Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Руководство'
Путин предлагает МВД поискать ресурсы для увеличения постов ДПС на трассе Чита-Хабаровск (Информационное агентство «Тихоокеанское Информационное Агент...полностью>>
'Документ'
Види міжпредметних зв’язків поділяються на групи, виходячи з основних компонентів процесу навчання (змісту, методів, форм організації): змістовно - і...полностью>>
'Закон'
Основные цели, принципы и правила проведения работ по стандартизации в Российской Федерации определены Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. №184...полностью>>
'Документ'
Мета курсової роботи – створення інформаційної системи для мережі магазинів комп'ютерів та їх комплектуючих.Використання цієї системи дозволить набаг...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Политические преследования в современной Украине : 2010-20111

Cоздание Общественного комитета защиты от политических преследований в Украине

Документ №1

После президентских выборов 2010 года новая администрация постепенно перешла к политическим преследованиям своих оппонентов и критиков. Об этом постоянно сообщают средства массовой информации, зарубежные и отечественные эксперты. Первыми ласточками преследований на «местном уровне» был арест на 15 суток по ст.185 КУпАП, якобы, за сопротивление милиции двух протестующих против вырубки деревьев в харьковском лесопарке, которых «Международная Амнистия» впервые за последние 6 лет в Украине признала узниками совести (единственный такой случай за 20 лет независимости был в 2004 г.)

Несомненную политическую основу имеют уголовные дела против участников «Предпринимательского Майдана», против членов ГО «Тризуб» (за спиливание головы бюсту Сталина 28 декабря 2010 г.), залитие краской памятника Дзержинскому, поджаривание яичницы на Вечном огне, против бывших членов правительства – Ю.Тимошенко, Ю.Луценко, Б.Данилишина, Е.Корнейчука. С высокой долей уверенности к политическим преследованиям можно отнести также дела Валерия Иващенко, Игоря Диденко, Анатолия Макаренко и других бывших членов правительства, лишенных свободы во время следствия.

Абсурдность, аморальность, сугубо советское лукавство, объединенные со злоупотреблением правом, жестокими мерами пресечения, а также политическая мотивация этих дел не вызывает у нас сомнений. Должны констатировать, что в Украине появились политические узники.

Широко распространены также незаконные политические преследования – «профилактические» беседы, хорошо известные с советских времен, с угрозами увольнения с работы, учебных заведений; незаконные действия правоохранительных органов (избиение; незаконный сбор информации о лице; незаконные слежка, задержание и обыски и т.п.), препятствия распространению информации и т.п.

Политические преследования являются вызовом украинскому обществу. С целью прекращения таких действий власти мы, нижеподписавшиеся, создаем Общественный комитет защиты от политических преследований в Украине (далее – Комитет), который берет на себя такие задачи:

1. Информирование украинской и международной общественности о политических преследованиях, о состоянии их жертв, об акциях противодействия политическим репрессиям;

2. Создание еженедельной «Хроники политических преследований в Украине» на украинском и английском языках;

3. Составление списка жертв политических преследований на украинском и английском языках с выделением отдельного списка политических узников;

4. Правовая защита жертв политических преследований, создание фонда помощи жертвам; материальная помощь, в случае необходимости, их семьям;

5. Действия, направленные на прекращение политических преследований; в частности, акции протеста против политических репрессий в Украине.

6. Мониторинг уголовных дел с политической окраской.

Комитет является внепартийным, неполитическим объединением правозащитников советского и современного периодов, который не ставит другие цели, кроме обозначенных выше.

Зиновий Антонюк, Аркадий Бущенко, Евгений Захаров, Иосиф Зисельс, Людмила Клочко, Николай Козырев, Игорь Колиушко, Екатерина Левченко, Мирослав Маринович, Василий Овсиєнко, Александр Павличенко, Ирина Рапп, Евгений Сверстюк, Владимир Яворский

Общественный комитет защиты от политических преследований в Украине

Документ №2

Определение категорий, касающихся политических преследований

После президентских выборов 2010 года новая администрация постепенно перешла к политическим преследованиям своих оппонентов и критиков. Об этом постоянно сообщают средства массовой информации, зарубежные и отечественные эксперты. Поэтому правовому и правозащитному сообществам необходимо выработать определение категорий «узник совести», «политический заключенный», «преследование по политическим мотивам» в современной Украине. При этом будем опираться на опыт «Международной Амнистии» и советского правозащитного движения 60-х – 80-х годов, определивших указанные понятия, которые получили дальнейшее развитие в многочисленных документах Совета Европы, ОБСЕ и других международных организаций.

 Обобщая сложившуюся международно-правовую практику, учитывая украинские социально-политические реалии и опыт советского, и в частности, украинского правозащитного движения, украинской истории, исходя из категорического непринятия насилия, как средства отстаивания своих прав и интересов, осуществления политического или социального протеста, предлагаем такие определения.

Преследования могут опираться на закон, когда против лица возбуждают уголовное дело (или его права ограничивают в связи с возбуждением уголовного дела по факту совершения преступления), или против лица безосновательно применяют меры принуждения медицинского характера, в частности психиатрические, или лицо обвиняют в совершении административного правонарушения, или лицо становится объектом исков в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства. Преследование может быть полностью незаконным. Речь идет, например, о запугивании в ходе профилактических бесед; угрозы увольнения с работы или учебного заведения; лишение работы и легальных доходов; незаконные действия правоохранительных органов (избиение; незаконный сбор информации о лице; незаконные слежка, задержание и обыски; и т.п.); препятствование распространению информации; принуждение к вступлению в определенную политическую партию; принуждение к участию в мероприятиях определенной политической силы и т.п. Эти действия могут осуществляться как государственными должностными лицами, так и негосударственными группами или частными лицами при поддержке таких действий государством.

Преследование лица имеет политические мотивы, если действия государственных органов и их должностных и служебных лиц вызваны: а) нелегитимными соображениями общественно-политического характера; или б) действиями преследуемого лица по защите прав, свобод и законных интересов граждан.

Политическим заключенным мы предлагаем считать любого заключенного, в уголовном или административном преследовании которого существенно значимую и достоверно определенную роль играют политические мотивы власти, – и только такого заключенного2. При этом не имеет значения, именно ли политические причины побудили к действию, которое инкриминируется в качестве преступления или правонарушения; значимым является лишь наличие политического интереса власти в результате дела. Поскольку в сфере правоприменения принципиально не допустимы внеправовые оценки и суждения, политическая мотивация в судопроизводстве может повлечь за собой нарушения процессуального и материального права, такие как:

- Элементы фальсификации в обвинении;

- Необоснованно жестокие меры пресечения или наказания;

- Неправосудные приговоры или решения об административных правонарушениях;

- Тенденциозность суда в оценке доказательной силы доводов защиты и обвинения;

- Различные ограничения в возможности защищать себя, в том числе с помощью защитника;

- Произвол в выборе доказательств, игнорирование очевидных фактов;

- Применение неадекватных содеянному норм права;

- Избирательный (дискриминационный) характер судебного преследования в сравнении с аналогичными случаями других лиц.

Считаем несомненным, что необходимо требовать полного устранения политической мотивации из сферы правосудия, независимо от тяжести и последствий преступлений.

Следует заметить, что кроме дискриминации по политическим мотивам тех, кого власть считает своими оппонентами, она иногда прибегает к преследованию своих приверженцев или исполнителей своих репрессивных решений – вследствие внутренних распрей или с целью замаскировать выборочные репрессии. Такие преследования также имеют политические мотивы и так же недопустимы.

Узником совести предлагается считать лицо, лишенное свободы вследствие неправовых, с точки зрения международных стандартов, оснований или по безосновательному обвинению в связи с:

– убеждениями или их публичным выражением, общественной или политической деятельностью
ненасильственного характера, не содержащей требований чьей-нибудь дискриминации;

  • поиском, хранением и распространением открытой или общественно-важной информации;

  • отказом по убеждениям или по религиозным соображениям от несения военной службы или от участия в насильственных действиях.

При этом узниками совести не являются люди, которые прибегают к насилию или пропагандируют насилие и вражду.

Для сравнения приведем определение «Международной Амнистии»: узник совести – это человек, лишенный свободы исключительно за то, что мирно высказывал свои политические, религиозные или научные взгляды. Так определил это понятие в начале 1960-х годов основатель «Международной Амнистии» британский юрист и правозащитник Питер Бененсон.

Приведем также определение понятия «политический заключенный», предоставленное экспертами Совета Европы3:

Лицо, лишенное свободы, подпадает под понятия «политический заключенный», если:

а) лишение свободы было применено в нарушение одного из основных прав, гарантированных Европейской конвенцией по правам человека (ЕКПЛ) и протоколом к ней, в частности, свободы слова, совести и религии, свободы выражения взглядов и информации, а также свободы собраний и ассоциаций:

б) лишение свободы было применено по явно политическим причинам без связи с любым правонарушением;

в) по политическим мотивам продолжительность заключения и его условия являются явно несоответствующими правонарушению, в котором лицо было признано виновным или подозревается;

г) лицо лишено свободы по политическим мотивам на дискриминационной основе по сравнению с другими лицами;

д) лишение свободы является результатом рассмотрения с явными нарушениями процессуальных гарантий, связанными с политическими мотивами власти.

Бремя доказательства

Предположения, что лицо является «политическим заключенным», должны быть подтверждены prіma facie («первичными») доказательствами; вслед за этим, государству, которое применяет лишение свободы, нужно доказывать, что заключение полностью отвечает требованиям ЕКПЧ, как они интерпретируются Европейским судом по правам человека по сути дела, что требования пропорциональности и недискриминации были соблюдены и что лишение свободы было результатом справедливого процессуального рассмотрения.

Исходя из приведенных определений, можно сделать такие выводы.

Лиц, подвергашихся незаконным преследованиям по политическим мотивам, достаточно много: это участники протестных мероприятий, которых берут на испуг разными способами, иногда в соединении с насилием – предприниматели, студенты, члены общественных организаций, политических партий, профсоюзов и т.п.; журналисты и общественные активисты, с которыми работники МВД и СБУ проводили профилактические беседы, или в отношении которых проводилась демонстративная слежка; работники бюджетных учреждений, которых под угрозой увольнения с работы принуждают к членству в партиях, участию в митингах и т.п.

По нашему мнению, к политическим преследованиям относятся уголовные дела против участников предпринимательского Майдана, членов «Тризуба» и ВО «Свобода», бывших высоких должностных лиц – Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и Евгения Корнейчука. Все обвиненные в этих уголовных делах, которые были лишены свободы или остаются под стражей, являются политическими узниками. Этот вывод следует из анализа решений об избрании меры пресечения и обстоятельств этих арестов, который приводится ниже. Политическим узником был бывший министр экономики Богдан Данилишин, который получил политическое убежище в Чехии. С высокой долей уверенности к политическим преследованиям можно отнести также дела Валерия Иващенко, Игоря Диденко, Анатолия Макаренко и других бывших членов правительства, лишенных свободы во время следствия.

Также политически мотивированными являются уголовные дела против координатора Винницкой правозащитной группы Дмитрия Гройсмана и винницкого активиста профсоюзного движения Андрея Бондаренко. Несомненно, политическую основу имело возобновление старых уголовных дел против членов УНА-УНСО относительно событий 9 марта 2001 года (все обвиненные уже отбыли наказание, кроме нардепа Андрея Шкиля) и руководителя секретариата Меджлиса крымскотатарского народа Заира Смедляева (его обвинили в участии в массовых волнениях и сопротивлении работникам правоохранительных органов во время митинга крымских татар 22 июня 2006 года).

Практически всех общественных активистов, кто получил административные наказания по статьям 185 и/или 185-1 КУпАП (нарушение порядка организации мирного собрания) после проведения мирного собрания, можно априори считать жертвами политических преследований. Для уверенности каждый такой случай нужно рассмотреть отдельно.

Приведенный перечень политических преследований никоим образом не претендует на полноту.

ПРЕСС-РЕЛИЗ

4 августа 2011 года Контакты:
УНИАН Евгений Захаров 057 700 67 71

Владимир Яворский 044 417 4118

Создание Общественного комитета защиты от политических преследований в Украине

Участники пресс-конференции Евгений Захаров, Василь Овсиенко и Владимир Яворский сделали достоянием гласности Документы №1 и №2 Комитета и рассказали о механизме его деятельности. В Документе №1 речь идет о создании Комитета, его основных задачах и составе. В Документе №2 даются определения понятий «узник совести», «политический заключенный», «преследование по политическим мотивам» и перечень политических преследований в Украине в 2010-2011 гг.

Комитет является внепартийным, неполитическим объединением правозащитников советского (Евген Сверстюк, Ирина Рапп, Мирослав Маринович, Иосиф Зисельс, Василь Овсиенко, Евгений Захаров) и современного периодов. Все его члены и работники являются беспартийными, и в случае участия в выборах в парламент приостанавливают свое членство в Комитете. Новые члены Комитета могут войти в него по предложению кого-то из действующих членов Комитета при условии, если ни один из членов Комитета не возражает против нового кандидата. Такое вето должно быть мотивированным. Члены Комитета могут быть работниками аппарата Комитета.

Комитет будет защищать всех, кто подвергается политическим преследованиям в Украине, независимо от расы, цвета кожи, пола, гражданства, этнического или социального происхождения, имущественного или другого положения, должности, рода и характера занятий, местожительства, языка, религии, партийности, политических и других убеждений.

Источниками информации о политических преследованиях являются: сведения, полученные непосредственно членами Комитета, сообщения о событиях, которые появляются в Интернете, социальных сетях, правозащитных электронных рассылках и других ресурсах, а также прямые обращения по поводу преследований, имеющие политические признаки, в адрес обнародованный Комитетом (khpg[et]).

Рабочий аппарат Комитета состоит из информационной, аналитической, мониторинговой групп и группы организации кампаний. В случае необходимости будет создан Фонд защиты жертв политических преследований, который будет приглашать экспертов, адвокатов для представительства интересов жертв, предоставлять материальную помощь их семьям (по потребности) и т.п.

Комитет собирает и распространяет информацию о политических преследованиях, осуществляет защиту их жертв, ведет мониторинг уголовных дел с политическим признаком, готовит еженедельную «Хронику политических преследований в Украине» на украинском и английском языке.

Квалификация преследования как политического происходит таким образом. Аналитическая группа рассматривает все сообщения о политических преследованиях и готовит вывод в отношении каждого сообщения. Она рассматривает особенности и детали конфликта с государственным органом и определяет, имеет ли место политическое преследование, или что преследование не является политическим. Вывод аналитической группы о наличии политического преследования утверждается членами Комитета квалифицированным большинством: не меньше 75% членов Комитета должны его поддержать. В случае отсутствия такой поддержки аналитическая группа может предоставить Комитету обновленное заключение, предоставив дополнительные аргументы.

Администрируют работу Комитета Харьковская правозащитная группа и Украинский Хельсинский союз по правам человека. Работа Комитета освещается на сайтах ХПГ и УГСПЛ и других ресурсах.

Комитет осуществляет свою деятельность в сотрудничестве с межгосударственными организациями, такими, как Совет Европы, Европейский Союз, ОБСЕ, а также международными правозащитными организациями «Международная Амнистия», Human Rights Watch, Международная Федерация прав человека (FIDH), Международное общество «Мемориал» и другими.

Уголовные дела против участников Налогового Майдана

І. Дело о групповом нарушении общественного порядка 22 ноября

23 ноября 2010 года Шевченковское районное управление ГУМВД г. Киева возбудило уголовное дело по факту группового нарушения общественного порядка (статья 293 УК Украины) 22 ноября – перекрытие движения автотранспорта на Крещатике. «В рамках расследования этого уголовного дела проводятся соответствующие следственные действия, в том числе и в отношении установления лиц, которые принимали участие в этих мероприятиях с целью получения от них соответствующих показаний. Сегодня действительно в следственное управлениее киевской милиции были доставлены двое граждан, участников этих событий, с которыми проводились необходимые следственные действия. Они допрошены в качестве свидетелей по делу и отпущены», – сообщил Отдел связей с общественностью ГУМВД Украины в г. Киеве 16 декабря. Обвинение в этом деле никому так и не было предъявлено. Но, как заявил министр внутренних дел Анатолий Могилев с трибуны парламента 14 января, лица, совершившие это преступление, известны и сейчас относительно них проводится следствие. Он также подчеркнул, что «ответственность за совершенное преступление несут руководители четырех общественных организаций, которые выступили организаторами акции.»4 Следствие проводилось путем массовых вызовов на допрос предпринимателей, участников митинга 22 ноября – иногда по повесткам, иногда прямо с рабочих мест на киевских рынков, которых запугивали репрессиями, если они будут принимать участие в акциях протеста в дальнейшем.

2 марта главе Коалиции участников Оранжевой революции Сергею Мельниченко следователем СУ ГУМВД Украины в г. Киеве было предъявлено странное «Постановление о привлечении в качестве обвиняемого» – в мотивировочной части речь шла о двух преступлениях: об умышленном повреждении гранитного покрытия Майдана Независимости по предварительному сговору (ч.2 ст. 28 и ч.1 ст. 194 УКУ) и организации групповых действий, повлекших грубое нарушение общественного порядка и существенное нарушение работы транспорта (ст.. 293 УКУ). А в резолютивной части речь шла только об обвинении в первом преступлении.

Больше никому обвинение по статье 293 не предъявляли. Заметим, что, имея заявку на проведение митинга численностью 100 тысяч участников, милиция сама должна была направить движение машин по другому маршруту, поскольку через Крещатик при таком количестве людей движение было невозможно. Подобная ситуация была 16 ноября, и судья не признала административное правонарушение по статье 185-1 КУпАП со стороны Александра Мисюры, который подавал заявку на проведение массового митинга. Судья сказала, что милиция сама должна была позаботиться о том, чтобы транспорт шел другим маршрутом.

Можно сделать вывод, что уголовное дело по статье 293 УКУ было возбуждено для вызова свидетелей и их запугивания.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа экономических реформ украины на 2010-2014 гг. Комитет по экономическим реформам при Президенте Украины

    Программа
    Улучшение бизнес-климата и привлечение инвестиций 46Дерегулирование деятельности малого и среднего бизнеса 46Приватизация и управление государственной собственностью 53
  2. «La Lettre Diplomatique» журналы (Франция), 01. 05. 2011, 2011 ж. 3 сәуірде Қазақстанда өткен президенттік сайлаудан кейінгі тәуелсіз бақылаушының ойы

    Документ
    «La Lettre Diplomatique» журналы (Франция), 01.05.2011, 2011 ж. 3 сәуірде Қазақстанда өткен президенттік сайлаудан кейінгі тәуелсіз бақылаушының ойы. 4
  3. Белялов Ильяс Исмагилович, 1 квалификационная категория Рассмотрено на заседании педагогического совета протокол №8 от 28 августа 2010 года 2010-2011 учебный год программа

    Программа
    1.Тематическое планирование по курсу «История древнего мира» для 5 класса общеобразовательных учреждений коррелирует с учебником «История Древнего мира, А.
  4. Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины, идеология, организация, практика, профилактика и противодействие. Рук авт колл. Дибиров А. Н. З., Сафаралиев Г. К. Махачкала. 2009. С

    Реферат
    Дибиров А.-Н.З., Сафаралиев Г.К., Пронский Л.М., Ханбабаев К.М., Яхьяев М.Я., Баранов М.В., Барис В.В., Барис Е.В., Билалов Б.А., Бобков А.Н., Дибиров З.
  5. Информационный бюллетень osint №21 сентябрь октябрь 2011 г

    Информационный бюллетень
    Минбалеев Алексей Владимирович, ст. преподаватель кафедры предпринимательского и коммерческого права юридического факультета Южно-Уральского государственного университета (г.

Другие похожие документы..