Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Рабочая программа составлена на основании ГОС ВО для специальности: 030501 Юриспруденция утвержденного 27.03.2 г., рассмотрена и утверждена на заседа...полностью>>
'Документ'
Вертикальными – сливаются компании, которые специализируются на разных стадиях производственного процесса при выпуске одинаковой или схожей продукции...полностью>>
'Документ'
В самом общем виде самореализация трактуется как процесс реализации себя – осуществление самого себя в жизни и повседневной деятельности, поиск и утв...полностью>>
'Урок'
школярів Шляхи формування пізнавальних інтересів молодших школярів у навчальній діяльності Творчість як спосіб позитивної мотивації навчання учнів Тех...полностью>>

Потапов Л. П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Историко-этнографический очерк. / Отв ред. А. П. Окладников

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

37

древних, так и средневековых кыпчаков, районы обитания и е вания которых включали Саяно-Алтайское нагорье. Нам хотелось бы обратить внимание на факт, заслуживающий самого прц_ стального внимания с точки зрения этнической истории южных алтайцев.

Изучая сеок Кыпчак на Алтае, мы обнаружили, что у современных алтайцев сеок Кыпчак признается кровнородственным сеоку Мундус, вследствие чего между обоими сеоками браки былгг запрещены как кровосмесительные. При бытовании на Алтае строгой экзогамии сеоков, данный факт приобретает серьезное научное значение при исследовании происхождения алтайских сеоков. О кровном родстве сеоков Кыпчак и Мундус говорится и в генеалогической легенде о происхождении сеока Мундус. Согласно нашей полевой записи, основатель сеока Мундус родился от девушки сеока Кыпчак. Когда ее спросили, от кого сын, она ответила: «Я съела три градинки (мус) и родила». От этого-то мальчика впоследствии пошли люди сеока Мундус, про которых до сих пор говорят: «Мусданг чыккан Мундус» (родившиеся от льдинки Мундус). Следовательно, прародитель сеока Мундус происходил по матери от сеока Кыпчак. В варианте этой легенды, записанной в свое время В. Вербицким, говорится, что девушка одного из сеоков (какой именно — не указано), оставшаяся одна в живых после какой-то войны, нашла после сильного дождя одну льдинку (мус) и два пшеничных зернышка, лежащие вместе, и съела их. Сделавшись от этого беременной, она родила двух мальчиков-близнецов, названных Мундус, причем один был назван Коткор Мундус, а второй — Чулум Мундус. Выйдя после этого замуж, женщина родила еще одного сына, названного Тёлёс.34 Таким образом, приведенные генеалогические легенды утверждают кровное (от одной прародительницы) родство между кыпчаками, мундусами и телесами, что, возможно, как увидим дальше, отражает некоторые исторические факты. Происхождение от кыпчаков какой-то группы телесов нашло отражение в одной из родословных, записанных у киргизов.35

Нужно подчеркнуть, что легенда, повествующая о зачатии девушки от градинки, очень древняя для населения восточной части Центральной Азии. Она попала в ранние китайские летописные источники при изложении некоторых событий, относящихся к середине II в. и связанных с историей сяньбийцев. Бытование такой легенды у современных южных алтайцев может служить веским аргументов в доказательствах их древних этногенетических связей.

Сеок Мундус, распространенный особенно у телеутов, известен также в качестве одного из родо-племенных подразделений совре-

34 В. Вербицкий. Алтайцы. М., 1:893, стр. 136. Этот же вариант записан Г, Н. Потаниным (ук. соч., стр. 3).

35 См. С. М. Абр а мзон. Из этнической истории киргизов, стр. 165.

38

иных киргизов. Алтайская легенда о происхождении сеока Мун-ме подтверждается киргизским этнографическим материалом, так ак У киргизов имеется подразделение Коткар-Мундуз, а в числе педков подразделения Телес (по-киргизски дёёлёс) называется гмя Чулум.36 Следовательно, и у современных киргизов сохранилось представление о кровном родстве алтайских телесов и мунду-сов переселившихся на Тянь-Шань и вошедших в состав киргизов'37 Наличие общего родо-племенного подразделения Мундус (как и Телес) у южных алтайцев, телеутов и киргизов говорит о реальной исторической общности отдельных этнических элементов этих народностехТс, что подтверждается близостью их языков и большим этнографическим материалом.38

К многочисленным сеокам южных алтайцев относится также Найман. Найман как родо-племенное подразделение имеется в составе казахов, киргизов, узбеков и др. По нашим полевым мате^ риалам, сеок Найман является для Алтая пришлым. Представители его пришли сюда из Тувы, где, кстати сказать, такого родо-племенного подразделения теперь нет. Старики-алтайцы, рассказывавшие нам про сеок Найман, убеждены, что найманы жили раньше (когда именно, неизвестно) по р. Хемчику, но потом они оказались по северную сторону Саян, на Абакане. Далее будто бы два брата из найманов по имени Ыргай и Сыргай и их дядя (по матери) Шыбыктай перебрались в тайгу, примыкающую к Телецкому озеру, и поселились на устье р. Пыжи (левый приток Бии) среди сеока Юс. Однако по причине частых ссор с ту-баларами они перекочевали на р. Чемал (правый приток Катуни), а оттуда на левобережье Катуни, в 5-ю Алтайскую дючину, где зайсан был наследственный из рода Тодош. Один из братьев был темнокожим. Он и положил на Алтае начало роду Кара-Найман. Второй брат дал начало роду Когуль-Найман.39 Впоследствии Найман сделались настолько многочисленными и сильными, что из них выбирали даже зайсанов в 7-й Алтайской дючине.40

В кровнородственных отношениях с сеоком Найман, исключающих взаимные браки, находился сеок Ябыр, который перепись

36 Там же, стр. 166.

37 Имеются сведения, что мундузы Киргизии появились здесь из Гис-сара и Куляба. См. об этом выступление М. Г. Айтбаева на научной сессиипо этногенезу киргизов в 1956 г. в г. Фрунзе (Труды Киргизской архео-лого~этнографической экспедиции, т. III, Фрунзе, 1959, стр. 134).

" С. М. А б р а м з о и. Этногенетические связи киргизов с народами Алтая. Доклады делегации СССР на XXV Международном конгрессе востоковедов. М., 1960.

Другой вариант происхождения найманов, более правдоподобный ис° плане' записал К. Соколов. В нем говорится о монгольском про-м1*°ЖДении найманов, поселившихся на Алтае в начале XVII в. (Записки

ионера Урсульского отделения Алтайской духовной миссии за 1900 г.

4вал «Православный благовестит», 1900, № 24). •> у, д киргизов имеются подразделения: Кара-Найман и Кбко-Найман

н. А б р а м з о н. Этногенетические связи киргизов..., стр. 3).

39

1897 г. отождествляет с сеоком Ярык. Если это отождествление является обоснованным, то оно означает, что сеок Найман считал себя в кровнородственных отношениях с телесами, поскольку, как было доказано, Ярык произошел от телесов. У нас нет полевых материалов, подтверждающих тождество Ябыр и Ярык, но имеются некоторые данные о сеоке Ябыр, которые могут указывать на его какие-то древние связи со скотоводческой средой кочевников, о чем говорит существовавший только у ябыров запрет убивать беркута, ибо беркут являлся для них священной птицей. По этому признаку можно предположить связь сеока Ябыр с телеутами, в частности с сеоком Меркит или Меркут, имеющимся также в числе родо-племенных подразделений киргизов, казахов, узбеков и т. д. Представители сеока Меркит у телеутов вели свое происхождение от орла или беркута, которого они считали священной птицей и никогда не убивали.41

Кроме крупных сеоков, составляющих как бы численную основу южных алтайцев, у нас имеется этнографический материал об отдельных небольших сеоках, например о сеоке Олюп. По преданию, сеок Олюп появился сравнительно недавно, а именно — «в ойратское время», когда алтайцы были подчинены ойратским или джунгарским ханам. Происхождение его объясняют таким образом. Зайсан Пуктуш из рода Мундус после одного из каких-то сражений, которые в то время часто бывали на Алтае, нашел в поле ребенка, оставленного в колыбели. Колыбель стояла в рас щелине березы. От коры березы к ней была проведена трубочка, по которой капал сок. Мальчик питался березовым соком. Пуктуш взял с собой мальчика и сказал про него: «Йерденг тапкан Терлик, юч каингаш енелю» (найденный на земле Терлик, имевший матерью три молодые березки). Зайсан дал мальчику имя Терлик и сделал его основателем сеока Олюп.

По нашему мнению, сеок Олюп оказался на Алтае в порядке переселения сюда из Тувы. Не исключено, конечно, что зайсан Пуктуш в один из своих походов в Туву действительно привез мальчика из сеока Олюп к себе на Алтай. Но имя сеока зайсан вряд ли придумал сам, так как под таким названием сеок уже был известен в XVIII в. Дело в том, что в Туве до сего времени имеется значительная группа по имени Олюп (Олп), входившая в состав Оюннарского хошуна, территория которого от левобережья Улуг-Хема (Енисея) простиралась на юг до хребта Танну-Ола.

Между прочим, Пуктуш не легендарное, а историческое лицо. Алтайские зайсаны 1-й дючины вели свою родословную от этого самого Пуктуша. После Пуктуша зайсаном был Ерельдей, также из сеока Мундус, имя которого, как и имя Пуктуша, упоминается

41 W. R a d 1 о f f. Aus Sibirien, Bd< II, стр. 32.

документах 1757—1758 гг.42 Следовательно, сеок Олюп оказался

а Длтае около середины XVIII в.

После того как мы изложили данные о сеоках южных алтайцев, целесообразно обратить внимание на некоторые стороны их культуры и быта, которые можно привлечь в качестве одного из источников к решению вопроса о происхождении алтайцев. Этническая история и этногенетические связи южных алтайцев, отразились в этнографических материалах, анализ которых будет содействовать цели нашей работы. Не углубляясь пока в древние периоды, мы обратим внимание на отдельные особенности кочевого скотоводческого быта южных алтайцев, характерные для дореволюционного периода их жизни. Нас будут интересовать в первую очередь такие особенности, которые отражают этногенетические связи алтайцев с теми или иными народностями. Краткое сопоставление имеет смысл начать с привлечения материала по киргизам, ныне столь далеко живущим от Алтая. Не говоря о большой близости языка и общности ряда родо-шгеменных подразделений, на что обращалось внимание выше, мы можем указать на параллели в области материальной и духовной культуры, объяснить которые случайным совпадением невозможно.43 Кочевое переносное жилище южных алтайцев — войлочная юрта (ке-реге)—тождественно с киргизским по материалу, конструкции, форме и названиям отдельных частей. То же самое наблюдается в отношении некоторых видов одежды. Если в мужской одежде алтайцев, в частности халате, совпадение проявляется с казахами, особенно по линии терминологии (алт. чокпек, каз. шокпен) или для овчинной шубы (алт. и каз. — тон), то в женской одежде большое сходство обнаруживается с киргизами. Зимняя одежда телеуток (тон), например, совершенно такая же, как старинная киргизская женская шуба — ичик. Для алтайцев и киргизов характерно ношение опояски из ткани (кур), и т. д.4.4 Возьмем такое необходимое в старом хозяйстве орудие труда, как деревянная палка с зазубринами для разминки и выделки шкур. Она носит одно и то же название идрек у алтайцев и у киргизов Памира. Идреп у обоих народов настолько одинаковы по форме и материалу, что их нельзя отличить. Особенно много сходства обнаруживается в способе приготовления мяса и молочных продуктов и связанной с ними терминологии. Кислый молочный сыр алтайцев кУРут под этим же названием известен киргизам, казахам и др.

После Ерельдея все зайсаны Первой Алтайской дючины вплоть до Рев°люцди были из рода Мундус.

этн ^' ^ а х ° в а' Материальная культура киргизов как источник их

и иогенеза. Тр. Киргизск. археолого-этногр. экспед., т. III. Более широков °ДР°°но параллели в культуре и быте киргизов с алтайцами приведены янут™ выше работе С. М. Абрамзона «Этногенетические связи™Т Л народами Алтая». ,

- И. М а х о в а, ук. соч., стр. 57.

41

То же самое можно сказать про слнвки из вареного молока (каймак), про кислое молока (айран), для которого у алтайцев, впрочем, употребляется больше монгольское название чеген (по-монгольски кумыс), и т. д. Даже название сосуда для хранения кислого молока саба одинаково известно на Алтае, у киргизов, казахов и т. д. Если мы перенесем теперь наши сопоставления в сферу семейной жизни, народного искусства, верований, фольклора, то и здесь можно наблюдать те же явления. Уже отмеча лось много общего у алтайцев и киргизов в ряде свадебных обычаев, пережитков семейных отношений, в обрядах и религиозных представлениях, связанных с рождением и воспитанием ребенка, с терминологией, обозначающей кровное родство и свойство, с терминологией брачных отношений и пр.45 Несмотря на то что киргизы в течение ряда веков исповедуют ислам, у них сохранились лережиточно такие народные верования, которые идентичны алтайским шаманистским воззрениям. Мы имеем в виду культ гор, столь развитый на Алтае, почитание древнетюркского божества Умай — покровительницы детей и др. Между прочим, погребальные сооружения киргизского кладбища на склонах хребта Бийик (северная часть Синьцзяна) 46 весьма похожи на деревянные срубные шестиугольные жилища у современных алтайцев. В устройстве такях погребальных сооружений киргизов, вероятно, хранится память об их старинном срубном жилище, сходном с алтайским.

У нас нет возможности перечислить все случаи удивительных аналогий алтайцев с киргизами. Их много имеется в характере народного календаря, в народных мерах, народной медицине, музыкальных инструментах, изобразительном искусстве, фольклоре и др. По части орнамента, например, на аналогии алтайского и киргизского материалов указал в ряде своих работ С. В. Иванов.47 Исследователь доказал общность ряда элементов народного орнамента у южных алтайцев и киргизов, входящих в характерный для определенного круга народностей устойчивый комплекс орнаментных мотивов. Иванов этот комплекс предложил назвать ус-

45 А. Ефимова. Телеутская свадьба. В сб.: Материалы по свадь&еи семейно-родовому строю народов СССР, Л., 1926; Н. П. Дыренкова.1) Род, классификационная система родства и брачные нормы у алтайце!!и телеут. В сб.: Материалы по свадьбе и семейно-родовому строю народовСССР, Л., 1926; 2) Брак, термины родства и психические запреты у киргизов. В сб.: Сборник этнографических материалов, № 2, Л., 1928;Л. Э. К а р у н о в с к а я. Из алтайских верований и обрядов, связанныхс ребенком. Сб. МАЭ, т. VI, 1927; С. М. А б р а м з о н. Вопросы этногенезакиргизов по данным этнографии. Тр. Киргизск. археолого-этногр. экспед-,т. Ш.

46 С. М. Абрам зон. Вопросы этногенеза киргизов..., стр. 38.

47 Историке этнографический атлас Сибири. М.—Л., 1960 (статьяС. В. Иванова).

ловно кыпчакским.48 Эпическое творчество, относящееся к периоду улуса Джучия и распространенное в то время в кыпчакской среде, сохранившееся у южных алтайцев, свойственно частично и киргизам (сказания об Эдиге, Тохтамыше). Все примеры аналогий из области культуры и быта южных алтайцев и особенно киргизов, в каком бы кратком виде они ни излагались, свидетельствуют об общности в прошлом этнических элементов, входивших в состав этих народностей, частично — об общности их исторической жизни (в кыпчакский период) и тесных культурно-исторических связях.

Мы не имеем возможности остановиться на параллелях культуры и быта южных алтайцев с казахами, тувинцами и другими тюркоязычными народностями и лишь сошлемся на ряд опубликованных работ, из которых это ясно следует.49 Но нельзя не сказать и о монгольских элементах в скотоводческой культуре и быте южных алтайцев. Совершенно определенно это видно, например, в одежде. У теленгитов и телесов были распространены монгольские по покрою мужские и женские халаты, длиннополые, и ха-латообразные шубы овчинные, запахивающиеся направо, т. е. левой полой наверх, с характерным ступенчатым выступом на груди. Особенно типичной была идентичная западномонгольской женской одежде терлик — безрукавая длиннополая одежда замужней женщины, надеваемая поверх халата или шубы, называемая чегедек.

Монгольские особенности в жилище у некоторых локальных трупп южных алтайцев проявлялись как в общей форме войлочной юрты (низкий купол), ориентировке дверей на юг вместо традиционной тюркской ориентировки на восток, в названиях отдельных частей юрты (дымового круга, решетки каркаса и жердей крыши) и т. п. В неменьшей степени это обнаруживается и в пище. Наиболее распространенный у алтайцев напиток из заквашенного молока чегенъ по названию и по способу приготовления (из вареного молока) монгольского происхождения. Укажем и на древнемонгольский способ умерщвления овцы или барана путем надреза брюшины (ниже грудной кости), просовывания руки через диафрагму в грудную полость и разрыва аорты, бытовавший наряду с алтайским способом перерезывать горло, выпуская кровь в какой-либо сосуд.

С. В. Иванов. Киргизский орнамент как этногенетический источ-НИк-Тр. Киргизск. археолого-этногр. экспед., т. III, стр. 63.

Л. П. Потапов. 1) Особенности материальной культуры казахов,

^Условленные кочевым образом жизни. Сб. МАЗ, т. XII, 1949; 2) Одежда

алтайцев. Сб. МАЭ, т. XIII, 1951; 3) Пища алтайцев (этнографический

терк). Сб; МАЭ, т. XIV, 1952; 4) Материалы по этнографии тувинцев

нгун-Тайги и Кара-Холя. Тр. Тувинск. комплексной археолого-этногр.

тувПеЛ ИнСТ' ЭТНОГР- АН СССР, т. I, M.—Л., 1960; 5) Очерки этнографии

У инцев бассейна левобережья Хемчика Тр. Тувинск. комплексной архео-

шго-этногр. экспед. Инст. этногр. АН СССР, т. II, М.—Л., 1966.

43

Весьма показательны в рассматриваемом отношении у южных алтайцев наименования домашних животных в зависимости от пола и возраста. Для животных молодого возраста обоего пола употребительны монгольские названия, например купан (жеребчик и теленок по 3-му году), тонон (жеребчик по 4-му году) и др. Более ярким свидетельством наличия у южных алтайцев монгольских элементов в культуре служит фольклор, в частности героический эпос. На близость его в некоторых отношениях к монгольскому указывали Н. К. Дмитриев и особенно Г. Н. Потанин.50 Мы не будем приводить здесь других ссылок на конкретный этнографический материал в подтверждение нашего вывода о монголизмах в культуре и быте южных алтайцев. Упомянем пока только, что наличие таких монголизмов объясняется не столько возможными отдельными заимствованиями, сколько участием монгольских элементов в этногенезе южных алтайцев. Последние неоднократно на протяжении истории включали в свою среду и ассимилировали в ней прежде всего по языку те или иные группы монголов.

На основе изученного историко-этнографического материала мы можем сделать ряд выводов относительно этнического состава и некоторых этнических процессов у южных алтайцев в период конца XIX и начала XX столетия. Совершенно очевидно, что этническую основу современных южных алтайцев составляют по существу три тюркоязычные родо-племенные группы (или объединения), каждая из которых имеет свое происхождение, что не исключает близкого этнического родства между ними. Речь идет о телесах, теленгитах и телеутах. Из них телеуты были наиболее многочисленными и, как увидим, широко расселенными в предшествующие столетия. Весьма вероятно, что теленгиты и телеуты составляли в прошлом одну тюркоязычную этническую общность, получившую позднее, по крайней мере с XVII в. (если иметь в виду русские письменные источники) различное наименование. В русских письменных источниках с самого начала XVII в. появляется название телеут, которое в монгольских (джунгарских) документах в применении к тем же самым группам населения звучит как теленгут. Оставляя пока открытым вопрос об идентичности названий телеут и теленгут, но с учетом сообщения В. Радлова о том, что телеуты сами себя называют теленгет, что они имеют отличия в языке от чуйских теленгитов и собственно алтайцев (алтай-кижи), мы вполне уверенно можем говорить о телесах и теленгитах как о различных в прошлом племенах, исторические доказательства чему будут приведены в последующих главах.

Возвращаясь к нашей задаче, мы обращаем внимание на смешанный состав сеоков каждой из групп южных алтайцев. В мень-

50 См. об этом также: Л. П. Потапов. Алтайский героический эпос. Сов. этнография, 1949, № 1.

44

щей степени этот процесс коснулся телесов и чуйских теленги-тов, где сохранялся в основном еще состав своих сеоков, а процент сеоков, встречающихся также у собственно алтайцев, те-леутов и др., был гораздо меньше. Наиболее смешанными оказались собственно алтайцы, т. е. алтай-кижи. По существу они представляли конгломерат различных телеутских, теленгитских, телесских сеоков и тувинских родо-племенных групп (Кобалы, Иркит, Сойон, Танды и др.). В него входят и осколки, в виде мелких групп, различных исторических племен и народностей {найманы, меркиты, кыпчаки, ойраты, дербеты и др.), иногда даже и не тюркоязычных в прошлом, как например монголы, ойраты, арины, моторы и т. д. Преобладающими в этом конгломерате были телеутские, телесские, теленгитские и тувинские этнические элементы (свыше 70%). Возможно вследствие исключительно сильной смешанности алтай-кижи стали осознавать себя новой этнической общностью в результате постепенной консолидации их по языку, территории, культуре и быту и присвоили себе географическое самоназвание. Однако новая этническая общность в виде территориальной группы «алтай-кижи» сформировалась по образцу древней родо-племенной организации. Она интегрировала остатки различных племен и родов и даже народностей, отличающихся в прошлом по происхождению и в некоторых случаях даже и по языку. Эти разрозненные мелкие группы стали осознаваться как кровнородственные сеоки-роды, внутри которых возникла даже экзогамия. Тем не менее в среде сеоков алтай-кижи сохранилось и сознание кровного родства или свойства как с одноименными, так и с некоторыми разноименными сеоками других южных алтайцев: теленгитов, телеутов, телесов. Отмеченный процесс возник после вхождения южных алтайцев в состав Русского государства в середине XVIII в. в связи с падением Джунгарии и развивался в течение двух столетий. До вхождения алтайцев в Россию алтай-кижи как этническая общность не существовали и, естественно, не нашли отражения в исторических источниках. Все три названные выше основные тюркоязычные родо-пле-менные группы: телеуты, теленгиты и телесы, явившиеся основой этнического состава современных южных алтайцев, —■ сохранили в своем названии древний этноним теле. В дальнейшем нам еще Предстоит вернуться к этнониму теле, когда мы подойдем к выявлению древнейших этнических элементов в этнической истории алтайцев.

Если попытаться определить коротко сущность этнического

процесса у южных алтайцев в рассматриваемое время, то его

Долено определить как процесс разложения родо-племенных и

формирование территориальных связей. Если процесс разложения

РоДо-племенных связей нашел вполне заметное отражение в ма-

риалах переписи 1897 г., особенно в дроблении сеоков между

Дминистративными единицами, делокализации сеоков, на что не-

45

однократно обращалось внимание выше, то процесс формирования территориальной общности был также характерным явлением этнической истории алтайцев, по крайней мере со второй половины XIX в. и вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции, после которой процесс принял характер национальной консолидации. Собственно алтайцы, как говорилось, появились еще в дореволюционный период и несмотря на пестроту сеоков, входящих в их состав, стали осознаваться единой группой алтай-кижи, противопоставляя себя чуйским теленгитам, телеутам и северным алтайцам. У теленгитов, обитавших в бассейне р. Чуй, появилось осознание себя единой группой чу-кижи, охватывающей только чуйских теленгитов, а на Улагане определилась территориальная группа улаан-кижи, по наименованию р. Улаан. Добавим, что на правобережье Катуни формировались маймалары (майма-кижи), которые хотя и включали самые различные сеоки (вплоть до некоторых сеоков северных алтайцев), но также осознавали себя единой этнической группой, именовавшейся обобщенно (независимо от сеоков, входящих в нее) географическим термином майма-кижи (р. Майма). Таким образом, в указанное время шел процесс территориальной консолидации отдельных групп алтайцев, при котором значение сеоков в самоопределении постепенно отходило на второй план. Племенные и административные названия в повседневной жизни стали заменяться локальными географическими самоназваниями, хотя родовое деление еще сохранялось в полной мере. Об этом говорит тот известный факт, что каждый алтаец (северный или южный) не только хорошо знал свой сеок, но считал своими кровными родственниками всех лиц этого сеока, где бы они не проживали, и строго соблюдал родовую экзогамию.

Обратимся теперь к родовому составу северных алтайцев и прежде всего четырех волостей тубаларов, или «черневых татар»г охваченных переписью 1897 г. Волости эти: Комляжская, Юж-ская, Кузенская и Кергежская. В них зарегистрировано 22 сеока, список которых был дан выше, за исключением рода Тиргеш, пропущенного переписью.

В. Радлов и вслед за ним Н. Аристов определенно относили тубаларов к отюреченным енисейцам (т. е. енисейским остякам) и самоедам (т. е. самодийцам) бассейна верхней Оби. Радлов, исходя из наименования туба, считал их пришельцами с верховьев Бии, где они, по его мнению, сильно перемешались с алтай цами.51 Он насчитывал среди тубаларов пять племен (fiinf Stamme), которые перечислены в следующем порядке: Кузен, Тиргешь, Комнош, Июсь, Торгуя общей численностью в 3464 чел. Можно было бы думать, что Радлов назвал племенами одноименные административные волости, но так как он называет еще и

W. R a d 1 о f f. Aus Sibirien, Bd. I, стр. 212—213.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Барнаульский государственный педагогический университет Научная библиотека

    Примерная программа
    Катунский проект: проблемы экспертизы : материалы к общественно-научной конференции, 13-15 апреля 1990 г. : [в 2 ч.] / Академия наук СССР, Сибирское отделение.
  2. Бюллетень новых поступлений 2008 год (1)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  3. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 История

    Программа
    Данная программа вступительных испытаний предназначена для выпускников высших учебных заведений, поступающих в магистратуру по направлению 030600 История: Историко-культурное наследие Южной Сибири: археология и этнография Хакасского
  4. Л. Д. Петрова Редакционная коллегия

    Документ
    О-55 Олонхо в театральном искусстве: I республиканская научно-практическая конференция: (тезисы и материалы) / М-во культуры и духов. Развития РС(Я) [и др.

Другие похожие документы..