (или районов): Северный (Архангельская, Воло­годская, Олонецкая губернии), Северо-Западный (Новгород­ская, Петроградская, Псковская), Промышленный (Владимир­ская, Костромская, Московская, Нижегородская, Тверская, Яро­славская), Центрально-земледельческий (Воронежская, Калуж­ская, Курская, Орловская, Рязанская, Тамбовская, Тульская, Смоленская), Поволжский (Казанская, Пензенская, Самарская, Саратовская, Симбирская), Приуральский (Вятская, Пермская, Уфимская губернии). В их состав входило 286 уездов или 4268 волостей, где проживало около 10 млн человек городского насе­ления и 57,9 млн сельских жителей. Три четверти крестьян объе­динялись общинами.

В пяти регионах Европейской России (без Северного, где не было помещичьего землевладения) из 163,2 млн дес. земли в ча­стной собственности находилось 56,7 млн дес. (35%). Причем 73% из них в свою очередь сосредотачивалось в руках крупных собственников, каждый из которых владел более чем 500 десятин земли. 43,4% этих крупных землевладельцев были дворянами, 32,5% принадлежали к крестьянскому сословию. В 25 губерниях Европейской России около 15 млн дес. имели 394 латифундиста, т.е. в среднем по 38 тысяч десятин. Столько же земли было у 1650 тысяч крестьян-общинников1, т.е. в среднем по 9 десятин на двор. За годы столыпинской реформы усилился процесс мобили­зации земли другими сословиями, и прежде всего крестьянами, в результате чего доля латифундиального помещичьего землевла­дения сократилась на 20%. После 1906 г. помещики России про­дали около 7 млн дес, но в их руках оставалось более 30% земель

Крестьянство России в революции 1917 года.

сельскохозяйственного значения. Было очевидно, что дворянст­во как класс все более клонилось к экономическому упадку. Зем­ля постепенно переходила в, руки мелких собственников.

К 1917 г. в России было около 43 млн крестьян-общинников и 4,5 - 5 млн крестьян-собственников, из которых на хуторах вели хозяйство около 300 тысяч и немногим более 1,5 млн - на отру­бах. Но большинство крестьян-собственников, как и общинни­ки, не могли создать товарного хозяйства без аренды помещичь­их, казенных, удельных или других земель. И они арендовали примерно 35 млн дес, за которые ежегодно платили 525 млн руб­лей золотом2.

Для исконно русских губерний Центральной России была ха­рактерна мелкая, "продовольственная" аренда на правах ис­польщины, отработок и других видов крепостнических пережит­ков.

О крайней нужде крестьян в земле и о том, что аренда была для них жизненно необходима, говорит такой пример. 700 крес­тьянских дворов села Евдокиевка Михайловской волости Богу-чарского уезда Воронежской губернии имели 434 десятины на­дельной земли (по 0,6 дес. на хозяйство) и 660 дес. купчей (по 0,9 дес). Они вынуждены были арендовать у частных владельцев еще 2860 дес. (в среднем по 4,1 дес). И даже вместе с этой арен­дованной крестьяне имели в среднем всего по 5,6 дес. земли на двор3. Между тем, для обеспечения прожиточного минимума се­мьи необходимо было 10-16 дес. для средней полосы и 40 дес. для Северного района.

В губерниях Поволжья земли было больше и она была срав­нительно дешевле, чем в других регионах. Значительное распро­странение тут получила предпринимательская аренда. Так, в Са­ратовской губернии землю арендовали примерно 45% крестьян­ских дворов. Причем из арендованных 598,5 тыс. дес, 84% были в руках кулаков4. Здесь в аренду сдавалось 74% частновладельче­ских и 97% удельных и казенных земель.

Хлебопроизводящая часть крестьянства (а это в основном ку­лаки) сосредотачивала в своих руках большинство надельных, арендных и купчих земель. Достаточно сказать, что из 15,1 млн дес, проданных Крестьянским банком, кулакам, покупавшим участки свыше 50 дес, перешло более 9,4 млн дес. (67%)5. Эта

Социальный облик российской деревни

часть крестьянства была заинтересована в аграрной реформе, в отмене привилегий помещиков, расширении сельскохозяйствен­ного кредита, развитии кооперации, сохранении частной собст­венности на землю.

Кулацкие хозяйства, доля которых в целом по стране не пре­вышала 15%, неравномерно распределялись по стране. Из шести районов Европейской части страны таких хозяйств больше всего было в Поволжье и отчасти в Приуралье (Уфимская губерния, некоторые уезды Пермской губернии).

Но основная масса российского крестьянства жила в беднос­ти. В стране было 3 млн безземельных крестьянских дворов и 5 млн, имевших менее 5 дес. на хозяйство6. Эти 8 млн хозяйств (57%) представляли крестьянскую бедноту. За годы войны обни­щание крестьян еще более усилилось. К 1917 г. безземельных дворов в Поволжье стало 11,2%, в Промышленном районе -9,4%, в Северо-Западном - 7,2%, в Земледельческом центре -5,7%.

Возросло число безлошадных дворов. В 1917 г. в Промыш­ленном районе они составляли около 44%. Особенно много их было в Нижегородской губернии - 54,1%, в Московской - 48,6% и Ярославской - 43%. В Поволжье и Земледельческом центре без­лошадные хозяйства составляли свыше трети дворов: в Тамбов­ской губернии - 33,7%, Пензенской - 36,8%, Саратовской - 37,5%. Однолошадных хозяйств в 25 губерниях насчитывалось 47,5%7. Безземельные, безлошадные и однолошадные крестьяне пред­ставляли деревенскую бедноту, которая попадала в кабалу к за­житочным хозяевам. К 1917 г. их было около 70%.

Из остальных крестьянских хозяйств 20-25% представляли мелкое и среднее крестьянство, обеспечивавшее потребности своей семьи, но страдавшее от малоземелья, ипотечных долгов и крепостнических пережитков, и около 5% - хозяйства зажи-точ-ных и богатых крестьян.

Беднота и среднее крестьянство мечтали об аграрной рефор­ме, которая уничтожит помещичье и все виды частного земле­владения, бесплатно даст им разделенную уравнительно землю и другие средства производства частных собственников.

К 1917 г. в 27 губерниях Европейской России большая часть частновладельческих земель (31,671 млн дес.8) была заложена в

Крестьянство России в революции 1917 года.

банках, причем 81,8% заложенной земли принадлежало потомст­венным дворянам9. Под залог земли банки выдали 32 267 715 981 руб., почти столько же, сколько на кредитование промыш-ленности'°(на 1 января 1916 г. непогашенным оставался долг в 1 230 519 394 руб." ). Эти колоссальные средства уходили прежде всего на личные нужды помещиков. Наибольший объем заложенных земель был в губерниях с развитым дворянским зем­левладением. Так, в Симбирской губернии было заложено 85% дворянских владений, в Пензенской - 79%, Саратовской - 76%, Воронежской - 75%, Казанской - 74%, Тульской - 72%, Орлов­ской - 70%. Если в Поволжье было заложено 73%, а в Централь­но-земледельческом районе - 61,2%, то в Промышленном только 30,5% частновладельческих земель12-. Землевладельцы, прежде всего дворяне, не в состоянии были выкупить свои земли, и они переходили в собственность банков, а через них в руки состоя­тельных крестьян, товариществ, общин и пр. Если в 1861 г. дво­рянам принадлежало 87 млн дес. земли, то к 1877 г. их владения сократились до 73, к 1906 г. до 53, а к 1917 г. до 42 млн десятин. Огромная ипотечная задолженность сближала интересы по­мещиков и буржуазии и делала невозможным (это показали де­баты в Государственных думах I-IV созывов) решение аграрного вопроса в интересах основной массы крестьянства без радикаль­ных перемен в стране.

1.2. Партии и крестьянство

В XX век российское общество вошло с осознанной необхо­димостью реформирования социально-правовых основ агросфе-ры. В программах российских партий аграрный вопрос был од­ним из основных. Аграрная реформа Столыпина, затем война и Февральская революция потребовали от политических партий определения конкретных лозунгов и тактических приемов борь­бы за крестьянство как наиболее массового классового союзни­ка.

Кадеты еще в 1905 г. выдвигали требование наделения крес­тьян землей в частное или общинное владение в соответствии с местными условиями.

Партии и крестьянство

После февральской революции кадеты первыми внесли изме­нения в свою аграрную программу. VII съезд партии в марте 1917 г. заявил о необходимости решения вопроса о земле "на справедливых и разумных началах для пользы всего государст­ва", подтвердив прежнюю установку: земли сельскохозяйствен­ного пользования должны принадлежать трудовому земледель­ческому населению, причем частные интересы должны подчи­няться интересам всенародным, государственным. Кадеты не по­сягали на общинное землевладение, хотя и отдавали предпочте­ние хуторам и отрубам. Они ставили вопрос наделения землей в частную собственность и сохранения за крестьянами-собствен­никами их излишков земли. Крестьян, не ведущих хозяйство, нет смысла наделять землей, а малоземельных нужно обеспечивать по нормам, позволяющим исправно нести государственные по­винности. Фонд, из которого крестьяне должны наделяться зем­лей, предполагалось создать из государственных, кабинетских, монастырских земель. При недостатке их допускалось принуди­тельное отчуждение части "крепостнических латифундий", т.е. частновладельческих земель, сдававшихся в аренду крестьянам и обрабатывавшихся их инвентарем, с выкупом их самими кресть­янами (ранее в 1905 г. выкуп они возлагали на государство).

Конфискация частновладельческих земель кадетами исклю­чалась. Они считали, что это приведет к нарушению устоев хо­зяйственного и общественного строя, основанного на началах частной собственности.

Будучи сторонниками ускорения капиталистического разви­тия страны, кадеты защищали товаропроизводящие аграрные структуры вне зависимости от их сословной принадлежности. Поэтому хозяйства, имеющие плантации технических культур, ведущие обработку полей с помощью машин и наемного труда, по программе кадетов отчуждению не подлежали.

Партия кадетов высказывалась за упорядочение законом арендных отношений, расширение сельскохозяйственного кре­дита, кооперации и другие меры развития производительных сил в сельском хозяйстве.

Повести за собой крестьянство и сохранить руководящую роль в правительстве кадеты могли лишь при условии немедлен­ного прекращения войны и безотлагательного осуществления

Крестьянство России в революции 1917 года.

своей аграрной программы, пока общинное крестьянство не по­шло за лозунгами левых экстремистов. Но верность союзничес­ким обязательствам, а значит и продолжение войны, были для кадетов делом национальной чести. И только после окончания войны они предполагали приступить к аграрным реформам. До этого право частной собственности на землю и существовавшие формы землепользования должны быть сохранены. Эти установ­ки партии находили отражение в постановлениях Временного правительства, где кадетов было большинство, в циркулярах ми­нистров и других официальных лиц.

В марте 1917 г. были национализированы земли, принадле­жавшие царской семье, однако условия пользования ими остава­лись прежними: крестьяне земли не получили. В связи с ростом самовольных захватов земли, поджогов и других посягательств на права частных собственников 9 марта Временное правитель­ство высказалось за возможность применения оружия при по­давлении крестьянских выступлений. В марте-мае войска посы­лались в 20 уездов. Однако солдаты использовались главным об­разом для охраны имений и устрашения крестьян13.

19 марта Временное правительство приняло первое постанов­ление по земельному вопросу, отражавшее позиции кадетов. В постановлении признавалось, что вопрос о земле является пер­вейшим среди социально-экономических и хозяйственных про­блем, стоящих перед страной. Поскольку земельная реформа со­ставляет основное требование всех демократических партий, правительство обещало поставить его "на очередь в предстоя­щем Учредительном собрании". Земельный вопрос, подчеркива­ло правительство, "не может быть проведен в жизнь путем како­го-либо захвата"14. Министру земледелия кадету А.И.Шингареву поручалась срочная разработка материалов по земельному во­просу. С этой целью при министерстве с апреля стали создавать­ся земельные комитеты - Главный, губернские, уездные и, по же­ланию крестьян, волостные.

Намерение правительства сохранить частное землевладение в не­прикосновенности до Учредительного собрания было поддержано всеми партиями, кроме большевиков, и стало одной из основ созда­ния политического блока кадетов и всех социалистических партий (исключая большевиков), а затем и трех коалиционных правительств.

10

Партии и крестьянство

Кадеты, как и все политические партии, стремились к органи­зационному закреплению своего влияния на крестьянство. В марте - мае 1917 г. в 45 губерниях прошли крестьянские съезды. Но программа кадетов на них не встретила поддержки. Наи­большее понимание кадеты находили у деятелей кооперации, на­родных социалистов и трудовиков (в июне объединившихся в од­ну партию: Трудовую народно-социалистическую) и руководи­мого ими Всероссийского крестьянского союза. 12 марта в газе­тах было опубликовано воззвание "Ко всему крестьянству". "Главный комитет Всероссийского крестьянского союза, - гово­рилось в нем, - призывает крестьян поддерживать новое прави­тельство, его комиссаров и все общественные организации, ко­торые признаются Временным правительством, отнюдь не допу­ская посягательств на чужую собственность и свободу". Кресть­янский союз призывал не чинить притеснений и не вмешиваться в дела частных землевладельцев, хуторян и отрубников15.

Организации Всероссийского крестьянского союза были со­зданы в 32 губерниях. Кроме того, союз имел 34 солдатские ор­ганизации16. Это была наиболее массовая общественная органи­зация, защищавшая интересы частных собственников из кресть­ян.

Эсеры были самой массовой и авторитетной среди крестьян партией. Политическая установка кадетов получила поддержку не только народных социалистов и трудовиков, но и эсеров. Со­глашаясь с необходимостью тщательной подготовки аграрной реформы, эсеры поддержали линию кадетов на сохранение в не­прикосновенности частного землевладения до Учредительного собрания.

Отказываясь от революционных методов решения вопроса о земле и поддерживая предложенный кадетами путь реформ, эсе­ры тем не менее заявляли о верности своей аграрной программе, обобщившей крестьянские наказы 1905-1907 гг. Тогда партия стремилась "в интересах социализма и борьбы против буржуаз­но-собственнических начал" опереться на общинные и трудовые воззрения, традиции и формы жизни русского крестьянства, осо­бенно на распространенные среди крестьян убеждения, что зем­ля ничья и право пользования ею дает лишь труд. Эсеры провоз-

11

Крестьянство России в революции 1917 года.

глашали своей задачей борьбу "за социализацию земли, т.е. за изъятие ее из товарного оборота и обращение из частной собст­венности отдельных лиц или групп в общенародное достояние" без выкупа. Земля должна передаваться местным органам само­управления - демократически организованным бессословным сельским и городским общинам. "Пользование землей должно быть уравнительно трудовым, т.е. обеспечивать потребитель­скую норму на основании приложения собственного труда, еди­ноличного или в товариществе"". Отвечая требованиям общин­ного крестьянства, аграрная программа эсеров не давала ответа на вопрос, за счет чего и кого государство будет удовлетворять потребности городского населения, армии и др. в продуктах сельскохозяйственного производства, если уравнение в нормах землепользования будет обеспечивать лишь собственные по­требности крестьянских хозяйств, не предусматривая товарного производства. Уравнительное землепользование было давней со­циальной утопией крестьян, от которой они не отказались и в 1917г.

4 марта 1917 г. Петроградская областная конференция эсеров высказалась за отмену частной собственности на землю и пере­дачу ее трудовому народу. Но конференция не повторила своего прежнего лозунга - конфискация помещичьей земли без выкупа. Предвидя развитие стихийной инициативы крестьянских низов в этом направлении, конференция заранее осудила ее. Всякие по­пытки немедленного захвата частновладельческих земель недо­пустимы, подчеркивалось в резолюции. Вопрос о земле может быть решен только законодательным путем через Учредительное собрание18. Установка Петроградской областной конференции по земельному вопросу была поддержана Московской и другими губернскими конференциями эсеров.

В начале апреля состоялась II Петроградская конференция партии эсеров, где с докладом по аграрному вопросу выступил Н.Я.Быховский - член ЦК партии, редактор газеты "Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов". В докладе и за­ключительном слове он допускал возможность другого весьма серьезного отступления от основных принципов аграрной про­граммы партии, а именно: выкуп частных земель у 4,5 млн крес­тьян-собственников, составлявших 32% от общей численности

12

Партии и крестьянство

крестьянских хозяйств. Он полагал, что огромная задолжен­ность землевладельцев банкам "заставляет призадуматься" от­носительно возможности безвозмездной передачи земли кресть­янству. "Во всяком случае, - заключал Быховский, - выкуп дол­жен быть произведен, если без этого нельзя обойтись, за счет всего государства... Быть может, можно будет установить цены на земли пропорционально количеству выкупаемых десятин. Сейчас мы стоим на точке зрения, что выкупа не должно быть. Что будет дальше - увидим"". В случае, если отрицание выкупа за купчие земли крестьян будет грозить резней между большин­ством и меньшинством крестьянства, эсеры выражали готов­ность пойти на уступки собственникам земли20. Подобные заяв­ления партийных лидеров сближали политические позиции каде­тов и эсеров.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Революции и гражданской войны в произведении И. И. Бабеля Исаак Эммануилович Бабель (1894-1940 гг.) один из луч­ших, талантливейших русских писателей-, расстрелянных в годы сталинского террора в расцвете своих творческих сил

    Документ
    Исаак Эммануилович Бабель (1894-1940 гг.) - один из луч­ших, талантливейших русских писателей-, расстрелянных в годы сталинского террора в расцвете своих творческих сил.
  2. Тема: «Россия в годы революции и гражданской войны»

    Пояснительная записка
    данная тема в курсе истории России является наиболее дискуссионной, и приобретающей особую актуальность в юбилейный 2007г. – когда одни отмечают юбилей великих свершений, а другие со скорбью вспоминают о жертвах и упущенных возможностях России в 1917г.
  3. Идейно-политическая эволюция либерализма в сибири в период революции и гражданской войны (1917-1920 гг.)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 28 октября 2011 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.267.03 при ГОУ ВПО «Томский государственный университет» (634050, г.
  4. В англии в ХVII-ХVIII вв после революции и гражданских войн сгладились вопиющие противоречия

    Документ
    В Англии в ХVII-ХVIII вв. после революции и гражданских войн сгладились вопиющие противоречия. Развитие парламентаризма привело к упрочению правовых форм политической борьбы.
  5. Урока: Тема революции и гражданской войны в русской

    Урок
    Слово учителя: Сегодня наш урок будет посвящен обзору русской литературы, повествующей о революции и гражданской войне. На последующих занятиях отдельные произведения мы рассмотрим более подробно.

Другие похожие документы..