Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
Казалось, что с формальным прекращением в 1990 году «холодной войны», нередко грозившей человечеству апокалипсисом, наступит наконец качественно нова...полностью>>
'Документ'
См. также Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.2.4.1294-03 "Гигиенические требования к аэроионному составу воздуха производ...полностью>>
'Документ'
Неправомерное завладение транспортными средствами означает установление фактического владения этими транспортными средствами лицом, не имеющим законн...полностью>>
'Документ'
Внеклассная работа по математикеПредметная неделя по математике: а) Понедельник - открытие недели математики. Сообщение о применении математики в био...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Профессор Казанской Духовной Академии И.C.Бердников: жизненный и творческий путь

И.АЛИЕВ.

Посвящается 90-летию со дня смерти

Ильи Степановича Бердникова.

Предлагаемое читателю исследование представляет собой попытку всестороннего освещения жизненного и творческого пути одного из выдающихся ученых Казанской Духовной Академии – Ильи Степановича Бердникова, 90 лет со дня смерти которого исполняется в этом году (30 сентября/13октября 2005 г.). Будучи выпускником и (более 50-ти лет) преподавателем в своей alma mater, он имел самое непосредственное отношение к изданию «Православного собеседника». Около 10 лет (1886-1896 гг.) он входил в состав редакционного комитета журнала. Через него прошли многие статьи и публикации 80-90-х гг. XIX в., составившие славу издания.

Данная статья является максимально возможной на сегодня научной биографией профессора. Написана она в жанре personalia, то есть «предполагает биографический подход к творчеству ученого, но построенный по принципу проблемной монографии, а не чистой биографии».1 Надеемся, что публикации подобного рода помогут современникам осознать масштабность и значимость этой личности, которой посвящены отдельные статьи в «Новом Брокгаузе и Эфроне» и православной Энциклопедии, как дореволюционной, так и современной.

«Жизнь ученого не отличается богатством внешних событий. В тиши кабинета, среди книг и бумаг, идет напряженная работа, главным, а часто и единственным импульсом которой служит интерес к чистому знанию, стремление к тому подлинному гносису, который от всегда текучего моря явлений восходит к вечному незыблемому. Здесь нет громких, кричащих фактов, но тихо, незаметно для постороннего взгляда, совершается служение истине, которое требует от своего служителя не только громадных интеллектуальных сил, но и творческой как сталь воли, безусловной преданности делу, доходящей до самопожертвования», – так в 1915 г. в официальном издании Синода была охарактеризован жизненный путь профессора Казанской Духовной Академии И.С. Бердникова.2

I. Вятский (доказанский) период (1839-1860)

Родился И.С.Бердников в царствование императора Николая I (1825-1855гг.). Это была многозначительная и противоречивая эпоха. В западной историографии она именуется временем «консервативной модернизации»3, а в советской и впоследствии российской проходит под знаком реакции, охранительного консерватизма. Это было время крестьянских реформ, кодификации законов, укрепления государственной власти и трансформации народного образования.

В духовном плане ситуация была еще более неоднозначной. Внешне ее можно назвать временем торжества русского национального сознания и православного духа. В идеологии насаждалась теория «официальной народности» графа С.С.Уварова, в церкви и духовной сфере господствовала «казенная духовность», которая соответствовала «примитивно-самодовольному»4 православию Николая I и казарменному утилитаризму графа Н.А.Протасова, в 1836-1855 гг. обер-прокурора Синода. Но была и другая сторона – сфера глубокой веры, духовных исканий, творческого развития в русской церкви. Шли годы, в которые проповедовал митрополит Филарет (Дроздов), жили оптинские старцы, униаты массами воссоединялись с православными. В столицах творили славянофилы: шло становление русской религиозной философии.

В 1839 г. выходит в свет «Книга правил» – новое издание свода канонов и церковных постановлений. Это усеченное, неполное собрание церковных законов без гражданских постановлений свидетельствует об ущербности и неполноценности синодального строя, осознаваемых уже в то время. По словам Г.В.Флоровского, это было сделано ввиду «неблаговидности слишком многих постановлений Петровского времени и всего предыдущего века, огласка которых теперь вряд ли удобна и, скорее, может соблазнить».5

Глубоко символично, что именно в этом году появился на свет И.С.Бердников. Родился он 13 июля 1839 г. в семье сельского причетника села Коса Слободского уезда Вятской губернии, которое по статистике 70-х годов XIX века насчитывало около 800 человек жителей6.

При крещении получил имя Илии (память 20 июля по старому стилю), что впоследствии его ученикам дало повод сравнивать его рвение в науках с «ревностью Илииной», этого известного ветхозаветного пророка, почитавшегося на Руси в крестьянской среде громовержцем. Воспитывался он в традиционном православном духе.

Сословное происхождение И.С.Бердникова предопределило его учебу в духовных заведениях. Среднее образование он получил в Глазовском Духовном Училище (1852-1854) и Вятской Духовной Семинарии. За шесть лет обучения там (1854-1860) он получил лишь элементарные знания.

Вятская семинария была типичной провинциальной российской семинарией середины XIX века. Основанная в 1735 г. архиереем-малороссом, выпускником Киевской Духовной Академии Лаврентием (Горкою), семинария поначалу была в плачевном состоянии. Преподавание шло аналогично киевскому, со схоластическими приемами (комментирование текста, цитирование классиков) и велось двумя студентами из Киева. Постоянного количества учеников не было, они периодически сбегали. В семинарии отсутствовала библиотека, не было ни философского, ни богословского классов. Постепенно, после ряда реформ 1808-1814 гг. и 1842 г., семинария поднялась на качественно новый уровень (появилась библиотека, новые дисциплины)7. В середине 50-х годов XIX века в ней училось порядка 560 человек. Одним из них был юный И.С.Бердников, который в 1860 г. в числе лучших, по первому разряду, заканчивает семинарию. Как наиболее успешно окончившему семинарию ему предстояло учиться в Казанской Духовной Академии, так как Вятка входила в Казанский духовно-учебный округ.

Епархиальными архиереями в тот период в Вятке были преосвященнейшие епископ Елпидифор (Бенедиктов) в 1851-1860 гг. и Агафангел (Соловьев) в 1860-1866 гг. (бывший ректор КазДА в 1854-1857 гг.). Достаточно образованные архиереи (один выпускник СПбДА, другой – МДА), они сделали много для развития духовного просвещения и образования в крае8. Повысился общий уровень православной культуры. В это время в центре провинциального города возводится великолепный собор Св.Александра Невского по проекту архитектора Витберга, до этого проектировавшего храм Христа Спасителя.

По рекомендации епископа Агафангела юный семинарист И.С.Бердников едет в Казань для поступления в КазДА.

II. Период учебы в КазДА и оформления круга научных интересов (1860-1881)

Эпоха 60-70-х гг. XIX века была качественно иной, значительно отличалась от предыдущих. У «кормила» империи стоял царь-реформатор, освободитель – император Александр II (1855-1881). Шли крупные либеральные реформы: крестьянская, городская, земская, военная и образовательная, которые во многом изменили облик России. Не случайно начало второй половины XIX века епископ Иоанн (Соколов) назвал «утром России», что означало наступление «эпохи общественного возрождения»9. Равнодушный, «индифферентный» к религиозным делам император10 вместе с обер-прокурором Д.А.Толстым (1862-1880) проводил ряд необдуманных либеральных реформ в церковном строе, которые не увенчались успехом. Неудачи эти современный исследователь С.В.Римский объясняет следствием негласного, тайного, кулуарного обсуждения проекта (а он настаивает, что у правительства был единый, поэтапный план реформирования церкви ) в закрытых комиссиях без учета церковно-общественного мнения11.

В этот неоднозначный период российской истории И.С.Бердников едет поступать в КазДА. Приехал он в Казань на казенный счет по распоряжению начальства. Вступительные экзамены в конце 50-60-х гг. стали значительно проще, чем в 40-50-е года XIX века при ректорах архимандрите Григории (1844-1851) и архимандрите Парфении (1852-1854). Тогда они были «действительно очень взыскательными и нелегкими» и «проводились внимательно, медленно и при довольно запугивающей и озадачивающей обстановке»12 с 8 до 15 часов, а иногда и в вечернее время. Оценки ставились по пятибалльной системе. Теперь, в ректорство архимандрита Агафангела (1854-1857) и архимандрита Иоанна (1857-1864), «экзамены сделались несравненно легче» по два часа в день до обеда13. Требования к поступающим сократились. «Ответы студентов тоже сократились до минимума – кто что скажет, и на том спасибо», – подмечает П.В.Знаменский14. С 1860 г. оба вступительных сочинения стали писаться на русском языке (до этого одно из них, по богословию или философии, писалось на латинском языке). Писались они примерно на такие темы: «Что такое современный прогресс и как судить о нем?»15. Наиболее трудным был устный экзамен по философии у ректора архимандрита Иоанна, который сражал всех своей диалектикой. И.С.Бердников сдал все надлежащие экзамены и был зачислен в состав X курса (1860-1864 гг.).

Жизнь в КазДА в то время была интересной. Академия периодически подвергалась скандалам (дело Куртинской панихиды 1861 г.), ревизии (1862 г.) – жизнь в ней бурлила. В научном плане академия развивалась весьма динамично. Возглавлял ее в ту пору архимандрит Иоанн (Соколов) (1857-1864), впоследствии епископ Смоленский. Это была своеобразная, неординарная личность. Доктор богословия (он читал догматическое богословие в КазДА), человек «со славою первого русского канониста»16, автор первых отечественных работ по церковному праву, он самовластно управлял академией, поправ устав и не созывая собраний Совета Академии. Его энергия приводила в движение буквально все в стенах академии: кафедры соединялись (словесности и гомилетики), разъединялись, уничтожались (философии) и учреждались (естественных наук). По свидетельству П.В.Знаменского, архимандрит Иоанн был властолюбив и полон презрения, иногда граничившего с грубостью, не только по отношению к студентам, но и к профессорам. Он превышал свои полномочия, перемещая профессоров и доцентов с одной кафедры на другую, вмешивался в их преподавательскую деятельность17. Все это вместе взятое и явилось причиной его отставки. Отрицательные последствия его ректорства были ликвидированы при его преемниках, архимандритах Иннокентии (1867-1868) и Никаноре (Бровковиче) (1868-1871).

Идейное состояние умов в Казанской Духовной Академии было различным, иногда даже полярным – от демократа Г.З.Елисеева и ученого «либерального крайне-народческого типа»18 А.П.Щапова до консервативных профессоров старшего поколения, таких как И.А.Смирнов-Платонов и М.М.Зефиров. Именно таких преподавателей приходилось слушать юному И.С.Бердникову, попавшему из тихого провинциального города в центр идейных брожений, интеллектуальных споров. Он слушает курс философских (М.Я.Митропольский, В.К.Мысовский), словесных (И.Я.Порфирьев), исторических (А.П.Щапов), канонических (А.С.Павлов), миссионерских, физико-математических (Вагнер, Грямяченский) наук19, изучает древние (латинский – И.Я.Порфирьев, греческий – В.Я.Михайловский) и восточные языки (А.К.Казем-Бек – татарский, арабский; А.В.Попов – калмыцкий). Но больше всего его привлекают науки богословские (архимандрит Иоанн (Соколов), А.И.Гренков), в частности, его внимание обращено к обличительному богословию (иеромонах Хрисанф (Ретивцев))20.

Повседневная жизнь студентов и быт их в 60-е гг. XIX века во многом улучшились по сравнению с предшествующим периодом. По словам архимандрита Феодора (Бухарева), «произошел переход от подзаконного состояния к благодатной свободе»21. Еще в 1860 г. ректором была отменена «Книга поведения», то есть упразднена практика доносительства «старших» студентов на своих сокурсников22. Сократилась мелочная регламентация быта студентов. Заключение и надзор в стенах академии сменились более свободными выходами на улицу и заведением знакомств в городе. Инспектором в тот период был известный богослов архимандрит Феодор (Бухарев), который снисходительно относился к прогулам лекций студентами, считая важной прежде всего самостоятельную работу23. В такой, по-видимому, достаточно благоприятной бытовой, повседневной и научной обстановке прошли четыре года учебы И.С.Бердникова.

Курсовое сочинение он написал по предмету обличительного (в настоящее время – сравнительного – А.М.) богословия. Руководителем и рецензентом его труда был известный ученый того времени иеромонах Хрисанф (Ретивцев), который в 1858-1865 гг. занимал кафедру обличительного богословия.

В своей работе «Материя и сила в происхождении и бытии мира»24 юный И.С.Бердников подверг богословскому разбору учение немецкого философа-материалиста Людвига Бюхнера (1824-1899), известного апологета «социального дарвинизма»25 и «популяризатора естествознания в его крайне материалистическом направлении»26. Работа И.С.Бердникова была, по сути, основательным разбором его главного труда «Сила и материя» («Stoff und Kraft»), вышедшего в 1855 году.

При написании своего сочинения И.С.Бердников оговаривается, что источником для него являлся русский перевод «Силы и материи» Л.Бюхнера 1860 года, «который, судя по отрывкам, приводимым из «Stoff und Kraft» у немецких критиков Л.Бюхнера, верен подлиннику, хотя, конечно же, не может заменить его в отношении документальности»27. Следовательно, уже тогда юный И.С.Бердников имел представление о герменевтической ситуации и функциональной эквивалентности при переводах. Наверное, для того, чтобы понять стиль повествования и характер мышления Л.Бюхнера, И.С.Бердников сопоставляет «Stoff und Kraft» с другими, менее значимыми его работами, такими как «Природа и дух» («Natur und Geist»), «О природе и знании…» («Aus Natur und Wissensсhaft…»)28, но уже в подлиннике, на немецком языке.

Следует отметить, что сочинение И.С.Бердникова носило историографический характер, в котором он использовал так называемый научно-критический метод, то есть поиск внутренних противоречий в материалистической концепции Л.Бюхнера. Как пишет иеромонах Хрисанф в своем отзыве, «сочинитель (И.С.Бердников – А.М.) поставил своей задачей опровергнуть учение Л.Бюхнера о происхождении мира методом самого Бюхнера, то есть на основании опыта и наблюдения над природой»29. Но, что интересно, как пишет И.С.Бердников и подмечает иеромонах Хрисанф, «Л.Бюхнер строит свою систему, руководствуясь вовсе не опытными данными, а произвольно и таким же априорным способом, как и идеалисты вроде Гегеля»30. Этим почти доказывается внутренняя несостоятельность материалистической концепции Л.Бюхнера.

Далее следуют рассуждения И.С.Бердникова о том, можно ли говорить о целесообразности и возможности прогресса в естественных и гуманитарных науках. Юный И.С.Бердников отмечает, что понятие «прогресс» возможно применять лишь к естественным, фундаментальным наукам. «Атомистическая теория образования мира, астрономическая теория Лапласа…новая (Дарвинова – А.М.) теория происхождения видов – все это разобрано критически и сведено к области предположений, не оправданных данными опыта»31, – правильно заметил в своей рецензии иеромонах Хрисанф. «Но в самой природе (т. е. во всех естественных науках – А.М.) не исчерпывается истинное понятие о Боге»32, то есть понятие прогресса и линейное историческое развитие не применимо к вечным, абсолютным (общечеловеческим, богооткровенным – А.М.) истинам. Показательно, что гуманистическое отношение к человеку, к обществу, преобладание его над техногенным, сциентистским дает о себе знать в сочинении, а, следовательно, и в мировоззрении юного И.С. Бердникова.

В 1864 г., после окончания КазДА он был оставлен при ней бакалавром и определен (20 ноября 1864 г.) на кафедру литургики и каноники. Его, как выдающегося ученика (первый магистр своего курса) оставили для приготовления к профессорскому званию. По кафедре он был преемником А.С.Павлова, как раз летом 1864 г. со скандалом перешедшего в Казанский Университет.

Приход его на кафедру церковного права, возможно, был случайным. По итогам обучения в академии летом 1864 г. он защитил свою магистерскую диссертацию по сравнительному богословию, которую писал под руководством иеромонаха Хрисанфа (Ретивцева). Весной этого же года разгорелся скандал в академии, переросший впоследствии в противостояние Министерства Народного Просвещения и Синода, связанный с переходом А.С.Павлова (лето 1864 г.) в Казанский университет. После ряда его непоследовательных заявлений академическое начальство потеряло к нему всякое доверие и потому решило, что «для академии лучше назначить на его место бакалавра из имеющих кончить в этом году студентов»33. Именно этим бакалавром и был назначен первый магистр выпуска 1864 г. И.С.Бердников. 20 ноября 1864 г. он был назначен и вступил в должность 9 декабря. Но непосредственное чтение лекций, ввиду уже начавшейся подготовки студентов к зимней сессии, началось лишь с января 1865 г. «Я писал кандидатскую диссертацию по основному богословию, а назначен был преподавать литургику, церковную археологию и церковное право…, я поступил в профессора академии без предварительной специальной подготовки…по непосредственному усмотрению академического начальства» – скажет впоследствии И.С.Бердников в своей ответной речи по случаю 50-летнего юбилея профессорской и церковно-общественной деятельности34. Через четыре с половиной года, 3 мая 1869 г.,И.С.Бердников был возведен в звание экстраординарного профессора за усердную и полезную службу.

В 1868-1869 гг. он активно сотрудничал с миссионерским братством Святителя Гурия, в пользу которого читал публичные лекции в Дворянском Собрании.

В 1869 г. был введен новый академический устав. Исходя из принципов образовательной политики министра народного просвещения и обер-прокурора Синода графа Д.А.Толстого, устав этот был направлен против «ученого монашества» как особого класса в церкви и элитной корпорации в духовном образовании. Он повышал роль немонашеского элемента – белого духовенства и мирян-профессоров – в управлении академиями, в целом в сфере духовного образования. Первые были допущены к занятию высших должностей в академиях (вплоть до поста ректора), вторым повышались оклады и разрешалось вступать в брак, чем преодолевалась замкнутость академической корпорации и убогость их повседневного быта.

В том же году И.С.Бердников, как и ряд других профессоров, вступил в брак с дочерью дьякона Никитской церкви на Швейной горке в Москве девицей Марией Николаевной Цветковой, от которой впоследствии имел четырех детей35. В этот период он жил сначала на казенной квартире в академическом флигеле, затем, обзаведясь семьей, – в доме Рыбушкина на Красной улице36. Жалование его составляло 700 руб. 6 коп., из которых 429 руб. составляли собственно жалованье, а 271 руб. 6 коп. – арендная сумма за казенную квартиру37.

Согласно новому уставу 1869 г., кафедра литургики и каноники была разделена. И.С.Бердников остался профессором последней.

Итогом его почти десятилетней работы (1869-1881 гг.) стала докторская диссертация “Государственное положение религии в римско-византийской империи. Т.I. До Константина Великого». Писалась она постепенно, а публиковалась в виде отдельных статей в «Православном Собеседнике» с марта 1879 по сентябрь 1881 гг. После того как цензор академии, помощник ректора Н.Беляев дал свое добро и за этим последовала положительная резолюция Казанского комитета духовной цензуры от 27 апреля 1881 г., диссертация И.С.Бердникова вышла отдельным увесистым томом более 550 страниц.

В конце апреля 1881 г. он представил свою диссертацию в Совет КазДА и подал прошение о ее защите. По Уставу 1869 г. общее собрание Совета КазДА передало ее на рассмотрение совета церковно-практического отделения, к которому относился И.С.Бердников. Совет отделения поручил основательный разбор сочинения специалисту по смежной дисциплине, церковной археологии, Н.Ф.Красносельцеву38. На заседании 23 мая 1881 г. был заслушан положительный отзыв последнего, а также постановление Совета церковно-практического отделения о присвоении И.С.Бердникову желаемой степени. После этого Совет Академии постановил «признать сочинение И.Бердникова удовлетворяющим для соискания степени доктора богословия и допустить к публичной защите означенное сочинение в открытом Собрании Совета Академии»39.

7 июня 1881 г. на открытом общем собрании Совета Академии состоялась публичная защита И.С.Бердниковым своей докторской диссертации. На Совете присутствовала почти вся академическая корпорация во главе с ректором протоиереем А.П.Владимирским – ординарные профессора, начальники отделений (Н.Беляев – богословского, И.Порфирьев – церковно-практического, П.Знаменский – церковно-исторического), восемь экстраординарных профессоров и доценты. После речи И.С. Бердникова «К вопросу о государственном положении религии»40 и выступления официальных оппонентов доц. Н.Ф.Красносельцева (церковная археология) и э/о профессора А.А.Некрасова (греческий язык) Совет во главе с ректором, признав защиту удовлетворительной, постановил удостоить Бердникова степени доктора богословия и «об утверждении его к означенной степени представить через его Высокопреосвященство Святейшему Синоду»41. Через пять месяцев, 25 ноября 1881 г., посредством архиепископа Казанского Сергия (Ляпидевского) он был утвержден в степени доктора богословия Св.Синодом42.

Заявленная И.С.Бердниковым тема была достаточна актуальной и научно - значимой в то время. Два десятка лет либеральных реформ в России позволили подвергнуть переоценке устои синодального стоя, свободно говорить о его неканоничности, искать так называемый «основной канонический порядок». Именно ввиду этого многие ученые и канонисты в 60-90-е гг. XIX в. в своих исследованиях обращаются ко времени первых веков христианства – эпохе зарождения и оформления взаимоотношений между церковью и государством, периоду конституирования христианского канона.

Исследование о положении религии в римской языческой империи особо ценно в контексте продолжения римской государственности в Византийской империи при полном господстве христианства. Ввиду того, что Византия была правопреемницей Рима, замечает профессор И.С.Бердников, «римский взгляд на религию как на государственное учреждение был унаследован и в византийской империи, хотя и с некоторыми ограничениями»43. Языческий взгляд государства на уже неязыческую религию, по его мнению, можно видеть «в попытках византийских императоров регулировать церковь в ея собственных делах»44, что внешне проявлялось «в борьбе между двумя половинами византийского общества – языческою и христианскою,… в отношении византийского правительства к еретикам и раскольникам,… в образе действий византийских императоров в делах церковных и во всем законодательстве византийском в церковных делах»45. Парадокс в том, что христианству было предоставлено то самое место, с которого государство устранило языческую религию, продолжая относиться к христианству по-прежнему как к язычеству. При этом надо учесть, что «большая часть древнего законодательства относительно религии продолжала существовать»46. Получается, что христианское государство пыталось втиснуть христианскую религию, отличную по своему характеру от языческой, в «прокрустово ложе» социально-правового положения язычества.

Читающей публикой труд был принят восторженно. С рецензией на него выступил известный философ и богослов, основоположник софиологии и «философии всеединства» В.С.Соловьев47. Все ждали от И.С.Бердникова появления следующих томов исследования – о положении церкви при Юстиниане, в поздней византийской империи. Но этого не произошло, скорее всего потому, что профессора не привлекала судьба Е.Е.Голубинского и Н.Ф.Каптерева, которые из-за смелых суждений в своих трудах поплатились своей научной карьерой. Они это сделали, уже будучи сложившимися, авторитетными учеными, он лишь вступал в научную корпорацию.

Известный казанский краевед Н.Я.Агафонов в своем дневнике оставил следующую запись: «Был 4-ого и 7-ого июня (1881 г.) в Казанской Духовной академии на диспутах Федора Курганова и Ильи Бердникова. Последний из них произвел хорошее впечатление»48.

Кроме обязанностей преподавателя, И.С.Бердников за годы своей службы в академии исполнял и другие обязанности и поручения. Так, некоторое время он состоял лектором немецкого языка (октябрь 1867 г. – август 1870 г.), был членом Совета Академии (август 1870 – декабрь 1872 гг. и октябрь 1881 – октябрь 1882 гг.), состоял инспектором академии (декабрь 1872 – декабрь 1876 гг.).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Аль-шерхин Жанр

    Сказка
    Милый, робкий и трепетный мальчег пятнадцати лет от роду, лишившись отца, пускается в рискованное морское путешествие. Которое предсказуемо оборачивается для него сперва пленом, а потом рабстом, где с мальчегом, опять-таки предсказуемо,
  2. Аль-Мунтахаб: «Тафсир Аль-Коран»

    Документ
    Эта сура мекканского происхождения. Она была ниспослана пророку Мухаммаду – да благословит его Аллах и приветствует! – до хиджры. Сура состоит из 7 айатов.
  3. Алит: Глобальная конференция по химии и технологии бетона «ConLife-2011»

    Программа
    Алекс де Валухофф, Генеральный директор, ОАО «Лафарж Цемент», председатель комитета НО «СОЮЗЦЕМЕНТ» по экологическим стандартам и предложениям по внедрению энергосберегающих технологий,
  4. Аль-Ахрам. 30 мая 2004 года

    Документ
    Завершился трехдневный визит Президента Египта в Москву, в ходе которого Хосни Мубарак провел важные переговоры с Президентом России Владимиром Путиным о международном положении, палестинской проблеме и ситуации в Ираке.
  5. Ал. Панов школа сновидений книга вторая

    Книга
    «Я сижу на стуле в освещенном центре огромной сцены, и в темноте вокруг не видно ни кулис, ни зала, и кажется - их нет. Откуда-то сверху ко мне спускается микрофон, и я понимаю, что буду говорить в этот микрофон о снах.
  6. Алиев Афлатун Агакерим оглы, выступление на семинар

    Семинар
    Как отмечает в своих исследования Юнацкевич П.И. (Санкт-Петербурга, 2006-2009 гг.), на начало 2006 года население России составило 142 700  человек при максимуме 149    на конец 1992 года – начало 1993 года.

Другие похожие документы..