Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
По оценкам экспертов МАГАТЭ и Евроатома, с исчерпанием складских запасов урана существующий дефицит его производства не может быть вос­полнен ни за с...полностью>>
'Занятие'
- Есть события, смысл которых так велик, что рассказ о них длится века. Каждое новое поколение хочет услышать о нём. И, слыша, люди становятся сильне...полностью>>
'Документ'
Физика как основа современного научного мировоззрения. Предмет физики. Объекты исследования физики: микромир и макромир. Физика и математика. Физика ...полностью>>
'Методические рекомендации'
Методические рекомендации для аспирантов. Прием 2011 г. / Российский государственный гуманитарный университет, Управление аспирантурой и докторантуро...полностью>>

Главная > Презентация

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Апробация и верификация разработанной частной лингвоантропологической теории и комплексно-интегративного метода исследования синонимических рядов представлена во второй и третьей главах.

В главе II «Апробация и верификация компонентов комплексно-интегративного метода» апробируются и верифицируются разработанные и обоснованные когнитивно-семантический, лингвокультурологический и сопоставительный компоненты комплексно-интегративного метода, реконструируется образ человека, репрезентируемый синонимическими средствами русского и английского языков, выявляется универсальное и национально-специфичное в русской и английской языковых картинах мира, проводится когнитивно-семантический, лингвокультурологический и сопоставительный анализ тематических сфер человека, представленных многочленными синонимическими рядами и отдельных, наиболее показательных, синонимических рядов. Приводятся некоторые результаты экспериментальных методик, позволяющих дополнить основные результаты.

Когнитивно-семантический компонент при анализе и сопоставлении эквивалентных многочленных синонимических рядов разных языков позволяет реконструировать определенный фрагмент образа человека, выявить признаки явления, те стороны человека, которые представляют актуальный интерес для народа, которые замечены и познаны народом. Например, в русском языке синонимическими средствами создается такой образ беременной: тяжелая женщина с тяжелым животом. Образ беременной по данным синонимов английского языка несколько иной: женщина, ожидающая появления ребенка. Анализ МСР с доминантой раболепствовать / cringe показал, что в английской и русской ЯКМ в характеристике раболепного поведения человека создаются одинаковые образы-действия – падения, лизания, извилистых движений тела, образа раба. Характерно ассоциирование человека и его поведения с животными, однако животные, служащие прототипами такого поведения, отличаются в данных языках (в русской ЯКМ это – собака, уж, заяц, в английской – жаба, молодой олень или детеныши зверей). Синонимы, характеризующие раболепное поведение, в русском языке создают образ чего-то, расположенного внизу (ковра, пресмыкающихся, травы), выражая отрицательную оценку этноса к такому поведению как «низкому». Используя разработанный когнитивно-семантический метод при анализе синонимических рядов из разных тематических сфер человека, мы доказали его продуктивность и эффективность.

Результаты, полученные при применении разработанного в главе 1 комплексно-интегративного метода в его когнитивно-семантической части, позволяют говорить об общих категориальных чертах, которые выделяют носители русского и английского языков у того или иного явления действительности и которые являются основой синонимизации. Это те стороны явления, которые представляют актуальный интерес для рассматриваемых этносов и позволяют представить концепт в его полном объеме, среди них: 1) градуальность концептуализации объекта (степень интенсивности признака или степень отклонения от среднего): небогатыйскромного достатканедостаточныймалообеспеченный, малоимущий – нищий, гол как сокол; 2) оценочность (оценка, коннотация, отношение номинанта (народа) к объекту (качеству, действию и т.п. человека): беременная – брюхатая – носит ребенка под сердцем; 3) гендерные различия: толстыйпышный, сдобный, plump, buxom часто характеризуют женщин; 4) возрастные различия: пухлый, plump, bouncing, chubby — часто характеризуют младенцев или маленьких детей); 5) причинность: толстый / stout - причина такого внешнего вида – обильное, излишнее питание входит в значение синонимов раскормленный, сытый, упитанный, well-fed; 6) результативность: результат худобы - слабость (хилый, хлипкий, соплей перешибешь); 7) образность представления качеств, действий человека (наиболее частые образы – животных и растений, мифические существа, деятели истории): пьяный как сапожник. drunk as a lord (пьяный как лорд), as a king (как король) as a fiddler (как скрипач), as a piper (как волынщик), as a poet (как поэт), as a sailor (как моряк), as a cook (как повар), drunk as a pig (поросенок), as an owl (сова), a fish (рыба), as a skunk (скунс), as a fowl (домашняя птица), a swine (свинья), бояться как черт ладана и т.п.; образность напрямую зависит от среды бытования, истории и культуры народа; 8) объективность (номинация реальных признаков объекта) / субъективность при выделении признаков, сторон явления: еле на ногах стоит, в глазах двоится, падать ниц, глядеть (или смотреть, заглядывать) в глаза (или в рот), ходить на цыпочках, гнуть спину (горб, шею), ползать на коленях / душа в пятки ушла, pickled (букв. «маринованный» - о пьяном), have a few loose screws (букв. «иметь несколько разболтанных винтиков» реальные (при таком поведении), лизоблюдничать, dance attendance upon; 9) интерпретация внешних проявлений человека через внутренние, а внутренних через внешние: бояться (внутреннее эмоциональное состояние) - трястись, дрожать, shake, tremble, shiver, поджилки трясутся, волосы дыбом встают (внешние проявления страха); 10) прямое / косвенное обозначение объекта (жирный, мясистый / в дверь не проходит); 11) продолжительность явления: например, скоротечная эмоция страха (пугаться, дрейфить, take fright) и более продолжительная (бояться, трястись, dread, fear); долгий, продолжительный крик (кричать, горланить, орать, вопить, squeal, yowl, bellow, scream, blare и т.п.) и краткий, отрывистый крик (гаркать, гикать, вскрикивать, squeak, shriek, ejaculate).

Проведенный сопоставительный анализ многочленных синонимических рядов в разных тематических сферах человека позволил выявить следующие группы по соотношению эквивалентных русских и английских синонимических рядов:

1) Отсутствие обозначения для явления в одном языке / наличие однословного обозначения и многочленного синонимического ряда для обозначения этого явления в другом языке. Наличие лакуны в первом языке – может говорить либо о национальной специфике явления действительности, либо об отсутствии актуального интереса к нему, в особенности на фоне многочленного синонимического ряда для обозначения этого явления в другом языке. В английском языке, например, отсутствуют наименования для некоторых видов поведения и наименований человека, характеризуемого определенным поведением, которые не только имеют однословные номинации в русском языке, но и представлены многочленным рядом синонимов: ловчить, петушиться, откровенничать, ротозейничать, своевольничать, чудачествовать, шиковать, гуляка, потворщик. Отсутствуют в английском языке также некоторые номинации из социальной сферы, связанные с отношением к работе (левачить, белоручка) и с отношением к другим людям (ссорить).

2) Наличие расчлененной номинации, характеризуемой отсутствием синонимов, в одном языке / наличие однословной номинации с МСР в другом языке. Значительно меньше в английском языке однословных обозначений и синонимических рядов, связанных с принятием алкоголя: напиться (get drunk), отрезветь (get sober), пьянство (hard drinking), напоить (give smth. to drink). Отсутствуют в английском языке также некоторые однословные обозначения внешнего вида человека, а именно - наименования лица по параметрам тела (по объему – худышка, толстяк, толстушка; по росту – верзила, коротышка; по красоте / некрасивости - урод), по возрастным признакам (старик, старуха), а также обозначения перехода из одного состояние в другое (похудеть, зарумяниться, мрачнеть (о взгляде)). В физиологической сфере обнаружено отсутствие в английском языке однословных номинаций и соответствующих им МСР, относящихся к деторождению (забеременеть, родить). В русском языке отсутствует лексемы и МСР, эквивалентные английским to suicide (покончить жизнь самоубийством) и gentility (хорошие манеры). В социальной сфере в английском языке отсутствуют однословные номинации и соответствующие им МСР, обозначающие некоторые понятия, связанные с материальным положением человека: бедняга (poor thing), бедствовать (live in misery (poverty)), обеднеть (become poor), обогащаться(become rich). В эмоционально-волевой сфере главное отличие русской и английской ЯКМ состоит в том, что переживание эмоций в русском языке синонимизируется с помощью глаголов, а в английском – с помощью прилагательных и существительных, что, на наш взгляд говорит об эмоциональной активности русских и эмоциональной пассивности носителей английского языка.

3) Наличие многочленного синонимического ряда для обозначения явления в одном языке / отсутствие многочленного синонимического ряда в другом языке. В сфере «внешний вид», например, многочленным русским рядам с доминантами полнолицый, (на)краситься, нарядиться, нарядный, неуклюжесть соответствуют немногочленные английские ряды, а многочленным английским рядам с доминантами bald (лысый), nose (нос), guilty (look) (виноватый взгляд), ruddy (румяный), fashionable (модный), sloven (грязнуля), buttocks (ягодицы), curly (кудрявый), beauty (красота) соответствуют немногочленные русские ряды. Это говорит о разном распределении актуального интереса русского и англоязычного этносов к разным частям внешнего человека. В сфере «деятельность и действия» отмечено наличие в английском языке многочленных синонимических рядов с доминантами panic (паниковать), betray (предать), conform (слушаться, подчиняться правилам), naughty (капризный, непослушный), cheater (обманщик), sinner (грешник), mischief (проказы), fight (бороться), confine (заточать), defend (защищать), capitulate (капитулировать), relax (отдыхать), victory (победа), defeat (поражение), loser (неудачник, проигравший). Наличие МСР с указанными доминантами в английском языке, на фоне их отсутствия в русском, говорит об актуальном интересе англичан к таким понятиям, как: победа, успех / поражение, неудача; подчинение, послушание, следование правилам и непослушание, нарушение правил. Примеры подобного несоответствия имеются в каждой выделенной тематической сфере языкового образа человека.

4) Многочленному синонимическому ряду одного языка соответствует два многочленных синонимических ряда другого языка. Часть таких несоответствий обусловлена различием грамматической системы исследуемых языков – выражение завершенности действия в русском языке на уровне слова (изменение формы слова), а в английском на уровне предложения (употребление перфектных времен): drink – выпить, выпивать; freeze – замерзнуть, мерзнуть и т.п. Некоторые расхождения связаны с тем, что в английском языке не актуализируется гендерное различие, поэтому одному английскому ряду, применимому к наименованию как женщин, так и мужчин, иногда соответствует два русских ряда для обозначения женщин и мужчин, причем члены русских рядов часто отличаются не только грамматически, но и по внутреннему содержанию: libertine / развратник, развратница, женатый, замужняя / married, любовник, любовница / lover, ветреник, ветреница / harum-scarum. Иногда несовпадения в количестве эквивалентных рядов зависят от разной дифференциации действительности и актуализации разных признаков одного и того же: вмешиваться / interrupt (такое вмешательство ведет к прерыванию деятельности других людей, активное вмешательство) и pry (субъект интересуется делами других, пассивное вмешательство).

5) Разные коннотации и оценки человека в многочленном синонимическом ряде в русском и английском языках. Выявление коннотации возможно после тщательного анализа членов СР. Анализ русского СР с доминантой беременная показал, что большая часть синонимов выражает негативное, пренебрежительное отношение к беременной, тогда как в английском языке основная часть синонимов эквивалентного ряда не имеет коннотативного значения, либо мелиоративно окрашена. Русский СР с доминантой упрямиться содержит отрицательную коннотацию, коннотацию неодобрения, тогда как члены эквивалентного по сигнификативному и денотативному компонентам значения английского ряда с доминантой persist содержат нейтральную и положительную коннотацию.

Все выделенные отличия культурно значимы, говорят об актуальном интересе к явлению или отсутствию интереса, о различном отношении народов к тому или иному признаку, качеству человека.

Лингвокультурологический анализ отдельных МСР показывает, что те явления, которые представлены посредством МСР, культурно значимы, в состав МСР часто входят синонимы, содержащие культурные коды. Наиболее часто используется биоморфный код: здоров как бык, осиная талия, глиста глистой, худ как треска, ходить гоголем, weedy (как водоросль), twiggy (как тонкая ветвь) и др. Отличие среды бытования этноса, в которую входят животные и растения, привело к тому, что носители русского и английского языков принимают за эталон того или иного качества человека разных животных или растения. Эталоны отражают не только национальное мировидение, но и национальное миропонимание. Например, в американском английском пьяного человека сравнивают со скунсом: drunk as a skunk. В русском языке в состав некоторых МСР входят синонимы, содержащие во внутренней форме указание на бестиарии: пьяный до зелена змия, рассыпаться мелким бесом.

Географическая среда стран влияет на ментальность народа. Так, фразеологический оборот тише воды, ниже травы содержит культурологическую информацию: вода в русском фольклоре символ покоя. Для англичан актуален образ большого количества воды, моря. Окружение Великобритании морями является доминантой среды бытования этноса. Это оказало большое влияние на формирование национальной ментальности: drunk as a fish, drunk as a sailor, awash, saturated (о пьяном).

Эквивалентные синонимические ряды отличаются также предметным кодом, передающим разные образы человека: худ как жердь, талия в рюмочку, лыка не вяжет2, thin as a rail (худ как рельсы), spindle-legged (ноги как веретено), brownie point (brownie – шоколадный кекс) и др.

Многие русские фразеологические синонимы содержат в своей семантике национально-культурный компонент и отражают русскую национальную культуру своими прототипами, поскольку генетически свободные словосочетания описывали определённые обычаи, традиции, особенности быта и культуры. Например, ФЕ гнуть спину перед кем-л. имеет своим прототипом русский обычай выражать свое почтение, уважение к старшему по возрасту или положению поклоном.

В состав МСР могут входить синонимы, имеющие определенный культурный фон. Например, у синонима кричать во всю ивановскую отмечается культурный фон - раньше на Ивановской площади читались во всеуслышание указы, распоряжения и прочие документы, касавшиеся жителей Москвы и всего народа Российского государства.

Наличие в языке МСР, сконцентрированность их вокруг каких-либо концептов, говорит не только об актуальном интересе носителей языка к явлению действительности, но и несет информацию о ментальности народа — о тех или иных интеллектуальных, духовных и волевых качествах национального характера. Так, например, сопоставление МСР русского и английского языков позволило сделать вводы о том, что носители английского языка характеризуются эмоциональной пассивностью, уважением к закону к правилам, устремленностью к победе; для носителей русского языка характерна эмоциональная активность, актуальный интерес к насилию. Тем не менее этнокультурные выводы не являются окончательными и представляют перспективу дальнейшего исследования с помощью психолингвистических экспериментов.

Экспериментальные методики, предложенные и апробированные во второй главе, позволяют как дополнить ряд синонимами, не вошедшими в словари синонимов, но активно используемыми носителями языка, так и получить дополнительную информацию об образе человека, репрезентируемого тем или иным СР. Ненаправленный ассоциативный эксперимент помогает выявить коннотацию того или иного синонима. Так, понятия бедный и богатый в сознании американцев ассоциируются с низким (low socioeconomic status) или высоким (high class) социальным статусом. У русских выявлено иное отношение к бедным – сочувствие, жалость (ответы информантов – несчастный, жалкий, жалко), сближение социального статуса с роком, судьбой (не повезло, неудача, невезунчик и т.п), богатый человек в сознании русских – это, в отличие от бедного, тот, кому повезло. У русских такие понятия, как раболепствовать и угодничать вызывают негодование, у американцев понятие cringe, объединяющие два данных русских понятия, вызывает чувство стыда, стеснения. Сопоставив результаты, полученные в процессе анализа лексикографических источников, и результаты опроса носителей языка, мы сделали вывод о том, что языковое сознание и реальная языковая личность позволяют расширить СР и его компоненты, увидеть актуальные сходства и различия в аспекте взаимодействия культур, ситуаций, объектов, увидеть еще не обозначенное в языке или неотраженное в словарях.

В главе III «Апробация и верификация прагмастилистического компонента метода» апробируется и верифицируется названный компонент комплексно-интегративного метода.

Образ человека, репрезентируемый синонимами в речи, в чем-то совпадает, а в чем-то отличается от образа человека, репрезентируемого синонимами, зафиксированными в словарях, и соответствующими общенародными представлениями. На своеобразие интерпретации человека в речи оказывают влияние многие прагмастилистические факторы: дискурс, стиль, речевой жанр, регистр речи, образ автора, образ адресата, интенции автора / говорящего / пишущего. Все прагмастилистические факторы взаимосвязаны, смена любого фактора приводит к изменениям в синонимических репрезентациях образа человека. Так, в одном и том же жанре, например, в РЖ портретирования в разных дискурсах актуализируются разные черты человека. В массово-информационном дискурсе актуализируются те черты, которые интересны читателю, очень часто актуализируются противоречивые, скандальные черты знаменитого человека, которые вызывают различные точки зрения у окружающих (1). В художественном дискурсе синонимизируются те черты человека, которые актуальны для самого автора (2): (1) Diana's schoolmate Carolyn Bartholomew recalled her friend as "buoyant and noisy full of life, a bubbly character," while other students remembered her as more private and controlled, with her emotions well-hidden. It was love-hate in her family, up and down, never steady or constant. In fact, Diana was in despair, on an "emotional roller coaster" (Smith. Diana in search of herself: Portrait of a troubled princess); (2) He was looking robust and full of health and vigor (King. Hearts in Atlantis).

Нами, в частности, выявлено, что наиболее характерны синонимические репрезентации образа человека в следующих видах дискурса: в художественных произведениях – в собственно художественном, художественной имитации бытового дискурса, художественно-философском; в печатных СМИ – в массово-информационном, личностно-ориентированном бытовом, научно-популярном. Рассматриваемые дискурсы отличаются друг от друга образом адресанта и образом адресата, что связано и с тематикой дискурса, и, следовательно, с актуализацией посредством синонимов определенных тематических сфер человека. Так, в художественном дискурсе в зависимости от того, является ли адресантом автор произведения или рассказчик, в РЖ описания предметом является либо эмоциональная сфера героев (1), либо эмоции самого рассказчика (2): (1) Anne was more stunned, more dazed, more dazzled (than she had at all conveyed to her friend (Murdoch. Nuns and soldiers); (2) As the plane disappeared westward, I felt deserted, left behind, the only one not invited to the party (Шоу. Ночной портье). Автор художественного произведения создает своих героев, является «всевéдущим» (по В.В. Виноградову), поэтому может в полной мере детально представить внутренний мир героев, в отличие от рассказчика, который не видит внутреннего мира героев.

Каждый дискурс оперирует определенным набором РЖ. Наиболее часто встречаются синонимические репрезентации образа человека в следующих жанрах – информативных, особенно в жанрах рассказа и портретирования, фатических, императивных и оценочных жанрах. Образ человека, репрезентируемый синонимами в разных жанрах, варьируется. Так, в информативных РЖ дается наиболее полный образ человека - объекта речи, подчеркиваются его объективные качества. В жанре рассказа, например, ремой в большинстве случаев являются активные действия объекта или речь субъекта, которые и получают синонимическое обозначение: Оказывается, сам главный спонсор закемарился, завалился, забульонился в обе ноздри (Аксенов. Глоб-футурум). В фатических РЖ репрезентируется субъективный образ человека, на который накладывает отпечаток отношение к нему автора / говорящего, взаимоотношения адресанта и адресата, эмоциональное состояние последнего, т.е. синонимы репрезентируют не только объект, но и субъект речи-мысли: Что же ты мне гад голову морочил? Я сейчас возьму бутылку, как дам по твоей люстре, чтоб ты у меня рабочее время не отнимал (Шукшин. Брат мой). В императивных жанрах образ человека объективен, актуализируется сфера «деятельность и действия»: Как же сохранить молодость волос? Конечно, надо каждый день ухаживать за ними, холить и лелеять, пользоваться шампунями, бальзамами…(РЖ рекомендации) (Добрые советы. 2006).

Речевые жанры отличаются степенью полноты репрезентации образа человека. Так, некоторые жанры включают репрезентацию разных ипостасей человека (например, портрет), другие же ограничивают образ человека до одной черты (например, просьба – человек просящий, сам субъект, инвектива – отрицательный объект). Изучение синонимов в контексте того или иного РЖ может прояснить некоторые аспекты изучения жанрообразования. Синонимы, выполняя жанрообразующую функцию, употребляются в позиции предикатов высказывания, причем тематическая принадлежность предикатов соответствует названиям жанров. Например, выбор синонимов в фатическом РЖ признания в любви обусловлен тематикой РЖ – выбор из СР с доминантой «любить» (1), в императивном РЖ просьбы предикатом являются синонимы из СР с доминантой «просить» (2), в элементарном РЖ оскорбления - отрицательно коннотированные наименования лица (3): (1): Почему нам так не везет? Ведь любил бы я ее!..— Пашка почти заорал, показывая руками на дверь.— На руках бы носил, не дышал бы! В чем же дело?! (Шукшин. Любавины); "Yes, I adored him. Yes, I was in love with him" (Smith. Diana in search of herself); (2): и сами тоже никогда не воруйте, пожалуйста, я вас очень прошу, — у жены, у подруги, а если даже и у чужого человека, все равно умоляю вас! (Вишневецкая. Воробьиные утра); … please do it for me, I ask you, I beg you! (Cosmopolitan. 2001); (3): … you're a parasite, a scrounger, living out of other people's fridges, a toadie, a mean cadger, you've got the soul of a servant and a bloody useless dishonest one at that… (Murdoch. Nuns and soldiers).

В разных жанрах и дискурсах соотношение объективного и субъективного в образе человека различно. Из рассмотренных дискурсов наиболее объективный образ человека репрезентируется в научно-популярном дискурсе, использующем синонимы в жанре рекомендации. Это связано, на наш взгляд, с тем, что субъектом речи являются специалисты в той области знания, которая репрезентируется, а специалисты являются носителями достоверного знания, проверенного опытом многих людей. Достаточно объективным является образ человека, репрезентируемый синонимами в массово-информационном дискурсе, адресант которого может приводить точки зрения разных людей, участвовавших в описываемых событиях или лично знакомых с объектом речи-мысли: She frequently belittled her intelligence, saying she was "thick as a plank" or had a brain the size of a pea." While she lacked intellectual curiosity and discipline, she had a practical, canny mind. "She was an entirely intuitive person," said journalist and historian Paul Johnson. "She was not particularly good at rational processes (Smith. Diana in search of herself). Автор в художественном и художественно-философском дискурсах стремится к объективности, что достигается приемом полифонии. Поскольку персонажи художественного произведения – это вымышленные образы, то тут трудно провести грань между объективностью и субъективностью.

Оценочность или нейтральность синонимических репрезентаций языкового образа человека также зависит от прагмастилистических факторов. При этом оценивание человека объекта речи-мысли осуществляется субъектом не только в оценочных видах РЖ, но и в информативных, фатических. Часто отличается тип оценки в регистрах речи: в реактивном регистре наиболее характерна эмоциональная оценка (1), в информативном – рациональная (2), в генеритивном моральная (3): (1) Дурак! Безмозглая образина! Да где это слыхано, чтобы на волка с бараном ходили! (Абрамов. Последняя охота); (2) …вторым по силе желанием после подслушивающего аппаратика было именно желание сделать как можно более равнодушное, безучастное, даже холодное лицо (Битов. Пушкинский дом); Marcus was beginning to realize that Ali was nuts … "What happened upstairs?" - "He's off his head (Hornby. About a boy); (3) Если кто-то чванлив, горд, напыщен, да вдруг сел в лужу, это только на здоровье себе и нам (Измайлов. Смехотерапия).

«Всеведущий» автор художественного произведения как бы видит своих героев «насквозь», замечает их тончайшие переживания, взаимоотношения и т.п., для передачи которых ему иногда не хватает имеющихся языковых средств, и он создает свои, индивидуальные синонимы. В конкретно-рефентной ситуации для создания образа определенного человека, автор может ситуативно обогащать синонимы, конкретизировать их значение, привносить иные смыслы, нежели зафиксированы словарями: … live boy live I shouted / I slammed my foot into the dog food bowl / and sent it scudding through imaginary goal posts / you're going to die / so yippie aye aye I whooped / as I dragged an unopened boxI trumpeted like an elephant / …/ I roared like the yeti / and I began barking exactly like "Hunter" used to / … / I bellowed / you're going to die I screamed(Hegly. The death of a dog). В данном отрывке, например, обогащается значение синонимов за счет того, что автор рассказывает подробно о каждом виде крика: trumpet – крик слона, roar – крик племени yeti и т.п. Такое обогащение ведет к тому, что синонимы, прикрепленные к одной сфере (ипостаси) человека, характеризуют в речи и другие ипостаси. Нами отмечено, что синонимы, характеризующие речь человека, несут также информацию и о его эмоциональной сфере, синонимы, относимые нами к социальной сфере, характеризуют также поведение, действия человека. Таким образом, разные сферы человека оказываются взаимосвязанными, и человек в речи носителей обоих языков предстает как сложный диалектически организованный феномен.

В заключении формулируются общие выводы, основанные на результатах исследования, намечаются перспективы работы в апробированном направлении.

В диссертации обоснована и верифицирована частная антропоцентристская теория и соответствующий ей комплексно-интегративный метод изучения языкового образа человека, репрезентированного многочленными синонимическими рядами, в совокупности аспектов: когнитивно-семантического, лингвокультурологического, сопоставительного, прагмастилистического. Комплексно-интегративный метод позволил построить обобщающую лингвоантропологическую модель языкового образа человека, репрезентированного многочленными синонимическими рядами в двух языках (см. рис. 1а, б далее).

Языковой образ человека, являясь гипотетическим лингвоантропологическим конструктом, апробируется и верифицируется посредством анализа языковых и речевых репрезентаций различных уровней. Языковые средства репрезентации языкового образа человека могут быть синонимическими и несинонимическими. Среди синонимических средств важную роль в репрезентациях языкового образа человека играет лексико-фразеологическая синонимия, в особенности многочленные синонимические ряды, что доказывается применением комплексно-интегративного метода исследования синонимических рядов, включающего частные компоненты: когнитивно-семантический, лингвокультурологический, сопоставительный и прагмастилистический методы.

Когнитивно-семантический, лингвокультурологический, сопоставительный и прагмастилистический анализ многочленных синонимических рядов дал возможность выявить некоторые характерные особенности языкового образа человека как объекта и субъекта речи-мысли в русской и английской языковых картинах мира, найти общее и национально-специфическое в исследуемых картинах мира, выявить наиболее актуальные для носителей исследуемых языков представления о человеке.

Все вышеизложенное позволяет видеть в результатах предпринятого исследования вклад в общую теорию синонимии и лингвоантропологии.

Перспективы дальнейшего исследования видятся в применении разработанного, апробированного и верифицированного в настоящей диссертации комплексно-интегративного метода для анализа отдельных ипостасей человека, отдельных концептов, синонимических рядов с привлечением апробированных в работе экспериментальных методик. Перспективным также является подробное исследование синонимических репрезентаций образа человека в отдельно взятых дискурсах и жанрах.

Рис. 1а. Лингвоантропологическая модель языкового образа человека в синонимических репрезентациях в русском и английском языках: уровень системы.

Рис. 1б. «Лингвоантропологическая модель языкового образа человека в синонимических репрезентациях в русском и английском языках»: уровень функционирования

Основные положения диссертации отражены в следующих изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Покровская О.В. Лексические синонимы, репрезентирующие языковой образ человека, с точки зрения их жанрово-стилистических функций и участия в жанрообразовании // Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 307. С. 20 – 23.

2. Покровская О.В. Репрезентация физиологических состояний и потребностей человека синонимическими средствами языка в русской и английской языковой картине мира // Омский научный вестник. 2006. № 8 (49). С. 143 - 145.

Публикации в прочих изданиях:

1. Покровская О.В. Синонимический ряд с доминантой бедный (poor) в английском и русском языках // Человек - слово – текст – подтекст: проблемы современных лингвистических исследований: Сб. науч. тр. Вып. 3. Омск: Ом. гос. ун-т, 2005. C. 102-107.

2. Покровская О.В. Семантические и лингвокультурные особенности синонимов, объединенных значением «находящийся в состоянии опьянения» (на материале русского и английского языков) // Вестник ОмГУ. 2006. Вып. 1. С. 80 – 83.

3. Покровская О.В. Синонимия как средство отражения представлений о бедном и богатом человеке в языковой картине мира (на материале русского и английского языков) // Новое в когнитивной лингвистике: Материалы I Международной научной конференции «Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике». Кемерово, 2006. С. 751 – 757.

4. Покровская О.В. Репрезентация внешности человека средствами лексической синонимии в русской и английской языковых картинах мира // Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты Материалы III Международной конференции: (30 ноября – 1 декабря, 2006, г. Бийск). – Бийск: БПГУ им. В.М. Шукшина, 2006. С. 91 – 96.

5. Покровская О.В. Актуальная проблематика современных исследований лексической и фразеологической синонимики (на материале работ 1990 – 2006 гг.) // Вестник ОмГУ. 2007. № 2 (44). С. 66 – 72.

6. Покровская О.В. Интеллектуально-познавательная сфера человека в синонимических репрезентациях в русской и английской ЯКМ // Филологический ежегодник Вып. 7–8. Омск: Омск. гос. ун-т, 2007-2008. С. 37-42.

7. Покровская О.В. Эмоционально-волевая сфера человека в синонимических репрезентациях в русской и английской ЯКМ // Филологический ежегодник Вып. 7–8. Омск: Омск. гос. ун-т, 2007-2008. С. 32-37.

Подписано к печати 28.10.2008. Формат 60х84 1 /16. Печ. Л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ 383.

Издательство ОмГУ

644077, г. Омск-77, пр. Мира, 55а, госуниверситет

1 В скобках указано количество МСР в данной сфере в русском и английском языках.

2 Из лыка (липовой коры) плелись короба, лапти. Если человек не мог делать этого, значит, он был сильно пьян или имел психические расстройства [Бирих, 2001: 353].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Язык и межкультурная коммуникация: современное состояние и перспективы Сборник материалов

    Документ
    Сборник материалов II Всероссийской научно-практической междисциплинарной интернет–конференции «Язык и межкультурная коммуникация: современное состояние и перспективы» посвящен исследованию различных сторон коммуникативного процесса

Другие похожие документы..