Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Тема 1. Конституционное (государственное) право как отрасль российского права. Конституционное (государственное) право Российской Федерации как отрас...полностью>>
'Документ'
молодым семьям, при приобретении предметов длительного пользования; пропаганда крепкой белорусской семьи и профилактика семейного благополучия....полностью>>
'Вопросы к экзамену'
Депозитный и сберегательный сертификаты: обязательные реквизиты, условия выпуска, порядок обращения, цена. 13. Виды векселей. Значение векселя в хозя...полностью>>
'Документ'
В.Ф. Погорілко – чл. кор. АПрНУкраїни, д.ю.н., проф., завідувач відділу конституційного права та місцевого самоврядування Інституту держави і права і...полностью>>

Главная > Публичный отчет

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Ночью супругам почти не удалось уснуть. Даже этажи, разделяющие покои директора с люксом “племянника”, не могли заглушить звуки разнузданной оргии, охватившей отель. Судя по шуршанию подъезжающих автомобилей, претендентки продолжали прибывать и экзамен перешел в качественно иную фазу. Визги, грохот, завывания пущенного на полную мощь музыкального центра сотрясали ночь. Мистеру Беласко, высунувшемуся в окно, удалось даже разглядеть силуэты совокупляющихся особей на верхнем балконе. После чего он забрался под бок к жене и повел себя с давно угасшей пылкостью. Утомленные любовью, супруги уснули, готовые к пробуждению от воя пожарных или полицейских машин.

Утро оказалось мирным и свежим. Отель тихо спал, в кустах перекликались птицы, страхи развеялись.

- Мы, кажется, безнадежно устарели, мамочка. Это от того, что у нас нет детей. - Рик пощекотал дремлющую Сильвию. - Теперь мне все совершенно ясно. Писаки давно талдычили, что Лео - импотент. При таком напряженном графике постельных работ это немудрено. К тому же, парень амбициозен, развращен и чертовски талантлив. Он ищет новые способы возбуждения.

- Обычно используют пытки, пускают кровь, но не заставляют читать Шекспира и рассказывать биографию Вашингтона. - Буркнула Сильвия.

- По мне так - один черт. Уж лучше получить в зубы, чем упражняться в астрономии и перечислять президентов. - Рик смачно почесал шерстяную поросль на широкой груди. - А любой шум, связанный с этим знаменитым говнюком, пойдет нам сейчас на пользу. Терять-то нечего.

- Ясно одно - наш племянничек - шизанутый гений. А во что из этого следует? - Сильвия села среди смятых серебристых простыней и прислушалась. - Ни звука. Возможно там уже гора трупов. Не даром же он таскает с собой этих четырех дебилов, а девочек выискивает понаивнее.

Рик прислушался к мирному щебету птиц: - Фу, черт! В самом деле - мертвая тишина! Может, сразу вызвать полицию? - Мистер Беласко схватился за телефон и едва не выронил его - аппарат зазвонил неожиданно громко.

- Доброе утро, дядя. - Промурлыкал сонный голос. - Мне бы кофейку. Будь добр, старикан, принеси сам. Да, прихвати тетю и не забудь молоко пожирней - как я просил.

Дверь люкса отворил сам Лео и на цыпочках, стараясь не шуметь, прикладывая палец к губам, провел Рика и Сильвию с подносом на террасу. Там, забравшись под одеяло, на превращенной в постель качалке секс-символ жадно принялся за горячий кофе.

- Под утро стало холодновато. - Он разбавил кофе подогретым молоком, сделал несколько глотков и от удовольствия заурчал. - Класс... Думаю, ее не стоит будить.

Беласко в костюме с галстуком и Сильвия в утреннем вполне строгом пеньюаре, застыли у двери на лоджию в позе понятых, вызванных на место преступления. Выражение их лиц свидетельствовало о полном непонимании ситуации. Бо Тоне рассмеялся:

- Да вы же ничего не знаете! Я нашел ЕЕ! - Он вскочил и поманил супругов за собой в полумрак комнат, не сохранивших, надо сказать, никаких следов ночной оргии. У двери спальни парень светло улыбнулся и слегка приоткрыл дверь, приглашая жестом оценить зрелище.

В воображении Сильвии промелькнула картина расчлененного на залитых кровью простынях трупа. Она крепко зажмурилась и с трудом заставила себя открыть глаза. В постели, подсунув ладошку под щеку и разметав взлохмаченные каштановые волосы мирно спала премиленькая девушка без признаков увечий и бурно проведенной ночи.

- Она приехала очень поздно сразу после дежурства в университетской библиотеке. Рэчел учится и работает. - Парень с умилением покосился на гостью. - Она явилась сюда, что бы найти младшую сестру, грозившую пойти на собеседование по моему объявлению. Рэчел так волновалась, так ругала меня, пока не позвонила домой и не выяснила, что девочка дома. Но отпустить ее в такое время я не мог - ведь уже начиналось утро. - Бо Тоне осторожно прикрыл дверь и виновато поморщился. - Прошу извинить за ночные безобразия. Вы не поверите, тетя, вчерашние девицы оказались совсем не теми, за кого себя выдавали! - Бо Тоне покраснел. - А мои охранники хуже орангутангов. Затеяли здесь такое! Я уже уволил их. Когда Рэчел проснется, может, позавтракаем вместе?

5. ЗАГОВОР ОБРЕЧЕННЫХ.

В то время, как в фойе “Клиник-холла” Лолика Ширински раздавала автографы жертвам орального секса, а Бо Тоне в присутствии мистера и миссис Беласко экзаменовал у рояля смущенных девушек, в ресторане на побережье неподалеку от Лос-Анджелеса происходило событие эпохального значения. Здесь собрались самые вдумчивые, самые ответственные граждане Земли, заботящиеся о судьбах планеты. Ресторан “Фатум” уже не раз служил местом проведения массовых мероприятий организаций, выросших под эгидой клуба “Милениум” на пороге нового тысячелетия - больше года назад. Тогда члены клуба упорно стояли на своем: именно приход 2000 года станет знаменательной вехой истории, пусть даже год с тремя нулями не первый в новом столетии и тысячелетии, а всего лишь завершающий истекшие. Магия круглых дат завораживает, а нетерпеливость тех, кто сделал своей профессией предсказание будущего вполне понятна - каково было ждать исполнения смутных пророчеств пол тысячелетия? Вот и поторопились напророчить к 2000 году разные неприятности. Потом признали ошибку и перенесли исполнение предсказанного на следующий год - в конце-то концов истинная дата перехода рубежа указана Гринвичем и нависшая над миром опасность от благополучной репетиции не уменьшилась. А, следовательно, ни в коем случае нельзя было терять бдительность тем, кто зорче и чувствительней беспечного человечества.

Сегодня в дружеской, непринужденной обстановке здесь встретились представители разных стран, наций, религиозных конфессий, взявшие на себя ответственность за будущее цивилизации, встретились для того, что бы объединиться и подписать резолюцию Всемирного братства - совершить то, что не удалось сделать на пороге ложного Милениума.

По замыслу председателя клуба ученого-футуролога Бела Одеца, на террасе подготовленной для изысканного фуршета, под вздохи океана и возвышенное звучание струнного квартета, исполняющего нетленные шедевры старых мастеров, под сенью пальм и осыпанного звездами небосклона за бокалом шампанского и тонкой закуской должно было произойти объединение обособленных ручейков прогрессивной мысли в мощное русло Мирового братства и слияние последнего, в свою очередь - с океаном мировой гармонии.

Но спонтанно вспыхнувшие дискуссии между представителями разных направлений мессианской мысли, разрушали желаемый сценарий. Оказывается, все отлично помнили промахи сотоварищей в преддверии 2000 года и были не прочь обсудить их без ложной скромности.

Бел Одец - известный своими смелыми провидческими трудами и шокирующей сменой одиозных подружек, - пятидесятилетний, розовокожий увалень с круглым, покрытым испариной лицом именинника и быстрыми глазами образованного хулигана, изо всех сил старался вырулить к заключительной части мероприятия - к торжественным тостам, дружеским речам, похлопываниям, подмигиваниям, комплиментами и, что самое главное, к подписанию договоренности о взаимопомощи в теоретических сугубо практических аспектах. Однако, ни малейшего стремления к сотрудничеству собравшиеся, увы, не проявляли, ставя под сомнение всю затею Одеца. Радетели судеб человечества вели себя как футбольные болельщики разных команд, норовя перейти от словесных аргументов к рукопашной. А ведь среди приглашенных было так много дам! И каких! Тонко чувствующих, близких высшим духовным сферам, уникальных по взлетам ума и образованности, отчаянных и бескорыстных воительниц общего блага.

Форма одежды в приглашениях на банкет не указывалась, обозначая тем самым толерантность устроителей к любым концепциям общественного поведения в последние предгибельные дни отживающей цивилизации. Ибо большинство собравшихся, расходясь в деталях, упорно настаивало на своем - приурочивало к рубежу тысячелетий апокалиптические события - явление мессии, налеты инопланетян, глобальные общемировые катастрофы, эпидемии, язвы, мор. Внешность дам наглядно отражала широкий спектр расхождений в характере ориентаций и ожиданий. Главу секты “Страна утра” - девяностолетнюю Патрицию Сри, прибывшую на собрание в специально оборудованном инвалидном кресле, скрывали серебристые космические одежды, изобилующие впечатляющими инженерными деталями - трубками, вентилями, клапанами, резервуарами с жидкостями и газами. В подобных же костюмах были и сопровождающие миссис Сри особы неопределяемого пола. Они напоминали персонажей детской мультяшки, готовых отправиться в межпланетное путешествие. Напрасно посмеивались недоброжелатели - скафандры представителей “Страны утра” не свидетельствовали о желании госпожи Сри превратить собрание в карнавал или шокировать присутствующих. Их наличие диктовали соображения элементарной безопасности, ведь согласно учению прорицательницы в любую минуту в районе Лонг-Бич мог высадиться Христос на летающей тарелке величиной со штат Техас. В связи с чем “Страна утра” вот уже второй год проводила благотворительную распродажу скафандров и мест на летающей тарелке с оплатой по ярдам.

Впрочем, никто из присутствующих почтенную даму всерьез не воспринимал. Задиристый основатель “Академии наук Юнарис” Элхом Сити не выкинул аферистку с террасы исключительно из уважения к ее преклонным летам. Сам он и его академики так же готовились к встрече с мудрыми «братьями», прибывающими из космоса, с целью забрать наиболее выдающихся представителей рода человеческого в “новую эру просвещения”. Разумеется, с оплатой расходов по транспортировке и гарантией строго научной методики. Академик Сити славился жесткостью в отношении к разного рода проходимцам, подвизающимся на эзотерической почве.

Оставив в покое старушку Патрицию, он все же отвел душу - с позором и улюлюканьем выставил из ресторана некоего Артура Блесита - популярного у американцев “крестового мученика”. По его личному свидетельству, Артур имел две личные встречи с Христом, в ходе которых получил указание исколесить весь мир до первого января 2000 года с крестом, подобным тому, который поднял на Голгофу сам Иисус. Но лицемер приделал к своей тяжкой ноше колесики-ролики и доложил о досрочном выполнении задания. Достойно прошедшую испытание крестовину Артур притащил в холл “Фатума” намереваясь незамедлительно решить вопрос о месте ее торжественной установки. За что был распят словесно трезвомыслящими конкурентами и с позором изгнан вместе с соучастницей. Однако репортерша светских новостей, присутствовавшая на банкете, успела записать на диктофон не только не нормативную лексику возникших теософских споров, но и подчеркнуть, что одеяние иссушенной как мощи спутницы Артура отличалось библейской простотой.

Нельзя было не заметить, что имидж представительниц передового фронта футурологии предопределялся не столько исповедуемой доктриной, сколько внешними достоинствами. Помимо весьма распространенных в среде воительниц за выживание человечества библейских одеяний и экзотически-скромных рубищ, свидетельствовавших о чистоте помыслов и глубине чувствований (рубахи, хламиды, хитоны, рясы, модернизированные сари и тоги) здесь были представлены изделия авангардной моды, вполне достойные авторского лейбла Пако Раббана или Терри Мьюглера, для прилюдного ношения коих требовалась вызывающе-смелая идейная позиция, впечатляющие ноги и убедительное тело.

Председательница “Триумфаторской церкви” Голди Бойлер более других привлекала задумчивые мужские взгляды. Причем, мало кто из представителей сильного пола вспоминал в эти мгновения о постыдном конфузе прорицательницы, и даже те, кто не забыли о нем, ощущали непосредственное желание отдаться Голди душой и телом.

Развив бурную прорицательскую деятельность в конце восьмидесятых, Голди предсказывала неизбежную ядерную катастрофу к исходу 1990 года. Глава «Триумфаторской церкви», однако, не впадала тогда в уныние, а предлагала американцам приобрести комфортабельные бункеры, способные обеспечить людей всем необходимым, что бы переждать последствия ядерного апокалипсиса. Но Голди не повезло - ничего похожего на повторный Чернобыль на планете к указанному ею сроку не стряслось. Затаившиеся в подземных бункерах на несколько месяцев члены ее секты были весьма разочарованы, застав человечество в новом 1991 году в былом здравии и благополучии. Голди не растерялась - она выступила с самокритикой и в порыве откровения призналась, что болезнь Альцгеймера - полная потеря памяти, сбила ее ясновидческие ощущения с правильного пути. Просветленная новым предчувствием, мисс Бойлер отсрочила конец света на целое десятилетие. Означенный ею срок приближался. Голди поспешила привести себя в полную боевую готовность: сделала серию косметических операций по корректировке лица и фигуры и явилась пастве во цвете неувядающей прелести и пророческого дара. Смотревшим на Голди мужчинам хотелось верить в конец света и провести остаток дней вместе с ней в комфортабельном бомбоубежище, а еще лучше - стать родоначальниками обновленного человечества - усовершенствованными Адамом и Евой.

Голди обладала ростом и осанкой топ-модели, умела двигаться сомнамбулически - страстно (не прошел даром юношеский опыт работы в стриптиз-баре), имела низкий, гипнотически действующий голос и взгляд порочной монашки. Она явилась на банкет по личному приглашению Бела и старалась держаться рядом с ним, символизируя союз науки и каббалистики, а так же обезопасив себя от наглых выходок распоясавшихся хулиганов типа Элхома. Ее туалет состоял из четырех полос металлической ткани, со вкусом и смелостью перепоясывающих бедра, грудь и даже коленные чашечки и рождающих ассоциации то ли с конской упряжью, то ли с веригами великомученицы. Минимализм деталей в совокупности с великолепием удачно подтянутых ягодиц, поднакаченным бюстом, обезжиренными бедрами, целомудренно скрывала туманная вуаль в россыпи бриллиантовых стразов. На лбу Голди, оттеняя ее гладко зачесанные назад смоляные волосы, сияла шестиконечная звезда Соломона. Стоит добавить, что ногти на руках и ногах прорицательницы мерцали переливчатой зеленью с эффектом голографии, а духи отличались особой неземной пронзительностью.

- Этот си бемольный этюд Люлли завораживает меня... Что за чудо! Я близка к трансу... - Она гибкой рукой притормозила метания озабоченного хозяина торжества, теряющего надежду на мирное подписание декларации Мирового братства, и прижала его к мраморному парапету террасы, за которой нашептывал свои тайны засыпающий океан. - Божественная, пророческая музыка! Странно думать, что, возможно, мы слышим ее в последний раз на этой Земле. Все в последний раз, Бел! - Дама пугливо прильнула к тучному и жаркому под традиционным смокингом телу футуролога. Он рассеяно скользнул озабоченными глазами по мастерски упакованным женским прелестям Голди, конвульсивно дернулся и как-то обмяк.

- Ты действуешь на меня гипнотически, богиня... я готов уйти в монастырь или провалиться сквозь землю в один из твоих уцененных бункеров. Да, бедолага Бел здорово промахнулся... Полный облом затеи с Братством! Сборище клинических идиотов! Слава Богу еще, что Парс Тото не явился.

- Не торопись заказывать отпевание. Все идет по моему плану. Вчера я предсказала тебе нынешнее действо с точностью до беснований кретина Элхома и шоу мумифицированной Сри. Верно, мудрейший?

- А где Робертс - брат-евангелист от “Пожирателей мусора”? Надеюсь, он все же не явится к столу, смердя обносками, как ты живописала.

- Я пугала тебя. Секта Робби роется на свалках поблизости от Бостонского университета. У студентов еще не начались каникулы.

- Но ты обещала на сегодняшнем банкете сообщить полиции полученные по эзотерическим каналам данные о месте нахождения “Обеспокоенных христиан” и подготовить сюрприз лично для меня. - Рука Одеца нырнула под вуали и озадаченно ознакомилась с откорректированными прелестями Голди. Когда-то между футурологом и начинающей прорицательницей случилась короткая связь. Голди была толстушкой, а ученый далек от желания вложить средства в строительство бункера. Они не поняли друг друга. Теперь фигура, финансовое положение и связи Голди в деловом мире изменились в лучшую сторону. Одец был готов заключить с чертовкой пакт о взаимопомощи, если, разумеется, ее обещания не явятся результатом очередного приступа болезни Альцгеймера.

- О, дорогой, ты забываешь, с кем имеешь дело. Ошибок юности больше не будет. Основанная мною “Триумфаторская церковь” находится под прямым покровительством высших сил. Мои тело и дух постоянно совершенствуются, а память в полном порядке. Я хорошо помню наш пикничок у озера, майского жука, заползшего по глупости в штаны ведущего футуролога и даже все, что обещала тебе на сегодняшний вечер.

- Жаль, что все. Я жду большего. - Бел не зря считался выдающимся женолюбом. В ядерные катаклизмы Голди он верил не больше, чем в победу коммунизма в бывшем СССР. Но деятельность «Триумфаторской церкви» поддерживал и перспективу интимного свидания после неудавшегося банкета упускать не хотел. - Выпьем за наше опасное будущее! - Бел взял с подноса молчаливого официанта, давно поджидавшего рядом, бокалы с шампанским, заглянул в глаза даме с чувственным смыслом и мелодично чокнулся.

- Пожалуй, стоит взбодриться. Сейчас начнется самое интересное. - Интригующе пропела вещунья, сверкая стразами, звеня цепями, браслетами и отвечая на взгляд Бела призывным томлением тела.

Не успели они осушить бокалы, как оркестр смолк и к Одецу поспешил ответственный секретарь клуба “Милениум”. Обычно непроницаемо-холодное лицо ученого мужа с оттенком брезгливого отношения к происходящему (виной чему была хронически обострявшаяся язва и вынужденная диета), светилось редким оживлением, похожим на испуг:

- Мистер Одец... Там... Видите ли, прибыл Шарль де Боннар! Лично!

- О-го... - Щумно выдохнул Бел, восторженно глянув на Голди. - Ты в самом деле колдунья!

Та закатила глаза с загадочной улыбкой жрицы, вызвавшей дух фараона. Оба направились встречать гостя, на прибытие которого Одец, вопреки предсказанию Голди, не смел рассчитывать. И честно говоря, не предполагал когда-либо увидеть, поскольку был убежден, что личность некоего загадочного оппонента его научных изысканий и сумасшедшего мецената, поддерживающего фантастическими инвестициями разнообразные, неожиданно выбранные научные разработки во всем мире - вымышленная. Вернее - собирательная. То есть, некто вступает с ним в научную полемику относительно ветвей развития цивилизации. Кто-то выводит на чистую воду заведомых аферистов научного и эзотерического фронта, плодящихся у кормушки глобальной даты, а кто-то (может, ЦРУ или КГБ или МОССАД ) финансирует интересующие их научные поиски. И все эти действия в совокупности по взаимной договоренности или установившейся иронической традиции носят имя “Шарль де Боннар”. В определенных кругах одиозное имя подкрепил так называемый эффект Плацебо - когда больному предлагается заведомо нейтральное средство под видом чудодейственного лекарства. Треть пациентов и в самом деле выздоравливает, излеченная верой в чудо. Различные акции, имевшие, якобы, отношение к мистическому де Боннару по этой же причине были обречены на успех. Одец пытался подкрепить свои усилия причастностью мистического персонажа, заручившись его поддержкой в создании Всемирного братства, но натыкался на глухую стену. “Фантом, авантюрное Плацебо, массовый гипноз” - решил Одец. И вот теперь де Боннар шел через расступившуюся банкетную публику в тишине, озвученной волнующим журчанием его имени, передающегося из уст в уста. Волны белоснежного одеяния вздымались вокруг долговязой поджарой фигуры как пенные гребни по сторонам за форштевнем мощного катера, на хищном его носу не хуже музейных бриллиантов сверкали стекла пенсне.

- Мистер Одец, - Голди царственным жестом протянула руку прибывшему. - Счастлива представить вам мсье де Боннара. Называть титулы, полагаю излишне.

- Заочно мы хорошо знакомы. - Молвил скрипучим голосом с хорошим местным произношением француз, пожимая руку розовощекого предсказателя вселенских ужасов. - Помниться, я назвал вас “Хичкоком футурологии”, а вы отрекомендовали меня “Фантомом пугливых псевдонаучных кумушек”. Мы квиты, канашка.

Француз рассмеялся с чрезмерной веселостью, краснея, фыркая и обмахиваясь широким рукавом. Краем глаза Одец успел заметить обескураженные физиономии гостей, сливавшиеся в пестрое месиво с одним композиционно выделенным пятном на периферии. Небрежно облокотившись на парапета террасы, словно оперный герой, высвеченный лучом прожектора в массовке, стоял, слегка кивая Белу узкой лысоватой головой, Директор КННТ - сам Парс Тото!

Подхватив кавалеров, Голди вывела их к эстраде, где под светящимся гербом еще не родившегося Всемирного братства была заготовлена для провозглашения манифеста угольно-черная кафедра с микрофоном, и слегка подтолкнула к ней Бела. Тот, предложив французу место в почетном кресле президиума и делая в его сторону фокуснические жесты ладонями, мол “одну минутку внимания”, ступил на заготовленное для себя место, секунду пребывал в полной растерянности, как разбуженное среди ночи дитя, но тут же, по природе истинного оратора, почувствовал прилив вдохновения. Мысли и идеи толпились в голове, спеша на выход. Горло перехватило, Бел откашлялся и просияв большим розовым лицом, начал: - Эйфория ложного рубежа осталась позади, вместе с туристическими забавами и аттракционами встречи 2000 года. Истинный переход в новое тысячелетие произойдет через девять месяцев и все мы ощущаем трепет неведомого, как пассажиры ракеты, готовящейся к грандиозному старту. Пусть говорят, что эта дата правомерна только для одной четвертой части человечества, живущей по юлианскому календарю. Мы - это четверть мирового племени - его авангард, средоточие коллективного разума и совести. Мы - те, на кого возложена историческая миссия заботы о будущем нашего общего Дома. Чувство коллективной ответственности перед миром, заставляет сплотиться нас на пороге...

- Он что, изображает Спасителя? - Шепнула Голди русская магиня Галина Прежнева, прибывшая из Москвы. Она имела ввиду де Боннара, одетого в белые шелка, подобно герою знаменитой рок-оперы про суперзвезду. Бородка клинышком и вьющиеся довольно длинные волосы романтизировали его неординарную, возможно даже - противную физиономию. Так могла бы выглядеть пародия на иконописный лик, созданная рукой нечестивца - нос слишком длинен и остр, глаза под кустистыми бровями стреляют пронзительно и глумливо, узкий рот кривится в двусмысленной улыбке, то ли одобряя оратора, то ли иронизируя над им сказанным. И к тому же это пенсне! Стекла мутные, разного оттенка и сидят на переносье возмутительно криво. Как изволите относиться к носителю таких окуляров? Оценив имидж мультимиллионера, Голди неопределенно пожала плечами:

- Сегодня жарковато для смокинга. Он оделся легко. Свободный силуэт помогает чувствовать себя комфортно. Белое в этом сезоне - самый предпочтительный цвет. - Ловко увильнула она от определения идейной и религиозной принадлежности Шарля. Русская ей не нравилась. Она усиленно навязывалась в подруги и лезла на первый план. Деньгами сорила с демонстративной небрежностью. Внесла в фонд не сложившегося пока Братства солидную сумму. Яркая, очень нарядная, чрезвычайно общительная и избыточно богатая телесами молодая женщина говорила на иностранном кое-как. Программу своего “Комитета загробного комфорта” изложила расплывчато, напирая на то, что главное для русских, не победа, а участие в международном содружестве научных и оккультных сил. От Галины Прежневой веяло природным женским темпераментом и самыми дорогими в этом сезоне духами “Милениум”.

- Страшненький. Наверно, подсадная утка от вашего ЦРУ. Я слышала, де Боннар вовсе не француз и даже совсем не такой. Молодой и красивый, как Бандерос. А вот мистер Одец - чрезвычайно солидный господин. - Охарактеризовала россиянка главных персонажей банкета. Голди пропустила ее реплики мимо ушей, сделав вид, что всецело поглощена речью Бела.

...- Недавний опрос общественного мнения показал, - продолжал тот, впав в ораторский экстаз, - что почти треть американцев-христиан верят в Апокалипсис, приуроченный к 2001 году. Не стану вносить сейчас этот критический момент на обсуждение, подчеркну лишь, что мы стоим на роковом рубеже под знаком с тремя нулями, означающем завершенность завершенности или завершенность отчаяния... - Переведя дух на своей коронной формулировке, Бол столкнулся взглядом с де Боннаром и утерял нить размышлений. Спохватился, просияв и распахнув руки перед остроносым в хитоне: - Хочу представить вам, друзья нашего гостя, о котором могу сказать лишь одно: - Мы все его хорошо знаем!

Путаясь в белых шелках, наступая на подол и цепляясь рукавами за углы кафедры, Шарль поднялся к микрофону.

- Друзья, организация, которую я представляю, но не могу помянуть всуе(вслух), уполномочила меня донести до вашего сведения следующие высокоценные откровения. Цифра, оседлав которую мы сейчас с вами летим по просторам времени и пространства, есть обозначение конца, но одновременно и начала. Она является барьером между “на время” и “навсегда”, между отторжением и присвоением. Приведу пример. Что вы чаще всего видите на ценниках? - Девятки, девятки, девятки... Именно их полнота и незавершенность, отделяющая “есть” и “будет”, доступное и чрезмерное, зачастую толкает вас на покупку вовсе ненужных вещей. Влечет ли вас дешевизна, когда вы складываете в корзину три связки красных нейлоновых носок по 99 центов за дюжину? Нет, вас обманывает магия незавершенности! На пороге третьего тысячелетия я призываю принять новую философию - разумность избыточности. Поясню. - Шарль сорвал эмблему Братства и вывел на белом фоне непосредственно собственным корявым пальцем, обмокнутым в бокале с красным вином, цифру 999 999 99 99 99. - Фу, девяносто девять долларов и 99 центов. Заметили - до весомости миллиарда и округлости девяти нулей не хватает одного цента! Ну что за нищенская скаредность! - Он достал из кармана цент и бросил его в бокал. Затем перевернул лист и снова принялся вырисовывать ряды цифр. - А теперь так - 1 000 000 001. Привлекает? Именно эту сумму я внесу на счет организованного сегодня Всемирного братства в случае ожидаемого его членами явления Господня в момент перехода от 2000 к 2001 году. И ознаменую тем самым превращение эры инстинктивной скаредности в эпоху разумной избыточности. - Не надо рукоплесканий, господа, я предусмотрел и второй вариант. Конец света - увы, самый банальный конец света без участия мессии. Позвольте, скажите вы, кому же в таком печальном случае понадобятся деньги? А кому угодно, кто сумеет выкарабкаться. Эта сумма поступит через Всемирное братство в помощь выжившим. Причем, Апокалипсис с участием Христа или без него и переведение денег на счет лица или организации, засвидетельствовавшей сей факт, произойдет одномоментно. О чем я и представляю мистеру Одецу составленный по всем правилам документ. Смертельная игра! Планетарная рулетка! Участвуют лишь те, кто вступят в объединение Всемирного братства!



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Xx век: Хроника необъяснимого. Гипотеза за гипотезой

    Документ
    Для работы на нем начальник полигона генерал-майор Дерибергер и стал привлекать заключенных после того, как на этот секретный объект совершила налет союзническая авиация и кому-то нужно было разбирать завалы.
  2. Анатолий Павлович Кондрашов Большая книга

    Книга
    Книга, предлагаемая вашему вниманию, – не справочник и не учебник, и главная ее задача – не столько проинформировать вас о самых разнообразных фактах, сколько вызвать интерес к той или иной области знания и человеческой деятельности.
  3. Книга ценна не только уникальным фактическим материалом. Яркая и страстная, она зовет преодолеть заложенное в нас демократической пропагандой чувство национальной неполноценности, (1)

    Книга
    Неизвестный Советский Союз. Сверхоружие Русского Медведя. Мезосферные агрессоры, охотники на невидимок и боевые экранопланы. Кто побеждал в Третьей Мировой, холодной войне? Боевые экранопланы и орбитальные истребители, плазменное
  4. Книга ценна не только уникальным фактическим материалом. Яркая и страстная, она зовет преодолеть заложенное в нас демократической пропагандой чувство национальной неполноценности, (2)

    Книга
    Неизвестный Советский Союз. Сверхоружие Русского Медведя. Мезосферные агрессоры, охотники на невидимок и боевые экранопланы. Кто побеждал в Третьей Мировой,
  5. Максим Калашников (2)

    Документ
    Когда Горбачев пришел к власти в 1985 году, мне исполнилось восемнадцать. На моих глазах была расчленена Великая Империя – СССР. Разум до сих пор отказывается принять этот факт.

Другие похожие документы..