Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Практикум'
Д71 Стандарты бухгалтерского учета и налогообложения. Управление рисками и технология принятия решений в нестандартных ситуациях. Учетная политика ор...полностью>>
'Документ'
Психиатрия Пожалуй, нет в медицине такой науки, судьба которой была бы сравнима с судьбой психиатрии. Ибо в фокусе теории и практики психиатров душа...полностью>>
'Документ'
Соціальна робота: діалог науки і практики [Текст] : бібліогр. покажч. / Волин. обл. б-ка для юнацтва ; [уклад. Н. А. Ількевич]. – Луцьк : [б. в. ], 2...полностью>>
'Документ'
Чтобы успешно сдать зачёт, необходимо знать основные понятия темы (термины, законы, определения), объяснять причинно-следственную зависимость между св...полностью>>

Главная > Методические указания

Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Уральский государственный технический университет – УПИ»

АКСИОЛОГИЯ И ЕЕ МЕСТО В СТРУКТУРЕ

ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ

Методические указания по курсу «Философия» для студентов всех форм обучения всех специальностей

Екатеринбург

2010

Составитель: В.А.Медведев.

Научные редакторы: доцент, к. филос. наук Н.А. Скоробогацкая

доцент, к. филос. наук О.Е. Дороненко

Рецензент: зав. каф. философии УрГПУ, проф., д. филос. наук Л.А. Беляева

Название: Аксиология и ее место в структуре философского знания: Методические указания по курсу «Философия» для студентов всех форм обучения всех специальностей.

Методическая разработка посвящена рассмотрению такой важной философской дисциплины как аксиология, ее предмета, соотношения с другими философскими и научными дисциплинами, разделами знания. Материал излагается таким образом, чтобы дать общее представление об аксиологии как самостоятельной философской дисциплине. Лекция снабжена фрагментами первоисточников по теме. К ней прилагаются контрольные вопросы, способствующие закреплению материала. Методические указания являются необходимым пособием для самостоятельной работы студентов в изучении курса философии, для подготовки к семинарским занятиям и экзамену.

Библиогр.: 12 назв.

Подготовлено кафедрой философии УГТУ-УПИ

ЛЕКЦИЯ. Аксиология и ее место в структуре философского знания

ВВЕДЕНИЕ

«Аксиология» (от греч. αξια – ценность)  в буквальном переводе означает – «слово о ценностях». Предметная область характеризуемой дисциплины довольно точно определяется этим обозначением. Аксиология является философской дисциплиной, изучающей ценностный мир человека, ценностный аспект (содержание) человеческой жизнедеятельности. Основные особенности философской дисциплины определяются структурой изучаемого ею предмета. Отсюда, определение места аксиологии в структуре философского знания требует обращения к предмету аксиологического исследования и, соответственно, понимания того, что представляет собой «ценность» как центральная категория названной дисциплины. Как следствие, первый вопрос данной лекции посвящен рассмотрению основных подходов к определению «ценности»; второй – анализу категории «ценность», рассмотрению ценности как структурообразующего параметра человеческой жизнедеятельности, а третий – обсуждению предмета аксиологического исследования и его места в структуре философского знания.

ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Возникновение аксиологии и основные подходы к определению «ценности».

  2. «Ценность» как философская категория.

  3. Предмет и место аксиологии в структуре философского знания.

  1. Возникновение аксиологии и основные подходы

к определению «ценности»

Как самостоятельная философская дисциплина аксиология выделяется в структуре философского знания довольно поздно. Это не в последнюю очередь связано с тем, что дисциплинарное членение философского знания – явление по меркам истории философии недавнее, во многом определяемое особенностями развития университетского образования и академического знания XVIII-XIX вв., а также процессом институционализации (профессионализации, специализации) познавательного процесса в XIX-XX вв. Весьма симптоматичным в этом отношении является практически одновременное провозглашение в философии II пол. XIX – начала XX вв. таких специализированных дисциплин, как аксиология (теория ценностей), философская антропология, философия науки и др.

Что касается теории ценностей, то основной ее вопрос, впервые сформулированный Сократом, «Что есть благо?» долгое время остается вопросом метафизическим, в равной мере относящимся и к этике, и к онтологии, а отчасти и к теории познания. В античной и средневековой философии ценностные параметры бытия, связанные, главным образом, с этико-эстетическими и религиозными вопросами, категориально не вычленялись, были сложным образом интегрированы в рассуждениях о реальности, истинном бытие. Вопрос о том, что такое ценность как самостоятельное бытие или как одно из свойств сущего на данном этапе не ставится.

Возникновение самостоятельной области философских исследований, получившей название аксиологии, происходит значительно позже в связи с вычленением в понятии бытия двух элементов: реальности и ценности. В отчетливой форме подобная постановка вопроса обнаруживается только на рубеже XIX-XX вв. В это время появляются исследования, направленные на решение вопроса о том, как возможна ценность, каков ее онтологический статус, какое место она занимает в мире, в культуре, в жизни конкретного человека. Складываются разные подходы к решению этого и подобных ему вопросов. Основными из них являются натуралистический, трансцендентальный и культурно-исторический.

Сторонниками первого подхода являются А. Мейнонг, Дж. Дьюи, К.И. Льюис. Источник ценностей в данном случае обнаруживают в натуралистически интерпретированных потребностях человека, а сами ценности фиксируют посредством эмпирических методов и описывают в качестве специфических фактов наблюдаемой реальности. Ценности в этом случае – атрибуты самих предметов действительности, не зависящие от наличия или отсутствия отношения к этим предметам субъектов.

В рамках трансцендентального подхода, развитого баденской школой неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт), ценность – это идеальное бытие нормы, соотносимое не с эмпирическим, а с «чистым», трансцендентальным сознанием. Неокантианцы опираются на введенное И. Кантом понимание «трансцендентального», указывающее на свойства или способности человека вообще, на то, что характерно человеку как таковому и в этом смысле является всеобщим, универсальным и неизменным для человечества в целом. Ценности в этой интерпретации абсолютны и неизменны. Они являются трансцендентальной основой человеческой культуры и не зависят от превратностей исторического процесса. Как отмечает Г. Риккерт, ценности суть принципы бытия, познания и деятельности, обеспечивающие единство «Я» и мира на уровне ценностных содержаний действительного. Подобное понимание позволило В. Виндельбанду обосновать через теорию ценности общезначимость не только нравственного действия, но и теоретического познания в целом.

Наконец, в рамках культурно-исторического подхода, у истоков которого стоял В. Дильтей, ценность является продуктом человеческой культуры. Существует множество равноправных ценностных систем, постижение которых требует развития специальной методологии в рамках сравнительных культурно-исторических исследований. Истолкованию ценностного смысла различных культур посвящены труды О. Шпенглера, О. Тойнби, П. Сорокина. Впоследствии данный подход к интерпретации ценностей разрабатывается в западном обществознании. Он же в несколько измененной форме обнаруживается в отечественных исследованиях, посвященных проблемам аксиологии и ценностного сознания. Правда, в последнем случае правильнее говорить уже не о культурно-историческом, а о социокультурном подходе к решению аксиологических вопросов. Именно этот подход будет использован в ходе раскрытия следующего вопроса рассматриваемой темы.

  1. «Ценность» как философская категория

Данная часть лекции посвящена рассмотрению ценности как феномена культуры. В ней вводятся основные понятия, характеризующие ценность как философскую категорию, приводится одна из возможных классификаций ценностей. При этом основой для решения соответствующих задач является третий из названных выше, культурно-исторический или социокультурный, подход к определению «ценности» как категории современного социально-гуманитарного знания. Обратите на это внимание, когда будете отвечать на приведенные в конце лекции вопросы для закрепления материала.

В рамках данного подхода ценностьэто феномен человеческой культуры. Ценности определяют значимость для человека объектов, явлений, параметров его собственной жизни. Они связывают между собой жизненный мир человека и надындивидуальное пространство социального взаимодействия. «Ценности, – пишет И.Ф. Игнатьева, – это некие системы измерения, системы смыслов, которыми человек руководствуется в своей жизни» (5: 61). Они являются социокультурными образованиями, придающими целостность пространству взаимодействия людей, «скрепляют» социокультурный контекст, будучи «интеграторами» общезначимого для его представителей смысла. Это основания, относительно которых разрозненное множество атрибутов, параметров, фрагментов человеческой жизнедеятельности интегрируется в качестве социокультурного содержания общественной жизни (2: 365-369). Они укоренены в структуру человеческой жизнедеятельности и, что особенно важно, постоянно эволюционируют, сопутствуют изменению, развитию подобной «структуры», т.е. эволюции культурного контекста и людей, наполняющих его жизнью. Данное понимание «ценности» отличается от неокантианской трактовки. «Ни одна ценность не является абсолютной», – утверждают Ф. Ницше, Х. Ортега-и-Гассет. «За пределами человеческой культуры нет ценностей», – настаивают отечественные исследователи. «Человек – мера всех вещей, существующих, что они существуют и не существующих, что они не существуют» – эхом отзывается высказывание Протагора в рамках данной позиции.

В философских исследованиях «ценность» представляет интерес прежде всего в силу ее глубокой укорененности в процесс восприятия, осознания человеком себя в ходе взаимодействия с окружающим миром. Ценность служит социокультурным регулятивом, связывающим плоскость мировоззрения с практическим содержанием человеческой жизнедеятельности.

Ценность – нечто значимое, как следствие, обладающее значением, т.е. идентифицируемое и вписанное в структуру функциональных зависимостей, определенным образом соотносимых с позицией человека в обществе. Это категория качества, проявленная в виде эталонного образца, по отношению к которому осуществляется «ранжирование» качественного содержания, веса значимости, степени адекватности некоторого фрагмента действительности, будь то вещь, произведение искусства, поступок и др.

Изначально «ценность» – это «ценность чего-то», и уже затем «ценность как что-то». Этимологический аспект данной тенденции очень хорошо показан в работе Л.Н. Столовича «Красота. Добро. Истина». «В языке всех народов, – пишет он, – имеются слова, обозначающие объект ценностного отношения и субъективное его переживание и понимание, – «ценность», «достоинство», «оценка» и т.п. Происхождение этих слов, раскрываемое их этимологией, позволяет постигнуть первую стихийно сложившуюся общечеловеческую концепцию ценности». Суть проведенного ученым этимологического анализа заключается в том, что первоначально смысловой контур рассматриваемого понятия фокусируется на «природном отношении между вещами и людьми», характеризуя «бытие вещей для человека», что предшествует «психологическому» и «социальному» проявлению ценностного отношения. Л.Н. Столович отмечает: «Генезис понятия «ценность»… показывает, что в нём соединились три значения: характеристика внешних свойств вещей и предметов, выступающих как объект ценностного отношения; психологические качества человека, являющегося субъектом этого отношения; отношения между людьми, их общение, благодаря которому ценности обретают общезначимость» (11: 8-10). Причем эти значения образуют конфигурацию единого понятия, в структуру которого постепенно «вплетаются» всё новые грани осознания человеком себя в качестве субъекта ценностного отношения. Данная тенденция характеризует эволюцию человека в ходе развития его «способности» осознавать себя, осваивая окружающий мир, – «эволюции», которая предполагает развитие культуры, языка и, в конечном счете, ценностного отношения человека к миру.

Ценностное отношение – это динамическая зависимость между субъектом социального действия (индивид, социальная группа, народ, человечество в целом) и объектом, в качестве которого выступает материальный предмет, процесс или духовное явление (знания, представления, идеи), наделяемое определенным смыслом, значением. Существование ценностей в качестве феноменов культуры опосредовано постоянным воспроизводством подобных динамических зависимостей между субъектом и объектом ценностного отношения. Ценность – это фиксированная в сознании человека, идентифицируемая индивидом (или общностью людей) смысловая характеристика его отношения к объекту.

Объект ценностного отношения это материальный предмет, процесс, событие или духовное явление, к которому человек стремится, которым дорожит, которое он позиционирует в пределах своего жизненного пространства в качестве близкого (своего) или далекого (чужого), допустимого или неприемлемого, хорошего или плохого, важного или второстепенного и т.д. При этом сама по себе ценность и объект ценностного отношения – это не одно и то же. Ценность – не предмет, событие или явление духовной жизни, обладающее значимостью для субъекта ценностного отношения, но особый вид смысла, который усматривается человеком в этом предмете, событии или явлении.

Ценность – это особый вид реальности. Сама по себе она не существует, хотя и связана не только с человеком, но и с объективным миром. Мир полон ценностей – материальных (вещи, деньги), художественных (произведения искусства), природных (восход солнца, синева неба, капли дождя и порыв ветра, спасающие от зноя), собственно человеческих (смех, красота глаз, справедливое решение, мудрый совет, мужественный поступок). При этом ценность всегда и одновременно - ценность чего-то и ценность для кого-то. Ее основой (объект ценностного отношения) служат явления природы, продукты человеческого творчества и содержания сознания, но в то же время она неизменно антропогена, поскольку существует исключительно в процессе человеческого действия и осмысления, в процессе оценки человеком людей, общества, идей, предметов культуры или природы. Ценности, их виды, объекты, по отношению к которым они проявляются, бывают самыми разными, но в любом случае они обретают статус ценностей только при потенциальном или наличном существовании человека, человеческого сообщества (субъекта ценностного отношения).

Субъект ценностного отношения – тот, кто наделяет объект смыслом, оценивает его значимость для себя. В зависимости от ситуации это индивид, малая или большая общность людей вплоть до человечества в целом. Ценности бывают материальными и духовными, однако и в том, и в другом случае устанавливаются они субъектом ценностного отношения в зависимости от его способности к оценке, которая является делом разума человека, его вкуса, предпочтений, симпатий, потребностей, целей, идеалов и т.д. «Действительность, – пишет В.П. Барышков, – оценивается человеком в категориях «свое – чужое». Первоначально именно это, а не хорошее или плохое – главное в оценке. Благом является свое. Свое означает не принадлежащее мне, а мне соответствующее, соответствующее моим представлениям, моему жизненному опыту, моему укладу жизни. Оценка действительности с позиции «свое – чужое» есть распознавание, идентификация близкого мне» (1: 67). Это позволяет определить ценностное отношение как проекцию осознания человеком себя в ходе освоения окружающего мира, в процессе взаимодействия с ним. Вместе с тем не стоит путать понятие ценности и оценки.

Оценка – это психологический акт, осуществляемый человеком (сообществом), результатом которого является установление, воспроизводство ценности. Ценность же – это тот смысл, мера значимости, то культурное содержание, которое возникает в результате постоянного оценивания людьми обстоятельств, событий, предметов, явлений, с которыми они сталкиваются в своей жизни, самих себя, наконец.

Все, связанное с оценивающими способностями человека, принадлежит области его субъективности, что передается и ценностям. В то же время бытие ценности не ограничивается внутренним миром человека. Ценность является культурным феноменом, существующим в надличностном пространстве социального взаимодействия. Ценности играют важнейшую роль в жизни общества. Они обладают функциями ориентиров, образуют сложный мир смыслов и символов, составляют основу индивидуальных или коллективных суждений, поступков. В них есть регулятивные и нормативные компоненты.

Мировоззренческая, ориентирующая человека в мире функция ценностей очень хорошо показана М. Вебером. Он определяет «ценность» в качестве мировоззренческого параметра, позволяющего сориентировать восприятие человеком окружающей действительности относительно определенного социокультурного (следовательно, исторического) контекста. В этой методологической перспективе окружающий мир сам по себе не является социально значимым, обретая содержание, смысл в результате его отражения в социальном опыте человечества. М. Вебер рассматривает социальную реальность как пространство взаимодействия смыслов. Речь в данном случае идет о «культурной реальности», имеющей заданную параметрами человеческого сознания степень упорядоченности.

В этом плане ценностное содержание социальных процессов – это смысложизненные параметры, которые задают систему координат, позволяющую судить об основном и второстепенном, важном и незначительном, целесообразном и бессмысленном. «Если предмет выступает перед человеком как ценность того или иного рода, то это означает, что он так или иначе включен в условия социального бытия человека, выполняет определенную роль.… Только в рамках этого отношения к человеку предмет и может обладать ценностью», – пишет О.Г. Дробницкий (4: 27, 32). Жизнедеятельность человека служит контекстом, вне которого не существует никаких ценностей, поскольку они являются социокультурными ориентирами, выступающими в качестве фактора осознания, предпосылки восприятия человека и параметра мотивации в процессе его самореализации (См.: 9: 13, 22).

Кроме того, ценности имеют регулятивные, нормативные функции. Любая ценностная система содержит в себе представления о должном, говорит о том, что хорошо, а что плохо; мотивирует человека на осуществление одних поступков и ограждает от других.

Итак, ценности существуют в горизонте человеческого сознания, предполагают множественные акты оценивания человеком того материала, из которого (или по отношению к которому) складывается его духовный опыт, формируется содержание его жизненного пространства. Оценка является основой ценностного отношения со стороны субъекта. В то же время акт оценивания, предпочтения становится возможным исключительно в определенной системе координат, в системе смыслов и символов. Начиная с В. Дильтея подобные системы рассматривают как системы ценностейструктурные целостности, в которых многообразие существующих в той или иной культуре ценностей иерархически упорядочивается в качестве основы мировоззрения и мироотношения человека.

Среди многообразия существующих в культуре ценностей исследователи выделяют сегодня витальные (жизнь, здоровье, качество жизни, природная среда и др.), социальные (общественный статус, трудолюбие, богатство, профессия, семья и пр.), политические (свобода слова, законность, социальная справедливость и др.), нравственные (добро, благо, любовь, дружба, долг, честь, порядочность и др.), религиозные (бог, вера, спасение и др.), эстетические (красота, идеал, стиль, гармония и пр.) и некоторые др. «Каждый человек, ­– пишет П.С. Гуревич, – не просто выбирает ценности. Он придает им различную значимость, то есть выстраивает в определенной иерархической системе. Существуют ли вечные ценности? Некоторые святыни сопровождают историю человеческого рода от самых истоков. Без них человечество не было бы тем, чем оно является. Эти ценности сохраняют в себе статус всечеловеческого. Святость жизни, достоинство свободы, величие любви, лучезарность истины, немеркнущий свет красоты, неиссякаемый исток добра… Истина – Добро – Красота. Вера – Надежда – Любовь. В этих двух триадах испокон веков воплощалась идея высших духовных ценностей человека» (3). Однако в разное время эти универсальные ценности воспринимались внутри конкретных иерархий по-разному. В этом плане необходимо иметь в виду, что с точки зрения (обще)значимости ценности выстраиваются в иерархию: общечеловеческие – цивилизационные – национальные – социально-классовые – локально-групповые – семейные – индивидуально-личностные. Однако в конкретной системе ценностей, которая проявляется на одном из названных уровней, нередко случается так, что, скажем, отдельные национальные ценности оказываются менее значимы, чем те или иные семейные или индивидуально-личностные ценности. Каждая конкретная ценностная система – это неповторимый рисунок предпочтений, индивидуальных и групповых смыслов, который в то же время встраивается в систему культуры вполне предсказуемым образом. И эта предсказуемость определяется логикой распределения ценностей по уровням их общезначимости.

К общечеловеческим ценностям относятся все важнейшие житейские истины, все шедевры мирового искусства, устойчивые нормы нравственности (любовь и уважение к ближнему, честность, милосердие, мудрость, стремление к красоте и др.). Среди национальных ценностей, которые занимают важнейшее место в жизни любого народа и отдельно взятой личности и при этом более конкретны, более материализованы, стоит упомянуть Кремль, Пушкина, труды Ломоносова, первый спутник и т.п. применительно к культуре русского народа; Лувр, Эйфелеву башню и др. применительно к французской национальной культуре и пр. Социально-классовые ценности связаны с интересами и мироощущением отдельных классов и социальных групп. Они менее устойчивы и разнообразны, чем национальные, а тем более общечеловеческие. Локально-групповые ценности объединяют сравнительно небольшие группы людей как по месту их проживания, так и по возрасту. Они отражают некоторые социально-типичные предпочтения в сфере культуры. К семейным ценностям относятся все положительные фамильные традиции (нравственные, профессиональные, художественные или даже чисто бытовые). Семейные ценности имеют огромную роль в становлении культуры. От физического и нравственного здоровья семьи зависит процветание всего человечества. Наконец, индивидуально-личностные ценности включают в себя идеи и предметы, особенно близкие отдельно взятому человеку. Они могут быть позаимствованы в окружающей социально-культурной среде или созданы в результате индивидуального творчества.

Относительность и подвижность ценностей убывают по мере того, как они становятся достоянием все большего числа людей. Общечеловеческие ценности – наиболее устойчивые во времени. В то же время индивидуально-личностные ценности непрерывно меняются в течение человеческой жизни. Изучение ценностей, их иерархии, динамики, взаимодействия в рамках человеческой культуры (на различных уровнях ее рассмотрения) – задача междисциплинарная, выполнить которую по силам лишь для комплекса социально-гуманитарных дисциплин. В этих условиях большой интерес представляет вопрос о том, какова роль собственно аксиологии в процессе решения данной задачи. Ответу на этот вопрос посвящена следующая часть лекции.

  1. Предмет и место аксиологии в структуре философского знания

Категория ценности представляет большой интерес в контексте изучения социокультурных параметров человеческой жизнедеятельности. Она позволяет соотносить процесс осознания и самореализации человека, видения им себя, идентификации окружающего мира, с одной стороны, и параметры социокультурного контекста, в котором это осуществляется – с другой. «Ценность» позволяет работать с вопросами опосредованности социальных процессов человеческим осознанием, сохраняя при этом возможность сопоставления различных масштабов концептуализации человеческой жизнедеятельности.

В этом отношении ценность как объект рассмотрения представляет интерес и для теории познания, и для онтологии, и для социальной философии. Причем в данном случае речь идет о ценностях как таковых. Если же обратиться к отдельным категориям ценностей, то данный объект рассмотрения оказывается сопоставимым с предметом изучения этики, эстетики, философии религии и ряда других дисциплин (в каждом из этих случаев речь идет, соответственно, об этических, эстетических, религиозных и прочих ценностях). И это только философские дисциплины, наряду с которыми уместно вспомнить о таких научных дисциплинах, как социальная психология, социология, история, экономика, культурология, каждая из которых также занимается изучением ценностей (См.: 7: 15). Все это делает весьма актуальным вопрос о параметрах идентификации предмета аксиологии как самостоятельной философской дисциплины.

Аксиология – философская дисциплина, изучающая ценности как смыслообразующие основания человеческого бытия. Ценность изучается в аксиологии в качестве типа связи между духовным миром человека и социокультурным контекстом его жизни. Основная задача аксиологии связана с анализом того, как возможна ценность в общей структуре бытия и как она соотносится с миром наличного бытия, с данностями общества и культуры, как ценности, будучи обращены к человеку, реализуются в действительности.

На первый план здесь выдвигается осознание человеком себя в ходе освоения окружающего мира. Процесс осознания опосредует самореализацию человека и в то же время является процессом взаимодействия, который становится возможным в системе координат, основанной на человеческих ценностях. Или, иначе, основания системы координат, в пределах которой становится возможным взаимодействие социальных субъектов, определяются в качестве ценностных оснований жизнедеятельности соответствующего сообщества. В этом смысле, аксиология изучает духовные образования, за счет которых индивидуальное жизненное пространство человека оказывается интегрированным в социокультурную систему определенного человеческого сообщества.

Аксиологическое исследование предполагает обращение к ценностному содержанию человеческой жизнедеятельности. Это исследование, в котором любой объект изучается с точки зрения его «обращенности» к человеку. Изучая ценности, исследователь обращается к структурообразующим параметрам человеческой жизнедеятельности. Его интересует в данном случае остов соответствующих процессов, проявленный с точки зрения осознания человеком себя, идентификации им пространства, условий, особенностей собственной жизни.

Критерием, позволяющим выделить человека на фоне окружающего мира, служит его способность формировать пространство собственной жизнедеятельности, причем формировать его не просто в смысле обеспечения условий своего выживания, а в смысле созидания социокультурной реальности, которой безотносительно к человеку не существует. Речь идет о формировании жизненного пространства, которое выступает в качестве системы координат, позволяющей человеку ориентироваться в окружающем мире как наполненной для него смыслом реальности.

В этом отношении ценность как предмет аксиологического исследования интересна именно тем, что обращение к ней предполагает рассмотрение окружающего мира с точки зрения его идентифицируемости человеком в качестве наполненного смыслом жизненного пространства. Ценностное содержание есть по определению «человекоразмерное» содержание. Ценность, будучи предметом исследования, фокусирует философа на параметрах осознанности соответствующих процессов, явлений. А это означает обращение к изучаемому предмету с точки зрения его интеграции в мировоззренческом горизонте индивида, сообщества, являющегося носителем соответствующих ценностей (или субъектом ценностного отношения).

Структура аксиологии представляет собой совокупность направлений изучения ценностей, которые уместно будет охарактеризовать как, во-первых, исследования, посвященные постижению природы ценностного отношения (ценности), во-вторых, исследования, направленные на формирование и проработку концептуальной модели ценностного отношения, ценности, следовательно, изучение структуры, особенностей, типологического ряда ценностных отношений, функциональной зависимости между различными ценностями, форм их реализации в качестве структурообразующих параметров духовного мира человека, сообщества, наконец, в-третьих, исследования, ориентированные на операционализацию соответствующих концептуальных моделей (аксиологические теории) применительно к изучению конкретных культурно-исторических параметров воспроизводства ценностных отношений, ценностного сознания, ценностей. В последнем случае речь заходит об изучении роли, места, функционального проявления ценностей в качестве оснований конкретных социокультурных контекстов, их динамики и соотношения в рамках сопоставления различных (синхронно и исторически) социокультурных систем.

Первое направление исследований является областью соприкосновения аксиологии с онтологией, второе – характеризуется в качестве «теоретического ядра» аксиологической проблематики, соприкасаясь с множеством специальных философских исследований, тогда как третье – граничит, главным образом, с проблематикой социологических, исторических и других научных исследований ценностного аспекта, содержания человеческой жизнедеятельности.

Итак, аксиология – специальная философская дисциплина. В этом качестве она непосредственно взаимодействует: 1) с другими специальными философскими дисциплинами (философская антропология, социальная философия, этика, философия науки), 2) с онтологией как уровнем философского знания, который концептуально предшествует специализированным философским исследованиям, а также 3) с конкретно-научными дисциплинами. При этом очевидно, что характер связей структурно своеобразен для каждого из этих случаев. Одно дело – взаимодействие различных фрагментов в пределах одного методологического подуровня (специальные философские дисциплины), другое – между различными подуровнями (подуровни философии) и третье – между разными уровнями теоретического познания, т.е. между философией и конкретной наукой. И речь в данном случае не идет о простоте или сложности, о степени интенсивности или эффективности взаимодействия соответствующих отраслей знания с точки зрения взаимообмена, трансляции познавательного ресурса. Подобные вопросы, безусловно, представляют интерес для исследования, однако в данном контексте актуальным является не прагматический, а структурный аспект проявления методологических связей аксиологии. Именно это позволяет идентифицировать ее дисциплинарную позицию и, следовательно, функциональные параметры интеграции дисциплины в общий ход развития познавательного процесса.

Предметом аксиологического исследования является «ценность», ценностный аспект человеческой жизнедеятельности. Особенности изучения последнего определяются системой онтологических представлений, предшествующих аксиологическому исследованию в качестве «фрагмента» его методологических оснований. Они являются проекцией определенной онтологической концепции, параметры которой детализируются в ходе изучения конкретного (с точки зрения философии) предмета исследования. И это, наряду с проблемой концептуализации ценности в качестве онтологического образования, служит точкой соприкосновения аксиологии с онтологией. В то же время ценность является объектом рассмотрения, исследование которого становится особенно актуальным в контексте формирующегося в современном познании идеала научной рациональности. Изучение ценностей, их структуры, особенностей, эволюции оказывается одним из путей движения к осознанию принципа социокультурной обусловленности познания, когнитивной насыщенности социальных процессов и, более широко, обусловленности «действительного» характером социокультурной заданности соответствующей системы координат, остов которой представляет собой структуру мировоззренческих оснований, воспроизводимых в качестве ценностей. Соответственно, изучение аксиологической проблематики под данным углом рассмотрения проявляет аксиологию в методологической функции по отношению, с одной стороны, к дисциплинам социально-философского цикла и, с другой – к социально-гуманитарным наукам. Причем если на уровне специальных философских дисциплин подобное взаимодействие носит методологический характер разработки соответствующей концептуальной модели, то в формате взаимодействия специальной философской дисциплины (аксиология) и конкретной науки оно приобретает «общемировоззренческие» особенности применения сформированной в философии системы представлений в ходе фактологически ориентированных научных исследований.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Аксиология является философской дисциплиной, особенности предмета которой обусловливают ее позиционирование в структуре философского знания и наделяют аксиологическое исследование определенным значением с точки зрения общей тенденции развития познавательного процесса. Предметом аксиологического исследования является ценностный мир человека, ценностный аспект человеческой жизнедеятельности. А поскольку он представляет интерес для целого ряда отраслей социально-гуманитарного знания, актуальным становится вопрос о параметрах идентификации аксиологии как самостоятельной дисциплины, а также ее взаимоотношениях с другими философскими и конкретно-научными дисциплинами. Понимание особенностей взаимодействия соответствующих дисциплин важно, по крайней мере, в двух отношениях. Во-первых, это дает возможность сформировать отчетливое представление об аксиологии как отрасли философского знания. И, во-вторых, принципиальное значение имеет сама постановка вопроса о взаимодействии разных отраслей знания, тем более что это позволяет соотнести данную лекцию с другими темами курса.

ФРАГМЕНТЫ ПЕРВОИСТОЧНИКОВ ПО ТЕМЕ

Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт

многомерной реконструкции

И философ, и социолог, и психолог, и совсем далекий от науки человек согласятся с утверждением, что проблемы, связанные с человеческими ценностями, относятся к числу важнейших для любой из наук, занимающихся человеком и обществом. Важнейших прежде всего в силу того, что ценности выступают интегративной основой как для отдельно взятого индивида, так и для любой малой или большой социальной группы, культуры, нации, наконец, для человечества в целом. Такой глубокий и проницательный мыслитель, как Питирим Сорокин усматривал в наличии целостной и устойчивой системы ценностей важнейшее условие как внутреннего социального мира, так и мира международного… Разрушение ценностной основы неминуемо ведет к кризису (это относится как к личности, так и к обществу в целом), – выход из которого возможен только на пути обретения новых ценностей (7: 15).

Ефремов И.А. Таис Афинская

Таис: Как они могли разрушить прекрасные Афины – храмы, стои, фонтаны! Зачем?

Птолемей: …прекрасное служит опорой души народа. Сломив его, разбив, разметав, мы ломаем устои, заставляющие людей биться и отдавать за родину жизни. На изгаженном, вытоптанном месте не вырастет любви к своему народу, своему прошлому, воинского мужества и гражданской доблести. Забыв о своем славном прошлом, народ обращается в толпу оборванцев, жаждущих лишь набить брюхо и выпить вина!

Таис: Птолемей прав – Мардовий жег и разрушал прежде всего храмы, стои и галереи скульптур и картин. Но мои соотечественники не стали ничего восстанавливать … до той поры, пока персы не были изгнаны из Эллады. Чёрные раны на нашей прекрасной земле укрепляли их ненависть и ярость в боях с азиатскими завоевателями…

Александр: Ты хочешь сказать, что не только само прекрасное, но и лицезрение его поругания укрепляет душу в народе?

Таис: Именно так, царь. Но только в том случае, если народ, сотворивший красоту своей земли, накопивший прекрасное, понимает, чего он лишился!

(5: 212).

Фундаментальные особенности духовного

1. Непреходящий (вечный), общечеловеческий характер высших духовных ценностей, выражение в них предельных смысложизненных параметров и ориентиров человеческого бытия и познания и, вследствие этого, непереводимость «без остатка» на язык логики и дискурсивного мышления, несводимость к однозначным интерпретациям.

2. Устремленность, направленность духовного на должное, идеальное, еще не состоявшееся, не понятое в рамках наличного бытия, но отвечающее человеческой природе в ее безграничности развития.

3. Перерастание и «прорыв» духа за пределы рациональности, оптимальности и целесообразности в контексте «своей» цивилизации, актуального социума.

4. Воспроизводство, «выживаемость», сопротивляемость ценностей духа в неблагоприятных социально-политических условиях и авторитарных общественных системах.

5. Преодоление гомогенных тенденций в культуре, принципиальная открытость духовного к инновациям и многообразию.

6. Продуктивный критицизм, бескорыстие и вера выступают как духовно-психологический механизм восхождения человека к высшим ценностям, способ преодоления требований и ценностей наличного бытия и моделирования новых, более совершенных форм жизни, творческой деятельности, свободного самоопределения личности.

<…> духовная культура предстает как такой уровень духовной жизни общества и человека, который определяется мерой освоенности и полнотой реализации личностью и социумом ценностей, концентрирующих в себе общечеловеческий позитивный родовой опыт (гуманизм, движение к истине, добру и красоте как развертыванию творческой природы человека и свободе как условию его самореализации) (Диденко В.Д.). (Цит. по: 9: 34-35).

Риккерт Г. Науки о при­ро­де и на­уки о куль­ту­ре

«Как бы ши­ро­ко мы ни по­ни­ма­ли эту про­ти­во­по­лож­ность, сущ­ность ее ос­та­нет­ся не­из­мен­ной: во всех яв­ле­ни­ях куль­ту­ры мы всег­да най­дем воп­ло­ще­ние ка­кой-ни­будь приз­нан­ной че­ло­ве­ком цен­нос­ти, ра­ди ко­то­рой эти яв­ле­ния или соз­да­ны, или, ес­ли они уже су­щес­т­во­ва­ли рань­ше, взле­ле­яны че­ло­ве­ком; и на­обо­рот, все, что воз­ник­ло и вы­рос­ло са­мо по се­бе, мо­жет быть рас­смат­ри­ва­емо вне вся­ко­го от­но­ше­ния к цен­нос­тям, а ес­ли оно и на са­мом де­ле есть не что иное, как при­ро­да, то и дол­ж­но быть рас­смат­ри­ва­емо та­ким об­ра­зом. В объ­ек­тах куль­ту­ры, сле­до­ва­тель­но, за­ло­же­ны цен­нос­ти. Мы на­зо­вем их по­это­му бла­га­ми (Gu­ter), для то­го что­бы та­ким об­ра­зом от­ли­чить их как цен­ные час­ти дей­с­т­ви­тель­нос­ти от са­мих цен­нос­тей, как та­ко­вых, ко­то­рые не пред­с­тав­ля­ют со­бой дей­с­т­ви­тель­нос­ти и от ко­то­рых мы здесь мо­жем от­в­лечь­ся. Яв­ле­ния при­ро­ды мыс­лят­ся не как бла­га, а вне свя­зи с цен­нос­тя­ми, и ес­ли по­это­му от объ­ек­та куль­ту­ры от­нять вся­кую цен­ность, то он точ­но так же ста­нет час­тью прос­той при­ро­ды. <…>

Что же ка­са­ет­ся ро­да цен­нос­ти, прев­ра­ща­ющей час­ти дей­с­т­ви­тель­нос­ти в объ­ек­ты куль­ту­ры и вы­де­ля­ющей их этим са­мым из при­ро­ды, то мы дол­ж­ны ска­зать сле­ду­ющее. О цен­нос­тях нель­зя го­во­рить, что они су­щес­т­ву­ют или не су­щес­т­ву­ют, но толь­ко что они зна­чат (gel­ten) или не име­ют зна­чи­мос­ти. Куль­тур­ная цен­ность или фак­ти­чес­ки приз­на­ет­ся об­щез­на­чи­мой, или же ее зна­чи­мость и тем са­мым бо­лее чем чис­то ин­ди­ви­ду­аль­ное зна­че­ние объ­ек­тов, с ко­то­ры­ми она свя­за­на, пос­ту­ли­ру­ет­ся по край­ней ме­ре хо­тя бы од­ним куль­тур­ным че­ло­ве­ком. При этом, ес­ли иметь в ви­ду куль­ту­ру в выс­шем смыс­ле это­го сло­ва, речь здесь дол­ж­на ид­ти не об объ­ек­тах прос­то­го же­ла­ния (Be­geh­ren), но о бла­гах, к оцен­ке ко­то­рых или к ра­бо­те над ко­то­ры­ми мы чув­с­т­ву­ем се­бя бо­лее или ме­нее нрав­с­т­вен­но обя­зан­ны­ми в ин­те­ре­сах то­го об­щес­т­вен­но­го це­ло­го, в ко­то­ром мы жи­вем, или по ка­ко­му-ли­бо дру­го­му ос­но­ва­нию. <…>

В са­мом де­ле, яв­ле­ния куль­ту­ры дол­ж­ны быть рас­смат­ри­ва­емы не толь­ко по от­но­ше­нию к цен­нос­ти, но так­же и по от­но­ше­нию к оце­ни­ва­юще­му их пси­хи­чес­ко­му су­щес­т­ву, по­то­му что цен­нос­ти оце­ни­ва­ют­ся толь­ко пси­хи­чес­ким су­щес­т­вом… Так что на са­мом де­ле су­щес­т­ву­ет связь меж­ду про­ти­во­по­ло­же­ни­ем при­ро­ды и куль­ту­ры, с од­ной сто­ро­ны, и при­ро­ды и ду­ха - с дру­гой, пос­коль­ку в яв­ле­ни­ях куль­ту­ры, пред­с­тав­ля­ющих со­бою бла­га, всег­да дол­ж­на учас­т­во­вать оцен­ка, а по­то­му вмес­те с ней и ду­хов­ная жизнь. <…> Но …отож­дес­т­в­ле­ние ду­ха с оцен­кой об­щез­на­чи­мой цен­нос­ти не­до­пус­ти­мо, пос­коль­ку под ду­хом бу­дет ра­зу­меть­ся пси­хи­чес­кое. Не­об­хо­ди­мо, нап­ро­тив, меж­ду ду­хов­ным бы­ти­ем, или пси­хи­чес­ки­ми ак­та­ми оцен­ки, с од­ной сто­ро­ны, и са­ми­ми цен­нос­тя­ми и их зна­чи­мос­тью - с дру­гой, про­во­дить та­кое же рез­кое ло­ги­чес­кое раз­ли­чие, как и меж­ду бла­га­ми и за­ло­жен­ны­ми в них цен­нос­тя­ми, а так­же уяс­нить се­бе, что в "ду­хов­ных цен­нос­тях" центр тя­жес­ти ле­жит не в ду­хов­ном, но в цен­нос­тях. Тог­да уже не к че­му бу­дет бо­лее упот­реб­лять пси­хи­чес­кое для от­г­ра­ни­че­ния куль­ту­ры от при­ро­ды. Толь­ко как оцен­ка свя­за­но оно с куль­ту­рой, но и бу­ду­чи оцен­кой, оно еще не сов­па­да­ет с цен­нос­тью, прев­ра­ща­ющей дей­с­т­ви­тель­ность в куль­тур­ное бла­го (10: 55-58).

Шелер М. Формализм в этике и материальная этика ценностей

Из сказанного следует, что существуют подлинные и истинные ценности качества, образующие собой собственную область предметов, которые обладают своими особыми отношениями и взаимосвязями, и уже как ценностные качества могут быть, например, высшими и низшими и т.д. Но если это так, то между ними могут существовать порядок и иерархия, которые совершенно независимы от бытия мира благ, в котором они проявляются, равным образом от движения и изменения этого мира благ в истории, они же и "априорны" в отношении его постижения… Все ценности (в том числе ценности "добрый" и "злой") являются материальными качествами, которые подчиняются определенному порядку в отношении друг к другу по принципу "высокого" и "низкого", независимо от формы бытия, в которую они облачаются, – предстают ли они перед нами как чисто предметные качества, или как звенья ценностных отношений (например, наличие приятного или прекрасного в чем-либо), или как составная часть благ, или как ценность, которую "имеет вещь". <…>

Порядок, свойственный всей области ценностей, состоит в том, что ценности находятся в "иерархическом соотношении" друг к другу, вследствие чего одна ценность "выше", чем другая, или соответственно "ниже". Этот порядок заложен, как и различие "позитивных" и "негативных" ценностей, в сущности самих ценностей и не относится лишь к "известным нам ценностям".

В особом акте ценностного познания, который называется "предпочтением", осознается, что одна ценность является "более высокой", чем другая. Нельзя утверждать, что высшее бытие ценности "ощущается" точно так же, как и сама отдельная ценность, и что только после этого высшей ценности будет отдано либо не отдано "предпочтение". Скорее лишь в предпочтении необходимо "присутствует" высшее бытие ценности... Но, с другой стороны, не следует также утверждать, что "высшее бытие" ценности означает лишь ее "предпочтение". Ведь даже если высшее бытие ценности действительно дано в предпочтении, то это высшее благо тем не менее является соотношением, зависящим от сущности соответствующей ценности. Поэтому сама "иерархия ценностей" представляет собой нечто абсолютно неизменное, в то время как "правила предпочтения" по-прежнему принципиально изменчивы в истории. <…> Ценности тем "выше", чем они устойчивее, равным образом тем выше, чем меньше они причастны к "экстенсивности" и деликатности; они также тем выше, чем меньше они "обусловливаются" другими ценностями; также тем выше, чем "глубже" "удовлетворение", связанное с их чувствованием; наконец, тем выше также, чем менее условно их чувствование по отношению к наличию определенных существенных носителей "чувствования" и "предпочтения" (12: 47-55).

Ницше Ф. По ту сторону добра и зла

Но не пришли ли мы нынче к необходимости решиться ещё раз на переворот и радикальную перестановку всех ценностей, благодаря новому самоосмыслению и самоуглублению человека, – не стоим ли мы на рубеже того периода, который негативно следовало бы определить прежде всего как внеморальный…? Словом, мы полагаем… что мораль в прежнем смысле, стало быть, мораль намерений, представляла собою предрассудок, нечто опрометчивое, быть может, нечто предварительное, вещь приблизительно одного ранга с астрологией и алхимией, но во всяком случае нечто такое, что должно быть преодолено.

<…> То, что философы называли «обоснованием морали» и чего они от себя требовали, было, если посмотреть на дело в надлежащем освещении, только ученой формой твердой веры в господствующую мораль, новым средством ее выражения, стало быть, фактом, который сам коренится в области определенной нравственности; в сущности, даже чем-то вроде отрицания того, что эту мораль можно понимать как проблему, – и во всяком случае чем-то противоположным исследованию, разложению, сомнению, вивисекции именно этой веры!

<…> Мы же, люди иной веры, – мы, которые видим в демократическом движении не только форму упадка политической организации, но и форму упадка, именно, форму измельчания человека, как низведение его на степень посредственности и понижение его ценности, – на что должны мы возложить свои надежды? – На новых философов – выбора нет; на людей, обладающих достаточно сильным и самобытным умом для того, чтобы положить начало противоположной оценке вещей и переоценить, перевернуть «вечные ценности»; на предтеч новой эры, на людей будущего, закрепляющих в настоящем тот аркан, который влечёт волю тысячелетий на новые пути. Чтобы учить человека смотреть на будущность человека как на свою волю, как на нечто зависящее от человеческой воли, чтобы подготовить великие отважные коллективные опыты в деле воспитания и дисциплинирования с целью положить этим конец тому ужасающему господству неразумия и случайности, которое до сих пор называлось историей, – неразумие «большинства» есть только его последняя форма: для этого когда-нибудь понадобится новый род философов и повелителей, перед лицом которых покажется бледным и ничтожным всё, что существовало на земле под видом скрытных, грозных и благожелательных умов.

<…> Для воспитания истинного философа, быть может, необходимо, чтобы и сам он стоял некогда на всех тех ступенях, на которых остаются и должны оставаться его слуги, научные работники философии; быть может, он и сам должен быть критиком и скептиком, и догматиком, и историком, и, сверх того, поэтом и собирателем, и путешественником, и отгадчиком загадок, и моралистом, и прорицателем, и «свободомыслящим», и почти всем, чтобы пройти весь круг человеческих ценностей и разного рода чувств ценности, чтобы иметь возможность смотреть различными глазами и с различной совестью с высоты во всякую даль, из глубины во всякую высь, из угла во всякий простор. Но всё это только предусловия его задачи; сама же задача требует кое-чего другого – она требует, чтобы он создавал ценности (8).

  • Как Вы думаете, откуда, с точки зрения Ф. Ницше, берутся ценности? Имеют ли они источник возникновения и, если да, то что он собой представляет?

  • Существуют ли, согласно Ф.Ницше, вечные, неизменные ценности? Сравните его позицию в этом вопросе с позициями Г. Риккерта и М. Шелера?

Орлов Б.В., Эйнгорн Н.К. Духовные ценности: проблема отчуждения

В нашей стране проблема ценности начинает целенаправленно разрабатываться с 1960 г. <…> Если обобщить описанные в первых исследованиях по проблеме ценности ее определения и характеристики, то предстает следующая картина.

1. Ценность – это предметы и явления, или их свойства, способные удовлетворять какие-либо потребности и интересы.

2. Ценности – это явления природы и общества, которые полезны и нужны в качестве действительности, цели или идеала.

3. Ценность – то, что значимо для жизнедеятельности субъекта.

4. Ценность – определенное отношение между субъектом и объектом, «не реализованная, но уже требующая реализации возможность».

5. «Ценность – не то, что есть, а то, что должно быть».

6. «Ценность – часть самого человека, нечто весьма близкое и непосредственно переживаемое».

7. Ценность – это то, что достойно человека и его места в мире, то, что способствует борьбе за социальный прогресс, свободу и расцвет человеческой личности.

<…> Исследовательское поле проблемы ценностей к концу 80-х – началу 90-х годов продолжает уточняться. Выделяют в настоящее время три основные группы определения ценности. Первая из них («функциональная») рассматривает ценность как реальный предмет, полезный субъекту теми или иными свойствами. Ее можно было бы назвать утилитарной концепцией ценности, ибо ценность понимается как способность удовлетворять потребности субъекта и практически отождествляется с материальными и духовными благами. Вторая – «оценочная» концепция ценности представляет ее как идеал, познавательное или духовно-практическое отношение к объекту, оценку. Третья концепция, являясь «сигнификативной» или «значимостной», отождествляет ценность со значимостью (9: 12-15).

  • Как Вы думаете, есть ли здесь определение, с которым мог бы согласиться Г. Риккерт или, скажем, Ф. Ницше?

Барышков В.П. Рациональное и иррациональное в ценностном освоении действительности

«Окультуренный способ освоения действительности, ее раскрытие, придание ей человеческого смысла связан с ценностным освоением. Выявить содержание понятия «ценность» можно через соотнесение его с понятием «рациональное» и «иррациональное». Под рациональным подразумевается нечто заключающее в себе разумность, организованное на основе разума или постигаемое разумом. Под ценностью понимаются идеальные установки и предпочтения, выступающие как предписания человеческого поведения. Ценности есть то, на что ориентируется субъект в своей познавательной и практической деятельности.

Ценность амбивалентна. Ее можно понять как рациональное и как иррациональное. С каким понятием рациональности соотносится понятие «ценность»? Ценность и рациональность различны до противоположности как методологические принципы и взаимосвязаны до неразличимого слияния как основания человеческой деятельности.

<…> Ценность и рациональность могут также различаться как системообразующие признаки определенной культуры. Конкретный тип мировоззрения обусловлен преобладанием в общественном сознании эпохи логической или ценностной компоненты. Абсолютизация рациональности как мировоззренческого образца выявила ее ограниченность. Независимо от интерпретации оснований культуры ведется поиск продуктивного синтеза различных ее сторон. Ценностные формы сознания взаимодействуют с научно, объективно ориентированными формами. Ценность и рациональность относительно различаются и как составляющие собственно ценностного отношения. Мысль включается в структуру ценности и ценностного отношения. В данном случае речь идет о природе ценности, а не о ее функциях. Особый интерес представляет соотношение ценности и рациональности в онтологическом аспекте. Ценность соотносится с объективностью как начало субъективное в трактовке бытия. Бытие предметного мира отличается от бытия человека с присущим последнему «человеческим смыслом» (1: 160-162).

  • Как Вы считаете, есть ли место ценностям в научном познании?

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

  1. Какой из перечисленных в лекции подходов к определению ценностей представляется Вам наиболее приемлемым?

  2. Сформулируйте собственное определение понятия «ценность».

  3. Как Вы считаете, существует ли связь между ценностями, жизнедеятельностью людей и процессом осознания человеком себя? В чем она заключается?

  4. Существует ли, по-вашему, феномен общечеловеческих (всеобщих) ценностей? Можете ли Вы назвать какие-нибудь из них?

  5. В чем различие между материалами и духовными ценностями? Какие из них изучает аксиология?

  6. Какие вопросы изучаются в аксиологии? Значимы ли они, по-вашему, с точки зрения решения проблем современного общества?

  7. Как Вы представляете себе структуру философского знания? Какое место в ней занимает аксиология?

  8. Важны ли аксиологические исследования для понимания природы человека и его места в мире?

  9. Важны ли идеи классиков философской мысли для развития аксиологических исследований сегодня? Кто из классиков философии вспоминается Вам при изучении данной лекции?

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Барышков В.П. Аксиология личностного бытия. М., 2005. Гл. 2, 3. С. 56-159.

  2. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 61-273.

  3. Гуревич П.С. Иерархия ценностей // Гуревич П.С. Философия культуры. (Эл. ресурс). Режим доступа: /gurevich_culturephilo/- 15.01.2010.

  4. Дробницкий О.Г. Некоторые аспекты проблемы ценностей // Проблема ценности в философии. М., Л., 1966. С. 25-40.

  5. Ефремов И.А. Таис Афинская: Исторический роман. М., 1981.

  6. Игнатьева И.Ф. Проблема артефакта: онтология, эпистемология, аксиология. Великий Новгород, 2002. С. 60-82.

  7. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. № 4. С. 15-26.

  8. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Прелюдия к философии будущего. М., 2009. (Электронный ресурс). Режим доступа: / author/nicshe_fridrih/nicshe_fridrih_po_tu_storonu_dobra_i_zla/- 15.12.2009.

  9. Орлов Б.В., Эйнгорн Н.К. Духовные ценности: проблема отчуждения. Екатеринбург, 1993. Гл. 1, 2. С. 3-72.

  10. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998.

  11. Столович Л.Н. Красота. Добро. Истина: Очерк истории эстетической аксиологии. М., 1994. Гл. I-IV. С. 8-156.

  12. Шелер М. Формализм в этике и материальная этика ценностей // Шелер М. Избранные произведения. М., 1984. С. 259-337.

 Здесь и далее цифры в скобках обозначают порядковый номер источника в библиографическом списке и номер страницы (после двоеточия).

 Нормативные функции ценностей довольно подробно рассматриваются в работах Т. Парсонса.

29

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методические указания по курсу «философия» для студентов заочного обучения всех специальностей

    Методические указания
    Методические указания состоят из введения, содержания курса, планов семинарских занятий, тематики контрольных работ, рекомендуемой литературы и контрольных вопросов к экзамену.
  2. Методические указания к практическим занятиям для студентов очной формы обучения специальности 080504 «Государственное и муниципальное управление» (1)

    Методические указания
    Целью дисциплины «Территориальная организация населения» является изучение и практическое освоение научных методов территориальной организации хозяйства, принципов и факторов размещения производительных сил.
  3. Методические указания по изучению курса для самостоятельной работы студентов заочной формы обучения всех специальностей Вологда

    Методические указания
    Культурология: Методические указания по изучению курса для самостоятельной работы студентов заочной формы обучения всех специальностей. – Вологда: ВоГТУ, 2007.
  4. Методические указания по подготовке к семинарским занятиям для студентов дневной формы обучения экономических специальностей

    Методические указания
    Методические указания предназначены для студентов I курса факультета экономики и менеджмента дневной формы обучения, изучающих культурологию, и соответствуют рабочей программе дисциплины «Культурология».
  5. Темы (задания) курсовых работ и методические указания по их выполнению для студентов очной, очно-заочной и заочной форм обучения специальности 030501 «Юриспруденция» Москва 2007

    Методические указания
    Темы (задания) курсовых работ и методические указания по их выполнению для студентов очной, очно-заочной и заочной форм обучения специальности 030501 «Юриспруденция»

Другие похожие документы..