Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Мероприятия по пропаганде знаний, умений и практических навыков в области безопасности жизнедеятельности на основе современных информационных техноло...полностью>>
'Документ'
"Путь в невроз" начинается с подавления темперамента. Ребенок, который действует вопреки темпераменту (поскольку он оказывается подавлен), ...полностью>>
'Документ'
Для кінця XX-го і початку XXI-го століття характерною є швидка і разюча зміна життєвого укладу більшості людей і відсутність у цих нових умовах значу...полностью>>
'Программа курса'
Представление о круге явлений, изучаемых психологией. Психические явления и психологические свойства человека. Понятие объекта и предмета психологичес...полностью>>

Главная > Доклад

Сохрани ссылку в одной из сетей:

21

Доклад на симпозиуме "Египет, Ближний Восток и глобальный мир".
Москва, 15-17 мая 2006.

Л.Е.ГРИНИН

ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ ЕГИПТА В XIX-НАЧАЛЕ XX ВВ.:
ОТ РАЗВИТОГО ГОСУДАРСТВА К ЗРЕЛОМУ.

Период с начала XIX в. по 60-е годы XX в для Египта можно определить как эпоху становления современной государственности. В эти полтора столетия в истории Египта произошло много важных и драматических событий: взлетов и падений державы, приобретения независимости и ее потерь, реформ, переворотов и восстаний, колебаний между модернизацией и традиционализмом, демократией и авторитаризмом. История современного Египта и развитие его государственных институтов имеют совершенно уникальные черты и особенности. Тем не менее, цель настоящей работы – показать, каким образом можно применить для анализа исторического развития Египетского государства общую теорию развития государственности и его стадий: раннего государства – развитого государства – зрелого государства.

ОСНОВНЫЕ СОБЫТИЯ ИСТОРИИ ЕГИПТА XIX – НАЧАЛА XX ВВ.

К началу XIX в. Египет оставался частью Османской империи, хотя фактически во многом был независимым (см., например: Ацамба 1987: 206). Страной управляли инонациональные правители мамлюки. Характерно, что среди мамлюков были представители разных национальностей, но очень мало египтян арабского происхождения (Ацамба 1987: 206; Губер и др. 1982: 203–204; Белоусова 2004: 126). Египет был одной из наиболее развитых частей Османской империи (см. История Востока 2004а: 76; Белоусова 2004: 135). Но из-за общего кризиса в Турции и коренных, неустранимых пороков мамлюкского режима он находился в состоянии экономического и демографического кризиса (Ланда 2005: 121). В то же время в стране наблюдались новые важные экономические явления (рост товарности, специализации и т. п.).

2 июля 1798 г. войска Наполеона Бонапарта высадились в Египте с целью его завоевания и создания плацдарма для угрозы английским владениям в Индии (Тарле 1992: 64–69). После капитуляции французской армии в 1801 году началась война между турками и египетскими мамлюками, которые стремились к независимости. В эти годы выдвинулся будущий правитель Египта Мухаммед Али, албанец по национальности, который до войны торговал табаком в своем родном городке Кавале, что вблизи Салоник (Рамбо 1938: 179–180). Сначала он стал командиром четырехтысячного корпуса албанцев, а после изгнания из Каира малюкского бея фактическим главой Египта. Борьба с мамлюками и победа над англичанами во время англо-турецкой войны 1807 года сильно повысили авторитет Мухаммеда Али.

Однако он ясно понимал, для того чтобы укрепить свою власть и добиться независимости от Турции, необходимо создать сильную армию и флот. Это потребовало модернизации экономики Египта и проведения целого ряда политических и социальных реформ, которые в целом способствовали экономическому подъему Египта. Одной из важнейших реформ стала аграрная, в результате которой значительная часть земель была отобрана у духовенства и мамлюков и передана крестьянам. Но налоговый пресс плюс различные натуральные повинности ложились на население тяжелым бременем. Была введена также государственная монополия на скупку технических и других сельскохозяйственных продуктов, а также и ряда ремесленных товаров (Белоусова 2004: 137). Все это дало средства для проведения реформ и создания военных сил. Много внимания уделялось развитию земледелия, строились оросительные каналы, в результате чего только с 1821 по 1833 год посевная площадь возросла на 55 % (Белоусова 2004: 136), что значительно превысило прирост населения за те же самые годы (Panzac 1987). Особенно важным было развитие культуры хлопка (необходимого для быстро набирающей силы в Европе хлопчатобумажной промышленности) и других технических культур.

Для нужд армии создавалась современная промышленность, а также судостроительные верфи. Но эти рабочие были крепостными, подобно уральским заводским работникам в XVIII веке. Были проведены важные политическо-административные реформы. Главное же, под руководством французских офицеров были созданы современные армия и флот, которые превосходили по своим качествам турецкие армию и флот. Надо отметить и реформы в области образования: египетская молодежь отправлялась учиться в Европу (особенно во Францию), открылся ряд учебных заведений современного типа в самом Египте. А много французских специалистов было приглашено в Египет.

Мухаммед проводил очень активную внешнюю политику (участвовал в подавлении восстания в Аравии и Греции, а в 1831–1833 гг. в открытой войне с султаном разгромил его войска и едва не захватил Стамбул). Мухаммед Али создал в короткий срок огромное государство, включавшее помимо Египта Хиджаз и Недж в Аравии, остров Крит, Судан, Сирию и Палестину. Однако египетско-турецкий конфликт стал источником напряженности в отношениях европейских государств и поводом для оказания на Египет военного давления. В результате в 1841 году коалиция европейских стран во главе с Англией заставила Мухаммеда Али капитулировать. Он вынужден был отдать все территории, кроме Египта и Судана, сильно сократить армию и уничтожить судостроительные верфи, а также признать торговые привилегии англичан. Тем не менее, за его династией сохранились наследственные права на Египет. С этого времени Египет очень быстро и сильно входит в орбиту экономических интересов европейских стран, что имело для него самые разнообразные последствия. С одной стороны, шло значительное, в некоторых отношениях даже стремительное экономическое, социальное и культурное развитие страны, а с другой – это развитие во многом противоречило национальным интересам Египта и, в конце концов, привело к потере обретенной им независимости, к огромной задолженности, к односторонней направленности его экономики.

Мухаммед Али правил Египтом более 40 лет (1805–1848). Его преемником стал его внук Аббас-Хилми I (1849–1854). Он был противоположностью деда и отца, пытался взять курс на самоизоляцию в надежде отгородиться от европейских стран. В стране были ликвидированы мануфактуры, закрыты школы, иностранные советники высланы. Во всем подчеркивалась верность турецкому султану (История Востока 2004а: 372). Но эта политика уже не отвечала духу времени и интересам сторонников европеизации. В результате произошел государственный переворот. Аббас-паша был убит, и у власти оказалась прозападная группировка. Новым правителем Египта стал один из младших сыновей Мухаммеда Али – Мухаммед Саид (1854–1863). А после его смерти на трон вошел Исмаил (1863–1879), получивший титул хедив.

В правление Саида-паши и хедива Исмаила были произведены большие реформы. Происходили большие изменения в политической и правовой системе.

Шло активное строительство железных дорог и телеграфа, модернизация портов и т.д. В 1869 г. с большой помпой был открыт Суэцкий канал (al-Sayyid Marsot 2004: 68). Более медленно, но все же росла промышленность. Начался хлопковый бум, подогретый гражданской войной в США. С 1860 по 1870 было прорыто 13 тыс. оросительных каналов (Белоусова 2004: 143). С 1843 по 1872 гг. произошло пятикратное увеличение объема внешней торговли (История Востока 2004 а: 372). Однако «развитие Египта в 1854–1879 гг., по существу, происходило в кредит» (Иванов 1984: 226). Недальновидная финансовая политика хедива Исмаила, дорогостоящие и амбициозные проекты, невыгодное участие в строительстве Суэцкого канала и обман со стороны главы концессии Ф. Лессепса, а также слишком большая свобода деятельности иностранных компаний и влияние иностранных государств – все это привело к росту задолженности Египта. В конечном счете он попал в финансовую зависимость от европейских стран и оказался неспособным расплатиться с долгами.

В результате этого в 1878 г. был образован «иностранный» кабинет министров, где пост министра финансов занимал англичанин, а общественных работ – француз. Фактическая потеря самостоятельности вызвала протесты в стране. На политическую сцену неожиданно вышли парламент (Консультативное собрание), депутаты которого впервые заявили о себе как о «представителях египетской нации» (История Востока 2004б: 24), а также армия, многих офицеров которой хотели ради экономии средств уволить. Хедив Исмаил, сильный и авторитарный правитель, с помощью турецкого султана 26 июня 1879 г. был отстранен от власти и заменен его сыном послушным англичанам Тауфиком (1879–1892), который не имел ни характера, ни способностей отца (al-Sayyid Marsot 2004: 69–70; Кошелев 1984: 112).

В 1881 г. армия открыто вмешалась в политику, заставила хедива сменить правительство, и Ахмед Ораби стал фактическим диктатором. Ораби-паша, его сторонники, улемы и другие радикальные элементы движения были безразличны к требованиям буржуазных свобод, но настаивали на соблюдении мусульманских обычаев и предписаний шариата, требовали удалить иностранцев и аннулировать долги (Иванов 1984: 229). В результате восстания 2 февраля 1882 г. армия свергла уже новое правительство Национальной партии и взяла власть в свои руки. Новые правители закрыли развлекательные и иные несовместимые с Кораном учреждения, стали изгонять европейцев и им сочувствующих, началась чистка армии и государственного аппарата.

Боясь потерять свои позиции в Египте, Великобритания открыла военные действия против восставших, которых хедив объявил мятежниками. Армия Ораби была разбита, а страна оккупирована английскими войсками. В результате Египет, оставаясь формально частью Османской империи, стал полностью зависимым от Англии государством (хотя оккупация считалась «временной»). Фактическим главой Египта в течение 1883–1907 гг. был английский консул лорд Кромер.

Таким образом, события в период 1879–1882 гг. показали рост национального самосознания египетского общества, дали толчок для появления в нем собственно египетских социальных и политических сил (с учетом того, что Египте в течение столетий был ареной господства иностранных правителей, это было крайне важно). Но в то же время, эти события привели к новой потере независимости страны, и показали, что наиболее сильными в стране являются те слои, которые способны увести ее в сторону от прогресса, стремящиеся в борьбе с влиянием иностранцев опираться на отжившие догмы.

Развитие Египта в конце XIX – начале XX вв. по-прежнему отличалось двойственностью. С одной стороны, шло быстрое экономическое и культурное развитие: орошались земли, в страну притекали капиталы, строились пути сообщения и средства связи, возникала современная промышленность, росло число газет и журналов, учебных заведений, шла дальнейшая европеизация страны. В стране формировались интеллигенция, классы промышленных рабочих и буржуазии. С другой стороны, прогресс глубоко затронул лишь небольшую часть населения, разрыв в уровне и образе жизни между меньшинством и большинством продолжал оставаться огромным. Экономическое развитие было однобоким, англичане намеренно ориентировали его как сырьевое. Египет превращался в страну монокультуры хлопка. Быстрый рост населения привел к росту малоземелья и массовому обезземеливанию крестьянства (Фридман 1973:14-15, 230–231; История Востока 2004 б: 332–333). Более 90% населения было неграмотным.

Все ведущие позиции в экономике и финансах занимали иностранные компании и банки, а в управлении – иностранные чиновники. Так в 1905 году среди крупных чиновников было 42% англичан. 30% левантинцев и только 28% египтян (Иванов 1984: 231). Даже в армии, сильно сокращенной после подавления восстания Ораби-паши, а также в полиции высшие посты заняли англичане (История Востока 2004б: 333). Естественно, такое положение не устраивало патриотов.

С 90-х годов XIX в. стране начинается новый подъем национального движения, который позже в начале ХХ века привел к созданию новых политических партий. Общественное движение было весьма пестрым, но основными его «крыльями» были прозападное и происламское направления. В начале ХХ века в общем ряду движений в странах Востока, получившем название Пробуждения Азии, начался и подъем политического и национально-освободительного движения в Египте. Этот подъем вынудил английские власти провести ряд важных законов (о труде, о запрете продавать за долги имущество малоземельных крестьян), расширить политические права населения и права Законодательного собрания.

После вступления Турции в первую мировую войну англичане объявили об отделении Египта от Турции, низложили хедива Аббаса-Хилми II (1892–1914) и возвели на престол Хусейна Камиля, но уже с титулом султана. Египет был объявлен находящимся под протекторатом Англии.

После войны в Египте усилилась борьба за национальную независимость. Уже в ноябре 1918 г. возникло движение за отправку египетской делегации (по арабски вафд) во главе с Саадом Заглулом, вице-председателем Законодательного собрания, для переговоров с английским правительством и участия в послевоенной мирной конференции в Париже. Волнения, демонстрации, забастовки, неповиновение вплоть до прямых восстаний в провинциях охватили весь Египет (Кошелев 1992; al-Sayyid Marsot 2004: 80–81). Несмотря на все маневры Англии, репрессии против сторонников независимости, в конце концов, в 1922 году Британия опубликовала декларацию об отмене протектората над Египтом и о провозглашении его независимым королевством. Однако с четырьмя очень важными оговорками, сильно ограничивающими реальную независимость, включая продолжение военной оккупации страны (al-Sayyid Marsot 2004: 81; Миллер 1961: 466–467). В 1923 году англичане разрешили сосланным лидерам Вафда вернуться в Египет, отменили военное положение, дали согласие на введение Конституции. Из узкой организации Вафд превратился в крупнейшую политическую партию (Калинин 1966: 93), которая и победила на выборах. Хотя Египет все еще фактически оставался под политическим и военным контролем англичан, и впереди было много драматических событий на пути к подлинной независимости, однако впервые с XVI века страна стала хотя бы формально независимой.

ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

При анализе развития государственности обычно выделяют две главные стадии: раннее государство и зрелое государство (см., например, Claessen and Skalník 1978a; Claessen and van de Velde 1987,1991; Skalník 1996; Shifferd 1987; Tymosski 1987; Кочакова 1995). Несомненно, это деление разумно и продуктивно. Однако Х. М. Классен и П. Скальник ограничили свою схему развития государственности только эволюцией докапиталистических неиндустриальных государств (Claessen and Skalník 1978b: 5). Следовательно, концепция раннего – зрелого государства нуждается в важных дополнениях. Причины этому следующие:

1. Переход к новой стадии развития государства немыслим без серьезных изменений в производстве. С другой стороны, революционные изменения в производстве сами раньше или позже требуют глубоких изменений в устройстве государства. Поэтому было бы более чем странно допустить, что промышленная революция XVIII–XIX вв. не вызвала сильных изменений в организации государства. Между тем схема раннее – зрелое государство никак не отражает эти перемены.

2. Если первые зрелые государства, согласно распространенным взглядам, возникли еще в глубокой древности (Египет) или на пороге нашей эры (Китай), как тогда классифицировать европейские государства XVIII–XIX вв., не говоря уже о современных? Будут ли они также зрелыми или уже сверхзрелыми?

3.  Европейские государства XIX в. сильно отличаются от сложных политически централизованных монархических государств поздней древности и средневековья (которые сами уже явно превосходят ранние государства) также по ряду других характеристик, в частности по уровню и культуре управления, развитости права, взаимоотношениям между государством и обществом. Недаром Макс Вебер говорил: «Вообще “государство” как политический институт с рационально разработанным правом и ориентированным на рационально сформулированные правила, на “законы”, управлением чиновников-специалистов в данной существенной комбинации решающих признаков известно только Западу, хотя начатки всего этого были и в других культурах» (Вебер 1990: 47; курсив Вебера. – Л. Г.).

Следовательно, учитывая указанные различия между индустриальными и доиндустриальными государствами, очевидна необходимость выделить не две, а три стадии развития государственности. А именно:

а) ранние, еще недостаточно централизованные государства, с неразвитой социальной и классовой, а часто и административно-политической структурой;

б) уже сложившиеся централизованные государства поздней древности, средневековья и Нового времени, с ясно выраженным сословно-классовым делением;

в) государства эпохи капитализма, в которых исчезли сословия, появились классы буржуазии и пролетариата, сформировались нации, распространилась представительная демократия. Точнее говоря, даже не капитализма, а индустриализма, поскольку в эту группу входят и индустриальные социалистические государства.

Поэтому мы пришли к выводу, что между ранним и зрелым государством необходимо «вставить» стадию развитого государства. Таким образом, получится не две главные стадии развития государственности – раннее и зрелое государства, а три: 1) раннее государство; 2) развитое государство; 3) зрелое государство. В каждой стадии, естественно, можно выделить менее крупные этапы начального, типичного и переходного государства. Базовые характеристики стадий государственности продуктивнее определять по среднему этапу каждой стадии (то есть соответственно типичного раннего, типичного развитого и типичного зрелого государств). Дело в том, что на первом этапе (начального государства) в политии еще очень много остатков и элементов предыдущей стадии, а на третьем этапе (переходного государства) многие институты уже перезрели, а также появляются признаки более высокой стадии государственности.

Основные различия между ранним, развитым и зрелым государствами следующие:

Ранние государства очень сильно отличаются между собой по многим характеристикам, в частности по степени развитости централизации, управления, налоговой и судебной систем. Но если искать сходство в них с позиции, каковы в целом их отличия от государств более высокой стадии эволюции, то раннее государство – это всегда государство неполное (организационно и социально). Такая «неполнота» касается взаимосвязи между государством и обществом. Тут существовали разные варианты, но в каждом из них какие-то очень важные элементы государства и необходимые характеристики общества отсутствовали или были явно недоразвиты.

В большинстве случаев указанная неполнота выражалась в самом прямом смысле, поскольку многие ранние государства часто не обладали полным набором важнейших черт государства либо не развили все или часть из них до удовлетворительной степени. В первую очередь, сказанное относится к таким атрибутам государственности, как профессиональный аппарат управления и подавления, налоги, территориальное деление, а также степень централизации и письменное право. Однако в некоторых ранних государствах (таких, например, как государства третьей династии Ура или Хаммурапи в Месопотамии) имелась противоположная диспропорция. Хотя аппарат управления и бюрократия здесь были весьма мощными, но они надстраивались над недостаточно развитым в социальном и этническом плане обществом. Поэтому в таком случае недоразвитым выглядело уже общество по сравнению с государством (Подробнее см. Гринин 2001–2005; 2006 в).

Развитое государство более органично обществу, точнее говоря, государство становится естественной его формой, хотя сам процесс притирки мог идти негладко и болезненно. Чтобы оно появилось, с одной стороны, нужен был существенный прогресс в его политическом, административном и правовом устройстве, в идеологии. Такое государство складывается в результате долгого развития самой техники управления и администрирования, расширения и профессионализации административных и иных структур, подгонки аппарата для решения определенных задач. А с другой стороны, требовалось достижение необходимого уровня этнического, социального, экономического и культурного развития, в результате чего общество становится социально и этнически достаточно консолидированным. Поэтому такой тип государства был уже результатом длительного исторического развития и отбора, итогом многочисленных трансформаций, переворотов, распадов и собираний земель, в течение которых происходил отбор наиболее удачных вариантов соотношения государства и социально-этнических структур.

Развитое государство выступает как государство сформировавшееся и сложившееся, имеющее практически все указанные выше атрибуты государства (профессиональный аппарат управления, налоги, развитое территориальное деление) и централизованное. Поэтому многие признаки, которые могли встречаться, но могли и отсутствовать в ранних государствах, в развитых становятся обязательными: профессиональный аппарат управления и подавления, налоги, территориальное деление, а также наличие писаного права.

Развитое государство гораздо более целенаправленно и активно влияет на социальные процессы в обществе. Оно не просто тесно связано с особенностями социальной и корпоративной структуры общества, но как бы конституирует эти особенности в политических и юридических институтах. В этом смысле его можно рассматривать как сословно-корпоративное государство.

Исходя из сказанного, развитое государство – это категория, с помощью которой описывается форма политической организации цивилизованного общества (группы обществ); отделенная от населения централизованная организация власти, управления, принуждения и обеспечения социального порядка в виде системы специальных институтов, должностей (званий), органов, законов (правил), обладающая: а) суверенностью; б) верховностью, легитимностью и реальностью власти в рамках определенной территории и круга лиц; в) возможностью изменять отношения и нормы.

Естественно, что разные государства достигали начала этой стадии в разное время. Например, Китай с момента образования первого централизованной империи Цинь в конце III в. до н. э.; Римская империя примерно в конце I в. н. э.; Византия с момента возникновения. Франция начала вступать в эту стадию в конце XIII века; Россия – во второй половине XVI в.; Турция – в первой половине XVI в. (подробнее см. Гринин 2006в).

Зрелое государство является уже результатом развития капитализма и промышленной революции, то есть имеет принципиально иной производственный базис. Другие отличия зрелого государства от ему предшествующих также очень велики. Оно опирается на сложившуюся или складывающуюся нацию со всеми ее особенностями. Поэтому такое государство более развито в организационном и правовом плане, обязательно имеет профессиональную бюрократию с определенными характеристиками (см., например: Weber 1947: 333–334), четкий механизм передачи или ротации власти. Естественно также, что зрелое государство имеет намного более развитый аппарат принуждения и контроля, в целом более развитые и специализированные институты управления.

Оно постепенно трансформируется из сословно-классового в чисто классовое государство, а на последних своих этапах – в то, что можно назвать социальным государством. Исходя из сказанного, можно сделать очень важный вывод, что в древности и средневековье не было зрелых государств, а только ранние и развитые. Самые первые зрелые государства появляются в конце XVII–XVIII вв.

ТЕОРИЯ СТАДИЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ИСТОРИЯ ЕГИПТА В XIXXX вв.

Если приложить описанную выше концепцию для анализа исторического развития Египта в XIX – начале XX вв., то этот период можно оценить как период формирования характеристик развитого государства и перехода к стадии зрелого государства. Поскольку Турция вступила в стадию развитого государства уже в начале XVI в., то и Египет (как одна из самых развитых частей Османской империи) также в целом в XVI–XVIII вв. находился на уровне развитого государства. Но прогресс государственности в Оттоманской Порте застопорился (см., например, История Востока 2004 а: 58), и к моменту воцарения Мухаммеда Али в Египте она не смогла достичь уровня типичного развитого государства, когда, собственно, и раскрываются основные характеристики этой стадии. Турция на рубеже XVIII–XIX веков находилась в жестоком системном кризисе, а с ней и все ее провинции испытывали кризисные явления (Ланда 2005; Губер и др. 1982: 74–75). Главное же для Египта (как и для других стран в ее составе) выход из кризиса и движение в сторону развития были невозможны без обретения хотя бы относительной независимости. Но хотя «Египет продолжал свое движение к автономии в течение XVIII столетия» (Crecelius 1998: 59), однако в условиях мамлюкского режима выход из кризиса едва ли был возможен.

Зато в период правления Мухаммеда Али Египет превращается в развитое типичное государство, с большинством его атрибутов. В первую очередь, следует отметить укрепление централизации страны (по крайней мере, ее египетского ядра). Ведь в мамлюкский период в Египте (XVI–XVIII вв.) междоусобицы и мятежи были частым явлением (Ацамба 1987: 206; Губер и др. 1982: 203–204; al-Sayyid Marsot 2004: 43). Создать какую-либо систему передачи власти не удалось. Династия же Мухаммеда Али утвердилась прочно, и смена правителей в целом проходила достаточно мягко (если не считать эпизодов английского вмешательства). Физическое уничтожение в 1811г. сотен беев и других видных мамлюков (Иванов 1984: 48), экспроприация путем национализации земель 6 тысяч помещиков-мультазимов (Иванов 1976: 177) и усиление контроля за духовенством, особенно за немногочисленными (всего 400– 500 человек), но влиятельными богословами-улемами (Ацамба 1987: 210; Ацамба, Кирилина 1996: 108) не только укрепили власть Мухаммеда, но и существенно изменили социальную структуру населения.

Далее надо указать на большие изменения в административной системе. В частности при Мухаммеде Али по европейскому образцу было создано правительство (с системой министерств) и построена финансовая система. Проведено новое административное деление, страна была разделена на 7 провинций, губернаторы которых подчинялись Каиру. Важными реформами были налоговая, создание системы образования и подготовки кадров. Последние способствовали и началу перемен в общественном сознании (См. Левин 1966; 1972: 15–29). Сильно изменилась производственная база общества и государства. Но, конечно, главное – это создание современной армии и флота. Если как отмечают исследователи (Duffy 1980; Downing 1992; Нефедов 2005; Пенской 2005) военная революция сыграла важную роль в развитии экономики и государственности многих европейских государств и России, то в Египте именно военные преобразования и стала исходным пунктом и центром всех изменений. К 1830–1831 гг. египетская армия насчитывала по разным данным от 150 до 300 тыс. чел., а флот имел 32 корабля (Белоусова 2004: 137; История Востока 2004а: 85).

Важнейшей особенностью развития Египта как в это время, так и в последующее было отсутствие у него суверенитета, который, конечно, необходим для развитого государства. Именно борьба за обретение суверенитета, за повышение возможностей египетских элиты и общества участвовать в определении своей судьбы, и является главной коллизией египетской истории этого времени. Однако все же неполный суверенитет не является исключительно особенностью только Египта, но в XIX–XX вв. такое явление было характерно в той или иной степени и для ряда других стран (Иран, Турция, Китай) и доминионов Британии (той же Канады или Австралии).

Поражение Мухаммеда Али для развития египетской государственности имело не только отрицательный, но и большой положительный эффект, т.к. сузила границы до собственно Египта, то есть той национальной и исторической области, на которой лучше всего и могло развиваться современное государство. Кроме того, хотя территория государства сильно уменьшилась, но власти Мухаммеда Али «была зато гарантирована прочность, которой она до кризиса не имела» (Дебидур 1938: 353).

Это способствовало развитию важных черт развитого государства и ему соответствующего общества: формированию более сплоченной и развитой народности, способной перерасти в нацию; появлению государственной идеологии; созданию представительных органов, отражающих социальную структуру общества; способности государства решать важные национальные задачи (как-то реформирование общества, его модернизацию и др.).

Дальнейшие реформы Саида и Исмаила существенно продвинули страну в направлении модернизации. Бурно развивалось хозяйство и система образования, шли изменения в армии, государственном аппарате, системе права, поземельных отношениях. Изменилась налоговая система, в т.ч. была отменена круговая порука и налог стал взиматься индивидуально с каждого землевладельца в денежной форме. В 1866 г. было учреждено Консультативное собрание депутатов (от высших социальных слоев). Исмаил получил титул хедива (повелителя), что было выше титула паши. В 1873 г. султан предоставил Египту статус «государства», а не «провинции», как было раньше. Следовательно, в этот период основные характеристики развитого государства в Египте вполне раскрылись.

Таким образом, модель трансформации государственности в Египте до 1879 г. была неразрывно связана с военной, экономической и культурной модернизацией под эгидой государства. И здесь можно провести некоторые (хотя и неполные) параллели с развитием России при Петре I и позже, Японии в период реставрации Мэйдзи или Турции эпохи танзимата.

Кризис 1879–1882 гг. изменил развитие Египта, которое пошло не в сторону дальнейшего обретения суверенитета, а под колониальным контролем Англии. Модернизационная модель приобрела в связи с этим отчетливые колониальные черты, что, однако, имело и важные положительные следствия. Развитие государственности продолжалось. В частности в 1883 г. в стране был издан Новый Органический закон, созданы Законодательный Совет и Генеральное собрание, в последующие годы формировались египетские кабинеты министров. Также произошли большие изменения в социально-экономическом развитии страны, появлении современной системы политических партий, оформлении новых идеологий. В каких-то отношениях развитие Египта в это время напоминало развитие белых британских доминионов, в других – развитие колоний.

Несмотря на постоянные колебания в политике государства и влияния иностранных государств, все же общий вектор развития Египта шел, условно говоря, на «арабизацию» и «египтизацию» общественно-политической жизни, все больший допуск представителей основной нации к административным и военным постам, участию в политической жизни, развитию образования на арабском языке и т.п. В частности появление частной собственности на землю привело, как показано выше, к формированию класса землевладельцев египетской национальности (ранее такими были иноземцы мамлюки, а потом иностранные приверженцы и родственники албанца Мухаммеда Али). Надо также учитывать, что до 30-х годов XIX в. египетские арабы были в целом отчуждены от государственного аппарата [за исключением только слоя улемов, в руках которых были образование, религиозные и судебные функции (Ацамба 1987: 210–211)]. Египетские арабы редко допускались к должностям в управлении государством и армии и даже в качестве солдат стали использоваться только после введения рекрутских наборов Мухаммедом Али. Очень важна была победа в образовании и в административном управлении национального для большинства населения арабского языка (а не турецкого), а также бурный рост египетской арабоязычной прессы (см. Кошелев 1984: 99).

В целом все это готовило предпосылки для перехода страны в стадию зрелого государства. А оно может появиться лишь в обществе с индустриальной (или индустриализирующейся) экономикой и инфраструктурой, формирующимися промышленными классами и в целом классовой, вместо сословной социальной структурой. Такое государство требует новых политических идеологий, к числу которых, в первую очередь, относится национализм; а также создания системы представительных органов и партийной системы. И все эти изменения в начале ХХ века в Египте в той или иной мере произошли. Показательно также, что в последней трети XIX в., когда стали действовать новые социально-экономические и политические импульсы, произошли кардинальные демографические изменения (История Востока 2004а: 69). А в целом население Египта всего за сто лет увеличилось до 10 млн. чел., то есть более чем в 2 раза. Подобная демографическая революция характерна уже для зрелого государства (См. подробнее Гринин 2006а).

Таким образом, целый ряд черт зрелого государства в начале ХХ века в Египте уже имелся. Однако отсутствие суверенитета все же не позволяет считать Египет конца XIX– начала XX вв. зрелым государством. Поэтому 1922 год, то есть обретение хотя бы формального суверенитета, условно можно считать границей между стадией развитого и зрелого государств в Египте, поскольку для Египта, с учетом его исторических особенностей, это был огромный шаг вперед. Но окончательно в Египте зрелое государство создалось только после событий 1952 года с обретением реальной независимости и суверенитета.

ЛИТЕРАТУРА

аль-Барави Р., Улейш М.Х. 1954. Экономическое развитие Египта в новое время. Пер. с араб. М.: издательство иностранной литературы.

Ацамба Ф.М. 1987. Господствующий класс в социальной структуре египетского города (конец XVIII–начало XIX в.). В: Ким Г.Ф., Ашрафян К.З. (ред.) 1987. Государство в докапиталистических обществах Азии (с. 203–219). М.: Наука.

Ацамба Ф.М., Кирилина С.А. 1996. Религия и власть: ислам в Османском Египте (XVIII– первая четверть XIX в.). М.: издательство МГУ.

Белоусова К.А. 2004. Египет. В: Родригес А.М. (ред.) 2004. Новая история стран Азии и Африки XVIXIX века в 3 частях. Ч.2. (с. 126–153). М.: Владос.

Вебер М. 1990. Предварительные замечания к Weber M. Gesammalte Aufsätze zur Religionssoziologie, Bd. I. В: Вебер М. 1990. Избранные произведения (с. 44–60). Пер. с нем. М.: Прогресс.

Гринин Л.Е. 2001–2005. Генезис государства как составная часть процесса перехода от первобытности к цивилизации (общий контекст социальной эволюции при образовании раннего государства). Философия и общество №№ 4/2001 (с. 5–60); 2/2002 (с. 5–74); 3/2002 (с. 5–73); 2/2003 (с. 5–42); 3/2003 (с. 5–57); 1/2004 (с. 5–44); 4/2004 (с. 5–44); 4/2005 (с. 5–29).

2006а. Государство и исторический процесс. Волгоград: Учитель. В печати.

2006б. От раннего к зрелому государству. В: Гринин Л. Е., Бондаренко, Д. М., Крадин Н.Н., Коротаев А. В. (ред.) 2006. Раннее государство, его альтернативы и аналоги. Волгоград: Учитель. В печати.

2006в. О стадиях эволюции государства. Проблемы теории. История и современность 1: 3–45.

Губер А. А., Ким Г. Ф., Хейфец А. Н. 1982. Новая история стран Азии и Африки. М.: Наука.

Дебидур А. 1938. Восточный вопрос. В: Лависс и Рамбо (ред.) 1938. История XIX века. Т.4. (с. 338–357). М.: ОГиЗ, Государственное социально-экономическое издательство.

Иванов Н.А.

1976. Египет. В: История национально-освободительной борьбы народов Африки в новое время. Под. Ред. М.Ю.Френкель. М.: Наука.

1984. Египет. В: История Африки в XIX – начале XX в. под ред. В.А. Субботина (ч. 1, с. 43–55; ч. 2, с. 226–238). М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука».

История Востока в 6 т.

2004а. Т.4.: Восток в новое время (конец XVIII – начало XIX в.) Кн. 1/ под ред. Л.Б. Алаева и др. М.: издательская фирма «Восточная литература» РАН.

2004б. Т.4.: Восток в новое время (конец XVIII – начало XIX в.) Кн. 2/ под ред. Л.Б. Алаева и др. М.: издательская фирма «Восточная литература» РАН.

Калинин Н. Г. 1966. Первый национальный конгресс Вафда (из истории идеологии египетской буржуазии). В: 1966. Арабские страны. История. Экономика. Под ред. Е.А.Беляева (с.93–115). М.: Наука.

Кирпиченко В.Н., Сафронов В. В. 2002. История египетской литературы XIXXX веков. В 2т. Т.1 Литература XIX– первой половины XX в. М.: издательская фирма «Восточная литература».

Кочакова Н. Б. 1995. Размышления по поводу раннего государства (С.153–164). В: Попов В. А. (ред.). 1995. Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности. М.: Вост. лит-ра РАН.

Кошелев В.С.

1984. Зарождение организационных структур национально-освободительного движения в Египте в конце 70-х- начале 80-х годов XIX в. В : Государственная власть и общественно-политические структуры в арабских странах. История и современност.Под ред. И.М.Смилянской (с.98–122). М.: Наука.

1992. От Ораби-паши до Саада Заглула 1879–1924. М.: Наука.

Ланда Р. Г. 2005. История арабских стран. М.: Восточный университет.

Левин З.И.

1966. К вопросу о развитии общественного сознания в Египте в первой половине XIX в. (период правления Мухаммеда Али). В: Арабские страны. История. Экономика. Под ред. Е.А.Беляева (с. 190–200). М.: Наука.

1972. Развитие основных течений общественно-политической мысли в Сирии и Египте. М.: Наука.

Миллер А.Ф. 1961. Национально-освободительная борьба народов Ближнего и Среднего Востока. В: Всемирная история в 10 тт. Т.VIII. (с.448–467). М.: издательство социально-экономической литературы.

Нефедов С.А. 2005. Демографически-структурный анализ социально-экономической истории России. Екатеринбург: издательство УГГУ

Пенской В. В. 2005. Военная революция в Европе XVI–XVII веков и ее последствия. Новая и новейшая история 2: 194–206.

Рамбо А. 1938. Юго-Восточная Европа. Турция и христианские народы. В: Лависс и Рамбо (ред.) 1938. История XIX века. Т.2 (C.151–219). М.: ОГиЗ, Государственное социально-экономическое издательство.

Ратман Л. 1973. Проблемы восстания Ораби 1879–1882 гг. в Египте. В.: История и экономика стран арабского Востока. Под ред. Н.А. Аршаруни и Е.А. Лебедева. (с. 247–274). М.: Наука.

Тарле Е.В. 1992. Наполеон. М.: издательство «Пресса».

Фридман А.А. 1973. Египет 1882–1952гг. Социально-экономическая структура деревни. М.: Наука.

Шеремет В.И. 1986. Османская империя и Западная Европа. Вторая треть XIX в. М.: Наука.

al-Sayyid Marsot A.L. 2004. A Short History of Modern Egypt. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Claessen, H. J. M. 1978. The Early State: A Structural Approach. In Claessen and Skalnik 1978a: 533–596.

Claessen, H. J. M., and Skalník, P.

1978а. (eds.). The Early State. The Hague: Mouton.

1978b. The Early State: Theories and Hypotheses. In Claessen and Skalník 1978a: 3–29.

1978c. The Early State: Models and Reality. In Claessen and Skalník 1978a: 637–650.

Claessen, H. J. M., and van de Velde, P. (eds.)

1987. Early State Dynamics. Leiden: Brill.

1991. Early State Economics. New Brunswick, N. J.: Transaction.

Crecelius D. 1998. Egypt in the eighteenth century (pp. 59–86). In The Cambridge History of Egypt. Volume 2. Modern Egypt, from 1517 to the end of the twentieth century. Edited by M. W. Daly. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Downing B. 1992. The Military Revolution and Political Change. Princeton

Duffy M.(ed.) 1980.The Military revolution and the state, 1500–1800. Exeter.

Grinin, L. E.

2003. The Early State and its Analogues. Social Evolution & History 1: 131–176.

2004 a. Democracy and Early State. Social Evolution & History 3 (2): 93–149.

2004 b. Early State and Democracy. In Grinin, L. E., Carneiro, R. L., Bondarenko, D. M., Kradin, N. N., and Korotayev, A. V. (eds.) 2004. The Early State, Its Alternatives and Analogues. (pp. 419–463). Volgograd: Uchitel.

2004с. The Early State and Its Analogues: A Comparative Analysis. In Grinin, L. E., Carneiro, R. L., Bondarenko, D. M., Kradin, N. N., and Korotayev, A. V. (eds.) 2004. The Early State, Its Alternatives and Analogues. (pp. 88–136). Volgograd: Uchitel.

Janssen J. J. 1978. The Earle State in Ancient Egypt. In Claessen and Skalník 1978a: 213–234.

McCarthy J. A. 1976. Nineteenth Century Egyptian Population. Middle Eastern Studies. Vol. 12 № 3: 1–39.

Panzac D. 1987. The Population of Egypt in the Nineteenth Century. Asian and African Studies 21:11–32

Pokora T. 1978. China. In Claessen and Skalník 1978a: 191–212.

Raymond A. 2001. Cairo. City of History. New York: The American University in Cairo Press.

Shifferd, P. A. 1987. Aztecs and Africans: Political Processes in Twenty-Two Early States. In Claessen and van de Velde 1987: 39–53.

Skalnik, P. 1996. Ideological and Symbolic Authority: Political Culture in Nanun, Northern Ghana. In Claessen, H. J. M., and Oosten, J. G. (eds.) 1996. Ideology and the Formation of Early States (pp. 84–98). Leiden: Brill.

Tymowski, M. 1987. The Early State and after in precolonial West Sudan. Problems of the stability of politica organizations and the obstacles to their development. In Claessen and van de Velde 1987: 54–69.

Weber M. 1947. The Theory of Social and Economic Organization. New York: Free Press.

По разным данным, к 1800 году население Египта составляло от 3800 до 4500 тыс. чел. (McCarthy 1976: 33; Panzac 1987: 15; Raymond 2001: 300; История Востока 2004а: 69). Согласно Маккарти (McCarthy 1976: 1) в 1800 году население Египта было в своей низшей точке, возможно составляя половину или даже меньше населения, которое там жило в древности и к моменту арабского завоевания. Некоторые авторы считают, что по сравнению с 1600 годом население страны сократилось вдвое (см, например, Ланда 2005: 121).

Государство теперь монопольно контролировало до 95% египетского экспорта, до 30% импорта, а в целом различные монополии давали египетскому правительству 28% годового дохода (См. Шеремет 1986: 88; аль-Барави, Улейш 1954: 86).

Поражение Мухаммеда было также большим дипломатическим поражением Франции, оказавшейся неспособной обеспечить безопасность Египте, которому она покровительствовала, и прологом к Крымской войне.

Открытие Египта для беспошлинной торговли и товаров Англии и других стран показало неэффективность государственной промышленности, в которой начался кризис.

Сам Мухаммед Али уже с 1847 года болел и не мог управлять. Несколько месяцев у власти фактически был его сын Ибрахим-паша.

В чем-то такая политика активного приглашения иностранного капитала хедива Исмаила опережала свое время, она была бы более результативна и уместна во второй половине ХХ в., когда опасность потери независимости уже исчезла, а не XIX века, когда западные страны были рады всякому поводу для аннексии и колониальной экспансии.

В частности надо отметить запрет и отмену некоторых одиозных вещей: телесных наказаний, частично принудительных работ (Белоусова 2004: 153). Были также запрещены рабство и работорговля. Следует также указать на прогресс в развитии здравоохранения, уменьшение смертности, заметный рост средней продолжительности жизни.

Экспорт хлопка менее чем за 30 лет вырос с 8 до 30 млн. фунтов стерлингов (Белоусова 2004: 152).

Наиболее важными среди них, представлявшими основной расклад политических сил, были «Хизб ал-умма» (Партия народа), либеральная партия; «Хизб ал-ислах ад-дестури» (Партия конституционной реформы); «Хизб ал-ватан» (партия отечества), революционных националистов (Иванов 1984: 235; История Востока 2004б: 339).

По определению аль-Сайид Марсот, в стране начался 30-летний либеральный эксперимент, закончившийся неудачно (al-Sayyid Marsot 2004: 81).

Во всяком случае, в статьях тома «Раннее государство» (Claessen and Skalník 1978a) о Египте и Китае (Janssen 1978: 213; Pokora 1978: 198–199) раннему государству в Египте соответствует период Древнего царства (до 2150 г. до н. э.); а эпоха раннего государства в Китае трактуется как период до образования империи Цинь (до 221 г. до н. э.).

Такие названия этапам мы дали, следуя традиции Классена и Скальника в отношении ранних государств, которые выделяли этапы зачаточного, типичного и переходного раннего государства (см.: Claessen and Skalník 1978b: 22–23; 1978c: 640; Claessen 1978: 589).

Подробнее о раннем государстве, отличиях между ранним, развитым и зрелым государствами см. (Гринин 2001–2005; 2006а, 2006б, 2006в; Grinin 2003, 2004 a, 2004b, 2004c).

До прихода Мухаммеда Али к власти турецко-черкесская военная прослойка (в которой мамлюки были важнейшей частью) составляла до 40 тыс. чел. После уничтожения высшего слоя мамлюков, большинство членов этого сословия было сослано в провинцию. Там они, пожалованные земельными наделами, стали превращаться в земельную аристократию, которая в первой половине XIX в. ассимилировалась с лишенным власти и прав египетским высшим слоем. «Так возник новый арабоязычный феодальный класс» (Ратман 1973: 250). Наличие наследственной аристократии, тем более этнически нечуждой обществу, (которой в Египте, по существу, не было) очень важно для формирования развитого государства.

В Египте рассматриваемого периода она не имела каких-то концептуально оформленных черт и менялась на протяжении времени, но в целом обозначилась как движение к большей самостоятельности и модернизации, независимости и национальной культуре.

Например, за 12 лет с 1863 по 1875 гг. число школ в стране увеличилось со 185 до 4685 (Губер и др. 1982: 209).

В частности были введены османские Коммерческий и Уголовный кодексы, составленные по французскому образцу, появились светские суды. Были разрешены передача земли по наследству, ее продажа и сдача в аренду (Белоусова 2004: 143).

Помещики-мультазимы, среди которых было много арабов, выполняли функции по сбору налогов, но это вряд ли можно считать государственной должностью.

В конце XIX в. в Египте сосредоточилась элита арабских интеллектуальных и литературных сил, что способствовало превращению его в основной центр арабского культурного и просветительского движения (Кирпиченко, Сафронов 2002: 101).

Развитие классовой системы способствовало также провозглашение равенства всех подданных перед законом, свобода торговой и предпринимательской деятельности (Кошелев 1984: 98).

По разным данным, от 2,2 до 2,6 раза (Panzac 1987: 15; McCarthy 1976: 33).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ю. А. Ершов глобальная энергетическая безопасность и интересы россии

    Документ
    В настоящее время ускорение процессов глобализации мировой экономики, обусловленное объективными факторами развития современной цивилизации, все больше требует дальнейшего углубления международного разделения труда и специализации
  2. Денисович Бобков "Современный глобальный капитализм"

    Документ
    Тема глобализма, глобализации не сходит со страниц периодической печати, постоянно звучит в телевизионных и радиорепортажах, ею переполнен Интернет. Интерес объясним, и усиливается благодаря нарастанию протестного движения, получившего
  3. Экз. №1 материалы мониторинга информационного пространства стран центрально-азиатского региона о факторах, оказывающих влияние на геополитическую и наркоситуацию в Центрально-Азиатском регионе за январь 2012 года

    Документ
    По-прежнему, США проявляют повышенный интерес к присутствию в Центрально-Азиатском регионе. Исчерпывающий ответ по данному вопросу дан в новой оборонной стратегии США, в которой главный акцент сделан на страны Азии и Ближнего Востока,
  4. Программа дисциплины Собственность и богатство в религиях мира для направления 030700. 62 «Международные отношения» подготовки бакалавра

    Программа дисциплины
    Курс предназначен для студентов-бакалавров, обучающихся на 3 курсе обучения по направлению «Международные отношения» в качестве лекционного по выбору.
  5. Ресурсный потенциал африки в мировой экономике XXI века (Эндогенные детерминанты участия африканских стран в новой экономической модели мира)

    Диссертация
    Защита состоится « » 2011 г. на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 002.042.02 Учреждения Российской академии наук Института востоковедения РАН по адресу: 107031, Москва, ул.

Другие похожие документы..