Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Крайняя необходимость и условия ее правомерности. Физическое или психическое принужд...полностью>>
'Контрольная работа'
Содержание внутрифирменного планирования как функции управления предприятием состоит в обоснованном определении основных направлений деятельности и д...полностью>>
'Документ'
Стиль — это исторически сложившаяся система языковых средств и способов их организации, которая используется в определенной сфере человеческого общен...полностью>>
'Реферат'
Світова система центральних банків у їхньому сучасному вигля­ді створена відносно недавно. До середини XVІІІ ст. комерцій­ні і центральні банки не ро...полностью>>

Главная > Автореферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

МИЛОВАНОВА Марина Васильевна

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

КАТЕГОРИИ ПОСЕССИВНОСТИ

В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ

10.02.20 – Сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Волгоград – 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный педагогический университет»

Научный консультант – доктор филологических наук,

профессор Владимир Ильич

Карасик

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Олег Анатольевич

Радченко;

доктор филологических наук,

профессор Сергей Петрович

Хижняк;

доктор филологических наук,

профессор Елена Викторовна

Якимович.

Ведущая организация – Кемеровский государственный

университет.

Защита состоится «13» ноября 2007 г. в 10.00 ч. на заседании диссертационного совета Д 212. 027. 01 в Волгоградском государственном педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан августа 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Н.Н. Остринская

Общая характеристика работы

Данная работа выполнена в русле категориальной лингвокультурологии. Объектом исследования является категория посессивности – комплексного отношения принадлежности и обладания. Предметом изучения выступают ее лингвокультурологические характеристики, закрепленные в семантике глагольных единиц в русском и немецком языках.

Проблема изучения репрезентации в языке универсальных категорий человеческого сознания и культуры всегда привлекала внимание лингвистов, поскольку именно из этих категорий и строится в каждой культуре своя особая модель мира (Гак 1998; Гуревич 1984; Топоров 1983; Чинчлей 1996; Яковлева 1994).

Человек – одушевленный субъект – существует в определенном пространстве, где его окружает множество разнообразных объектов, с которыми он вступает в различного рода отношения. Одними из ведущих в процессе познания человеком окружающей действительности являются отношения посессивности. Универсальная категория посессивности исследуется с различных сторон: с точки зрения структуры (Бондарко 1996; Копров 2002; Чинчлей 1996; Heine 1997; Seiler 1983), различных способов выражения (Журинская 1979; Кибрик 2003; Николаева 2000; Селиверстова 2004; Herslund, Baron 2001), характеристики выражающих ее языковых средств, набор которых для каждого языка индивидуален (Бирюкович 1990; Друзина 2005; Мелиг 2004; Циммерлинг 2000; Bolkestein 1983; Lehmann 1996). Однако, если посессивные местоимения во многих языках – это нечто неоспоримое, то вопрос о семантической области посессивности в целом до сих пор остается неизученным.

Многоаспектные посессивные отношения в силу своей универсальности находят отражение во всех языках, однако представлены они могут быть по-разному, что обусловлено спецификой восприятия действительности представителями разных культур. В связи с этим весьма актуальным является исследование проблемы отражения в семантике языковых единиц национально-культурных особенностей. Данная проблематика активно разрабатывается в таких развивающихся в современной лингвистике направлениях, как когнитивная лингвистика и лингвокультурология (см.: Воробьев 1998; Кравченко 1996; Кубрякова 1997; Kirkeby 1994; Taylor 1996; Wierzbicka 1999). В центре внимания исследователей находятся разнообразные концепты, составляющие языковую картину мира определенного этноса (Воркачев 2005; Карасик 2002; Слышкин 2000; Красавский 2001; Пименов 2006; Пименова 2005; Попова, Стернин 2000); фреймы и гештальты как единицы хранящейся в памяти информации (Демьянков 1996; Красных 1998; Минский 1979; Фрумкина 2001; Lakoff, Johnson 1980); национально-культурные стереотипы, отраженные в языке (Левонтина, Шмелев 2000; Кобозева 2000; Прохоров 1997); собственно характеристика языковой картины мира представителей определенной культуры через описание устойчивых мотивов, норм поведения, правил (Бабаева 2004; Вежбицкая 1992; Шаховский 1998; Шмелев 2002). Исследования, проводимые в русле обозначенной проблематики, опираются, в свою очередь, на важнейшие философские и лингвистические концепции (Гумбольдт 1984; Есперсен 1958; Сэпир 1993; Потебня 1913; Радченко 1997; Brentano 1874; Brunot 1936 и др.), постулирующие необходимость рассматривать реальную действительность в соотнесении с ее отражением в содержании языковых форм.

Носители разных языков и культур по-разному видят и структурируют окружающую действительность. Одни и те же концепты могут интерпретироваться неоднозначно (см.: Карасик 1992). В связи с этим весьма актуальными в рамках отражения в языке национально-культурных особенностей являются сопоставительные исследования базовых универсальных категорий, особенно на материале неблизкородственных языков, в частности, русского и немецкого. Универсальные категории, по мнению А.Я. Гуревича, представляют сетку координат, наложенную на действительность, через которую люди воспринимают мир (Гуревич 1984).

Категория посессивности играет исключительно важную роль в концептосфере человека. На протяжении всей своей жизни человек всегда чем-то и кем-то владел. Вместе с развитием института собственности развивались и средства отражения этого понятия в языке. Мы исходим из того, что осмысление становления посессивных отношений, их развития в процессе поступательной деятельности человека происходило в каждой культуре по-разному, будучи обусловлено определенной иерархией ценностей, прежде всего национально-культурной спецификой, что нашло отражение в русском и немецком языках. Несмотря на интерес лингвистов к проблемам репрезентации в языке посессивности, многие аспекты этой сложной категории еще не получили должного освещения в науке. В частности, не существует однозначной трактовки понятия посессивности; не систематизированы разноуровневые средства выражения посессивных отношений; не достаточно освещены предикативные способы выражения в языках поступательного динамического развития отношений посессии, в которых центральной языковой единицей выступает глагол. Все вышесказанное определяет выбор темы и актуальность предпринятого исследования.

В основу выполненного исследования положена следующая гипотеза:

категория посессивности представляет собой особый тип ментальных образований, содержанием которого является динамика сферы субъекта, эта динамика находит отражение в семантике глагольных единиц и обладает лингвокультурной спецификой.

Цель исследования – установить и описать лингвокультурологические характеристики категории посессивности применительно к семантике русских и немецких глаголов.

Достижение цели предполагает решение следующих задач:

– определить категориальную специфику посессивности;

– построить фрейм посессивности;

– систематизировать предикативные средства выражения категории посессивности в русском и немецком языках;

– охарактеризовать закономерности репрезентации посессивности в семантике русских и немецких глаголов;

– выявить диахронические характеристики базовых посессивных предикативных конструкций в сравниваемых языках;

– установить лингвокультурную специфику категоризации посессивности в русском и немецком языках.

Используемые методы анализа, направленные на сопоставительное лингвокультурологическое изучение русских и немецких предикативных средств выражения категории посессивности, базируются на тех методологических принципах, в основе которых лежит понимание языка как важнейшего средства общения и признание единства сущностного и функционального в языке (см.: Будагов 1983; Кацнельсон 1984; Слюсарева 1981; Солнцев 1977), а также взаимосвязи таких фундаментальных свойств языка, как системность, социальность, исторический характер развития и психологическая сущность (Караулов 1987). При рассмотрении языковых явлений с позиций лингвокультурологического подхода привлекался аспект диахронии.

При анализе языковых фактов мы учитываем такие принципы исследования содержательной стороны языка, которые базируются на представлении о постоянном взаимодействии лексических и грамматических явлений (Виноградов 1969; Кубрякова 1981; 1995; Маслов 1984; Милославский 1981; Серебренников 1983; Шведова 1985; Шелякин 1987; Ярцева 1968 и др.).

Названные методологические принципы лежат в основе комплексной методики описания материала. Для решения поставленных задач использованы общенаучные методы – наблюдение, анализ, синтез, сравнение, моделирование, интроспекция, а также частные лингвистические методы компонентного, контекстуального, этимологического анализа. Функционирование глаголов как средств выражения посессивных отношений рассматривается нами в составе предложения как коммуникативной и предикативной единицы (Сиротинина 1980) и одновременно единицы текста – высказывания (Степанов 1995).

Материалом для исследования послужили тексты художественной литературы русских и немецких авторов (и в некоторых случаях их переводы). Всего анализу было подвергнуто более 10000 словоупотреблений. В том числе источником для сплошной выборки глаголов в русском языке послужили тексты Успенского сборника (XII-XIII в.), Апракоса Мстислава Великого (XI в.), Изборника Святослава 1076 г., Повести временных лет, Летописи Новгородской (первой) по Синодальному списку (XIII-XIV в.); в немецком языке – тексты «Песнь о Нибелунгах» (Das Nibelungenlied) (XII в.), «Хроника императоров одного регенсбургского священника» (Die Kaiserchronik eines Regensburger Geistlichen) (XII в.), а также произведения некоторых наиболее известных немецких поэтов раннего средневековья (XI-XIII в.). Nibelungenlied относится к наиболее читаемым и переписываемым поэтическим произведениям позднего средневековья. В настоящее время существует десять полных (или почти полных) списков, а примерно двадцать рукописей сохранились лишь фрагментарно. Наиболее важными рукописями являются Санкт-Галленерская (St. Gallener Handschrift) (B), Хохенэмс-Ласбергская (Hohenems-Laßbergische Handschrift) (C) и Хохенэмс-Мюнхенская (Hohenems-Münchener Handschrift) (A). Нами была привлечена для отбора фактического материала методом сплошной выборки рукопись С – Хохенэмс-Ласбергская (Hohenems-Laßbergische Handschrift), как наиболее древняя и полная (она содержит 38 песен, около 2500 четверостиший). Песнь о Нибелунгах была сложена около 1200 года, т.е. на стыке древневерхненемецкого и средневерхненемецкого периода истории немецкого языка. Хроника императоров (Kaiserchronik) представляет собой стихотворное описание деяний римских и германских императоров, в нее включены разного рода легенды и фантастические рассказы. Это произведение, написанное приблизительно в середине XII века, содержит около 17000 стихов. При цитировании памятника (немецкий язык) цифра, стоящая перед примером, обозначает номер строфы (Kaiserchronik) или номер четверостишия (Das Nibelungenlied).

Кроме этого, привлекались материалы толковых исторических и современных словарей русского и немецкого языков.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые категория посессивности рассматривается как особый тип ментального образования, фиксирующий динамику сферы субъекта в различных аспектах: 1) принадлежность, обладание, включение объекта в сферу субъекта, 2) абстрактная и конкретная посессивность, 3) статическая и динамическая посессивность. Разработана типология предикативных средств выражения посессивных отношений в русском и немецком языках. Установлена динамическая фреймовая структура посессивности, позволяющая выявить лингвокультурную специфику вербализации в неблизкородственных языках становления и развития отношений посессии. Охарактеризовано отражение в семантике глагольных единиц процессов про-активного и ре-активного освоения объектов внешнего мира. Выявлены диахронические характеристики базовых посессивных предикативных конструкций в сопоставляемых языках.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данная работа вносит вклад в развитие категориальной лингвокультурологии, характеризуя репрезентацию посессивности в неблизкородственных языках. Проанализирована связь категории посессивности с локативностью, систематизированы глагольные средства выражения посессивных отношений в сопоставляемых языках, концептуально обоснованы сходства и различия в семантической структуре русских и немецких глаголов, выражающих посессивные отношения, базирующиеся на сходствах и различиях в восприятии окружающего мира представителями разных культур.

Полученные результаты исследования способствуют дальнейшей разработке лингвокультурологического подхода к описанию понятийных и языковых категорий и могут выступить основой при построении типологии способов репрезентации этих категорий как в родственных, так и в неродственных языках.

Практическая значимость. Результаты исследования могут в вузовских курсах по общему языкознанию, теории межкультурной коммуникации, лингвострановедению, теории и практики перевода, в спецкурсах по современному русскому языку и его истории, современному немецкому языку и его истории, по когнитивной лингвистике, в практике преподавания специальных дисциплин сравнительно-исторического цикла, при описании лексического строя русского и немецкого языков, а также на занятиях по русскому языку как иностранному.

Апробация работы. Основные положения, а также выводы по отдельным проблемам неоднократно докладывались на научных конференциях: международных – конференция МАПРЯЛ «Актуальные проблемы социальной лингвистики и лингводидактики на пороге XXI века» (Ульяновск, 1999); «Единство системного и функционального анализа языковых единиц» (Белгород, 2004); «Человек в современных философских концепциях» (Волгоград 2000; 2004; 2007); конгресс «Культура, наука, образование на пороге III тысячелетия» (Волгоград 2000; 2004); «Проблемы обучения иностранных граждан на современном этапе: лингвистические и методологические (Волгоград, 2000); «Россия и Запад: диалог культур» (Москва, 2001); школа-семинар «Язык. Культура. Словари» (Иваново, 2001); «Язык в пространстве и времени» (Самара, 2002); «Русский язык, литература и культура в современном обществе» (Иваново, 2002); «Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов» (Волгоград, 2005; 2007); «Язык. Культура. Коммуникация» (Волгоград, 2006); «Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике» (Кемерово, 2006); всероссийских – «Актуальные проблемы психологии, этнопсихолингвистики и фоностилистики» (Москва, 1999); «Медико-биологические, культурологические и психолого-педагогические аспекты адаптации зарубежных студентов» (Волгоград, 2001); «Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий» (Воронеж, 2001); «Язык, культура, общество: социально-культурные аспекты развития регионов Российской Федерации» (Ульяновск, 2002); «Актуальные проблемы обучения русскому языку как иностранному и дисциплинам специализации» (Нижний Новгород, 2003); «Межкультурная коммуникация: современные тенденции и опыт» (Нижний Тагил, 2003); «Язык. Система. Личность» (Екатеринбург, 2006); межвузовских и вузовских – «Актуальные проблемы филологии в вузе и школе» (Тверь, 1992); «Функционирование языковых единиц в разных речевых сферах: факторы, модели» (Волгоград, 1995); «Язык и межкультурная коммуникация» (Санкт-Петербург, 2004); Борковские чтения (Волгоград, 2004; 2005; 2006; 2007). Работа обсуждалась на заседании научно-исследовательской лаборатории «Аксиологическая лингвистика» в Волгоградском государственном педагогическом университете. По теме диссертации опубликовано 40 работ общим объемом 47,1 п.л.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Категория посессивности представляет собой ментальное образование, содержанием которого является динамика сферы субъекта, уточняемая в следующих направлениях: 1) принадлежность, обладание, включение объекта в сферу субъекта, 2) степень абстрактности посессивных отношений, 3) динамика посессивных отношений.

2. Динамика посессивных отношений, отраженных в глагольной семантике, моделируется в виде фрейма, конститутивными компонентами которого являются субфреймы «начало посессии», «собственно посессия», «окончание посессии».

3. Субфрейм «начало посессии» характеризуется наибольшей номинативной плотностью в общей структуре фрейма посессивности, это объясняется особой значимостью инициальной стадии освоения мира человеком. Наибольшая вариативность в фрейме посессивности в рамках субфрейма «начало посессии» установлена у слота «вступление в посессию». При вербализации этого слота в семантике глаголов преобладающим в русском языке является квалификация характера объекта, в немецком языке – направленность вступления в посессию (преобладание компонента her-) и структурирование способов приобщения объекта.

4. В рамках субфрейма «начало посессии» при вербализации слотов «предпосессия» и «зарождение посессии» релевантными для русского языка выступают лингвокультурологические признаки «преимущественно объектно-ориентированный поиск и нахождение объекта», для немецкого языка – «преимущественно субъектно-ориентированный поиск и нахождение объекта».

5. В рамках субфрейма «собственно посессия» релевантным для русского языка является терминал «накопление» (слот «владение-становление»), для немецкого языка – терминал «сохранение» (слот «собственно владение»).

6. В рамках субфрейма «окончание посессии» актуализируются следующие лингвокультурологические признаки: в русском языке – количественные характеристики объекта, в немецком языке – нерациональное, нецелесообразное утрачивание объекта. При этом терминал «передача» в аспекте диахронии в русском языке характеризуется разграничением процессов «даяния» и «дарения», направленных на адресата, в немецком языке – недифференцированностью данных процессов, имеющих целью утверждение статуса субъекта.

7. В аспекте диахронии в немецком языке понятие «имения объекта в своей сфере» включает как составляющий компонент момент захватывания объекта, что находит отражение в семантике ядерного глагола haben (иметь). В русском языке «имение» и «захватывание» закрепляются за разными этимологически родственными глаголами (t/7nb, bvfnb – взять, схватить, брать и bv4nb – иметь).

8. Предикативные конструкции с ядерным глаголом иметьhaben выражают включение денотата объекта в денотат субъекта. Это включение имеет двоякий характер: если место-релятум не принадлежит субъекту (не включается в его денотацию), объект является его собственностью, между субъектом и объектом устанавливаются собственно посессивные отношения; если место-релятум принадлежит субъекту (включается в его денотацию), объект может и не включаться в сферу субъекта, не быть его собственностью, тогда отношения между субъектом и объектом могут не квалифицироваться как посессивные.

9. В семантике предикативных конструкций, выражающих посессивные отношения, в русском языке находит отражение про-активный процесс освоения объектов внешнего мира, не включающий в себя момент ре-активности, поэтому связанный с настоящим и обращенный к прошлому. В немецком языке – это про-активный процесс освоения объектов внешнего мира, включающий в себя момент ре-активности, поэтому направленный в будущее.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии, списка источников, словарей и принятых сокращений.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Инвективы-композиты в системно-функциональном аспекте (на материале немецкого, русского и татарского языкоВ)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре французского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им.
  2. Этнолингвистические дифференциации в формировании лексико-грамматических категорий у татар-билингвов и русских в системе преодоления речевых дисфункций (на материале Тюменской области) 10.

    Автореферат
    Этнолингвистические дифференциации в формировании лексико-грамматических категорий у татар-билингвов и русских в системе преодоления речевых дисфункций
  3. Программа конференции «Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания» 30-31 октября 2001 года

    Программа
    3. Тер-Аванесова А. В. (Москва) Окончания счетной формы существительных а-склонения, восходящие к флексии nom-acc. dualis, в восточнославянских диалектах.
  4. М. Б. Кетенчиев синтаксис карачаево-балкарского языка лекции

    Лекции
    Систематическое изучение карачаево-балкарского языка началось лишь в начале 60-х годов ХХ в. За это время карачаево-балкарское языкознание обогатилось значительным количеством монографий.
  5. Исследование (3)

    Исследование
    И 89 Исследование славянских языков и литератур в выс­шей школе: достижения и перспективы: Инфор­ма­цион­ные мате­риалы и тезисы докладов международной научной конференции / Под ред.

Другие похожие документы..