Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Контрольная работа'
Список примененных фигур: оризм, этиология, характеризм, апокрисис, эпитропа, эпифонуменон, диэременон, диэксод, меризм, антитеза, перифраз, плеоназм,...полностью>>
'Документ'
В последние годы в детской и подростковой среде стал проявляться ряд негативных явлений, таких как ценностная дезориентация, дефицит духовно-нравстве...полностью>>
'Документ'
Приобщение к информационной культуре – это не только овладение компьютерной грамотностью, но и приобретение этической, эстетической и интеллектуально...полностью>>
'Документ'
Москва, ул. Никольская, д. 4/5, офис 30 тел.: (495) 98-35- 1, факс: (495) 98-37-35 E-mail: info@liga-med.ru, info@ligasystem.ru www.liga-med....полностью>>

Главная > Автореферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Пикулева Ирина Александровна

ПРОБЛЕМА СИНТЕЗА

В ЛИТЕРАТУРНОМ НАСЛЕДИИ

ОБРИ БЕРДСЛИ

Специальность 10.01.03. – литература народов стран зарубежья

(английская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2008

Работа выполнена в Пермском государственном университете

Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент

Бочкарёва Нина Станиславна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

Половинкина Ольга Ивановна

Владимирский государственный

гуманитарный университет

кандидат филологических наук, доцент

Редина Ольга Николаевна

Московский государственный

областной университет

Ведущая организация: Тюменский государственный университет

Защита диссертации состоится «24» октября 2008 года в 10.00 часов

на заседании диссертационного совета Д 212.062.04 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново,

ул. Ермака, д.39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Ивановского государственного университета

Автореферат разослан «___» ____________ 2008 года

Ученый секретарь Е.М.Тюленева

диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Рубеж XIX–XX вв. определяют как время, когда процессы поиска, осмысления и накопления новых художественных идей и форм, попытки синтеза разных жанров и видов искусства, традиций разных культур, эпох и стилей сопровождались кризисом сформировавшейся к тому времени системы научных, этических и эстетических ценностей. Многообразие литературных направлений критического реализма, натурализма, неоромантизма, эстетизма определяло литературно-художественный процесс 1880–1910-х гг. в Англии и переход от традиционного, реалистического изображения действительности к экспериментальному, модернистскому. «Стиль модерн» (от лат. modernus – новый, современный) возник как стиль архитектуры в начале 1890-х гг. В работах последних десятилетий категория «стиль модерн» все чаще переносится на разные виды искусства: театр, музыку и литературу (Ю.В.Ратникова, С.Д.Титаренко, Т.Кузовлева, В.Максимов, О.В.Ковалева, Ю.Л.Цветков, А.И.Жеребин и др.). Cтиль понимается в широком смысле как «стиль эпохи» (Д.С.Лихачев). Синтетичность становится одной из характерных черт этого «исторического стиля» (Д.В.Сарабьянов).

Понятие «синтез», выступающее в паре с анализом, заимствовано словесностью из философии, где оно было в теории Гегеля одной из ступеней развития наряду с тезисом и антитезисом. В словаре эстетических терминов «синтез искусств» трактуется как «органическое единство художественных средств и образных элементов различных искусств», которое «реализуется в едином художественном образе или системе образов, объединенных единством замысла». Беря за основу это определение, мы распространяем его на синтез жанров, художественных стилей, культурных эпох и т.д. В словарях и учебниках по теории литературы отсутствует понятие «синтез», тогда как в 1990–2000-х гг. художественный синтез все чаще становится предметом научного исследования (И.Г.Минералова, Г.Н.Боева, А.Е.Секриеру, М.А.Черницов, И.В.Фролова, И.И.Кондрашова). На материале русской и европейской литератур XIX–XX вв. исследуется синтез искусств (В.Г.Поттосина, С.Г.Горбовская, М.Б.Горбатенко), синтез жанров (А.А.Гапоненков, В.Г.Власов), синтез условности и жизнеподобия (Е.Х.Квон, Н.А.Глинкина) и др. Актуальность предлагаемой работы связана с проблемой синтеза, привлекающей сегодня внимание ученых и художников, и со всплеском интереса к модерну на рубеже XX–XXI вв.

Одной из заметных фигур рубежа XIX–XX вв. по праву называют Обри Бердсли (Aubrey Beardsley 1872–1898). В его творчестве, которое С.Маковский определил как небывалый синтез, не только соединились графический и поэтический таланты автора, но и отразилась его глубочайшая художественная эрудиция, восприимчивость к разным культурным эпохам и национальным культурам. Литературное наследие Бердсли, создателя стиля модерн в графике, «денди в жизни» и «дилетанта» в искусстве, признано сегодня очевидным фактом (Weintraub 1967; Fletcher 1987; Хорольский 1995; Савельев 2005). Сам художник в начале 1890-х гг. был еще не вполне уверен, в какой области искусства он более талантлив: в музыке, изобразительном искусстве или литературе. Его современник А.Симонс вспоминал, что Бердсли очень хотел быть писателем. Критик Р.Росс, друг Бердсли, утверждал, что искусство графика было глубоко литературным, хотя его словесные эксперименты называл «литературой художника». К столетию смерти художника в 1998 г. вышло самое полное собрание литературных произведений Бердсли с иллюстрациями.

Объектом нашего исследования является литературное наследие Бердсли, а предметом – попытка художника реализовать в нем идею художественного синтеза. Литературное творчество Бердсли составляют поэтические и прозаические произведения: с одной стороны, стихотворения с иллюстрациями к ним и стихотворные комментарии к рисункам, с другой – афоризмы, эссе, прозаические фрагменты, рассказ и незаконченный роман, к которому он тоже создал серию иллюстраций. Однако взаимодействием литературного текста и иллюстраций проблема синтеза в литературном наследии Бердсли не исчерпывается.

Целью нашей работы является целостное исследование литературного наследия Бердсли и выражения в нем идеи художественного синтеза, выдвинутой романтиками и символистами. Исходя из поставленной цели, мы решаем следующие задачи:

– последовательно проанализировать все стихотворные и прозаические творения Бердсли, выявляя их синтетическую жанровую природу;

– доказать, что попытка реализовать идею универсального синтеза становится основным принципом целостности литературного наследия художника;

– проследить эволюцию творческих поисков Бердсли-писателя и его опыта по созданию «синтетического» романа;

– рассмотреть интерпретацию сюжета «туалет Венеры» в аспекте живописной традиции, синтеза литературы и изобразительных искусств, а также через влияние поэмы А.Поупа «Похищение локона»;

– проанализировать садово-парковый хронотоп в романе и связанный с ним диалог Востока и Запада;

– исследовать культурно-эстетическое содержание трансформации балета в вакханалию в книге Бердсли через взаимодействие музыки, танца и костюма в театральном представлении.

Используемый нами историко-поэтологический и культурно-типологический подход предполагает анализ художественного образа, жанра и хронотопа, мотивов и сюжетов, стиля и культурологических реминисценций. При анализе и интерпретации иллюстраций мы опираемся на работы искусствоведов. Методологическая база нашей работы представлена общетеоретическими исследованиями по синтезу, в частности синтезу искусств и жанровом синтезу в литературном произведении, а также историко-литературными исследованиями творчества Обри Бердсли.

Степень изученности вопроса. Почти сразу после смерти художника были опубликованы монографии, в которых Бердсли раскрывается как разносторонний человек и талантливый график (Ross 1898; Symons 1899, 1905). Вышли в свет письма к другу А.Раффаловичу и издателю Л.Смитерсу (1904, 1908). Критика литературных произведений художника содержится в книге Х.Макфолла (1928). Во второй половине века с периодичностью в два–три года появлялись научные труды о графическом наследии Бердсли и его жизни (Walker 1948; Foss 1955, Read 1966; 1967; Clark 1979; Benkovitz 1981; Slessor 1989; Raby 1998, Bell 2000, Bady 2001; Nelson 2000; Sutton 2002 etc). Литературное творчество художника по сравнению с графическим исследуется очень мало. В трудах С.Уэйнтрауба, М.Истона, К.Бексона, Я.Флетчера, Л.Г.Затлин, М.Хейда, Э.Саттон о прозаических и поэтических произведениях Бердсли только упоминается, нет развернутого анализа. В основном рассматривается связь текста и иллюстрации на биографическом и психологическом уровнях.

В России открытие Бердсли-художника произошло в начале XX в. в журнале «Весы» (1904, 1905), отдельных изданиях графики (1906, 1918), а также в публикациях С.Маковского и Н.Евреинова. Исследованием графики английского художника занимался приват-доцент Московского университета А.А.Сидоров (1917, 1926). Уникальной стала изданная в 1912 г. издательством «Скорпион» книга, в которую были включены отрывки монографий Р.Росса и А.Симонса, некоторые литературные произведения Бердсли и избранные письма в переводе на русский язык. После достаточно яркого появления в России фигура Бердсли в силу идеологических причин исчезает с исследовательского горизонта на семьдесят лет. Его имя только упоминается в ряду художников (А.Симонс, Э.Доусон, М.Бирбом и др.), объединившихся вокруг «Желтой книги» по причине «враждебного отношения к принципам реалистического искусства», а живописная манера графика называется «условной» («История английской литературы», 1958). С 1990-х гг. в России отмечается возрождение интереса к творчеству Бердсли. Переиздаются альбомы его графики, переводы писем и литературных произведений, опубликованные в начале века. Современные ученые Т.Ф.Верижникова, С.Борковский анализируют его рисунки, О.В.Ковалева – графические иллюстрации к «Саломее» О.Уайльда, К.Н.Савельев – мифологические составляющие «Истории Венеры и Тангейзера» в контексте английского декаданса.

Изученная литература по вопросу позволяет сделать вывод, что все серьезные труды посвящены графике Бердсли, а его литературному творчеству уделяется мало внимания. Этим определяется новизна нашей работы, в которой предпринимается попытка анализа жанровой системы и эстетико-поэтологических принципов художника, чьи литературные опыты остались на стадии эксперимента. Литературное наследие Бердсли впервые исследуется как художественная целостность и ценность. Многие литературные произведения известного английского графика, которые частично были переведены в начале XX в. или вообще никогда не переводились на русский язык, получают новую интерпретацию. Характерная для стиля модерн идея синтеза не просто переносится на литературное творчество Бердсли, но исследуется в контексте литературных традиций романтизма и символизма.

Основные положения, выдвигаемые на защиту.

1. Обри Бердсли занимает особое место в литературно-художественном процессе Англии на рубеже XIX–XX вв. рядом с О.Уайльдом, У.Пейтером, А.Симонсом. В литературном творчестве, как и в графике, он пытался осуществить идею универсального синтеза, разработанную в начале XIX в. немецкими романтиками и Р.Вагнером.

2. Литературное наследие художника включает баллады и сонет, сатирическую зарисовку и идиллическую песню, философскую лирику, лимерики и прозаические фрагменты, афоризмы и эссе, рассказ и незаконченный роман. Экспериментируя с разными жанрами, соединяя поэзию и прозу, субъективное и объективное, изображение и выражение, Бердсли создает неклассическую жанровую систему, которая не укладывается в традиционную триаду литературных родов.

3. Стремясь реализовать замысел французских символистов по созданию мировой Книги (С.Малларме), которая бы вместила в себя все, Бердсли обращается к жанру синтетического романа, предвосхищая эксперименты писателей XX столетия.

4. Многоуровневый синтез незаконченного романа «Под Холмом, или История Венеры и Тангейзера» и других произведений Бердсли предполагает диалог античности и средневековья, Востока и Запада, рококо и декаданса, а также французской, немецкой и английской национальных культур.

5. Центральная для стиля модерн идея синтеза искусств выражается в романе Бердсли в стремлении объединить повествовательность литературы, изобразительность живописи и выразительность музыки в театрализованном действии. Каждое из этих свойств, в свою очередь, проявилось на разных уровнях художественного целого.

6. Во многом связанное с влиянием Востока эротическое содержание творчества художника выражает не только внешний протест против викторианского ханжества, но и внутренний конфликт смертельно больного художника, будучи одновременно формой его самоиронии и жизнеутверждения.

Научная ценность работы обусловлена задачами исследования. Анализ и интерпретация поэтических и прозаических жанров в художественном наследии Бердсли углубляет и расширяет представление о литературном творчестве известного графика и вводит его в европейский историко-культурный контекст. Теоретическая значимость работы заключается в возможности применения ее результатов в дальнейших исследованиях по взаимодействию искусств, художественной культуры и литературы рубежа XIX–XX вв. Практическое значение диссертации состоит в использовании ее материалов при чтении курсов по истории зарубежной литературы конца XIX – начала XX в. и истории английской литературы.

Положения и разделы исследования апробированы на научных конференциях: Пуришевские чтения (Москва, 2002–2007); III научно-практическая конференция «Синтез в русской и мировой художественной культуре» (Москва, 2003); V и VI Всероссийские (с международным участием) конференции «Лингвистические и эстетические аспекты анализа текста и речи» (Соликамск, 2004, 2006); Международная научная конференция «Проблемы функционирования языка в разных сферах речевой коммуникации» (Пермь, 2005); Первый Российский культурологический конгресс (Санкт-Петербург, 2006); XVII Международная научная конференция литературоведов-англистов (Орел, 2007); международный симпозиум VII Дягилевские чтения (Пермь, 2007); Международная научная конференция «Иностранные языки и литературы: актуальные проблемы образования и науки» и Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы формирования информационно-коммуникативной компетентности выпускника университета начала XXI века» (Пермь, 2008); XVII Международная научная конференция «Язык и культура» (Киев, 2008). Работа в целом и отдельные ее фрагменты обсуждались на кафедре мировой литературы и культуры ПГУ.

Структура работы обусловлена характером материала: от стихотворных произведений к малой прозе и роману. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения (262 страницы), списка литературы (405 наименований) и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, комментируется объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, освещается методологическая база и проблема синтеза в литературоведении и эстетике, определяется степень изученности вопроса и научная новизна, излагаются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Трансформация стихотворных жанров в творчестве Обри Бердсли» состоит из четырех параграфов и посвящена рассмотрению жанрового своеобразия стихотворных произведений Обри Бердсли.

В § 1.1. «баллада» исследуются три образца этого жанра – «The Valiant» (1884, опубл. в 1885), «The Ballad of a Barber» (1896) и «The Three Musicians» / (1896).

В стихотворении «Храбрец» с подзаголовком «баллада» (a ballad) сюжетные мотивы и образы, характерные для английской баллады XVI в. о моряках и солдатах, свидетельствуют о поэтике неоромантизма. Баллада написана в традиционной строфической форме (четверостишие с перекрестной рифмой) и отличается от литературных романтических баллад акцентом на внешнем действии. Основное повествование фрагментарно, события разворачиваются стремительно. Динамика происходящего подчеркнута временными наречиями, ночным пейзажем, контрастным противопоставлением барки и пиратского корабля. Драматический диалог Бердсли использует частично, представляя только речь капитана, который подбадривает команду во время сражения, именно его глазами мы видим вражеский корабль. Эмоциональность балладному действию придают инверсия, восклицания, разговорные формы. Отсутствие рефрена «стягивает» повествование, делает ход событий более динамичным. Повторы отдельных слов в анафоре и в середине строки в сочетании с синтаксическим параллелизмом усиливают напряжение и драматизм. Скачок во времени и повествовании в кульминационный момент битвы сопровождается резким поворотом действия в финале. Такой прием построения сюжета исследователи считают новеллистическим и называют пуантом, в балладе юного Бердсли он соединяется с умолчанием.

Сюжет баллады «Три музыканта» составляет прогулка певицы-сопрано, юноши, мечтающего о славе, и польского пианиста. Характерное для традиционной баллады богатство действия здесь уступает место описанию героев и природы, передаче состояния. Четкий и упругий прогулочный ритм создается короткими словами, перечислительной интонацией, аллитерацией и ассонансом. Каждая строфа состоит из пяти строк с рифмой ababb, причем последняя строка в два раза длиннее остальных. Выражение pleased with характеризует чувственную, фривольную атмосферу баллады. Музыканты наслаждаются звуками природы, добавляя к ним собственные мелодии и ассоциации. Эффект этого «странного» музицирования создается глаголами pluck, break, mock и метафорами. В балладе множество музыкальных реминисценций (Зигфрид со своим звучным рогом, вызывающий воспоминание об опере Вагнера, композитор Глюк и др.). Четвертый персонаж, метко охарактеризованный как tweeded tourist’s soul, появляется в самом конце баллады и застает «стройного, изящного юношу» у колен прилегшей во время полдневной жары певицы. Турист «становится красен, как путеводитель, и идет дальше, вознося молитву за Францию». Неожиданный финал соответствует пуанту в новелле и соединяется с характерным для Бердсли умолчанием, но иллюстрации «побуждают читателя увидеть добавочный смысл» и даже сексуальную символику (Zatlin 1990). Соединяя в сюжете баллады музыкальность и фривольность, Бердсли снижает романтический сюжет странствующих музыкантов, но остается на грани дозволенного – он «не порнограф» (С.Маковский).

Создавая «Балладу о парикмахере», Бердсли мог опираться на распространенный в литературе рубежа XIX–XX вв. криминальный сюжет о парикмахере-злодее Sweeney Todd с улицы Fleet Street. Характерная для традиционной баллады событийность у Бердсли ослаблена и сочетается, как это уже было в «Трех музыкантах», с развернутым описанием и характеристикой героя. Криминальный сюжет заставляет автора вернуться к простой балладной строфике (четверостишие с перекрестной рифмой). В восьми строфах из семнадцати создается величественный образ парикмахера Карруселя, мастера своего дела, напоминающего парикмахера Космэ из незаконченного романа «Под Холмом». Появление Принцессы (тринадцатилетнего ребенка, прелестного, как весенний цветок) изменяет направление развития действия и соответствует переходу от общей характеристики героя к конкретному событию его жизни. Особое волнение парикмахера подчеркивают анафорическое указание на повторяемость действий, неопределенные местоимения, характерная звукопись. Для Карруселя Принцесса была прекрасной мечтой, а преступление – сном, в котором сбываются мечты. Отбитое в приступе волнения горлышко бутылки из-под одеколона предвосхищает убийство, о котором умалчивается в балладе. Рисунок «The Coiffing» не раскрывает, а усиливает загадку. Характерный для Бердсли скачок повествования во времени перед последними двумя строчками баллады, сообщающими о казни Карруселя, создает эффект неожиданности.

Если «Храбрец» был юношеской пробой пера, то «Три музыканта» и «Баллада о парикмахере» более оригинальны в художественном отношении. В поэтике Бердсли соединяются возвышенное и низменное, чудесное и бытовое, но всегда соблюдается грань, за которой искусство может превратиться в чистый эпатаж, спекуляцию скандальными темами.

В § 1.2. «Сатира и идиллия» рассматриваются два совершенно разных стихотворения – «A Ride in an Omnibus» (1887) и «The Courts of Love» (1891).

В сатирическом стихотворении «A Ride in an Omnibus» автор создает зарисовку социального мира, точнее – делится впечатлениями от поездки в омнибусе, что усилено лирическим «я» и обращением к читателю, который становится главным героем повествования. Четверостишия с парной рифмой соответствуют четкой логике рассуждения как формы речи. Ирония звучит в каждой строке. Запах становится здесь метафорой среднего класса, который вынужден пользоваться общественным транспортом. Реалистически конкретные описания каждого из восьми пассажиров созданы одной характерной деталью через их зрительное, слуховое, обонятельное и осязательное восприятие предполагаемым читателем. Разнообразие чувственных впечатлений напоминает атмосферу дилижанса в новелле Ги де Мопассана «Пышка» (1880). Яркие и лаконичные характеристики пассажиров создаются при помощи прилагательных негативной коннотации, глаголов, обозначающих раздражающие действия, существительных, относящихся к разряду грубой лексики. Отталкивающий вид персонажей выражается и через фонетический строй: аллитерацию и ассонанс.

Место действия в стихотворении – омнибус, обычный вид транспорта для Лондона конца XIX в., как и грязная улица. Представлен определенный социальный слой работающих пассажиров, разные профессии: прачка, землекоп, гувернантка, продавец, горничная, проститутка. Бердсли обсуждает животрепещущую проблему, персонажи представлены как «эти», «здесь» и «теперь». Таким образом, Бердсли создает реалистическую зарисовку, напоминающую публицистический очерк, хотя описание социальной действительности в стихотворении во многом импрессионистично. Автор использует юмор и сатиру, гиперболу и гротеск, обращение к читателю и портретную деталь, принцип синестезии и игру словами.

Совершенно противоположный мир создается Бердсли в стихотворении «The Courts of Love» (1891), которое было оформлено им как страница стихов, украшенная двумя иллюстрациями и другими декоративными рисунками. Пространство – дворцы любви – локализовано в одном месте, как в идиллическом хронотопе. Человек и природа здесь «говорят» на одном языке, а нежные влюбленные находят приют под склоняющимися деревьями и поют песни во славу любви. Любовь, которая есть Бог всего сущего (Love is Lord of everything) – существенная часть этой идиллической жизни. В простоте сюжета, идиллическом хронотопе, обращении к старине, образам рыцарства прослеживается традиция прерафаэлитов, в частности У.Аллингхэма.

Ритм, созданный парной рифмой и хореическим метром, приближает стихотворение «The Courts of Love» к народной плясовой песне. Музыка становится важнейшим элементом сюжета и стиля. Повтор звуков и корней слов внутри строфы, аллитерация, ассонанс, синтаксическиq параллелизм придают музыкальность и благозвучие строкам. Повтор последней строки в обеих строфах аналогичен припеву в песне, а повтор заключительной рифмы в рефрене кажется отзвуком последней мелодии. Первая строка «Maidens in the Month of May…» создает аллюзию к европейскому средневековому фольклорному празднику May Day. «Пляски Майского дня» упоминаются в романе Т.Гарди «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» (1891). Однако если праздник в романе Гарди – символ уходящего времени, перестройки социальной действительности, то у Бердсли майские гуляния свидетельствуют о вечной весне. На его интерпретацию сюжета майского праздника оказали влияние иллюстрации К.Гринуэй (1846–1901), которые копировал Бердсли-ребенок. Мотив кольца, хоровода предстает символом гармонии, идиллии на лоне природы. Бердсли придает атмосфере стихотворения сказочность, таинственность и легкую грусть.

Кажется, что сатирическая зарисовка городской жизни и майская песнь во славу любви не могут быть созданы одним художником. Однако в обоих стихотворениях Бердсли большое внимание уделяет синтезу визуальной и музыкальной образности, экспериментируя с различными жанровыми формами от публицистического очерка до обрядовой песни.

§ 1.3. «Философская лирика» посвящен анализу стихотворений, в которых с детства больной туберкулезом Бердсли размышляет о жизни и смерти. С одной стороны, для рубежа XIX–XX вв. в целом характерно взаимодействие искусства и философии, с другой стороны, мы обнаруживаем в творчестве Бердсли произведения, демонстрирующие разные проявления структурно-тематического единства философской лирики (Р.С.Спивак) и отражающие нравственную и эстетическую эволюцию художника. Это «Dante in Exile» (1891), «Lines written in Uncertainty» (1891), «Ave atque Vale» (1896) и «The Ivory Piece» (1898).

Стихотворение «Dante in Exile» по типу рифмовки (abba abba cde cde) близко итальянскому сонету. Взаимоотношения Бога и человека как сюжетообразующие оппозиции построены на контрасте света и тьмы, страдания и спасения. Субъект речи «мы» и образы-символы подчеркивают родовое начало в человеке и стремление автора к всеобщности. Образ Данте конкретизирует лирическое «мы»: судьба всякого человека сходна с его судьбой. Восхождение от земли к небу понимается как трудный путь пилигрима к божеству, постижение сути божественного. Божественное (высшее) трактуется Бердсли как мера оценки сил человека, его способности вынести страдания, и проявляется в творчестве. Пятистопный ямб с хореическими вкраплениями, которые сбивают четкий ритм, связан с особенным напряженным состоянием Данте, когда в тяжелых испытаниях укрепляется его дух. Синтетический характер стихотворения проявляется в соединении искусства слова с особенностями других искусств. С одной стороны – образы очень зримы, противопоставление тьмы и света является центральным, с другой стороны – музыкальное звучание стиха закономерно выливается в финале в образ песни. Мотивно-образный план «Dante in Exile» близок графической интерпретации Бердсли образа Гамлета на карандашном рисунке «Гамлет, следующий за тенью своего отца» (1891). Мотив изгнания, содержащийся в заглавии стихотворения, может прочитываться как автобиографический. Рукописное исполнение и декоративное украшение сонета о Данте свидетельствуют о влиянии Д.Г.Россетти на молодого художника. Темы любви, жизни и смерти Бердсли тоже интерпретирует в аспекте религиозного чувства.

Стихотворение «Lines written in Uncertainty» (1891) завершало частное письмо Бердсли к соученику по брайтонской школе Д.Ф.Скотсону-Кларку. Если прозаическая часть письма наполнена восторженными отзывами о живой, насыщенной событиями творческой жизни графика, то поэтические строки открывают тревожное настроение автора. Стихотворение является непосредственным впечатлением от полотна Дж.Уистлера «Гармония в сером и зеленом. Мисс Сисли Александер» (1873). Само состояние неопределенности, внутренней неуверенности лирического героя, как и передача субъективных визуальных впечатлений, соответствует импрессионистической поэтике. Мотив пути (the Path) выражает философскую направленность «Lines written in Uncertainty» и акцентирует внимание на проблеме определения будущего. Философская обобщенность образа лирического героя приближает его к внеличным и обобщенно-личным формам авторского сознания. Во второй строфе субъект сознания вообще не назван, растворен в тексте. Борьба с жизненными невзгодами метафорически обозначена как сопротивление природным стихиям. Импрессионистическую смену поэтических объектов подчеркивает характерная для всего стихотворения перекрестная рифмовка четверостиший. Риторический вопрос и восклицание в финале усиливают субъективность и противоречивость размышлений героя.

Философское осмысление в 1891 г. проблемы жизненного пути через пять лет приведет Бердсли к размышлению о субстанциальных началах мироздания – жизни и смерти – в стихотворном переводе carm. 101 римского поэта Катулла. У Бердсли нет того любования предельным состоянием, которое характерно для Бодлера, Суинберна, Уайльда. Его перевод «Ave atque Vale» проникнут глубокими философскими раздумьями, личностным переживанием и скорбью, предвосхищением собственной скорой смерти. Тема смерти раскрывается через сопровождающие ее образы: «уединенные и отдаленные воды», «печальная могила», «последние дары мертвым», «немой прах». Внезапный приход смерти, ее вездесущность и одушевленность в местоимении she подчеркивают ее субстанциальный характер. Эмоциональный тон стихотворения и его композиционная целостность создаются симметричным расположением четверостиший с перекрестной рифмой вокруг парного двустишия (ababccdede), трехразовым повторением обращения (brother), восклицанием (But lo!) и побудительной формой (take them). Стиль black and white рисунка к «Ave atque Vale» обнаруживает возвращение к раннему стилю листов Бердсли. Поднятая рука с открытой от себя ладонью, символизирующая благословение и мир, склоненная голова плакальщика связаны с мотивами скорби, смирения, твердости, вызванными встречей со смертью.

В конце творческого пути Бердсли создает свое последнее незаконченное стихотворение «The Ivory Piece» (1898). Содержание таинственного и странного сна (a charming dream) близко поэтике символизма. Очарованность героя, погруженность в воспоминания ритмически подчеркнуты перекрестной рифмой, синтаксической цезурой в первой строке, аллитерацией и ассонансом. Слова eyes, play, actors, tale создают аллюзию к театральному пространству, в котором наиболее легко можно оторваться от действительности и уйти в мир грез и снов. Видение «огромной комнаты» и происходивших в ней действий расширяет рамки города, по которому бродит герой, в потусторонний мир. Две последние строчки указывают на то, что он навеки остается в сказочном саду с романтическими деревьями и безымянными птицами. Заглавие «The Ivory Piece» вызывает аллюзию к образу «башни из слоновой кости», символизирует мир искусства и выражает эстетическую категорию изящного в художественной системе Бердсли.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Xvii век: эпоха Просвещения, Гойя и Гете

    Документ
    Восемнадцатое столетие вошло в историю мировой культуры как эпоха Просвещения. Выдающиеся мыслители и художники уверовали в то, что гуманистические идеи способны изменить мир, а в будущем человечество ожидает торжество Разума.
  2. Москва Издательство "Республика" (3)

    Статья
    Андрей Белый (1880—1934) — не только всемирно известный поэт и прозаик, но и ори1 инальный мыслитель, теоретик русского символизма. Книга включает наиболее значшельные философские, культурологические и эстетические труды писателя.
  3. В. Е. Хализев Теория литературы Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    Оригинал-макет данного издания является собственностью издательства «Высшая школа» и его репродуцирование любым способом без согласия издательства запрещено.
  4. Литаратуры содержание

    Реферат
    Наука о художественной литературе (литературоведение) многопланова. В ее составе различаются научные дисциплины двоякого рода. Первые традиционно именуются вспомогательными, но, по словам В.
  5. Литература английского декаданса: истоки, становление, саморефлексия

    Литература
    Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет»

Другие похожие документы..