Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Различные феномены цветового зрения особенно ясно показывают, что зрительное восприятие зависит не только от вида стимулов и работы рецепторов, но та...полностью>>
'Конкурс'
1.5. Посадові особи замовника, уповноважені здійснювати зв'язок з учасниками (прізвище, ім'я, по батькову, посада та адреса, номер телефону та телефа...полностью>>
'Статья'
Статья написана по результатам проекта, осуществленного Центром независимых социологических исследований (Санкт-Петербург) по заказу Генерального конс...полностью>>
'Документ'
В 1879/80 учебном году институт организационно состоял из десяти классов, при этом в первых четырех давалось общее образование; в 4-м старшем, 5-м и ...полностью>>

Главная > Автореферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

Глазунова Ольга Игоревна

ПОЭТИКА ИОСИФА БРОДСКОГО

Специальность 10.01.01 – русская литература

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Санкт-Петербург

2008

Работа выполнена на кафедре русской литературы на факультете филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

главный научный сотрудник ИРЛИ РАН

Грякалова Наталья Юрьевна

доктор филологических наук,

профессор

Зобнин Юрий Владимирович

доктор филологических наук,

профессор

Тлостанова Мадина Владимировна

Ведущая организация:

Московский педагогический

государственный университет

Защита состоится «____» _________________ 200 года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д.212.232.26 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, 11.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург, Университетская набережная, 7/9).

Автореферат разослан «_____» _________________2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д.212.232.26

кандидат филологических наук С.Д.Титаренко

Для объективного представления замысла поэтических текстов и изучения особенностей функционирования языка художественной литературы необходимы комплексные исследования, направленные на выявление используемых в них принципов лингвистического и построения с учетом своеобразия личности автора, а также обстоятельств его жизни и творчества.

И здесь недостаточно опираться исключительно на литературоведческие или лингвистические методы. Только их взаимодействие способно принести результаты, которые помогут проникнуть в замысел писателя, понять истоки его творчества. Как писал В.В.Виноградов, «лингвистически обоснованная стилистика художественной литературы изучает стиль как внутренне цельную и единую систему взаимосвязанных структурных элементов, находящихся между собою в разных формах связи, соотношений и взаимодействий. Но она не в состоянии по характеру своих приемов, задач и методов привести к пониманию и созданию словесно-художественного произведения как воплощения едино-целостного смысла, «замысла» писателя. Проблемы замысла писателя, идейных тенденций, заложенных в литературном произведении, его тематики, связи сюжета и образов персонажей с действительностью и мировоззрением автора, вопрос о месте данного литературного произведения в общем контексте современной ему литературы, об отношении самого автора к воспроизводимой и художественно преобразованной действительности и многие другие подобные вопросы – связаны с искусствоведческим (в том числе и литературоведческим) понятием стиля и составляют предмет изучения стилистики литературоведческой, а тем самым и поэтики».

Поэтический язык как особый стиль речи, как способ существования языка с «установкой на эстетически значимое творчество» (В.П.Григорьев) рассматривался в работах Б.М.Эйхенбаума, Б.В.Томашевского, Ю.М.Лотмана, В.М.Жирмунского, М.М.Бахтина, В.Б.Шкловского, В.П.Григорьева, М.Л.Гаспарова, Л.Я.Гинзбург. Являясь формой отображения поэтической картины мира, язык художественной литературы обладает рядом специфических особенностей, среди которых особое значение приобретают эмоциональные и экспрессивные средства выражения. По словам В.О.Винокура, «слово в поэтическом языке выступает как знак искусства и мотивируется его законами, а не законами ”практического языка”», и в этой двойственной природе слова кроется глубинная связь между литературоведением и лингвистикой.

В диссертационной работе исследуется природа мыслительной активности и принципы кодирования информации в художественном тексте на уровне лексем, словосочетаний и предложений. Особое значение уделяется ассоциативно-образному мышление и его роли в творчестве, а также принципам существования и развития художественного мышления. На базе проведенных исследований выявляются способы презентации информации по принципу «от противного» при использовании парадокса в поэтических текстах И.Бродского, а также особенности употребления метафорических образов в системе субъективно-авторских символических значений.

Актуальность исследования определяются необходимостью комплексного описания поэтического языка одного из наиболее значительных представителей русской поэзии ХХ века – Иосифа Бродского.

На защиту выносятся следующие положения:

1) В процессе передачи информации наряду с нормативным использованием языковых единиц используются не зафиксированные в системе языка авторские новообразования. В отличие от ошибки, сознательное отступление от нормы всегда функционально оправданно и имеет своей целью эксплицировать значения, которые выходят за рамки бытового общения и не могут быть переданы с помощью общепринятых языковых средств выражения.

2) При сознательном отступлении от языковых норм «кодирование» информации в художественном тексте остается в рамках логических принципов существования и развития языка и литературы, что дает возможность читателю, используя здравый смысл, опыт и аналитические способности, восстанавливать недостающие фрагменты, постигая смысл произведений автора и его творчества в целом.

3) В основе преобразования языковых единиц в поэтике И.Бродского эмиграционного периода лежит субъективно-авторская концепция отношения к читателю как к «соучастнику творчества». Язык, который был создан поэтом в эмиграции, обладает своей внутренней логикой и соответствует авторским принципам восприятия и отображения действительности.

4) Исследование функциональных особенностей языка и используемых в стихотворениях поэтических приемов И.Бродского позволит понять мотивы его творчества, выявить причины, которыми руководствовался автор при отступлении от традиций, что, в конечном итоге, даст возможность выявить наиболее характерные для поэта особенности его мировосприятия в эмиграции.

Основная цель диссертации состоит в выявлении и описании наиболее значимых принципов построения поэтических текстов И.Бродского, что, в конечном итоге, дает возможность выявить значение и проблематику как отдельных произведений поэта, так и его творчества в целом.

В процессе достижения этой цели планируется решить ряд задач:

1) На примере поэзии И.Бродского исследовать природу нарушения историко-литературной нормы при создании художественных текстов, а также выявить механизмы, лежащие в основе последующего «декодирования» информации с учетом субъективно-авторских ассоциативных значений и сознательно допущенных искажений, которые противоречат традиционным представлениям читателя о функционировании языковых структур.

2) Описать наиболее существенные особенности поэтического языка Иосифа Бродского, функциональное значение лексических новообразований, принципы построения метафорических и синтаксических конструкций, символику цвета, света и звука в стихотворных текстах эмиграционного периода творчества. Выявить значение и механизмы метафорического переноса в стихотворениях Бродского.

3) Исследовать природу логического парадокса, сознательного нарушения норм, способствующего созданию второго плана – имплицитно представленной информации, которая может быть выявлена из контекста только при условии последовательного осмысления с учетом особенностей построения и тематики стихотворений, определяющих творческую манеру автора.

4) Провести исследование цветоупотребления в поэзии Бродского с точки зрения эстетической теории цветовосприятия в искусстве, с тем чтобы проследить за изменением настроения поэта в эмиграции.

5) Исследовать в поэтических текстах Бродского функции согласных и гласных звуков в их смысловом и эстетическом выражении с учетом заложенных в них традиционных и субъективно авторских ассоциативных значений. Выявить звуковые образы, обладающие устойчивым символическим значением, чтобы на их основе проследить за изменением душевного состояния поэта в эмиграции.

6) В процессе структурно-семантического анализа стихотворений «Колыбельная Трескового мыса» и «Вертумн» продемонстрировать практическое применение результатов исследования и актуальность принципов, составляющих основу поэтического языка Бродского.

Положения, изложенные выше, определяют теоретическую значимость исследования, которая заключается в представлении на уровне художественных текстов языковых явлений с точки зрения заложенных в них объективных логически обоснованных принципов отражения в сознании человека внеязыковой действительности.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в создании методологической базы для изучения лирики Бродского и применении результатов исследования при лингвистическом анализе текстов, который на современном уровне является наиболее продуктивным способом интерпретации произведений художественной литературы. Выявленные особенности построения и реализации образных структур в поэзии И.Бродского позволят выйти на качественно новый уровень понимания структуры и содержания современных поэтических текстов и будут способствовать разрешению противоречий в интерпретации субъективно-авторских значений.

Объектом исследования послужил корпус стихотворных произведений И.Бродского. В силу того что своеобразие поэтики и идейно-тематическая направленность творчества поэта окончательно сложились в условиях эмиграции, в ходе исследования на основе сплошной выборки были проанализированы стихотворения и эссе, написанные в период с 1972 по 1996 год (около 300 стихотворений и более 80 эссе Бродского). Чтобы выявить и четче обозначить различия в способах представления и отражения поэтом действительности, полученные данные сопоставлялись с произведениями, написанными ранее.

Методологическая основа диссертации определяется спецификой поэтического творчества Бродского и включает принципы научной объективности, историзма и системности, которые конкретизировались в ходе исследования в зависимости от изучаемого материала и частных задач. Достижение поставленных целей предполагает сочетание типологического и историко-генетического подходов к анализу литературного материала. В ходе проведения исследований использовались библиографические разыскания, историко-литературное комментирование, обобщение историко-литературных фактов и закономерностей поэтического творчества, сопоставление и сравнение, логический, стилистический и структурно-семантический анализ текста, рассуждение, таксономическая систематизация, контекстуальный анализ, элементы компонентного анализа и статистический подсчет.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на научно-методической конференции "Социолингвистические проблемы в разных регионах мира" (Москва, Институт языкознания РАН, 22 -25 октября 1996), на международной конференции Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы "Теория и практика русистики в мировом контексте" (Москва, 28 - 30 октября 1997), на Международном конгрессе исследователей русского языка «Русский язык: исторические судьбы и современность» (Москва, МГУ, 13 – 16 марта 2001), на международной конференции «Когнитивное моделирование в лингвистике» (Дивноморское, сентябрь 2001 года), на 4-ой международной научно-практической конференции «Русистика и современность» (СПб, Педагогический университет им. Герцена, 28 – 29 июня 2001 года), на международной конференции «Грамматика славянского предлога» (Москва, МГУ, 26-28 марта 2003 года), на Международной научно-практической конференции «Традиции и новаторство в преподавании русского языка как иностранного» (Москва, МГУ, 22 – 24 ноября 2006 года); на III Международный конгресс исследователей русского языка ««Русский язык: исторические судьбы и современность» (Москва, МГУ, 20 – 23 марта 2007); на XXXVI Международная филологическая конференция (Санкт-Петербург, филологический ф-т СПбГУ, 12 – 17 марта 2007).

Структура и содержание работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, каждая из которых посвящена решению определенных задач, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается тема исследования и основные его направления, намечается круг вопросов, которые предполагается рассмотреть, дается общая характеристика работы: определяются предмет и объекты исследования, его новизна и актуальность, практическая и теоретическая значимость, цели и задачи, которые стояли перед автором диссертационного исследования.

Глава I. Принципы построения поэтического языка Иосифа Бродского.

Парадокс как текстообразующий фактор поэзии Бродского

В первой главе диссертации анализируются особенности построения и функционирования языковых и образных структур в поэтических текстах Иосифа Бродского; рассматривается понятие историко-литературной нормы; отмечается принципиальное значение отступления от нее в процессе синтаксической и образной организации стихотворных текстов; предлагаются логические и собственно языковые подходы к интерпретации парадоксальных явлений; исследуются потенциально-семантические и прагматические возможности различных метафорических структур и механизмы реализации метафорического переноса в высказывании; выявляются способы метафорического представления действительности в зависимости от целей и задач отправителя речи, описываются метафизические основы цвето- и звуковосприятия в контексте стихотворений Бродского эмиграционного периода.

Явления и объекты окружающей человека действительности обладают количественными и качественными характеристиками, которые отображаются человеческим сознанием как неотъемлемая часть данной структуры. Степень проявления признаков фиксируется в наиболее частотном из значений как обобщенный средний показатель, свойственный данному классу объектов в целом.

Интуитивно-опытный характер оценки нормативности проявления признаков соответствует общему подходу к понятию нормы, активно разрабатываемому в последнее время в искусствоведении, социальных науках и лингвистике. Являясь, по сути, отражением сложившихся в процессе развития общества коллективных представлений, историко-литературная норма представляет собой развернутую систему общественных ценностей, закрепляемую и внедряемую на уровне национального самосознания. Любое исследование стилевых особенностей того или иного литературного произведения нуждается в сопоставлении использованной писателем системы художественных средств (приемов) с другими аналогичными системами, т.е. с принятой литературным сообществом в пределах рассматриваемого исторического периода нормой.

Особенность поэтических представлений Бродского состоит в системном подходе к описанию действительности. Сознание поэта охватывает различные, часто полярные, категории и способы существования в пространстве и времени: конечность и бесконечность; жизнь и смерть; количество и качество; физическое и бестелесное; ограниченность суши и беспредельность океана; распространение в пространстве по горизонтали и вертикальный творческий взлет; суету и безразличное отношение к жизни; прозу и поэзию (а в широком смысле – реальную жизнь и искусство подражания ей); предметы и мысли о них1 сиюминутное и вечное; жадность и бескорыстие; ограниченность земного пространства и возможность выхода в космос.

Чаще всего предметом рассмотрения поэта являются отрицательные полюса значений. При этом мировоззренческие понятия в поэтических текстах пересекаются, образуя сплетения сходных, с точки зрения автора, совокупностей коннотатов и сопряженных с ними признаков. Вечность – бесчеловечность: «– Неправда! Меня привлекает вечность. / Я с ней знакома. / Ее первый признак – бесчеловечность. / И здесь я – дома». Космос – бесчеловечность, космос – смерть, бесконечность, неодушевленность: «И что общее / у созвездий со стульями – бесчувственность, бесчеловечность»; «Во всяком случае, не менее вероятно, / что знаменитая неодушевленность / космоса, устав от своей дурной / бесконечности, ищет себе земного / пристанища, и мы –/ тут как тут». Вселенная – время, Вселенная – немота, молчание: «Время есть мясо немой Вселенной». Смерть – время, смерть – будущее: «Время создано смертью»; «Будущее всегда / настает, когда кто-нибудь умирает». Смерть – немота: «Он шел умирать. И не в уличный гул / он, дверь отворивши руками, шагнул, / но в глухонемые владения смерти». Будущее – оледенение, смерть, одиночество, несчастье: «Пахнет оледененьем. / Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом. / В просторечии – будущим»; «оледененье / есть категория будущего, которое есть пора, / когда больше уже никого не любишь, / даже себя»; «Когда человек несчастен, / он в будущем». Север – лед, холод: «Север! в огромный айсберг вмерзшее пианино»; «Север крошит металл, но щадит стекло. / Учит гортань проговаривать "впусти". / Холод меня воспитал и вложил перо / в пальцы, чтоб их согреть в горсти». Небытие – неодушевленность, отсутствие, небытие – покой – безымянность – безадресность; небытие – смерть, забвение: «Что может быть красноречивей, / чем неодушевленность? Лишь / само небытие, чьей нивой / ты мозг пылишь / не столько циферблатам, сколько / галактике самой, про связь / догадываясь и на роль осколка / туда просясь»; «Отсутствие есть всего лишь / домашний адрес небытия»; сижу, шелестя газетой, раздумывая, с какой / натуры все это списано? чей покой, / безымянность, безадресность, форму небытия / мы повторяем в летних сумерках – вяз и я?».

Свою жизнь в эмиграции поэт рассматривает как движение в бесконечность, выход в открытый космос в результате постепенного разрыва всех связей, удерживающих его на земле: «Писатель в изгнании похож на собаку или человека, запущенных в космос в капсуле (конечно, больше на собаку, чем на человека, потому что обратно вас никогда не вернут). И ваша капсула – это ваш язык. Чтобы закончить с этой метафорой, следует добавить, что вскоре пассажир капсулы обнаруживает, что гравитация направлена не к земле, а от нее» («Состояние, которое мы называем изгнанием, или Попутного ретро», 1987).

Метафорическое представление действительности проходит через всю поэзию Бродского. Например, «Эклога 4-я (зимняя)» – это размышления поэта о жизни и смерти, о прошлом, настоящем и будущем, это своеобразное подведение итогов, потому что все самое главное, что должно было произойти в его жизни, – произошло, и уже ничего, кроме воспоминаний, не будет иметь значения в будущем: «Жизнь моя затянулась. В речитативе вьюги / обострившийся слух различает невольно тему / оледенения. Всякое "во-саду-ли" / есть всего-лишь застывшее "буги-вуги". / Сильный мороз суть откровенье телу / о его грядущей температуре // либо – вздох Земли о ее богатом / галактическом прошлом, о злом морозе. / Даже здесь щека пунцóвеет, как редиска. / Космос всегда отливает слепым агатом, / и вернувшееся восвояси "морзе" / попискивает, не застав радиста».

В приведенном выше отрывке присутствует цепочка противопоставлений: «застывшее “буги-вуги”» вместо привычного «во-саду-ли»; «сильный мороз» как предвестник смерти («суть откровенье телу / о его грядущей температуре»); современное состояние Земли и ее «вздох» о «богатом галактическом прошлом». Неудовлетворенность, ощущение бессмысленности того, что он делает, проникают в творчество поэта, становятся постоянными мотивами его лирики. «Не принятое никем / и вернувшееся восвояси морзе» как метафорическое выражение крика о помощи, о котором поэт говорил в «Барбизон Террас» (1974) в самом начале эмиграции, будет присутствовать в его лирических стихотворениях до самой смерти.

На противоположном полюсе понятий в поэтическом мире Бродского присутствуют антагонистические значения: «кратковременность (вечность) – человечность (бесчеловечность) – ограниченное пространство (космос) – жизнь (смерть) – конечность (бесконечность) – одушевленность (неодушевленность) – Земля (Вселенная) – язык (немота, молчание) – пространство (время) – прошлое (будущее) – жар (оледенение) – двое (одиночество) – счастье (несчастье) – юг (север) – пламень (лед) – жара (холод) – бытие (небытие) – присутствие (отсутствие) – движение (покой) – память (забвение)». Приведенные выше понятия взаимодействуют в поэтике Бродского, дополняя и усиливая значение друг друга.

Бесчеловечному холоду бесконечной Вселенной противостоит мир человеческих чувств, мыслей и воспоминаний, но для Бродского связанные с этим миром ощущения остались в прошлом. В этой ситуации особое значение в системе поэтических координат Бродского приобретает память. В «Литовском ноктюрне» тема памяти получает развитие в одиннадцатой строфе стихотворения: «Существуют места, / где ничто не меняется. Это – / заменители памяти, кислый триумф фиксажа». Воспоминания для поэта являются попыткой сохранить, зафиксировать, оставить нетронутыми впечатления о прошлой жизни. В то же время оторванность не только не уменьшает (стирает) их с течением времени, а наоборот, делает более четкими («Там шлагбаумы на резкость наводит верста») и объемными («Там чем дальше, тем больше в тебе силуэта»).

Неудовлетворенность, которую поэт испытывал в настоящем, заставляла его вновь и вновь обращаться к прошлому, припоминая малейшие детали, испытывая раздражение оттого, что воспоминания с течением времени стираются в памяти. Обратимся к началу стихотворения «Кентавры III» (1988), в котором поэт говорит об абсолютно новом, неведомом ранее существе, возникшем в результате слияния коня с человеком: «Помесь прошлого с будущим, данная в камне, крупным / планом. Развитым торсом и конским крупом. / Либо – простым грамматическим "был" и "буду" / в настоящем продолженном. Дать эту вещь как груду / скушных подробностей, в голой избе на курьих / ножках. Плюс нас, со стороны, на стульях. / Или – слившихся с теми, кого любили / в горизонтальной постели. Или в автомобиле, / суть в плену перспективы, в рабстве у линий. Либо / просто в мозгу».

Кентавр, высеченный из камня, схематично, в «профиль» (что позволяет увидеть суть нового образа), хотя и является следствием эволюционного развития, с точки зрения окружающих представляет собой неодушевленный застывший предмет, не имеющий ничего общего с реальной действительностью. Судя по начальным строчкам стихотворения, с образом кентавра у Бродского связаны глубоко личные мотивы. Анализ творчества Бродского позволяет сделать вывод, что в эмиграции поэт не воспринимал себя в настоящем, – его жизнь была обращена к прошлому или к будущему; отсюда такое количество глаголов прошедшего и будущего времени в его стихотворениях. Поэтический мир Бродского после отъезда существенно изменился, изменились и его представления о действительности. Поэт ощущает себя тем самым кентавром – новой явившейся миру сущностью.

В третьей строфе стихотворения «На выставке Карла Вейлинка» (1984) поэт описывает свое прошлое с позиций настоящего, рассказывая о «пределе отчаяния», об «общей вершине», о которой в эмиграции остались только воспоминания, о том, что в настоящей жизни он предпочитает мыслить категориями прошедшего времени («глаголы в длинной очереди к “л”»), так как уже ничто из того, что окружает поэта в реальности, не занимает его воображения («улегшаяся буря крепдешина»).

Прошлое в представлении Бродского раздваивается на те воспоминания, которые помогают ему выжить, и на горькие размышления о том, к чему он пришел. Поэтому рядом с «царством прошлого», которое поэт воздвиг в своем воображении, присутствует совсем другой мир – мир настоящего, на который он взирает с беспощадной трезвостью. Описывая этот мир, поэт говорит об утрате интереса к тому, что происходит вокруг него (о «тропе, заглохнувшей в действительность»), о засыхающей «луже» отражений, об ужасе своего внутреннего «я» – «яичницы», которая увидела перед собой остатки своей скорлупы.

В стихотворении «Келломяки» (1982) речь идет о запретности воспоминаний и о той борьбе, которая постоянно проходила в душе поэта: «С точки зрения времени, нет "тогда": / есть только "там". И "там", напрягая взор, / память бродит по комнатам в сумерках, точно вор, / шаря в шкафах, роняя на пол роман, / запуская руку к себе в карман».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Поэтика иосифа бродского (2)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре русского языка для гуманитарных и естественных факультетов факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета.
  2. Поэзия Иосифа Бродского: к проблеме интертекстуальности вузовского компонента цикла гсэ. В. 00 по подготовке (специалиста, бакалавра) по специальности (направлению) 032900 Русский язык и литература

    Литература
    Курс по выбору «Поэзия Иосифа Бродского: к проблеме интертекстуальности» предлагается студентам третьего курса историко-филологического факультета. Курс ориентирован в первую очередь на повышение литературной эрудиции студентов.
  3. Иосиф Бродский: попытка аналитического подхода

    Документ
    Автор статьи: Марианна Фёдоровна СТОВПЮК Астрофизик из Санкт-Петербурга, канд. ф.м. наук. Изучив соционику, создала серию психологических портретов известных учёных и писателей, где на основании подробно разобранных фактов из их жизни
  4. Иосиф Бродский (1)

    Лекция
    Для человека частного и частность эту всю жизнь какой-либо общественной роли предпочитавшего, для человека, зашедшего в предпочтении этом довольно далеко - и в частности от Родины, ибо лучше быть последним неудачником в демократии,
  5. Иосифа Бродского "Сретенье"

    Документ
    Поэзия, как особое слово, слово, вырванное из обыденности речи, всегда было основным средством выражения религиозных переживаний человека, переживаний, тоже вырывающих самого человека из обыденности жизни.

Другие похожие документы..