Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Інформаційні технології підтримки бізнесу: керування процесами бізнес-трансакцій; керування внутрішніми бізнес-процесами підприємств; керування логіс...полностью>>
'Календарно-тематический план'
Р. Голубова Т.Н. Базилева Г.Н. Кручененко С.В. Гливенко А.В. Соболь С.П. Жаналина Алиме Энг Лу Сун Кафедра соц. мед-ны и орг. здр Каждый 4 четверг мес...полностью>>
'Программа'
1.Тематическое планирование по курсу «История древнего мира» для 5 класса общеобразовательных учреждений коррелирует с учебником «История Древнего ми...полностью>>
'Статья'
Федеральный закон РФ от 29 декабря 2006 года N255-ФЗ "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, ...полностью>>

Главная > Доклад

Сохрани ссылку в одной из сетей:

 Весьма действенной мерой должна была стать налоговая скидка на дополнительные рентные платежи за отсроченное использование ресурсов нефтяных месторождений на федеральных землях в тех случаях, когда эксплуатирующая их компания не может сразу начать коммерческую добычу в масштабах и в сроки, оговоренные в лицензионном соглашении. Такие платежи были специально предназначены для компенсации финансовых потерь владельцев ресурсов земных недр – в данном случае федерального правительства США, сдающих в аренду свои месторождения, которые возникают из-за недополучения «роялти», т.е. лицензионного вознаграждения за эксплуатацию недр, представляющего собой периодические отчисления, устанавливаемые в виде фиксированных ставок в процентах, на основе подсчета фактического экономического результата использования лицензии и выплачиваются покупателем лицензии властям через согласованные промежутки времени. 

Общие положения Налогового кодекса США требуют полной капитализации таких дополнительных рентных платежей за отсроченное использование энергетических ресурсов и прибавление их суммы к общей стоимости всей налогооблагаемой имущественной базы, независимо от вынужденных задержек с началом коммерческой эксплуатации месторождений и реализации товарной продукции. Предлагаемая президентская программа фактически предусматривала возврат к прежней практике, существовавшей до 1993 г., когда рентные платежи за отсроченное использование природных ресурсов специально полностью исключались из налогообложения с целью снизить затраты добывающих предприятий, работающих по государственным лицензиям на федеральных землях.
 

Для поддержки всех видов деятельности, направленной на повышение энергетической эффективности американской экономики, их программа также предусматривала введение дополнительных налоговых льгот, нацеленных на энергосбережение и увеличение доли используемых возобновляемых первичных источников энергии. С этой целью предлагалось ввести новые целевые «налоговые кредиты», то есть узаконенные снижения суммы налоговых выплат для физических и юридических лиц, доступное при соблюдении определенных объявленных заранее условий. В отличие от процентных налоговых льгот и скидок, уменьшающих размер налогооблагаемой прибыли, так называемые целевые энергетические «налоговые кредиты» снижают объем полагающихся налоговых выплат на определенные абсолютные суммы.

К заявленным в президентской программе «налоговым кредитам» относились: расширенный кредит на 5 лет в размере до 4 тыс. долл. при покупке новых электромобилей и транспортных средств на топливных элементах; кредит для приобретения транспортных средств с гибридными двигателями, включая автомобили, мини-фургоны, пикапы и их спортивные модификации, в размере от 0,5 до 3 тыс. долл. Кроме того, дополнительно предлагались кредиты для энергоэффективных жилых домов и производственных зданий: для новых жилых домов – в размере от 1 до 2 тыс. долл., при переоборудовании старых домов с установкой водяных или газовых тепловых насосов и теплообменных агрегатов, а также топливных элементов – в размере до 20% всех произведенных затрат, при условии приобретения всего оборудования в течение 3 лет.

С целью содействия максимальной диверсификации используемых первичных источников энергии в экономике было предложено ввести новые «налоговые кредиты» для поощрения использования солнечной энергии в отопительных системах в размере 15% от их стоимости, но не более 2 тыс. долл. для фотоэлектрических элементов, размещаемых на кровле домов и 1 тыс. долл. для солнечных водонагревательных систем. В программе было предусмотрено продление действия целевых кредитов при использовании энергии ветра в размере 1,5 цента за каждый выработанный ветровыми генераторами 1 кВт-час в ценах 1992 г. Сохранялись также уже действовавшие раннее кредиты при производстве электроэнергии с использованием биомассы на основе древесины, сельскохозяйственных отходов и метана в размере 1,5 цента за каждый выработанный 1 кВт-час в ценах 1992 г., а также в размере 0,5 центов за 1 кВт-час при использовании отходов добычи и транспортировки угля в электроэнергетических когенераторах на промышленных предприятиях.

Четвертое направление президентской программы обеспечения энергетической безопасности США предусматривало прямое ежегодное бюджетное субсидирование создания и внедрения новых энергосберегающих технологий в размере до 1,4 млрд. долл. При этом 19,6% от этой суммы предполагалось затрачивать на снижение энергетических потерь в жилых домах и производственных зданиях. При снижении потерь на 50% в последующие 10 лет ожидаемая экономия расходов на отопление домов в целом по стране оценивалась в 11 млрд. долл. в год. На оплату дополнительной теплоизоляции жилых домов малоимущих граждан предполагалось выделять 12,4% от общей суммы прямых субсидий; суммарная экономия топлива при подобной модернизации 150 тыс. домов могла быть эквивалентной 90 тыс. барр. нефти в год.

Использование 18,2% прямых субсидий на модернизацию автомобилей и других транспортных средств могло бы обеспечить экономию нефти на уровне 700 тыс. барр. в сутки к 2010 г., на уровне 1,5 млн. барр. в день к 2020 г. На освоение чистых возобновляемых источников энергии, не загрязняющих окружающую среду и включающих энергию ветра, солнечные фотоэлементы и геотермальные энергоустановки, предназначалось 29,3% субсидий. Оставшиеся 20,5% средств предлагалось направить на программу диверсификации источников коммунального топлива для обеспечения жилых и административных зданий на территории северо-восточных штатов США.

Перспектива немедленной реализация предложенной программы встретила полную поддержку демократического крыла обеих палат Конгресса и ряда общественных организаций. Тем не менее, сильная республиканская оппозиция сознательно не спешила с продвижением соответствующих законодательных решений, прежде всего, рассчитывая использовать возможное резкое ухудшение энергетической ситуации в стране в ходе предстоящей президентской предвыборной кампании для критики позиций демократических кандидатов. К середине 2000 г. лишь Палата представителей одобрила поправку к бюджетному законодательству, дающую право министру энергетики по распоряжению президента использовать федеральные нефтяные запасы и создавать дополнительные региональные резервы. Контролировавшийся в тот период республиканским большинством Сенат до конца периода полномочий демократической президентской администрации никаких решений по этому поводу так и не принял.

В июле 2000 г. президент У. Клинтон был вынужден, не дожидаясь постановлений Конгресса, подписать временное исполнительное распоряжение о создании дополнительного федерального резерва жидкого топлива для отопления жилищ в северо-восточных штатах страны. По этому распоряжению часть сырой нефти из основного стратегического резерва США была зарезервирована для обмена на дополнительные поставки жидкого коммунального топлива в объеме 2 млн. барр. После прихода к власти Дж. Буша эти дополнительные топливные запасы были сделаны постоянными и стали активно использоваться для стабилизации внутренних цен и смягчения частых дефицитов снабжения в зимние периоды.

Приведенный краткий обзор положений программы Клинтона показывает, что, несмотря на относительно благоприятные для США в тот период условия начального этапа развития кризисной ситуации, вызванной ростом мировых цен на нефть, демократическое руководство страны незамедлительно предложило целый комплекс мер, направленных не только на немедленное ослабление прямых негативных последствий этого процесса, но и учитывающих более длительные перспективы постепенного перехода к энергосберегающей энергетической политике. 

Не случайно, что основные позиции именно этого плана позднее вошли в состав энергетического раздела программной платформы демократической партии США, включавшего 6 направлений.

К ним относились: 1) государственное субсидирование и привлечение частных инвестиций в производство альтернативных видов топлива преимущественно на основе возобновляемых источников с особым упором на расширение выращивания биотопливных сельскохозяйственных культур; 2) обеспечение налоговых льгот для производства более экономичных гибридных автомобилей и перспективного использования топливного водорода в транспортном секторе; 3) активизация внутренней добычи нефти и природного газа в Мексиканском заливе и на Аляске, строительство транс-аляскинского газопровода, углубление коммерческого партнерства с такими независимыми зарубежными поставщиками нефти и нефтепродуктов, не входящими в состав ОПЕК, как Канада, Россия и африканские страны для дальнейшей ускоренной диверсификации импортных поставок энергетических продуктов в США; 4) освоение новых более эффективных технологий производства электроэнергии на тепловых и гидроэлектростанциях, наряду с резким сокращением загрязнения окружающей среды продуктами сгорания угля; 5) обеспечение резкого сокращение энергетического потребления государственными учреждениями и предприятиями; 6) введение жестких норм энергосбережения для всех производственных предприятий частного сектора, в жилищно-коммунальном хозяйстве и на транспорте при одновременной поддержке обновления устаревшей энергетической инфраструктуры и создании дополнительных рабочих мест. [9]

Примечания. 

7. Президентская «Программа по повышению уровня энергетической безопасности» 2000 г. была впервые опубликована в специальном пресс-релизе: Details of the Clinton/Gore Actions to Enhance America’s Energy Security. – Wash.: The White House, Office of the Press Secretary, March 18, 2000.

8. “Energy Policy Act of 1992” – “EPACT”, PL 102-486, Oct. 24, 1992, 106 Stat. 2776 (42 U.S.C. 13201).

9. Achieving Energy Independence // Stronger at Home, Respected in the World: The 2004 Democratic Party Platform. – Wash.: Democratic National Committee, 2004. – P. 18-20.


3. Особенности энергетических позиций республиканцев

С самого начала своего первого срока правления президент Дж. Буш, открыто выражавший интересы крупных энергетических корпораций, последовательно выступал за стимулирование деятельности американских добывающих компаний на собственной территории, а также поддерживал строительство новых крупных угольных электростанций и модернизацию действующих АЭС, наряду с одновременным увеличением федеральной поддержки для тех же компаний в области создания новых энергетических технологий. При этом он старался избегать таких решений, которые бы заметно снижали доходы крупного бизнеса и жестко обязывали предпринимателей расходовать меньше энергии в рамках производственных процессов. 

 
В качестве кардинальных инновационных шагов в 2003 г. президент также предложил использование водорода в виде автомобильного топлива и поддержал налоговые скидки при покупке новых автомобилей, работающих на всех альтернативных видах горючего. Тем не менее, перспективные малопрактичные и дорогостоящие водородные проекты явно рекламного характера быстро отошли на второй план, уступив место более реалистичной дополнительной программе по открытию для промышленной эксплуатации ранее недоступных предпринимателям месторождений нефти и газа в заповедных природоохранных зонах на Аляске, в районе Скалистых гор и на обширных территориях штатов Юта и Колорадо.

 
В соответствии с программными платформами республиканской партии, начиная с 2001 г. главной задачей президентской администрации стала разработка и принятие нового варианта основного закона о национальной энергетической политики, который изначально был призван обеспечивать долговременную правовую основу осуществления энергетической стратегии американских неоконсерваторов, включавшей 9 пунктов.

 
К ним относились: 1) разведка и ускоренное введение в эксплуатацию новых месторождений угля, нефти и газа на американской территории; 2) облегчение для энергетических компаний процесса оформления федеральных лицензий на добычу нефти, природного газа и шельфовых запасов метановых гидратов, расширение налоговых льгот для внутренних производителей традиционного топливно-энергетического сырья и в первую очередь природного газа, субсидирование строительства новых энергетических трубопроводов; 3) беспрепятственное использование известных ранее, но позднее законсервированных нефтегазовых месторождений в федеральных заповедных районах, таких как северный склон Аляски, при соблюдении природоохранных ограничений; 4) повышение внутренних закупочных цен на топливное сырье до уровня, достаточного для обеспечения рентабельной работы малого и среднего добывающего бизнеса; 5) расширение налоговых льгот для производителей смешанного автомобильного топлива на базе этанола и метанола, субсидирование перспективного внедрения топливного водорода; 6) продолжение разработки и использования эффективных технологий «чистого угля»; 7) расширение налоговых льгот для модернизации действующих и строительства новых АЭС, электростанций на возобновляемых энергетических источниках, а также для параллельной коммерческой выработки электроэнергии в промышленности с использованием когенерации; 8) модернизация и расширение сетей электропередач, введение новых нормативов безопасности и систем объединенного диспетчерского контроля для предотвращения аварийных отключений электроснабжения; 9) обеспечение федеральных кредитов и дополнительных налоговых скидок для роста использования солнечной энергии в жилищно-коммунальном хозяйстве. [10]

 
Столкнувшись при этом с принципиальной оппозицией демократического большинства в Сенате США, который с 2001 по 2005 г. неоднократно блокировал принятие новых энергетических законопроектов, республиканская президентская администрация была первоначально вынуждена приступить к реализации своих замыслов в основном административным путем без необходимой законодательной поддержки и существенных изменений уже сложившихся пропорций бюджетного финансирования. В основе такого конфликта интересов лежало четкое понимание большинством законодателей того непреложного факта, что избыточное расширение бюджетного стимулирования внутренней добычи и рыночного предложения минерального топлива преимущественно в интересах крупных энергетических корпораций хотя и поддерживает национальный энергетический бизнес, но в конечном итоге повлечет прямое и косвенное повышение розничных цен, снижение уровня социальных затрат и неприемлемую дополнительную налоговую нагрузку для всего населения.

 
В рамках 7 постоянных направлений практических действий президентской администрации, впервые обоснованных в программном правительственном докладе по национальной энергетической политике 2001 г., в США в этот период проводились отдельные мероприятия по укреплению энергетической безопасности и диверсификации энергоснабжения, модернизации энергетической инфраструктуры, совершенствованию энергетического законодательства и отраслевых нормативных документов, общему повышению энергетической эффективности экономики, а также компромиссному совмещению интересов энергетики и охраны окружающей среды. [11]

 
Вместе с тем, главным недостатком подхода администрации Дж. Буша к энергетическому регулированию явилась ее неспособность четко выделять основные приоритеты и концентрировать на них все имеющиеся средства. В результате, хотя по данным авторитетного американского аналитического «Института Катона» (“Cato Institute”) Дж. Буш оказался самым расточительным и малоэффективным главой государства за последние 40 лет, ему так и не удалось решить основные энергетические проблемы, а страна оказалась на грани реального топливного кризиса. [12]

 
Одобренный Конгрессом лишь после неоднократных задержек и 4 лет напряженных обсуждений в августе 2005 г. новый федеральный «Закон об энергетической политике»  вызвал острые дебаты между представителями республиканской и демократической партий обеих палат и в окончательной редакции приобрел явно выраженный компромиссный характер. [13]

Схема 1. Основные целевые структурные элементы и направления действия «Закона об энергетической политике» 2005 г.


Составлено автором. Условные обозначения: (Д) – положения закона, разработанные и выдвинутые демократами, (Р) – направления, предложенные республиканцами, (Р, Д) – направления, поддерживаемые обеими партиями.

 
Как показано на схеме 1 из 11 главных направлений его практической реализации, 3 направления были разработаны и выдвинуты демократами, еще 3 были предложены республиканцами, а остальные 4 в равной степени поддерживались представителями обеих партий. Предусматривая предоставление в предстоящие 10 лет ряд различных льгот и субсидий, эквивалентных примерно 14,5 млрд. долл., этот закон в первую очередь позволяет расширить разведанные внутренние запасы нефти, природного газа, активизировать их эксплуатацию, повысить выработку электроэнергии, а также способствует увеличению доли используемых альтернативных энергетических источников. Потребители энергии получили право на предоставление налоговых послаблений при установке дополнительной теплоизоляции стен, энергосберегающих окон и солнечных нагревательных панелей, а также при покупке транспортных средств, работающих на смешанных видах топлива. Тем не менее при утверждении закона республиканцам удалось отстоять такое распределение предусмотренных в нем бюджетных затрат, при котором основная часть субсидий и кредитов оказалась предназначенной традиционному энергетическому бизнесу для стимулирования роста внутренней добычи топливного сырья, а расширенный переход к энергосбережению и использованию возобновляемых энергетических источников был отложен на будущее. Главным недостатком нового закона оказалось то, что он никак не защищал потребителей от стремительного роста цен на топливо. 

Из указанной общей суммы прямого и косвенного федерального субсидирования, 2,6 млрд. долл. было предназначено на налоговые субсидии нефтегазовых буровых работ, строительства трубопроводов и новых нефтеперерабатывающих предприятий; 3,1 млрд. долл. выделено в виде налоговых скидок для субсидирования строительства новых атомных электростанций; 2,8 млрд. долл. должно быть использовано на повышение надежности электроснабжения; 2,9 млрд. долл. зарезервировано для угольных компаний на разработку новых технологий безотходного производства газообразного и жидкого топлива из угля; на перспективное развитие всех видов возобновляемых энергетических источников предусмотрено 3,1 млрд. долл. 

Предусмотренное законом целевое налогообложение рассчитано на поступление в бюджет всего около 3 млрд. долл. и поэтому реализация намеченных мероприятий в указанные сроки потребует дополнительного перераспределения в рамках федерального бюджета 11,5 млрд. долл.

Примечания. 

10. Ensuring an Affordable, Reliable, More Independent Energy Supply // A Safer World and a More Hopeful America: The 2004 Republican Party Platform. – New York: Republican National Committee, 2004. – 92 p.

11. National Energy Policy: Reliable, Affordable, and Environmentally Sound Energy for America’s Future. – Wash.: National Energy Policy Development Group, 2001. – 170 p.

12. Дж. Буш-младший намного опередил по росту государственных расходов (в среднем составившему 8%) всех своих наиболее расточительных предшественников – Л. Джонсона (1963-1969 гг., при нем бюджетные расходы выросли на 4,6%), Дж. Форда (1974-1977 гг. – на 3%), Дж. Картера (1977-1981 гг. – на 2,4%) и Р. Рейгана (1981-1989 гг. – на 1,9%). При Дж. Буше по оценкам Исследовательской службы Конгресса, бюджетные затраты без существенной конечной отдачи были увеличены практически по всем направлениям – военные расходы выросли на 8,8%, различные адресные субсидии, в том числе и энергетические – на 4,7%, ассигнования на различные хозяйственные и гуманитарные проекты – на 7,7%; начиная с сентября 2001 г., только на активные военные операции в Афганистане и Ираке США затратили свыше 360 млрд. долл. Washington ProFile. – 2005. – 3 октября.

13. “Energy Policy Act of 2005”, PL 109-4, Aug. 8, 2005, 119 Stat. 17 (42 U.S.C. 1305).

4. Энергетический фактор в предвыборной кампании 2004 г.

Президентские выборы в США 2004 г., проходившие в условиях стремительного роста мировых и внутренних цен на нефть и прочие энергоносители, в очередной раз резко обострили интерес широких кругов американских избирателей к энергетическим проблемам. При этом очевидное намерение любой ценой обойти конкурента в риторических предвыборных схватках вынудило как действующего президента Дж. Буша, так и его соперника – сенатора-демократа Дж. Керри, предложить в качестве главной приманки для избирателей одну и ту же пока практически недостижимую цель – достижение США уже в обозримом будущем независимости от ближневосточной нефти. 

Оба кандидата выдвинули свои собственные варианты программы национальной энергетической стратегии, в основе которых лежали во многом совпадающие намерения активизировать государственное регулирование энергетических рынков, расширять налоговые льготы для стимулирования добычи нефти, природного газа и использования альтернативных источников энергии, добиваться более экономного использования моторного топлива и электроэнергии, ускорить строительство нового транс-аляскинского газопровода, активизировать внедрение новейших технологий «чистого угля» и увеличивать федеральное финансирование использования топливного водорода. 

В позициях кандидатов имелись и очевидные различия. Так, к примеру, Дж. Буш предложил срочно открыть для добычи нефти месторождения на заповедных территориях Аляски, против чего резко возражали демократы. [14] Президент также был намерен продолжать осуществлять вызывающие критику оппозиции меры по частичной отмене жестких природоохранных стандартов для повышения рентабельности эксплуатации нефтеочистительных предприятий и старых электростанций с изношенным оборудованием.

В отличие от Буша, предпочитавшего подчеркивать свою постоянную заботу о снижении налоговых выплат и повышении уровня предложения традиционных топливных продуктов на энергетических рынках, Керри выдвинул более широкие инициативы по ужесточению государственных стандартов на энергопотребление и внедрению новых энергосберегающих технологий. В частности он предложил резко увеличить непопулярную обязательную норму пробега новых автомобилей расчете на 1 галлон топлива, субсидировать из федерального бюджета разработку для них более экономичных гибридных бензино-электрических двигателей и добиться к 2020 г. увеличения доли возобновляемых источников при производстве электроэнергии до 20%. 

В конце мая 2004 г. явно стремясь привлечь к себе дополнительное внимание избирателей, сенатор Керри выступил с заявлением, где подчеркивалось, что стремительный рост цен на нефть и бензин напрямую ведет страну к новому экономического кризису, а продолжающееся обострение военно-политической ситуации в Ираке и на Ближнем Востоке, вызвано агрессивной внешнеполитической стратегией команды Буша, серьезно угрожает национальной безопасности США. В этой связи демократический кандидат предложил в виде срочной меры немедленно прекратить наполнение стратегического нефтяного резерва и направить высвобождающиеся (на самом деле весьма незначительные) объемы нефти на внутренний рынок для снижения цен на автомобильное топливо. Кроме того, демократы потребовали, чтобы президент Дж. Буш незамедлительно оказал политическое давление на руководство Саудовской Аравии и других нефтедобывающих стран для увеличения поставок их топливного сырья в США.

Отвергнув вначале эту рекомендацию, как имеющую чисто предвыборную направленность, президентская администрация в сентябре 2004 г. и позднее в 2005 г. все же была вынуждена согласиться на использование нескольких миллионов баррелей из основных федеральных стратегических нефтяных запасов для предотвращения последствий серии катастрофических ураганов, ставших косвенным следствием процесса глобального потепления из-за роста энергетического загрязнения атмосферы и временно приостановивших добычу нефти и газа в Мексиканском заливе.

В середине 2004 г. Дж. Керри и демократический кандидат на пост вице-президента Дж. Эдвардс выдвинули уже свой собственный, ускоренный и явно нереальный с экономической точки зрения план полной ликвидации зависимости США от всех зарубежных поставок нефти, рассчитанный на 10 лет и предполагающий общие бюджетные затраты в размере до 30 млрд. долл. На перспективу до 2020 г. их план ставил две конкретные задачи национального масштаба. В их числе было названы обеспечение выработки только на базе таких альтернативных возобновляемых источников, как ветер, солнечная энергия, этанол, растительная и животная биомасса не менее 20% электроэнергии вместо нынешних 2% и получение до 20% используемого в стране моторного топлива вместо современных 2,8%. Более конкретно экстренный энергетический план Керри-Эдвардса предлагал выделение федеральных бюджетных ассигнований в размере не менее 5 млрд. долл. на реализацию программы по осуществлению продуктивного «партнерства для обеспечения чистых видов топлива» между государством, агропромышленными корпорациями и частными перерабатывающими предприятиями с целью крупномасштабного получения синтетического топлива из зерновых культур, соевых бобов, и различных видов сельскохозяйственных отходов, а также непосредственно из растительной целлюлозы. Дополнительные 5 млрд. долл. предполагалось затратить на создание новых рабочих мест, связанных с производством альтернативных топливных смесей на спиртовой основе. 

Кроме того, еще 10 млрд. долл. планировалось направить на разработку и внедрение новых методов интенсивного малоотходного сжигания угля, позволяющих расширить его использование для выработки электроэнергии без риска загрязнения окружающей среды и опасных климатических изменений. И, наконец, дополнительные 10 млрд. долл. предлагалось выделить отечественным автомобильным фирмам для производства экологически безопасных автомобилей на альтернативном топливе, для приобретения которых предполагалось выделять разовые целевые налоговые кредиты потребителям в размере до 5 тыс. долл. Для финансирования более широкого использования экологически чистых альтернативных источников демократические кандидаты предложили сформировать специальный дополнительный федеральный «Траст-фонд энергетической безопасности» (“Energy Security Trust Fund”), финансируемый за счет топливных акцизов и штрафных выплат предприятий за сверхнормативное загрязнение окружающей среды.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Научный журнал

    Документ
    Журнал «Вестник гуманитарного института ТГУ» издается Тольяттинским государственным университетом. В журнале публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии,
  2. С. Б. Борисов Человек. Текст Культура Социогуманитарные исследования Издание второе, дополненное Шадринск 2007 ббк 71 + 83 + 82. 3(2) + 87 + 60. 5 + 88

    Документ
    Борисов Сергей Борисович (р. 1963) – доктор культурологии, кандидат философских наук, профессор кафедры культурологии Шадринского государственного педагогического института.

Другие похожие документы..