Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Ребенок четвертого и пятого года жизни отличается хорошим психомоторным развитием. Он чрезвычайно вынослив и может совершать довольно длительные прогу...полностью>>
'Решение'
1.1. Настоящий Порядок определяет правила принятия решений о разработке долгосрочных целевых программ муниципального образования "Город Камызяк&...полностью>>
'Курс лекций'
В дословном значении психология это – знания о психике, наука изучающая ее. Психика – это свойство высоко организованной ма­терии, субъективное отраж...полностью>>
'Документ'
Решением исполкома г. Омска № 524 от 8 декабря 1969 г. в Ленинском районе в помещении бывшего РК КПСС был открыт Дом пионеров. 23 марта 1970 г. он от...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Эфесского и Приска. После гибели Юлиана в 363 г. мы находим Приска

в Афинах в 390 г., где последнюю четверть века жил также ученик

божественного Ямвлиха - Ямвлих Младший. Здесь платонизм ямвли-

ховской разработки попадает в благодатную среду: начиная с Плутарха

Афинского, его ученика Сириана наступает последний расцвет

языческой Академии, давшей совершенный плод в лице Прокла.

Латинский Запад также оказывается в сфере влияния плотино-

порфириева платонизма. Его представители: Марий Викторин -

посредник между языческим платонизмом и Августином (который

получил переводы Викторина на латинский язык сочинений Плотина

и Порфирия в июне 386 г.); Макробий, около 400 г. написавший

Комментарий ко <Сну Сципиона> Цицерона; Марциан Капелла, в

V в. составивший знаменитый компендий семи благородных искусств.

Но античная философия продолжала развиваться на Востоке.

Прокл родился 8 февраля 412 г. В возрасте 19 лет он прибывает в

Афины и начинает учиться у Плутарха, который через год умирает;

Прокл продолжает обучение у Сириана и, после смерти последнего, в

возрасте 25 лет становится главой Академии - диадохом Платона.

После полной прекрасных трудов жизни он умирает 17 апреля 485 г.

Другой ученик Плутарха, Гиерокл, ввел новый - находившийся

под влиянием Плотина, Порфирия и Ямвлиха - платонизм в Алексан-

дрию, где он начинает преподавать около 420 г. Другой представитель

Александрийской школы - ученик Сириана Гермий. Один из наиболее

выдающихся толкователей Аристотеля в Александрии, преподававший

также курсы Аристотеля в Александрии, - сын Гермия и ученик

Прокла Аммоний; между 475 и 485 гг. его слушал Дамаский.

Дамаский возглавляет Академию, вероятно, около 515 г. Эдикт

Юстиниана о закрытии языческих школ воспоследовал, как было

сказано, в 529 г. Но философию продолжают преподавать, а тексты

Платона и Аристотеля комментировать в традиционном духе еще

достаточно долгое время. После 530 г. читает лекции и пишет свои

комментарии Симпликий - возможно, в Харране (в Месопотамии,

недалеко от Эдессы). В 564 г. написан один из комментариев

преподававшего в Александрии 0лимпиодора;вконце VI -начале VII

вв. преподают Элиас и Давид. Вероятно, последний схоларх

александрийской школы - Стефан Византийский. После восшествия

на трон императора Ираклия в 610 г. Стефан Византийский

перебирается в Константинополь, где преподает философию Платона,

и Аристотеля, квадривиум, алхимию и астрологию. Но здесь - как у

Кассиодора и Боэтия на Западе - мы скорее видим уже, как античная

философская школа обосновывается в средние века.

4. ПЕРИОДИЗАЦИЯ АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

Попытка дать периодизацию и систематизировать - одна из первых,

предпринимаемых человеческим разумом при встрече с незнакомым

материалом: чем приблизительнее его знание, тем легче он укладывается

в схему. Вместе с тем, обозримая и легко схватываемая схема безусловно

нужна излагателю любого осмысленного материала. При написании

истории - в том числе истории философии, не говоря уже об изложении

философии как таковой, - меньше всего можно достичь абсолютной

объективности; более того, неразумно даже задаваться такой целью.

Определенный схематизм при общем изложении неизбежен. Поэтому

важно сразу указать существо предлагаемой схемы, а также искать

такую схему, которая по возможности не чужда излагаемому материалу,

а в идеальном случае заимствуется из него. И нужно сказать, что

античность опять-таки прекрасно соответствует исполнению данного

разумного требования.

В философии позднего платонизма для описания любого процесса

развертывания, раскрытия, эволюции некоего начала была продумана

и разработана триада пребывание-выступление-возвращение. Прекрас-

ные образцы этой тончайшей разработки мы находим у схолархов

Платоновской Академии в V и VI вв. Прокла и Дамаския. Для того

чтобы нечто могло проявляться и развиваться, оно должно устойчиво

пребывать. Именно полнота бытия-пребывания (ЦОУТ)) всякой реальнос-

ти, которая является ее благом, провоцирует исхождение, выступление,

продвижение вперед (upooSoq), сопровождающееся раскрытием

возможностей и дробным воспроизведением пребывающего; но чтобы

это продвижение не ушло невозвратно в дурную бесконечность и не

рассталось навсегда со своим благом, необходимо обращение к нему,

возвращение к исходной полноте (Еяштрофт)), стремление обрести ее

если не во всей ее жизненной проявленности или безусловности ее

неточного бытия, то по крайней мере в полноте ее познания. Так и

античная мысль, ее специфическое качество и направленность, назван-

ные философией, обретя однажды собственную полноту и раскрыв

все богатство своих отдельных возможностей, неизбежно вновь устреми-

лась к себе самой - к своим истокам и к своей полноте: завершив тем

самым свой путь и таким образом вновь представ в виде полноты

своего бытия-пребывания, она дала возможность развиться этой новой

полноте уже в пределах средневековой мысли и вновь вернулась к

себе в эпоху Возрождения. Такого рода выступления и возвращения

мысли неизбежно происходят и в каждом ее более частном движении,

обеспечивая до наших дней единство европейской философии и

культуры в целом.

Первый этап античной философии был завершен Платоном; фило-

софия эллинистического периода знаменовала продвижение вперед, а

поздняя философия - начиная с 1 в. до н.э. - устремилась в едином,

хотя и разнообразном, возвратном порыве обрести первоначальную

полноту и собрать все то, что было ею до сих пор сделано, чем она до

сих пор была. Поскольку Платон символизирует полноту пребывания

и тем самым завершает первый период, вполне естественно, что

последней философской школой, достигшей полноты возвращения,

был поздний платонизм. Все прочие школы помещаются в промежуточ-

ной области - между Платоном и поздним платонизмом. Так - от

Платона и к Платону - развивалась античная философия начиная с

Аристотеля.

Обратим внимание на то, что, когда речь идет об античности, мы

очень редко говорим об анонимных направлениях: мы всегда сталкива-

емся с личностями и именами. "Направления" появляются, когда мель-

чают личности и портятся имена. Античная философия - это двенад-

цать веков крупных личностей и славных имен.

Пифагор, учреждая первую философскую школу, очерчивает прин-

ципиальный характер и круг возможностей философии. Эти возмож-

ности по видимости слишком велики и кажутся на деле нереализуе-

мыми. В поле зрения школы Пифагора - все предшествующие и новые

авторитеты, тексты и идеи, которые собираются и продуцируются в

великом множестве; а также новые дисциплины: грамматика и рито-

рика; учение о числе, геометрия и музыка; учение о человеческом

теле - медицина, а также о человеческом социуме - политика, которой

пифагорейцы энергично занимаются и в практическом плане; и кроме

того - начало и цель всего - языческое богословие. Мы с трудом и

неполно восстанавливаем историю раннего пифагореизма, но даже если

бы в сознании живших после него греков Пифагор остался только как

изобретатель философии и создатель первой философской школы, -

и в таком случае он совершил бы самое важное, поскольку таковым

оказывается само открытие этой сферы совершенно нового применения

человеческого ума и новой организации жизни, сферы, которая мгно-

венно начинает разрабатываться и наполняться конкретным содержа-

нием.

Первый дошедший до нас представительный корпус философских

текстов - корпус сочинений Платона. Мы можем вместе с Платоном

проявлять подлинно философское недоверие к человеческому запи-

санному слову, но, изучая философию и ее историю, никогда не

пренебрежем им. То, что у Пифагора и пифагорейцев только обозначено,

уже сформулировано у Платона. Философия явственно опознана как

любовь к мудрости, к богу и к самому себе. Задача философа - бежать

из этого мира, но, поскольку он находится в нем, - культивировать

добродетели и выполнять законы. Для этого необходимо правильное

воспитание - физическое и мусическое; изучение определенного круга

наук: по овладении грамотой - арифметики, геометрии, астрономии

и музыки, а также диалектики. Кроме того, необходимо правильное

государственное устройство, а за неимением такового - создание в

себе его совершенного образа, поскольку справедливость столь же

хранит государство, сколь и отдельную человеческую душу. Все науки

уже названы, они явственно используются Платоном и дают результаты.

Но по текстам Платона мы не можем их восстановить и учить им, хотя

и можем воспитать свою душу так, чтобы - оттолкнувшись от текстов

Платона - обратиться к названным им наукам и учениям и с их

помощью снова вернуться к текстам Платона.

Другой наиболее представительный корпус философских текстов,

дошедший до нас от античности, - корпус сочинений Аристотеля.

Здесь впервые не только рассуждения о науках, их необходимости,

пользе, последовательности их изучения, но и пособия, по которым

можно учиться тому, о чем идет речь: риторике, поэтике, диалектике,

или топике, аналитике; физике, науке о небе, первой философии; этике,

психологии, биологии; наконец политике. Философия представляет

собой конкретный набор конкретных дисциплин, большая часть

которых изложена самим Аристотелем. Правда, логика так и осталась

аристотелевской логикой, физика - аристотелевской физикой; но ведь

и геометрия платоника Евклида осталась Евклидовой геометрией и,

несмотря на то что появились неевклидовы, не перестала быть наукой.

Нельзя сказать, что какая-то из этих наук не была предположена

Платоном. Но в полноте платоновского представления об универсуме

еще не было места для такой дробности, какую мы находим у

Аристотеля. Именно поэтому мы и говорим о том, что Аристотель -

начало исхождения, отступления, отхода от изначальной целостности,

обнаружение большей дробности и свидетельство определенного ущерба

этого целого, ущерба, который как раз и компенсируется великолепным

развитием философии, которое Аристотель демонстрирует.

Едва ли случайно, что философия 111-1 вв. до н.э. представлена

преимущественно - почти исключительно - фрагментами: именно

таким и должно быть наиболее адекватное представление об эпохе

исхождения, дробления, частичного воспроизведения образца, сохранен-

ного в своей безущербной полноте (Платоновский корпус), тогда как

уже его первое совершенное подобие (Аристотелевский корпус), сохра-

нив существо своей внутришкольной определенности, утеряло полноту

и внешнюю представительность.

Значительно превосходят по объему оба эти корпуса текстов тексты

комментаторов того и другого, созданные в последние пять веков,

отпущенные античной философии. Все остальное - за редкими

исключениями - либо вторично, либо дошло до нас во фрагментах.

Задумаемся над этим очевидным фактом: самый большой корпус

текстов, дошедший до нас от античности, - комментарии к двум

наиболее представительным текстам предшествующего периода.

Таким образом, десять веков античной философии распределяются

примерно так.

Первые двести лет, или эпоха пребывания (ЦОУТ)), - формирование

того устойчивого целого, в котором европейская мысль уверенно опо-

знает свое начало и начало своей философии; завершается этот период

организацией первой постоянной философской школы - платоновской.

Следующие триста лет, или эпоха исхождения (npooSoq), -

дробление и развитие этого начала, разработка отдельных философских

дисциплин и одновременное существование нескольких философских

школ; завершается этот период стремлением обнаружить общий исток

у разных философских школ, обретением и изданием потерянных

текстов Аристотеля и новым изданием текстов Платона.

Третий период, или эпоха возвращения (епютрофп), длившийся в

общей сложности пятьсот лет, отмечен стремлением философии -

как и античной культуры в целом - вернуться к своим истокам, макси-

мально осознать специфику своей школы и развить школьную органи-

зацию путем освоения и интерпретации текстов ее основателей.

Первыми исчерпывают свои возможности эпикурейцы: ко второму

веку нашей эры мы решительно теряем их из поля зрения. Между

тем, эпикурейская школа в Афинах продолжала существовать, стоявшие

во главе ее осознавали себя преемниками Эпикура - диадохами - и

получали поддержку от римских императоров.

Во втором веке пришел черед стоиков: после Марка Аврелия мы

не знаем ни одного представителя этой школы и самих стоических

школ, хотя стоическое влияние заметно и в неоплатонизме, и в христи-

анстве.

К концу III в. окончательно угасают перипатетики. Вместив все

эти традиции, пифагорейски окрашенный платонизм оказывается един-

ственным репрезентантом античной философии, которая некогда была

им открыта и развита в своей полноте. Вдобавок платонизм вмещает

все достижения античной общеобразовательной школы и потому

оказывается для средневековья - а значит, и для всей последующей

европейской философии (но также и для мусульманской культуры) -

репрезентантом всей античности.

Замечательно, что в середине 50-х годов III в. н.э. сходная схема

истории предшествующей философии была предложена Плотином.

Начиная свой пятый по хронологии трактат <06 уме, идеях и сущем>

(V 9), Плотин приводит знаменитое сравнение:

"Получается так, что все люди сначала опираются на чувства, а не

на ум, и, прилежа в первую очередь к чувственному, одни, постоянно

пребывая в нем, живут в уверенности, что оно - начало и конец, и

что ежели понять, что огорчающее и доставляющее удовольствие в

этом мире суть соответственно зло и добро, - так того и довольно,

почему они и проводят жизнь, к удовольствию стремясь, а огорчения

избегая. Те из них, кто притязает на собственное учение <эпикурейцы>,

даже объявили такое воззрение мудростью, - поистине, грузные птицы,

которые, будучи обильно нагружены тем, чем снабжает земля, не могут

взлететь, хотя от природы они и снабжены крыльями.

Другие же <стоики> к дольнему почти не привязаны, поскольку

лучшая часть души подвигает их от удовольствия к прекраснейшему;

однако же, будучи неспособны увидеть горнее и не имеющие потому

возможности утвердиться в чем-нибудь ином, они, провозглашая

"добродетель", свергаются к практической деятельности и к "предпочти-

тельному' в том самом дольнем мире, от которого они поначалу попы-

тались подняться.

Однако третий род божественных людей <платоники> благодаря

большей мощи и зоркости взора увидели - как раз в силу своей

зоркоглазости - горнее сияние, и вознеслись туда, так сказать, сквозь

тучи и здешнюю мглу, и стали обретаться там, презрев все здешнее, -

ради того, что там - подлинное их обиталище, - совсем как тот, кто

возвратился в милую землю отца из долгого странствия" (V 9, 1,

1-21 Henry-Schwyzer).

Таким образом, три основные философские школы античности

рассматриваются Плотином и другими поздними платониками на фоне

иерархии бытия и знания а также типов жизни, причем в данную

последовательность включаются и прочие философские школы: Аристо-

тель как ученик Платона и воспитанник Академии явно располагается

ниже Платона, так сказать, в преддверии, но несомненно выше стоиков

и, разумеется, эпикурейцев; а Пифагор, Орфей и прочие божественные

теологи, древнейшие основатели таинств и священнодейств, соотносятся

с высшей ступенью иерархии. Ниже об этой иерархии пойдет речь

специально, а сейчас рассмотрим каждый из периодов подробнее.

РАЗДЕЛ II

Ранняя античная философская мысль:

ее возникновение, становление, развитие

Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ

Еще до того, как возникла философия, грекам уже было хорошо

известно, кто такие жрец, поэт, врач, законодатель. И "вдруг" появ-

ляется еще одна, незнакомая прежде социальная фигура - мудрец, в

более поздней терминологии - философ. Но довольно быстро мудре-

цы, затем философы становятся заметными в системе древнегрече-

ской культуры. К ним привыкают. Привыкают и к их спорам, кото-

рые занимают все более важное место в жизни древнегреческого поли-

са. Более того, обнаруживается, что крупный греческий город без фи-

лософских дискуссий немыслим. Читайте, скажем, диалог Платона

<Протагор>: здесь описывается, как восприняли в Афинах приезд со-

фиста Протагора. Встреча людей, способных вступить в спор с извест-

нейшим софистом и учителем мудрости, трактуется как важное интел-

лектуальное событие.

О первых древнегреческих мудрецах известно очень мало. Точных

сведений здесь почти нет. В литературе о ранней древнегреческой фи-

лософии все свидетельства, как правило, приводятся с оговорками.

В принципе принято начинать повествование о пред-философии с

упоминания о семи греческих мудрецах и о первейшем из них - Фале-

се Милетском. Но скепсис относительно тех или иных утверждений,

связанных с жизнью и деятельностью Фалеса, доходит до вопроса

просто обескураживающего: А был ли Фалес? Некоторые авторы счи-

тают, что такого философа вообще не было. Но и тогда, когда согла-

шаются с тем, что такой философ существовал, выдвигают несколько

версий относительно времени жизни Фалеса Милетского. Тем не ме-

нее считается, что есть одна, по крайней мере, точная дата, связанная

с его жизнью, - 585 г. до н.э., когда в Милете было солнечное затме-

ние и когда, как утверждают, Фалес его предсказал. Если Фалес пред-

сказал солнечное затмение, то он, скорее всего, уже был человеком

зрелого возраста. Следовательно, VII-VI вв. до н.э. и есть приблизи-

тельно определенное время жизни Фалеса Милетского и, может быть,

других древнегреческих мудрецов.

Спорно, что именно, какие идеи и утверждения могут быть припи-

саны - или не приписаны - Фалесу Милетскому. Не очень ясно,

действительно ли именно он совершил те открытия или доказал те

математические теоремы, которые связывают с его именем. Но, тем не

менее, почти нет споров о том, что в это время кто-то совершил такие

открытия и представил данные доказательства.

Таким образом, мы можем воспользоваться тем, чего не отрицают

даже скептики: в VII-VI вв. до н. э. кто-то и как-то подошел к пред-

философии, задав древнегреческой культуре те изменения, те пара-

метры, формы деятельности, которые впоследствии привели к воз-

никновению философии в более точном смысле слова, к философии

развитой и широко дифференцированной.

О Фалесе и других первых древнегреческих мудрецах разные фи-

лософы часто высказывают прямо противоположные суждения. Одни

(скажем, Аристотель) говорят о Фалесе как о практичном человеке,

который твердо стоял на земле и был весьма изобретательным в жи-

тейских делах (10; 107-108)*. Другие авторы (Платон), напротив,

считают Фалеса погруженным в отвлеченные рассуждения мыслите-

лем, которого совершенно не интересовали практические дела.

Фигура Фалеса, как было сказано, поистине легендарна. Вокруг

его имени такое количество всяких интерпретаций, что отделить исто-

рическую реальность от легенд невозможно. Но можно создать исто-

рически и логически правдоподобный образ первого мыслителя - все

равно, был ли это Фалес или какой-либо другой мудрец, - образ

самой его деятельности.

Можно считать достоверными свидетельства, согласно которым Фа-

лес был купцом, мореплавателем, строителем мостов, вообще челове-

ком очень активным в различных областях древнегреческой практи-

ки. Важно подчеркнуть: то была практика, уже требовавшая некото-

рых технических знаний, конечно, на их античном уровне. Знаний о

кораблях и кораблевождении, об ориентировании кораблей в море,

т.е. первых астрономических знаний, фалесу-инженеру приписывают

также создание некоторых ирригационных приспособлений.

Есть немало исторических свидетельств об интересе Фалеса к госу-

дарственным делам, об участии его, выражаясь современным языком,

в "социальной экспертизе". Так, Геродот сообщает о совете Фалеса

согражданам-ионийцам "переселиться в Сардинию" и основать там

ионийское государство (4; 105). Он же приписывает Фалесу сбывшее-

ся предсказание о ходе войны между лидийцами и мидянами (5j 105).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История философии: Запад Россия Восток (1)

    Документ
    Николай Кузанский 8 3. Органистическая и пантеистическая натурфилософия Ренессанса 31 4. Натурфилософия Джордано Бруно 34 5. Жизнь и идеи Кампанеллы 38 Примечания 4 ГЛАВА 3 ПАРАДОКСЫ РЕФОРМАЦИИ: ОТ НЕЗАВИСИМОЙ ВЕРЫ К НЕЗАВИСИМОЙ МЫСЛИ (Э.
  2. Мареев С. Н., Мареева Е. В. История философии (общий курс): Учебное пособие

    Учебное пособие
    В предлагаемом учебнике авторы исходят из того, что история философии есть та же философия, только в исторической форме. Лишенная своей истории философия теряет драматизм, достоверность факта, живую связь времен, а сама история превращается
  3. Или Песнь акына о нибелунгах, парадигмах и симулякрах Философия в России: парадигмы, проблемы, решения

    Документ
    В силу ряда особенностей, в России поиски национально-политической духовной идентичности на самом высоком уровне абстракции – философском – не прекращались и, скорее всего, не прекратятся никогда.
  4. Философия и методология науки

    Учебное пособие
    Философия и методология науки: Учебное пособие для аспирантов/ А.И. Зеленков, Н.К. Кисель, В.Н. Новиков и др. Под ред. А.И. Зеленкова. – Мн.: АСАР, 2007.
  5. История восточной философии

    Литература
    Учебное пособие подготовлено ведущими философами-востоковедами, дает общее представление о развитии философской мысли с древности до наших дней в рамках трех цивилизаций – индийской, китайской и арабо-мусульманской.

Другие похожие документы..