Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Примерная программа'
Цель освоения анатомии человека состоит в овладении знаниями строения, топографии, кровоснабжении и иннервации внутренних органов, строении и дирекци...полностью>>
'Документ'
"В этом мире ни в чем нельзя быть твердо уверенным, за исключение смерти и налогов", писал Бэнджамин Франклин, один из авторов Декларации н...полностью>>
'Утопия'
XX век, словно ящик Пандоры, преподнес человечеству массу сюрпризов в диапозоне от короткой юбки до ядерной бомбы. Не избежал потрясений и наиболее с...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮГосударственное образовательное учреждение высшего профессион...полностью>>

Главная > Лекции

Сохрани ссылку в одной из сетей:

71

РУДОЛЬФ ШТАЙНЕР

В С Е М И Р Н А Я

И С Т О Р И Я

В СВЕТЕ АНТРОПОСОФИИ

КАК ФУНДАМЕНТ ПОЗНАНИЯ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА

GA233

9 лекции Дорнахе с 24. 12. по 01. 01. 1924 г.

во время собрания по случаю учреждения

Всеобщего Антропософского Общества

С О Д Е Р Ж А Н И Е

ПЕРВАЯ ЛЕКЦИЯ, Дорнах 24 декабря 1923 г

История души человека в связи с развитием памяти

Прозрение в историю души человека проясняет всемирную историю. Современные представления и воспоминания, чувства, воля и их аналоги у доисторических народов Востока: вместо мыслеобразов - переживание головы, с которым связано переживание всей Земли; вместо чувственных переживаний - переживание пространства собственной груди и сердца, и с этим связано переживание непосредственного окружения Земли и Солнца; вместо индивидуального волеизъявления - переживание подвижности конечностей и связанного с этим отношения Земли к звездному миру. Развитие памяти: локализованная память, привязанная к внешним признакам; происхождение памятников. Ритмическая память, начавшаяся с миграции в Азию; происхождение поэтического искусства. Новейшая временная память, возникшая вместе с греческой культурой. Направление в сторону внутреннего.

ВТОРАЯ ЛЕКЦИЯ, 25 декабря 1923 г

Уровни сознания и импульсы развития древних народов Азии

Переживание Вселенной в древние времена. Переживание земного окружения как нижней области четырехступенчатого единого в духовном отношении мирового целого. Дневное сознание: сон наяву, преобразующий впечатления мира в имагинации; переживание элементарных духов. Сон: смутное осознание мира третьей иерархии; углубление до мира второй иерархии. Сознание посвященных: предварение современного бодрственного сознания; чтение и письмо; переживание духовной оставленности; моральность; выравнивание через встречу с существами первой иерархии. Ход внешней истории в беспощадных завоевательных войнах. Заключенный в них импульс к дальнейшему развитию: взаимодействие юных народов со старыми ради обретения сознания и рассудительности с опорой на силы смерти у последних. Изменение ситуации у греков: перевес сил смерти над силами жизни; Троянская война - война страха.

ТРЕТЬЯ ЛЕКЦИЯ, 26 декабря 1923 г

Египетско-халдейская эпоха. Гильгамеш и Эабани

Двойственность человеческого "я"-сознания в третью послеатлантическую эпоху: начало погружения из духовно-душевного в эфирно-физическое. Гильгамеш и Эабани. Взаимодействие "древней" завоевательской силы Гильгамеша с "юной" ясновидческой силой Эабани, - также и за чертой смерти. Осознавание Гильгамешем всемирно-исторического перехода из внутреннего переживания, а не из принадлежности к азиатским космическим мистериям. Проблема бессмертия. Сознание связи между развитием человечества и развитием Земли. Последний отголосок азиатских космических мистерий в Эфесе; доступность для них эфирного мира. Перевоплощение Гильгамеша и Эабани как учеников Эфесских мистерий; уплотнение прошлых духовно-душевных переживаний в земную мудрость; выработка ясного сознания двойственной природы человека - его принадлежность к земному миру и к высшему духовному миру.

ЧЕТВЕРТАЯ ЛЕКЦИЯ, 27 декабря 1923 г

Мистерии Гибернии и Эфеса. Александр и Аристотель Помрачение сознания и развитие свободы. Подготовка и посвятительные переживания в мистериях Гибернии: способ вживания в Космос, в действие Солнца и Луны. Путь посвящения в Эфесских мистериях; вживание в мировой эфир через прозрение в существо речи; человеческая речь как отпечаток творческого мирового Логоса. Непосредственный отзвук современной духовности в Эфесе; отпечатки этого в греческой культуре. Аристотель и Александр. "Песнь об Александре" патера Лампрехта. Утрата и судьба многих сочинений Аристотеля. Его поучения ученику Александру о Земле и мировом эфире, об отношении человека к стихиям и родстве человека с Землею. Переживание Александром духовности и географической деятельности стихий; его поход на Восток из побуждений, равно привязанных к природному и моральному.

ПЯТАЯ ЛЕКЦИЯ, 28 декабря 1923 г

Особое положение мистерий Эфеса. Александр Великий Характер восточных мистерий: присутствие божественно-духовного; переживание связи природного и морального; переживание родства человека и растительного мира, освобождение от животного царства; зависимость откровения от пространства и времени. Характер греческих мистерий: переживание теневых образов божественно-духовного; независимость откровения от пространства и времени; его зависимость от подготовленности и зрелости отдельного человека. Эфес: отзвук непосредственной реальности духа, но уже вне зависимости от пространства и времени. Нисхождение Греции из "божественной" в чисто земную цивилизацию; начало письменной истории, Геродот; Эфес как последний центр духовной направленности. Значение совпадения даты рождения Александра и поджога Эфеса. Импульс Александра - основание духовного Эфеса. Учреждение академий в Египте и Азии; Александрия. Окончание восточной, воспринимаемой только в имагинациях истории вследствие восхода римского западного мира.

ШЕСТАЯ ЛЕКЦИЯ, 29 декабря 1923 г

Связь между откровениями в древней Азии и современной историей влияния аристотелизма

Переходное время между Александром и Юлианом Отступником. Предшествующая культура - несомая импульсами мистерий; последующая - вытекающая из принципа личности. Связь между разделением мира на страну духов, мир душ и физический мир и классификацией всемирноисторических процессов. Трансформация способности памяти в личностную временную память; письменная история; традиция. Мистерия Голгофы и мистерии Гибернии. Продолжение импульса Аристотеля: через Александра духовное природоведение проникает на Восток, затем, только в средневековье, в ослабленном виде - на Запад; благодаря Теофрасту трактаты по логике достигают Запада. Характер Аристотелевой логики как духовного обучения. Продолжение Аристотелева духовного природоведения в потаенной народной мудрости. Парацельс, Беме и другие. Деградация духовного образования со времен Греции: гимнаст, ритор, доктор. Последние отголоски аристотелизма в XIX веке несут все же возможность присовокупления нового откровения к старому. Пожар Эфеса и пожар Гетеанума.

СЕДЬМАЯ ЛЕКЦИЯ, 30 декабря 1923 г

Утрата в новейшее время познания взаимосвязей человека с миром

Последний великий исторический прорыв: переход к эпохе души сознательной. Существовавшее еще в средневековье знание о соответствии микро- и макрокосма. Различие металлов в природе и в человеке. Тончайший вид обмена субстанциями между человеком и Космосом. Физический человек и силы Земли. Силы мирового окружения и эфирное тело; проявление этих сил в белке, поскольку тот является носителем размножения. Распознаваемость действия земных сил или сил окружения в человеческом облике: ноги, голова, руки. Астральное тело и силы по ту сторону пространства. Примеры проникновения земных сил в эфирные или в астрально-эфирные: размножение осы-орехотворки; отношение пчелы, цветка и строительства сот к образованию кристалла кварца. Необходимость обновленного прозрения во взаимодействие членов человеческого существа, связанного с царствами природы; основы нового лечебного искусства. Отношение "я"-организма ко всему минеральному; "я"-организм и тепло; трансформация всего твердого, жидкого, воздушного и теплотворного через их восприятие "я"-организмом.

ВОСЬМАЯ ЛЕКЦИЯ, 31 декабря 1923 г

Пожар Эфеса и пожар Гетеанума

Пожар Эфеса и дошедшая из древности молва о зависти богов. Мистерии как места встречи и "знакомства" людей и добрых богов. Зависть люциферических и ариманических богов. Событие Голгофы как деяние Бога, одаренного высочайшей любовью. Взаимодействие богов и людей становится в эпоху свободы делом физической человеческой жизни. Непритязательность, с которой божественная мудрость предстает на земном плане в средневековье. Указания розенкрейцерского мастера ученику: отношение физического, эфирного и астрального тел к Земле; их собственная принадлежность к иерархиям; особое отношение человека к теплоте. Язык нового духовного откровения в формах и живописи Гетеанума. Статуя богини в Эфесе; статуя Представителя человечества в Гётеануме. Пожар Гетеанума и зависть людей. Преображение страдания в преданность и деятельную силу в связи с духовным импульсом Гетеанума.

ДЕВЯТАЯ ЛЕКЦИЯ, 1 января 1924 г

Возлагаемая антропософией ответственность

Будущая цель антропософского стремления: предотвратить возможность того, чтобы исторически предопределенный человечеству переход Порога осуществился исключительно для материального мира через злоупотребление идейными возможностями. Задача Дорнаха – места, где должно открыто говориться о духовных реальностях. Необходимая бескомпромиссность и честность в отношении антропософского импульса в разных областях жизненной практики. О надежде, связанной с Рождественским собранием. Изречение Краеугольного Камня.

К ПУБЛИКАЦИИ ЛЕКЦИЙ РУДОЛЬФА ШТЕЙНЕРА

Основой антропософски ориентированной духовной науки являются труды Рудольфа Штейнера (1861-1925), им написанные и опубликованные. Наряду с этим с 1900 по 1924 гг. он прочел большое число лекций и лекционных курсов, которые частично были общедоступными, частично же читались для членов Теософского, а позднее Антропософского общества. Вначале сам Штейнер не хотел, чтобы его лекции, бывшие всегда свободными импровизациями, закреплялись в записях на бумаге: они рассматривались им как "устные, не предназначенные для печати сообщения". Но когда стали широко распространяться несовершенные, содержащие множество ошибок конспекты лекций со слуха, он был вынужден упорядочить ведение записей. Это дело он поручил Марии Штейнер-фон Сивере. Ею определялись границы того, что подлежало стенографированию; она руководила проведением записей и просматривала тексты, готовые к изданию. Поскольку сам Рудольф Штейнер из-за нехватки времени мог править записи лекций лишь в редких случаях, по отношению к опубликованным лекциям следует учитывать его оговорку: "Придется смириться с тем, что в текстах, мною не просмотренных, имеются ошибки".

В своей автобиографии "Мой жизненный путь" (глава 35) Рудольф Штейнер говорит об отношении лекций для членов Общества (которые поначалу существовали лишь в виде перепечаток, предназначенных для внутреннего употребления) к общедоступным текстам. Они также справедливы и в случае некоторых спецкурсов, адресованных ограниченному кругу, членам которого было доверено знание основ духовной науки.

После кончины Марии Штейнер (1867-1948) в соответствии с ее указаниями началось Издание полного наследия Рудольфа Штейнера. Настоящий том - одна из частей собрания сочинений.

ПЕРВАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 24 декабря 1923 г.

В эти вечерние часы наших рождественских собраний мне хотелось бы представить вам такой обзор земной эволюции человечества, который поможет вам более проникновенно и интенсивно осознать природу и бытие современного человека. Ибо именно в настоящий момент истории, когда мы уже наблюдаем подготовление событий экстраординарной важности для всей человеческой цивилизации, каждый мыслящий человек должен быть готов задать вопрос: "Каким образом возникает современная конфигурация, современная организация души? Как она возникла в долгом ходе эволюции?" Ибо нельзя отрицать, что в настоящее можно проникнуть, только пытаясь понять, как оно коренится в прошлом.

Современная эпоха, однако, крайне пристрастна относительно эволюции человека и человечества. Прежде всего считается, что человек за все время, что мы именуем историей, - если взять жизнь его души и духа, - оставался в основном таким же, как теперь. Само собой, в отношении уровня познаний принято считать, что в древние времена человеческие существа были как дети, что они верили во всевозможные фантазии и что только в настоящее время человек набрался разума в смысле науки. Но если не учитывать суммы накопленных знаний, в остальном принято полагать, что душевной организацией, свойственной современному человеку, обладали и в Древней Греции и на Древнем Востоке. Если отдельные видоизменения в деталях и допускаются, то в целом предполагается, что за весь исторический период в жизни души ничего не изменилось. Затем переходят к доисторической жизни человека и говорят, что там ничего доподлинно не известно. Углубляясь дальше, рисуют человека в образе некоего животного. Таким образом, поначалу, когда углубляются в историческое прошлое, видят душевную жизнь претерпевающей сравнительно небольшие изменения. А затем картина растворяется в каком-то тумане, и выступает человек в его животном несовершенстве как вид высших приматов.

Такова приблизительно расхожая современная концепция. Но все это держится на страшной предубежденности, ибо, создавая подобную концепцию, мы не подмечаем глубинных различий, которые существуют в душевной организации современного человека сравнительно с не столь отдаленным прошлым, скажем, с XI, X или IX веком; мы не рассуждаем о том, как велико это различие, когда сравниваем организацию души современного человека и современника Мистерии Голгофы или грека. Но если мы перенесемся в древневосточный мир, в некотором роде поздней колонией которого была греческая цивилизация, то найдем там душевный строй, полностью отличный от современного. Мне хотелось бы сразу показать вам на реальных примерах, как жил человек на Востоке, скажем, десять или пятнадцать тысяч лет назад, и как отличался он по природе от грека и еще более от нас самих.

Представим себе сначала нашу собственную душевную жизнь. Я приведу вам из нее пример. У нас есть какое-нибудь переживание, и из этого переживания, которое в нас приходит через наши чувства или каким-нибудь другим путем через нашу личность, мы образуем понятие, представление и удерживаем это представление в нашем мышлении. Через некоторое время это представление может снова войти из мышления в сознательную жизнь нашей души как воспоминание. Допустим, в вас возникло воспоминание, восходящее к событию десятилетней давности. Теперь попробуем в точности понять, что это на самом деле означает. Десять лет назад вы что-то пережили. Допустим, десять лет назад вы посетили какое-то собрание людей. Вы составили суждение о каждом из этих лиц, их наружности и т.д. Вы говорили с ними и совместно что-нибудь предпринимали. И все это в виде картины может предстать перед вами сегодня. Это внутренняя душевная картина, которая существует внутри вас и связана с событием, происшедшим десять лет назад. В настоящее время в соответствии не только с наукой, но и с некоторым неопределенным чувством, которое современным человеком переживается необычайно слабо, но все же наличествует, человек локализует в голове подобное мнемоническое представление, которое как бы возвращает опыт прошлого. Он говорит: "Память о переживании находится в моей голове".

Перенесемся теперь в далекое прошлое человеческой эволюции и рассмотрим население Древнего Востока, по отношению к которому китайцы и индусы, известные из истории, - только поздние потомки. То есть на самом деле мы вернемся назад на тысячи лет. Если мы рассмотрим человеческое существо той древней эпохи, то обнаружим, что оно жило совсем не так, что могло сказать: "У меня в голове есть воспоминание о чем-то пережитом, - о том, что я претерпел во внешней жизни". У него не было таких внутренних переживаний; они попросту для него не существовали. Его голова не была наполнена мыслями и идеями. Современный человек в свойственной ему поверхностной манере считает, что как у нас теперь есть идеи, мысли и представления, так и всегда было у людей в исторические времена; но в данном случае это не так.

Если мы обращаем духовный взор достаточно далеко в прошлое, то встречаем человеческих существ, которые в своей голове вовсе не имели понятий, представлений и мыслей, а странным образом, как нам может показаться, переживали голову в целом. Они не отдавались, как мы, абстракциям. Переживать идеи в голове было для них чем-то чуждым, но они знали, как переживать собственную голову. И так же, как вы, имея картины памяти, относите образы воспоминания к каким-то переживаниям, как вы соотносите образ воспоминания и внешнее событие, аналогичным образом эти люди относили переживание собственной головы к Земле, ко всей Земле. Они говорили: "В Космосе существует Земля. И я сам существую в Космосе, так же и моя голова как часть меня самого; и голова, которую я несу на плечах, есть космическое воспоминание о Земле. Земля существовала раньше, голова возникла позднее. Моя голова есть космическая память бытия Земли. Земное бытие еще только начиналось, а целостное строение, устройство головы человека уже приходило в соответствие со всей Землей. " Так древний обитатель Востока ощущал существо самой планеты Земля в собственной голове. Он говорил: "Из всеобщего космического бытия боги сотворили, произвели Землю с ее царствами природы, Землю с ее реками и горами. Я несу на плечах голову; и эта моя голова - точное отображение Земли. Голова с текущей в ней кровью - точное отображение Земли с ее речными и морскими течениями. Конфигурация гор Земли повторяет себя в моей голове в конфигурациях мозга; я несу на плечах образ земной планеты. " Совершенно так же, как современный человек относит картины своей памяти к своему переживанию, так человек древности относил целое своей головы к планете Земля. Заметное различие во внутреннем восприятии!

Если мы далее рассматриваем окружение Земли и как бы включаем в наш обзор окружающий Землю воздух, проникнутый солнечным светом и теплом, то в некотором смысле мы можем сказать: "Солнце живет в атмосфере Земли". Земля открывает себя Вселенной; свою деятельность она привносит в окружающую атмосферу и открывает себя восприятию деятельности Солнца. Поэтому каждый человек в те древние времена воспринимал область Земли, в которой он жил, как особо важную. Древний человек Востока воспринимал какую-нибудь часть земной поверхности как часть себя самого, - под ним внизу Земля, а над ним – атмосфера, обращенная к Солнцу. Остальная Земля, - справа и слева, сзади и спереди, - вся остальная Земля растворялась в чем-то всеобщем (см. рис. - левая часть).

Таким образом, если древний человек Востока жил, например, на индийской почве, он переживал индийскую почву как особо для него важную, а все прочее на Земле - к востоку, западу, югу от него - исчезало в неопределенности. Он мало интересовался, каким образом связана Земля в этих других частях с остальным космическим пространством; напротив, чем-то особенно важным была не только почва, на которой он жил (см. рис. - слева, красный), но и распространение Земли в космическое пространство в этой местности. Способ дыхания, возможный для него на местной почве, ощущался им как переживание особой важности. В наши дни нам непривычно спрашивать, как дышится в том или другом месте. Конечно, мы до сих пор зависим от хороших или дурных условий дыхания, но больше не сознаем этого факта. Для древнего обитателя Востока это было не так. Способ, которым он осуществлял дыхание, был для него очень глубоким переживанием, и так дело обстояло со всеми другими вещами, которые зависели от характера отношений на границе Земли с космическим пространством.

Вся Земля переживалась человеком тех древних времен как что-то живущее в его голове. В настоящее время голова ограждена твердыми костями черепа, она закрыта сверху, с обеих сторон и сзади. Но она имеет некоторые выходы; она имеет свободное отверстие снизу в направлении груди (см. рис. на стр. 15, справа). И особо важно для человека древних времен было чувствовать, как голова открывается относительно беспрепятственно в направлении груди. Внутреннюю конфигурацию головы этот человек ощущал как отображение Земли. И так же, как он чувствовал внутреннюю конфигурацию головы в образе Земли, так же он приводил окружение Земли - все, что над Землею и вокруг нее - в связь с открытостью вниз, обращенной к сердцу. В этом он видел образ того, как Земля открывается Солнцу. Свое мощное переживание человек тех времен выражал такими словами: "В моей голове я чувствую всю Землю. Голова есть миниатюрная Земля. Но эта Земля открывается моей груди, которая несет внутри сердце. И то, что происходит между головой, грудью и сердцем, есть образ того, что выносится из моей жизни в Космос, выносится в земное окружение, открытое Солнцу. " Великим и имеющим глубокое значение было для него то переживание, о котором он мог сказать: "Здесь, в моей голове, живет Земля. Когда я иду глубже, здесь Земля открывается Солнцу (см. стрелку, рис. на стр. 15); мое сердце есть образ Солнца. "

Таким путем человек приходил к тому, что в древние времена соответствовало нашей жизни эмоций. Мы имеем еще абстрактную жизнь чувств, эмоций. Кто из нас знает непосредственно что-нибудь о своем сердце? Мы думаем, что через анатомию и физиологию мы узнаем что-нибудь, но это не больше, как познание модели сердца из папье-маше. С другой стороны, человек древних времен не имел того, что мы несем в себе как эмоциональное переживание мира. Вместо этого у него было переживание своего сердца. Как мы устремляем наши эмоции к миру, в котором живем, как мы чувствуем, любим ли мы человека или встречаем его с антипатией, нравится нам тот или другой цветок, склонны ли мы к тому или к этому, - как мы устремляем наши чувства к миру, - но миру, который, можно сказать, как бы в невесомой абстракции оторван от прочного, плотного Космоса, - так же человек Древнего Востока устремлял свое сердце к Космосу, то есть к тому, что шло от Земли в ее окружение, в направлении Солнца.

Опять-таки мы, например, теперь говорим: "Я хочу идти" Мы знаем, что наша воля живет в конечностях. Древние люди Востока имели совершенно другое переживание. То, что мы называем волей, им было совершенно неизвестно. Мы сильно заблуждаемся, если верим, что то, что мы называем мышлением, чувствованием и волением, существовало среди древневосточных народов. Этого у них вовсе не было. У них было переживание головы, которое было переживанием Земли. Им было свойственно переживание груди или сердца, которое являлось переживанием земного окружения вплоть до Солнца. Солнце соответствовало переживанию сердца. Они обладали еще и такими переживаниями, как чувство расширения и распростертости внутри своего тела. Они приходили к сознанию и постижению собственной человеческой сущности в движении своих ног или рук. Они сами находились внутри движения. И в этой распростертости внутреннего существа в конечности они воспринимали прямую картину своей связи со звездным миром (см. рис. на стр. 15): "Моя голова - это образ Земли. В том месте, где моя голова беспрепятственно открывается вниз в грудь и доходит до сердца, я имею образ того, что живет в земном окружении. В том, что я переживаю как силу моих рук и ног, я имею нечто такое, что отображает отношение земной тверди к звездам, которые живут далеко в космическом пространстве".

Поэтому когда человек в те древние времена хотел выразить переживание, которое было у него как у волеизъявляющего человеческого существа (пользуясь языком современности), он не говорил: "Я иду". Мы можем увидеть это из самих слов, которые он употреблял. Он также не говорил: "Я сажусь". Если мы исследуем древние языки на предмет их утонченного содержания, то повсюду обнаружим, что для действия, которое мы описываем, говоря "я иду", - древневосточный человек говорил: "Марс движет мною, Марс активен во мне". При передвижении в ногах ощущался как бы импульс Марса. Соприкосновение с предметом, прикосновение руками выражалось в словах: "Во мне действует Венера". Указывая на что-то другому лицу, говорили при этом так: "Во мне действует Меркурий". Даже когда неотесанный человек указывал другому направление толчком или пинком, это действие описывали, говоря: "Меркурий действовал в этом человеке". Усаживание было деятельностью Юпитера, а возлежание - все равно, для отдыха или от лености - выражали словами: "Я отдаюсь импульсам Сатурна". Таким образом, человек воспринимал в своих членах обширные пространства Космоса. Он знал, что при удалении от Земли в космическое пространство он входит в окружение Земли, а затем и в сферы звезд. Если он нисходил вниз из головы, он проходил через то же самое переживание, только на этот раз внутри своего собственного существа. В своей голове он находился в Земле, грудью и сердцем он был в окружении Земли, в своих же конечностях он был вовне, в звездном Космосе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Крайон книга третья. Алхимия человеческого духа руководство по переходу человечества в новую эру Алхимия

    Книга
    От редактора русского издания: это предисловие написано Ли Кэрроллом по нашей просьбе и подписано его именем. Но в одном месте он явно «передал слово» Крайону - космической духовной сущности, которая и является истинным автором этой книги.
  2. Бердяев Н. Дух и реальность. Основы богочеловеческой духовности

    Документ
    Мир склоняется к отрицанию реальности духа. Он не сомневается лишь в реальности видимых вещей, принуждающих себя признать. Но дух не есть видимая вещь, он совсем не есть вещm среди вещей.
  3. Лестер Самралл «Дух, душа и тело в гармонии с Богом»

    Документ
    Великий псалмопевец сказал в Псалме 8:5: "Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?" Очевидно, псалмопевца взволновал огромный масштаб этого явления, называемого человеком.
  4. В. Ф. Гегель феноменология духа спб.: "Наука", 1992 Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа / Г. В. Ф. Гегель; пер. Г. Шпета. Спб.: Наука, 1992. XLVII, 444 с. Содержание предисловие I. Научная задача

    Задача
    [ I. Научная задача нашего времени. – 1. Истина как научная система. ] – Объяснение в том виде, в каком его принято предпосылать произведению в предисловии, – по поводу цели, которую ставит себе в нем автор, а также по поводу его побуждений
  5. Книга о работе лживых духов

    Книга
    Как физическая и ментальная сферы человеческого опыта имеют свои недостатки и болезни, так и духовная имеет свои; и поэтому эта книга называется "Книга о работе лживых духов среди детей Божиих и путь освобождения".

Другие похожие документы..