Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Приказ Федеральной налоговой службы от 06.12.2011 №ММВ-7-3/909@ «О внесении изменений в приложения к приказу Федеральной налоговой службы от 17.11.20...полностью>>
'Закон'
XX век стал веком углубляющегося экологического кризиса, веком столкновения природы и ее естественных законов развития с законами цивилизации, которы...полностью>>
'Решение'
Ясно было, что мой посланник ему не ровня....полностью>>
'Книга'
Книга знакомит с общей природой и целями син будо и современными смежными дисциплинами, такими, как кэндо, дзюдо, каратэ до, айкидо и менее известными...полностью>>

Правительство Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации доклад (2)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Острота полемики, развернувшейся вокруг "Стратегии-31", побудила Уполномоченного 31 мая отчетного года в качестве наблюдателя посетить одну из таких публичных акций, состоявшуюся на Триумфальной площади г. Москвы. По итогам наблюдений Уполномоченный подготовил специальный доклад, в котором оценил действия городских правоохранительных органов по силовому пресечению "несогласованной", но мирной акции, как явно избыточные. Специальный доклад был направлен Президенту Российской Федерации. Кроме того, Уполномоченный не мог не констатировать, что, зарегистрировав два "конкурирующих" уведомления о проведении публичных акций на Триумфальной площади, городские власти не проявили предусмотренной законом беспристрастности. (См. приложение N 2.9.1.)

Позиция Уполномоченного вызвала бурную и неоднозначную реакцию в обществе. Упоминая об этом в настоящем докладе, Уполномоченный хотел бы еще раз подчеркнуть, что его позиция была продиктована отнюдь не политическими соображениями, а исключительно требованиями действующего законодательства. Отрадно, что во второй половине отчетного года ситуация с соблюдением права на мирные собрания начала постепенно нормализоваться. Первые признаки этого появились осенью, когда была впервые согласована назначенная на 31 октября акция "Стратегии-31" в г. Москве. Можно ли считать это событие переломным в непростых взаимоотношениях городских властей и ряда общественных организаций по вопросу о праве на мирные собрания, сказать трудно. С одной стороны, случаи отказа органов власти в согласовании отдельных массовых мероприятий, в том числе и в г. Москве, имели место и впоследствии. С другой стороны, согласование акции 31 октября отчетного года создало важный прецедент, суть которого в том, что органы власти и заявители акции вели диалог на равных и были в равной мере нацелены на достижение положительного результата.

Заслуживает быть отмеченным и изменившееся отношение судов к рассмотрению жалоб граждан на отказы в согласовании публичных мероприятий.

До недавнего времени судебные инстанции разных уровней неизменно принимали сторону органов исполнительной власти, отказывавшихся согласовать публичные мероприятия по мотивам обеспечения нормального функционирования городских структур. В этой связи особое внимание вызвали два решения: одно было принято 30 июня 2010 года Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, другое - 23 сентября того же года судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда. Оба указанных решения полностью корреспондируют позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 02.04.2009 г. N 484-О-П, а также подходу Европейского Суда по правам человека (Постановление от 26.07.2007 г. по делу "Махмудов против России" и Постановление от 23.10.2008 г. по делу "Сергей Кузнецов против России").

Согласно этой позиции отказ органа публичной власти в согласовании публичного мероприятия не может быть обусловлен лишь причинами организационного или иного подобного характера. Иными словами, задачи рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод.

Руководствуясь этими основополагающими идеями, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, куда обратился Уполномоченный в защиту прав и законных интересов гражданина Н., признала действия администрации г. Ростова-на-Дону, отказавшей последнему в согласовании публичного мероприятия, незаконными. Городская администрация объяснила свой отказ, во-первых, наличием информации правоохранительных органов об угрозе террористических атак, а во-вторых, тем, что на том же месте ранее уже была согласована ярмарка-продажа новогодних товаров, для которой террористические атаки, видимо, угрозы не представляли.

Под таким совершенно нелепым предлогом отказав в согласовании заявленного организаторами публичного мероприятия места его проведения, в дальнейшем городская администрация уклонилась и от рассмотрения пяти предложенных ими же альтернативных вариантов.

Отдельно следует сказать о практике ограничения числа участников публичной акции решением органа власти. Как известно, Федеральный закон от 19.06.2004 г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" относит определение норм заполняемости территории, на которой проходит публичная акция, к компетенции регионального законодателя. В настоящее время в большинстве регионов установлены нормы заполняемости одного квадратного метра городской территории. Однако ни границы, ни размеры площадей и улиц в населенных пунктах не являются общественно доступной официальной информацией. Это создает предпосылки для использования указанного показателя в качестве инструмента произвольного ограничения конституционного права на мирные собрания.

Тот же закон налагает на организатора публичной акции обязанность обеспечить соблюдение предельной нормы заполняемости. Известны случаи, когда организаторы публичных акций наказывались за то, что в них приняло участие больше граждан, чем было рекомендовано властями. Между тем любая подлинно публичная акция имеет своей целью привлечь внимание граждан. Популярная и успешная акция не может не собрать много участников. Наказывать за это организаторов - абсурдно. В целом, таким образом, механизм применения норм заполняемости пока очень далек от правовой определенности, а потому нуждается в серьезной доработке.

В отчетном году остро стояли еще два вопроса. Новый - о проведении публичных акций с использованием автотранспортных средств. И старый - об одиночном пикетировании. Устанавливать уведомительный порядок для организованного проезда группы автомобилей, при условии соблюдения их водителями правил дорожного движения, никому ранее в голову даже не приходило. Одиночное же пикетирование по закону предварительного уведомления не требует.

Катализатором перемен в отношении органов власти к указанным формам публичных акций стало появление движения "Синие ведерки", участники которого протестуют против выросшего, как они считают, в последнее время количества автомобилей со спецсигналами путем установки на крыше своих автомобилей ведерок синего цвета, имеющих внешнее сходство с проблесковыми маячками. Организаторов указанного движения начали задерживать на дороге, подвергать проверкам документов, штрафовать по сомнительным поводам. Лиц же, выходящих на одиночные пикеты, стали весьма часто "закрывать" с помощью провокаторов, пытающихся против воли пикетчиков превратить их акцию в коллективную.

В итоге внезапно в Государственную Думу был внесен проект поправок к действующему законодательству о публичных акциях, предполагавший введение:

- уголовной ответственности за блокирование дорог;

- процедуры согласования для одиночного пикетирования;

- запрета на организацию публичных мероприятий лицами, ранее уже привлекавшимися к административной ответственности за нарушение их проведения;

- процедуры согласования любых публичных акций с использованием автотранспорта.

Со своей стороны, Уполномоченный, считая указанные поправки плохо разработанными и не вполне соответствующими общепринятым стандартам в области обеспечения прав человека, обратился к субъектам законодательной инициативы с возражениями против первых трех поправок.

В июне отчетного года Государственная Дума отклонила первые две поправки, а Президент Российской Федерации в ноябре вернул на доработку законопроект, содержавший две другие. В итоге поправки к закону были приняты, но коснулись лишь вопроса согласования публичных акций с использованием автотранспорта.

К сожалению, полностью завершить на мажорной ноте отчетный год не удалось. По горячим следам событий, развернувшихся в столице в декабре, полемика вокруг темы свободы собраний и митингов вспыхнула с новой силой. Причиной тому стали массовые и по ряду формальных признаков стихийные выступления молодежи, последовательно возникшие в Москве вначале на Ленинградском проспекте, а затем на Манежной площади и площади Европы. В первом случае эти события привели к тому, что движение транспорта было полностью перекрыто, во втором - вылились в довольно серьезные беспорядки. В третьем же случае благодаря умелым действиям правоохранительных органов беспорядки удалось предотвратить.

Все эти выступления проходили под очевидно антиконституционными лозунгами, возбуждающими межнациональную рознь, хотя формально были реакцией на бытовое убийство футбольного болельщика, в совершении которого подозревается выходец с Северного Кавказа.

Уполномоченный не усматривает четкой причинно-следственной связи между упомянутыми акциями на Триумфальной и Манежной площадях г. Москвы. Причем опять-таки не в силу каких-либо политических предпочтений, а исключительно в рамках своей правовой позиции. Как известно, все публичные акции в рамках "Стратегии-31" имеют своей объявленной целью утверждение на практике уведомительного порядка проведения публичных мероприятий. Информация властям о таких акциях подается заявителями в соответствии с законом. Тем самым имена организаторов акций, место проведения и выдвигаемые лозунги хорошо известны властям, даже при отказе от их "согласования". Во многом именно по этой причине акции в рамках "Стратегии-31" как согласованные, так и несогласованные не выливались в серьезные беспорядки, а их участники в своей массе не пытались прибегнуть к насилию. Те же одиночки, кто явно нарушал порядок, не имели отношения к заявителям и, по меньшей мере, не стремились избегать опознания.

Напротив, массовые акции молодежи на Ленинградском проспекте, на Манежной площади и на площади Европы официально никем не готовились, а предусмотренные законом уведомления об их проведении не подавались. Многие активные участники этих акций были в масках с целью избежать опознания. К тому же все эти акции практически с самого начала приобретали характер противозаконных действий, к каковым, безусловно, относятся перекрывание транспортных магистралей, применение насилия и разжигание межнациональной розни. Судя по всем этим признакам, акции на Манежной площади имели очень мало общего с акциями на Триумфальной площади и скорее напоминали события на той же Манежной площади летом 2002 года, когда "огорченные" поражением российских футболистов на чемпионате мира толпы молодых людей устроили погром в центре столицы.

В целом, таким образом, Уполномоченный считает необходимым более строго и объективно различать заранее объявленные и мирные публичные акции, с одной стороны, и "стихийные" акции с признаками явно противозаконных действий - с другой. При этом успешная борьба с последними - это вопрос не только их профилактики. Организаторы и подстрекатели массовых беспорядков, равно как и лица, совершившие наказуемые поступки в ходе таких беспорядков, должны устанавливаться и неотвратимо привлекаться к ответственности. С этим у правоохранительных органов существуют пока немалые проблемы.

Зато никаких серьезных проблем не возникло у них с поддержанием порядка на последнем в отчетном году митинге в рамках "Стратегии 31", состоявшемся на Триумфальной площади г. Москвы. Согласованный властями митинг прошел в целом организованно и спокойно.

Публичные акции в рамках "Стратегии-31" в отчетном году научились согласовывать в столице и ряде других городов (например, в Екатеринбурге). Но так было не везде. В целом, практика реализации конституционного права собираться мирно и без оружия имеет еще немало резервов для совершенствования.

10. Право избирать и быть избранным

Вопросы реализации права избирать и быть избранным оставались в поле зрения Уполномоченного и в отчетном году, несмотря на то, что жалоб на его нарушение поступило рекордно мало - чуть больше трех десятков. Чему, как представляется, есть разумное объяснение: год был в целом не богат на так называемые "резонансные выборы" в регионах с традиционно высокой политической активностью избирателей. Впрочем, оформленных должным образом жалоб на нарушение избирательного законодательства никогда не бывает много. Их всегда на порядок меньше, чем обращений на эту же тему от анонимных заявителей. И в несколько раз меньше, чем соответствующих сообщений в СМИ. Этот в высшей степени необычный феномен заставляет задуматься. В полученных Уполномоченным жалобах речь, как нетрудно понять, идет прежде всего о пресловутом "административном ресурсе", особенно заметном на региональном уровне.

В отчетном году к Уполномоченному поступило коллективное обращение жителей Кунашакского района Челябинской области, сообщивших о многочисленных нарушениях законодательства о выборах и о местном самоуправлении в ходе избирательной кампании и выборов главы Кунашакского района.

По просьбе Уполномоченного прокуратура Кунашакского района провела проверку этого обращения, подтвердив в итоге факты грубых нарушений, допущенных действующим тогда главой района Я., который вновь выдвинул свою кандидатуру на эту должность. Прокуратура обратилась в Кунашакский районный суд с заявлением об отмене регистрации Я.

При рассмотрении материалов дела суд установил факты неоднократного использования Я. в период избирательной кампании преимуществ своего должностного положения. Так, Я. в период избирательной кампании опубликовал в районной газете отчет о работе возглавлявшейся им администрации за пять лет, содержавший элементы предвыборной агитации. Кроме того, отчет о деятельности районной администрации неоднократно транслировался местным телевидением без оплаты из средств избирательного фонда. Также имели место и агитационные выступления Я. на публичных мероприятиях, организованных органами местного самоуправления.

Решением суда заявление прокуратуры об отмене регистрации Я. было удовлетворено в полном объеме.

Приведенный выше пример наглядно показывает, насколько важна роль прокуратуры и независимого суда в борьбе с "административным ресурсом". К сожалению, примеров столь же принципиальных действий прокуратуры и суда в аналогичных ситуациях, в том числе и на выборах более высокого уровня, в почте Уполномоченного не нашлось.

В отчетном году законодательство о выборах претерпело определенные изменения. Можно упомянуть о принятии Федерального закона от 04.10.2010 г. N 263-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с уточнением порядка использования открепительных удостоверений при проведении выборов и референдумов". Законом регламентировано, что открепительные удостоверения являются документами строгой отчетности, имеют единую нумерацию на всей территории проведения выборов или референдума и должны изготавливаться по форме, утвержденной законом. Открепительное удостоверение оформляется избирательной комиссией на основании письменного заявления избирателя или участника референдума с указанием причины, по которой оно ему требуется, и выдается ему лично либо его представителю на основании нотариально удостоверенной доверенности. Открепительное удостоверение, используемое на выборах, при проведении которых законом предусмотрено повторное голосование, должно иметь отрывной талон. Законом регламентированы также организация изготовления открепительных удостоверений, процедуры их заполнения на выборах (референдуме), отражения сведений о выданных открепительных удостоверениях в документации, оформляемой на выборах (референдуме), использования на повторных выборах, а также действия избирательной комиссии в случае утраты бланка открепительного удостоверения.

Насколько эффективным окажется новый закон для предотвращения незаконных махинаций с открепительными удостоверениями, пока не вполне ясно в силу недостаточности накопленного опыта.

Справедливые выборы немыслимы без честного, беспристрастного и, что особенно важно, поддающегося общественному контролю подсчета голосов. В нынешних условиях это в очень значительной мере вопрос о минимизации влияния на процедуру подсчета так называемого "человеческого фактора", по своей природе субъективного, а значит, далеко не всегда надежного. В этой связи Уполномоченный, естественно, поддерживает повсеместное внедрение современных электронно-технических средств ввода, передачи и обработки информации, а также контроля всех избирательных процедур. Подобные меры уже неоднократно обсуждались на межведомственных совещаниях разного уровня и нашли поддержку на совещании Рабочей группы по вопросам совершенствования избирательного законодательства, прошедшем в ЦИК России 18 февраля отчетного года. Все признают, что Комплексы для обработки избирательных бюллетеней (КОИБы), Государственная автоматизированная система (ГАС) "Выборы", web-мониторинг голосования, видеозапись подсчета голосов и другие "ответы" высоких технологий на человеческие злоупотребления и ошибки позволят изменить ситуацию к лучшему.

Важно, однако, позаботиться о том, чтобы избирательный процесс был "накрыт" техническим контролем полностью, от начала до конца. В этой цепи не должно быть ни одного слабого звена, уязвимого для вмешательства человека с его ошибками, неумением или нежеланием работать, страхом перед начальством, корыстными расчетами и другими человеческими слабостями. Нет никакого смысла во внедрении высокотехнологичных процедур только на отдельных этапах избирательного процесса. Искажение информации может произойти до или после автоматизированной обработки сведений.

К примеру, в ГАС "Выборы" информация попадает из территориальных избирательных комиссий, размещенных обычно в зданиях районных администраций. До этого момента информация о голосовании существует лишь в виде протоколов участковых избирательных комиссий, предположительно составленных в соответствии с требованиями закона в присутствии наблюдателей и даже, возможно, с применением технических средств. Но пока утвержденный протокол в "бумажном виде" перемещается из участковой избирательной комиссии в территориальную, он никакими техническими средствами не контролируется. И может быть уже без участия наблюдателей "поправлен" под предлогом "небрежностей", допущенных при составлении первичного протокола. Доказать факт фальсификации в таких случаях, как правило, непросто. А случаи привлечения должностных лиц к ответственности за подобные нарушения крайне редки.

В 2009 году кандидат в депутаты муниципального совета по избирательному округу N 19 МО "Округ Морской" г. Санкт-Петербурга В. обратился к Уполномоченному с жалобой на нарушение его права быть избранным в ходе состоявшихся 1 марта 2009 года муниципальных выборов.

Заявитель сообщил о том, что в сводной таблице избирательной комиссии МО "Округ Морской" количество голосов, поданных за двух кандидатов, баллотировавшихся по избирательному округу N 127, не соответствовало количеству голосов, указанному в заверенных участковой избирательной комиссией N 127 копиях протоколов от 2 марта 2009 года об итогах голосования. При этом решений о пересчете голосов по данному участку не принималось.

Рассмотрев жалобу, Уполномоченный обратился к Председателю Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, председателю избирательной комиссии г. Санкт-Петербурга и прокурору Санкт-Петербурга с просьбой проверить информацию заявителя.

Проведенная прокуратурой проверка информацию об имевших место нарушениях при переписывании протокола секретарем УИК подтвердила. Поскольку полученные данные могли свидетельствовать о фальсификации итогов голосования членами комиссии, материалы проверки были направлены в Следственный отдел по Василеостровскому району Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Санкт-Петербургу для возбуждения уголовного дела по установленным фактам. Согласно ответу руководителя следственного отдела района, поступившему в начале 2011 года, по результатам проведенной проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Следственным управлением по городу Санкт-Петербургу и городской прокуратурой это решение было признанно законным и обоснованным. (См. приложение 2.10.1.)

Уполномоченный в своих докладах за прошлые годы не раз описывал ситуации, когда возможность провести два и более вида проверок по одному факту позволяла как бы на законных основаниях не проводить ни одной. Кроме того, приведенный пример наглядно демонстрирует "эффективность" еще одного приема, применение которого дает возможность опять-таки на законных основаниях уклониться от защиты избирательных прав граждан. Суть приема в том, чтобы "перепутать" процессуальное и избирательное законодательство. В одном из своих докладов Уполномоченный говорил, как суды отказывают в удовлетворении ходатайств снятых с регистрации кандидатов о вызове в судебное заседание в качестве свидетелей тех избирателей, чьи подписи признаны недостоверными. В качестве основания для отказа суды обычно указывают на то, что недостоверность подписей подтверждена заключением эксперта органа внутренних дел, привлеченного к проверке в соответствии с избирательным законом. Возможность проверки подписей избирателей на предмет их недостоверности путем допроса самих избирателей в соответствии с процессуальным законом, по мнению суда, не предусмотрена.

На практике это чаще всего приводит к различным подходам в оценке действий разных кандидатов, что, как представляется, свидетельствует о дискриминации кого-то из них. Уполномоченный абсолютно убежден, что при выяснении фактических обстоятельств в любом судебном заседании процессуальное законодательство должно иметь безусловный приоритет над всеми отраслевыми нормами. Суд должен быть по определению выше любого эксперта, тем более участвовавшего во внесудебных процедурах. До тех пор, пока это условие не станет соблюдаться повсеместно, говорить о справедливой судебной защите избирательных прав трудно.

Среди других событий отчетного года, имеющих прямое отношение к теме раздела, - Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22.06.2010 г. N 14-П. Оно посвящено вопросу о праве российского гражданина, имеющего вид на жительство в другом государстве, быть членом избирательной комиссии с правом решающего голоса.

В соответствии с подп. "а" п. 1 ст. 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" членами комиссий с правом решающего голоса не могут быть лица, не имеющие гражданства Российской Федерации, а также граждане Российской Федерации, имеющие гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории другого государства. Полномочия члена комиссии с правом решающего голоса прекращаются немедленно в случае утраты членом комиссии гражданства Российской Федерации, приобретения им гражданства иностранного государства либо получения им вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории другого государства.

Этот вопрос попал в поле зрения Конституционного Суда в связи с обращением российского гражданина М., имеющего вид на жительство в другом государстве, чьи полномочия члена избирательной комиссии были на этом основании прекращены.

Все приглашенные Конституционным Судом эксперты, равно как и представители ответчика: постоянный представитель Государственной Думы в Конституционном Суде, полномочный представитель Президента Российской Федерации в Конституционном Суде и другие единодушно поддержали обоснованность указанной нормы закона, посчитав ее соответствующей конституционно значимым целям и допустимой.

Уполномоченный не смог согласиться с такой позицией. В своем заключении он отметил, что обжалуемая норма устанавливает неоправданные ограничения в реализации гражданами России своего права на участие в управлении делами государства. Вид на жительство в другой стране подтверждает право физического лица на проживание в ней, но не всегда обусловлен фактическим проживанием. Также вид на жительство не влечет изменений правового положения физического лица в стране гражданства. Наличие у гражданина одного государства вида на жительство в другом не создает устойчивую политико-правовую связь с последним.

Изучив доводы участников судебного заседания, Конституционный Суд признал взаимосвязанные положения Федерального закона от 12.06.2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в части лишающей гражданина Российской Федерации, получившего вид на жительство иностранного государства, возможности быть членом избирательной комиссии, несоответствующими Конституции Российской Федерации, в частности ее ст. 19 (ч. 2), 32 (ч. 1) и 55 (ч. 3).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Новое в законодательстве

    Закон
    Федеральный Конституционный Закон от 9 ноября 2009 года № 5-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный Конституционный Закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статьи 4 и 15 Федерального Конституционного Закона «О Судебной
  2. Приказ №146/кд от 15. 03. 2010 красноярский краевой суд информирует

    Закон
    Справка по результатам обощения судебной практики применения судами Красноярского края норм уголовно-процессуального закона, регулирующих участие потерпевшего в уголовном делопроизводстве
  3. Учебно-методический комплекс удк ббк п рекомендовано к изданию Учебно-методическим советом Института социальных и гуманитарных знаний

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности 030501.
  4. Ярков Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    Яковлев В.Ф. - доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заслуженный юрист РФ, Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;
  5. Программа По специальности 050402 «Юриспруденция» (1)

    Программа
    Правоохранительные органы. Учебная программа по специальности 050402 «Юриспруденция»/ Сост. к.п.н. Ершов Д.А. - филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Волгоградский
  6. Учебник материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 февраля 2008 года

    Учебник
    Волкова И.А., кандидат юридических наук, доцент - гл. 2 (в соавторстве с П.М. Филипповым), гл. 3 (в соавторстве с П.М. Филипповым), гл. 10, 16, 24, вопросы для самоконтроля по дисциплине "Гражданский процесс"

Другие похожие документы..