Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебники'
2. Принцип детерминизма развития 85 Механистическая трактовка детерминизма 86 Особенности акмеологического понимания детерминации 87 Структурные типы...полностью>>
'Материалы для подготовки'
Аболициони́зм ( abolitionism, от  abolitio, «отмена») — общественное движение, добивающееся отмены какого-либо закона. Политическое движение (в конце...полностью>>
'Рассказ'
Ведущий метод – эвристическая беседа.Система логически связанных вопросов учителя и ответов учащихся, в результате которых учащиеся порождают новое д...полностью>>
'Документ'
Невпинне зростання наукової інформації, динаміка розвитку сучасного суспільства, піднесення соціальної ролі особистості та інтелектуалізація її праці...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Макс Грей

«В некотором царстве, в некотором государстве...»

Жил да был мальчуган удалой, Чудей прозванный. Отец его был рыцарем доблестным, а мать – дамой знатною. Жили они все вместе в Замке твердокаменном, обители чудов воинственных. Отец дома редко бывал, в долгих походах пропадал, славу великой Чуди добывал. Матушка на балах танцевала, мужа терпеливо ждала. Чудя младой жил, не тужил и учился всему понемногу.

Но вдруг нежданно-негаданно пришла беда неминучая. Захворала Чудина матушка, одолела ее болезнь тяжелая, неизвестная. Все мастера-лекари собрались, стали матушку Чудину выхаживать, да напрасны были их усилия, не удалось им одолеть болезнь проклятую. Исхудала Чудина матушка, с постели не встает. Горюет, бедная, что далеко отсюда муж ее, в поход славный отправился. Не доведется ей, горемычной, с мужем в последний раз увидеться.

Сильно горевал Чудя из-за матушки. Вот уже ночь наступила темная, спать бы Чуде сном спокойным. Да не спится ему, никак не засыпается. Стоит у него перед глазами образ матушки, вспоминается, какая она добрая и заботливая, какие ласковые слова говорила. Больше всего на свете хотелось бы Чуде изгнать болезнь проклятую, но не знает он, как одолеть хворобу жуткую. Сидит Чудя на кровати и слезы горькие утирает.

Вдруг видит – след серебряный по небу пронесся. Бросился Чудя к окну, глянул на небо, а там – звезда падает, хвост яркий за собой оставляет. Посмотрел Чудя на звезду падучую и загадал желание заветное:

- Звездочка, звездочка, сделай так, чтобы матушку мою покинула хвороба гадкая. Сотвори чудо, чтобы стала моя матушка здоровее прежнего.

Не успел Чудя загадать желание заветное, как раздался из ниоткуда голос переливчатый:

- Будь по-твоему, Чудя, будь по-твоему. Не простая я звездочка, а волшебная. Спасу я твою матушку любимую, исполню желание заветное. Упала я с небес на землю за городом, возле дороги кольцевой. Ежели найдешь меня и принесешь матушке, озарю ее своим сиянием и изгоню болезнь проклятую.

Обуяла младого Чудю радость неописуемая, засиял он, как солнышко ясное. А звездочка дальше говорит:

- Только не даст тебе сила моя волшебная открыть ко мне дорогу портальную. Придется тебе, Чудя, пешком до меня добираться. Как доберешься, набрось на меня Сеть Рыбацкую, чтобы силу мою укротить, только тогда в руки свои сможешь взять меня. И торопись – лишь только взойдет солнце - иссякнет моя силушка волшебная, иссякнет навсегда.

Собрался Чудя, не мешкая. Взял из отцовского шкафа Артефакт, огненной силой магической доверху наполненный. Помянул Спящего и пошел – за звездочкой упавшей.

Идет Чудя по проспекту Вернадскому к дороге кольцевой, идет, торопится. Вдруг видит – люды-отроки, человек десять, возле стены столпились. Посмотрел Чудя внимательно, видит – люд-мальчуган к стенке прижался, кулачонки вперед выставил, защищаться готовится. Да где ему со старшими отроками справиться, силушки-то неравные!

Хотел Чудя уже мимо пройти, да жалко ему мальчонку стало. Зачерпнул он из Артефакта силу огненную, магическую и запустил в отроков тучей Стрел Эльфийских слабеньких. Стали Стрелы Эльфийские отроков жалить больно, не опасно, но дюже чувствительно. Смешались отроки и разбежались кто куда.

Глядь Чудя на Артефакт – а в Артефакте силы огненной магической на треть поубавилось. Но не расстроился Чудя – на то, чтобы Сеть Рыбацкую построить, сполна хватит силушки оставшейся.

Подошел к Чуде мальчонка-люд, поклонился ему:

- Спасибо тебе, добрый мальчуган. Спас ты меня от участи незавидной. Хочешь, я другом твоим стану? Звать меня Людиком, а тебя как?

Представился Чудя другу своему новому и рассказал ему свою историю. Рассказавши, молвил он:

- А пойдем со мною до дороги кольцевой. Вместе найдем звездочку упавшую и принесем ее моей родимой матушке.

- Я бы с радостью, - Людик отвечает, - Да ждет меня моя матушка, волнуется, горевать она будет по мне, если я домой не вернусь вовремя. Прощевай, Чудя, и помни – в трудную минуту я тебе пригожусь.

Попрощался Чудя с Людиком и пошел далее. Все ближе и ближе дорога кольцевая, вот уже цельные дома закончились, появились дома недостроенные. Идет Чудя, идет, вдруг слышит – возле одного дома недостроенного, из кучи хлама строительного будто бы голос чей-то раздается.

Подошел Чудя поближе.

- Кто здесь? – спрашивает.

- Это я, Хваня четырехрукий, - в ответ из-под хлама доносится. – Шел я мимо дома этого недостроенного, спеша выполнить поручение важное, да оступился, упал, и завалило меня всяким мусором, да так, что выбраться не могу никак. Вот кабы дал кто мне силы огненной магической, разметал бы я мусор во все стороны и освободился бы из плена позорного.

Глянул Чудя на небо – а там звезды уже гаснуть стали, торопя утра приближение. Надо бы Чуде торопиться, да разве мог он мимо пройти, когда другой в помощи нуждается. Взял он Артефакт свой и просунул его в щель, чтобы Хваня им воспользовался.

Зачерпнул Хваня силы огненной, магической, в один миг кучу хлама строительного по сторонам разметал. Встал перед Чудей, радуется, правые и левые руки, затекшие, разминает.

- Спасибо тебе, добрый мальчуган, спас ты меня от плена позорного. Стану я тебе за это другом на веки вечные.

И рассказал ему Чудя обо всем и предложил с ним вместе за звездочкой идти. Молвит Хваня ему в ответ:

- Пошел бы я с тобой в путь-дорогу, да есть у меня поручение важное, непременно нужно мне его выполнить. Прощевай, и помни: трудно будет - я тебе пригожусь.

Со словами этими Хваня исчез из виду. Как глянул Чудя на Артефакт, так и беспокойство его охватило: в Артефакте силы магической на две трети меньше стало. Теперь на то, чтобы построить Сеть Рыбацкую, может и не хватить силушки огненной.

Принял Чудя решение твердое: что бы ни случилось, не тратить больше силушки магической. С тем и пошел дальше.

Едва лишь посветлело небо ясное, добрался Чудя до дороги кольцевой. Пересек Чудя дорогу эту, благо, что машин на ней в тот час не было. Радость буйная силы Чуде прибавляет – вот-вот доберется он до звездочки чудодейственной!

Как вдруг видит Чудя – к столбу деревянному мальчуган привязан крепко-накрепко. Совсем молодой мальчуган, по виду, одного с Чудей возраста. Только Чудя – кровь с молоком, а мальчишка привязанный с лица бледен, Чудя – горяч, а паренек плененный – как ледышка холоден.

- Спаси меня, - мальчуган молвит. - Злые нелюди меня поймали, к столбу привязали, жаркому солнцу на сожженье оставили. Вот взойдет солнце, и сгорит Маська ярким пламенем.

Бросился Чудя веревку развязывать, а Маська ему:

- Не справишься ты, добрый мальчуган, с узлом этим. Веревка-то не простая, а заговоренная. Ее ни развязать нельзя, ни разрезать, а можно лишь Дыханием Драконьим пережечь.

Только собрался Чудя силы магической из Артефакта зачерпнуть, как вспомнил он о матушке своей, о звездочке чудодейственной и о Сети Рыбацкой. Вздохнул горько, и засунул Артефакт в карман обратно.

- Помоги мне, - молит Маська, - погибну я.

Собрался с духом Чудя и покачал головою.

Повернулся он уже, чтобы дальше идти, да глянул на Маську напоследок, и видит – по щеке его слеза горькая бежит-катится. Как увидел Чудя слезу эту – словно оборвалось что-то в нем. Бросился он к столбу с другой стороны, черпнул из Артефакта силы огненной и ударил по веревкам Драконьим Дыханием.

Упали веревки со столба. Встал Маська, от слабости качается.

- Спас ты мне жизнь мою, добрый мальчуган. Буду я вечно благодарен тебе и отплачу тебе обязательно. Но на исходе силы мои, не могу я сопровождать тебя, покуда сил не наберусь.

Чудя Маську не слушает, в сторону глядит. А в стороне, над ямой неглубокою – сияние яркое разливается. Как увидел Чудя это сияние – так забыл обо всем, к яме стремглав побежал.

Добежав, спрыгнул Чудя в яму неглубокую. Глядь, а в яме – звездочка упавшая лежит, сияние волшебное излучает. Протянул Чудя руку, чтобы звездочку взять, ан нет – не дается в руки звездочка.

Вспомнил тут Чудя про Сеть Рыбацкую, достал Артефакт. Глядь – а в Артефакте том силы магической лишь на донышке осталось. Не удастся построить Чуде Сеть Рыбацкую. Останется звездочка чудодейственная там же, где лежала она, а с восходом иссякнет ее силушка волшебная. И некому будет излечить Чудину матушку.

Закрыл Чудя лицо руками и заплакал горько.

Вдруг, откуда ни возьмись, голос мальчишеский раздается:

- Не плачь, Чудя, друг мой милый. Сейчас я горю твоему помогу.

Смотрит Чудя – в яму к нему Людик спрыгивает. Как спрыгнул – мигом со звездочкой упавшей рыбку фигурную, артефактную, соединил. Вырвалась из рыбки той Сеть Рыбацкая и звездочку яркую собою заплела.

Взял Чудя в руки звездочку, от радости себя не помня.

- Теперь, - молвит Людик, - надо бы нам из ямы этой поскорее выбираться, а то солнце скоро покажется.

Бросился Чудя наверх, ан нет – не так-то просто все. Яма даром что неглубокая – стены в ней крутые, не пологие. Как Чудя не старался – не смог он на поверхность выбраться.

Только собрался Чудя отчаяться, вдруг слышит:

- А вот и я! Хватайтесь за веревки покрепче!

Видят Чудя с Людиком – наверху Хваня стоит, улыбается. Держит Хваня в правых руках одну веревку, в левых руках – другую, вниз обе веревки сбрасывает. Ухватились за веревки Чудя с Людиком, и вытянул их Хваня на поверхность.

Посмотрел Чудя – в небесах ясных заря разгорается.

Бросился он бежать к матушке своей, а Хваня ему:

- Погоди, Чудя, не торопись. Садитесь оба мне на плечи, я вас мигом до Замка твердокаменного домчу.

Подсадил Хваня двумя руками Чудю на правое плечо, двумя руками – Людика, на левое. Выкрикнул клич боевой и понесся, да так, что пыль столбом.

Мчит Хваня по улице малолюдной быстрее ветра, даром что двое у него на плечах. Не успел Чудя до десяти досчитать, как очутились они возле Замка твердокаменного.

- Все, приехали, - Хваня молвит. – Доставил бы я тебя, Чудя, прямо в покои матушки твоей, да не получится у меня, заблужусь я в Замке в ваших запутанных ходах-переходах.

Глянул Чудя на горизонт –заря еще ярче стала, вот-вот край солнца из-за горизонта покажется. Не успеет за это время Чудя до матушкиных покоев добраться, никак не успеет. Вон окно матушкиной комнаты виднеется, да не достанешь до него, не допрыгнешь.

А небо все светлее и светлее становится. Овладело тут Чудей отчаяние страшное, опустился он на землю сырую.

Вдруг, откуда ни возьмись – облачко туманное перед Чудей появилось. Взметнулось облачко вверх и Маськой оборотилось.

- Не кручинься, Чудя, - Маська молвит. – Помогу я тебе в беде твоей. Покажи мне, какое из окон тебе надобно, и я туда звездочку волшебную мигом доставлю.

Указал Чудя на окно нужное. Маська вмиг в туман обернулся, подхватил звездочку и понесся к окну, как стрела каленая. Лишь влетел он в окно – тут же краешек солнца из-за горизонта показался.

А в комнате, возле постели матушкиной – мастера-лекари толпою стоят, головы свои понурив. Матушка на кровати лежит, жизнь по каплям из нее уходит. Как вдруг – влетело в комнату что-то яркое, лучистое – и прямиком к кровати. Собралась матушка с силами последними, обе руки протянула – и упала к ней в руки звездочка чудесная.

Отцепила матушка рыбку фигурную – и в сияние волшебное погрузилась.

Погасла звездочка ясная, но не исчезло ее сияние. В глазах матушкиных сияние это осталось. Подняла матушка с постели голову и улыбнулась счастливо, как давно не улыбалась.

И осветило комнату солнце взошедшее…

Лишь только дождались возвращения отца Чудиного, закатили пир горой. Весь Замок гулял на том празднестве, и другие Дома Великие тоже приглашены были. Людика, Хваню и Маську почетными гостями на том пиру назначили. Стали с тех пор наши четверо героев друзьями не разлей вода. И с матушкой Чудиной с тех пор никакой беды не приключалось. И жили все они долго и счастливо.

Вот и сказке конец. А кто слушал – молодец.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ваш конспект Духовное родительство Возрожденные роды Роды дома Роды в воду Рассказы о родах

    Конспект
    Ни для кого не секрет, что в последнее время рождаемость падает с каждым годом. Исключение составил лишь 2 год, так как многие хотели произвести на свет ровесника века.
  2. Максим приоткрыл люк, высунулся и опасливо поглядел в небо

    Документ
    Воздух был горячий и густой, пахло пылью, старым железом, раздавленной зеленью, жизнью. Смертью тоже пахло, давней и непонятной.
  3. Предисловие к изданию

    Книга
    Эта книга, автора которой я лично хорошо знаю, результат многолетней работы. Она была начата еще в то время, когда за попытки публикаций подобного толка их создателей привлекали и подвергали , в лучшем случае они становились объектами
  4. Апостолы

    Документ
    Новая книга А.Владимирова, исследователя древней духов­ной культуры Востока и Запада, посвящена теме раннего христи­анства. А.Владимиров, обнаружив новые факты, сумел осветить раннее христианство под новым углом зрения, по-иному осмыс­лить
  5. Максим Калашников (2)

    Документ
    Когда Горбачев пришел к власти в 1985 году, мне исполнилось восемнадцать. На моих глазах была расчленена Великая Империя – СССР. Разум до сих пор отказывается принять этот факт.

Другие похожие документы..