Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Выставка научно-технического творчества молодежи (далее – Выставка) проводится в соответствии с пунктом 2.2. Приложения 2 к долгосрочной целевой прог...полностью>>
'Документ'
Инспекция ФНС России по г. Миассу Челябинской области сообщает о утверждении новых форм налоговой декларации по земельному налогу. Приказ ФНС России ...полностью>>
'Доклад'
Доклад директора Департамента развития бухгалтерского учета, аудиторской деятельности и финансового контроля Министерства финансов Республики Казахст...полностью>>
'Методические указания'
Разливка – важный этап металлургического (сталеплавильного) производства. Технология и организация разливки в значительной степени определяют качеств...полностью>>

Главная > Публичный отчет

Сохрани ссылку в одной из сетей:

- Этого мерзавца еще не прикончили? – Шон щелчком отшвырнул цветной портрет красивого, улыбающегося пухлыми губами индуса. - Маршан Суханди - молодой, но прыткий адвокатишка. Делает карьеру на трупах "акул", потроша подноготную крупных бизнесменов. Три года назад втянул нас в поганый судебный процесс по делу о клевете и подтасовке фактов. Черножопая сволочь.

- Поражаюсь вашей интуиции, шеф. - Загадочно ухмыльнулся Фил. Он взял манеру обращаться к Киту таким панибратским образом в недолгую пору романа с Розмари. Они даже были помолвлены, но незадолго до рокового дня, девушка выбрала другого, лишив тем самым бывшего жениха возможности в полную меру разделить скорбь родителей. Однако, честный Фил признался разбитому параличом Шону, что ни на минуту не переставал любить его дочь и не терял надежды на примирение. Самое же главное состояло в том, что парень, по его заверениям, до сих пор верил в возвращение Розмари!

- Вы что-то уже знаете, шеф? Действительно не в курсе?! О, тогда поздравляю! – Фил отыскал нужное фото и представил Шону.

- Ничего не мог бы придумать лучше для нашего друга Суханди! Приятно осознавать, что добрая Фея честно трудится, выполняя твои желания. – Кит с удовольствием рассматривал фотографии. - Сколько крови однако содержалось в таком дерьме!

- Его загрызли, шеф. Сегодня ночью в Трансазиатском экспрессе.

- Не думал, что у Фей бывают такие клыки!

- И такое чувство юмора – мистер Суханди совершал свадебное путешествие. - Фил нарочито вздохнул. - Там есть кадры, сделанные на вокзале одним из провожающих. Он сразу же любезно предоставил их полиции, полагая, что преступник мог оказаться в толпе. Ведь молодожена убил некто из пассажиров Экспресса.

- А расследованием занялся Эркюль Пуаро. – Кит извлек из ящика стоявшей под рукой тумбы новую пачку сигарет и с наслаждением закурил, рассматривая снимки. Он получал удовольствие не только от зловещей гибели врага, но и от того, что его невеста – такая веселая и горячая, останется вдовой с наследством громкого скандала. Вон как радуется, киска, бойкая, юная, не старше Розмари. Вырядилась в желтое сари, а шампанское хлещет прямо из горлышка. Похоже, новобрачный лишился самых пылких интимных радостей.

- В Тайланд вылетели наши спецы. Дело поручено капитану Колиндзу.

- Ага, этот болван все охотится за серийным маньяком. Похоже, ему повезло. Здесь выстраивается забавная цепочка... Весьма, весьма забавная... - Кит наморщил лоб, припоминая сводки криминальных новостей.

- Боюсь, кому-то в самом деле может показаться интересным то, что три похожих смерти настигли ваших, я хотел сказать, наших злейших врагов, шеф.

- Бред. Да пол мира только и ждет, что бы перегрызть глотку Берри. Естественно, они сами заслуживают того же. Но это не дает права решать, что у жертв маньяка не было иных недоброжелателей, кроме меня. Банкир, актер, юрист… Все - с перекушенным горлом! Далеко не монастырская братия. Да и у меня, увы, вставная челюсть. Какие версии?

- Официальных нет. Кто-то пустил утку о ревности и мести индусской пассии адвоката, спровоцированной поспешным браком Маршана Суханди с европейкой. Полагаю, этот парень не был святошей. С поезда исчезла некая дама, личность которой пока не установлена. Так что, незабвенный Пуаро прав – "ищите женщину"!

- А твое личное мнение, сынок?

- Если бы мне были по зубам такие орешки, то я заведовал бы криминальной службой или Центром аномальных явлений. Еще лучше - КННТ - Комитетом наступления нового тысячелетия. Солидная нора.

- Что слышно от этих шарлатанов? Когда ожидать конец света? Приуроченные к встрече 2000 года катастрофы мы успешно миновали.

- Но подобные апокалиптические предсказания, шеф, делали мелкие аферисты и наивные жулики. Они гипнотизировали доверчивую публику нулями, отказываясь принимать во внимание, что истинное начало нового столетия и тысячелетия приходится на грядущий Новый год - то есть - 2001й. КННТ - организация серьезная, не гонится за дешевыми эффектами.

- Заметил. - Со смаком сплюнул желтую слюну Шон. - По пустякам не размениваются. Научно обосновали дату и обещают большую развлекательную программу - катастрофы и бедствия в широком ассортименте. - Он хрипло расхохотался.

- Завтра Хенкинс предоставит убойный материал. У Комитетчиков появились свежие данные по поводу светопредставления, а у нас серьезные контраргументы.

- Предупреди Хенкинса, пусть копает поглубже и поаккуратней. Малейшая оплошность - и нас зароют. Они только и ждут момента зацепить меня. Я бросил вызов Директору Комитета, как ты помнишь, выпустив репортаж о теневых связях его ведомства с секретными военными разработками и о программе нагнетания кризисных настроений. После чего господин Парс Тото имел со мной серьезный разговор. Пересказывать его тебе я не стал, но поверь - после такого предупреждения соваться в дела КННТ не всякому захочется. Угрожает мне, сволочь! А у меня аж руки зачесались от нетерпения - вот кому бы я вломил прямой апперкот. Нос Шона Берри не создан для щелчков. Н-да... здесь, парень, игра суровая.

- Похоже, Парс Тото - шутить то же не любит. Серьезный господин. Сам-то он сидит тихонько. Дым пускают другие - каркают, каркают на разные чрезвычайно научные голоса. Народ дрожит, не чует даже, что от их предсказаний конца света за версту несет тухлятиной.

- Хотят переплюнуть славу милашки Ширински? Слабо. Рот Лолики – вот самый настоящий конец! Конец конца! – зашелся в беззвучном смехе Кит, заставляя дрожать и скрипеть блестящее титановое кресло.

- Наши ребята как раз сейчас снимают репортаж с выставки "Женщины и фрукты". К открытию этой уникальной экспозиции милашка приурочила заседание своего Общества жертв орального секса. Думаю, там будет забавно. Девочки обещают пооткровенничать вслед за своим лидером. Не всякой, конечно, посчастливилось перенести столь тяжкие испытания, как бедной Ло, но поделиться, думаю есть чем.

- Материал пойдет в программы Фоллера и Юлии. - Распорядился Кит. - Обсосем эту темку с разных сторон. Всплакнем над участью жертв сексуальных домогательств и доставим зрителям гамму физических наслаждений от смеха до слез оргазма. Кстати, тебя Роз никогда не изводила щекоткой во время этого занятия?

- Простите, господин Берри... - Фил хлопками прогнал с клумбы ворон, избегая таким образом ответа, и продолжил доклад: - Девочки Ло отправляют в Сенат ноту протеста, требуя утверждения закона о защите женщин-служащих от притязаний со стороны руководства в унизительной форме орального секса.

- Я бы вешал медаль героя всякому, у кого возникают желание использовать подобным образом этих неаппетитных шлюшек. Уж лучше воспользоваться собственным кулаком. - Кит небрежно сплюнул, давая понять, что интимные проблемы он решает подобным образом.

3. ЖЕНЩИНЫ И ФРУКТЫ.

Репортер “Аргуса” Юлия Скаут с оператором Надей оказались на месте как раз во время. Стеклянные двери концертного зала “Клиник-холл”, арендованного для проведения конгресса Общества жертв орального секса, принимали последних прибывших. В вестибюле, обильно украшенном голубыми транспарантами с эмблемой клуба - грибоподобный фаллический символ, перечеркнут гневным крестом, с надписью «Нет половому терроризму!» - толпились представительницы прекрасного, но угнетенного пола. Юлия - жилистая, загорелая блондинка баскетбольного сложения, одетая с непритязательной простотой, подмигнула пухлой славяночке с камерой, которую предусмотрительно взяла вместо работавшего с ней обычно в паре через чур сексапильного темнокожего оператора: представителей мужского пола здесь явно не жаловали.

Выставка “Женщины и фрукты” несла большую смысловую нагрузку. Во-первых, под “фруктами” подразумевались некие субъекты сексуального домогательства, которых в виде апельсин, бананов и прочих плодов, стоявшие у столов женщины в синих военизированных комбинезонах, яростно кромсали, пропускали через мясорубки, миксеры, соковыжималки. Во-вторых, салаты, джемы, пюре в розовых губоподобных вазочках наглядно иллюстрировали тезис о том, что именно к кулинарным изыскам, а не к женским ртам должно обращаться сластолюбие грубого пола.

- Невинно и мило. - Огорчилась Юлия. - Я ожидала показательного оскопления нескольких особо засветившихся на этом деле самцов.

- Скучно и пресно. Может снять вон ту красотку с дыней? Так и просится в объектив. - Надя направилась к одному из столов, за которым проходила дегустация экспонатов. Дама в карамельно-розовой блузке и весьма вызывающем морковном парике самозабвенно поедала ломоть дыни без помощи ножа и вилки. На мякоти отпечатывались карминные следы помады, сок стекал к шелковым манжетам, но дама, опустив синие веки с накладными ресницами священнодействовала, не замечая ни огрехов в застольном этикете, не направленной на нее камеры. Когда Надя приблизилась, жрица подняла тяжелые ресницы и вперила в нее вызывающе роковой взгляд. Один глаз дамы оказался то ли косым, то ли мутным, что при всей смехотворности персонажа отдавало странной жутью. Скорее всего, глаз дамы был стеклянным. По спине Юлии, живо вообразившей акт недозволенной любви с отвратительной особой, пробежал озноб. Преодолев оторопь, она сунула микрофон любительнице дынь и не нашла ничего лучшего, чем обратиться к ней с совершенно неуместным вопросом: - Скажите, дорогая, волосы у вас естественные?

- А у тебя задница, случаем, не искусственная, дылда эмансипированная? - Красотка смерила репортершу тем взглядом, которым обычно мужчина ставит на место объект крайней навязчивости и вопиющей непривлекательности. Резко развернувшись, мисс Скаут направилась в зал.

- Предполагала, что здесь соберутся уродины и придурки, но не до такой же степени... - Буркнула Надя, засеменив вслед за Юлией.

- Зря гонишь волну. Лолика Ширински весьма лакомый кусочек. Вон, вон она! Как всегда вместе с верной подругой Кларой Трупп. Сними-ка торжественный выход героинь.

На сцену поднялись дамы, вызвав бурные аплодисменты собравшихся. Яркая брюнетка в оранжевом костюме с выражением сдержанного достоинства принимала цветы от группы студенток, одетых в майки с изображением ее героического лица. Несмотря на нервный стресс, вид у жертвы сексуальных домогательств был цветущий и победоносный. Женщины в зале стоя скандировали : ЛО-ЛИ-КА!

- Благодарю вас, друзья! - Бодро пробасила в микрофон подруга жертвы, успокаивая жестом участниц конгресса и заботливо сопроводила мисс Ширински к председательскому креслу.

- Пронырливая, как барракуда и зубы, думаю, в два ряда. - Злобствовала в адрес Трупп Надя, имевшая пятилетнего сына, обожавшая стряпню, семейные праздники и называвшая своего лысого супруга “котиком”.

- Увы, что бы отстаивать свои права в этом мире, необходима сила. Клара - боец. Если бы ни она, Лолика до сих пор ублажала похоть этого кобеля. - Огрызнулась Юлия, прошедшая через три неудачных замужества. Представителей сильного пола она разделяла на “кобелей” и “козлов” в зависимости от типа сексуальных и деловых отношений.

- А эти в зале, откуда понабежали? Тут человек семьдесят и все жертвы орального секса? Брр... Я должна покрупнее снять их многострадальные рты.

- Не перестарайся. Ты слишком часто работаешь для юмористов. У меня идут материалы острого публицистического звучания. Я отражаю настроение женщин страны. Страна сочувствует Лолике. Сними транспаранты, зал, задержись на президиуме. - Юлия зорко оценивала ситуацию. Под лозунгами “Мы должны преобразить мир!”, “Долой оральщину!”, “А кто будет платить за все это!?” на сцене за длинным столом расположились мисс Ширински, мисс Трупп и две дамы похожие на переодетых служащих тюрьмы строгого режима. С краю, склонив лысоватую голову над бумагами что-то озабоченно писал мелкий и вовсе не представительный мужчинка.

- Кто этот половой разбойник? Его будут судить? Вот уж не сказала бы... - Поморщила насмешливый носик Надя.

- Полагаю, представитель муниципалитета. Общество Лолики существует под эгидой организации “Матери нашего города”. Тише, Трупп открывает собрание.

Поджарая шатенка с короткой мужской стрижкой окинула присутствующих полным глубокой признательности взглядом и взволнованно начала:

- Спасибо, спасибо, что вы с нами, друзья. После завершения митинга вы сможете приобрести в фойе книгу Лолики с автографом. Исповедь Лолики сегодня читают во всем мире. Для многих она - руководство к действию. Но есть и такие, кто еще не осознал эпохальной важности случившегося, кто продолжает жить так, словно мир остался прежним. - По страдальческому лицу мисс Трупп прошла судорога отвращения. - Сегодня в двадцати трех штатах Америки действуют законы, карающие за “сексуальные отношения, чуждые природе человека”. За то, что проделывал с Лоликой мистер... назовем его просто Икс, карают лишением свободы от тридцати дней в штате Теннесси до пожизненного заключения в Айдахо и штрафом от пятисот долларов в Аризоне до пятидесяти тысяч в Монтане. Сегодня мы отправим в Правительство страны ноту с требованием введения подобных законов у нас в Федеральном округе Колумбия. - Трупп переждала всплеск аплодисментов. - Каждый акт правопорядка является оформленным движением души. Мы собрались, что бы открыть наши сердца навстречу друг другу до самой потаенной глубины. Долой ложный стыд - оральный секс на производстве - вопрос не частного, а общегосударственного значения. Именно этому научил нас поступок Лолики... - Трупп оглянулась на мисс Ширинский и жестом остановила ее порыв подняться к трибуне.

- Я просила Лолику сегодня не говорить ни слова. Ее психиатр настаивает на ограничении всяких публичных акций. То, что эта отважная женщина сегодня с нами - настоящий гражданский подвиг... Я вижу много юных лиц из общества Солидарности Лолике. Поднимитесь к микрофону, дитя мое. - Ораторша посторонилась, освобождая место на трибуне прыщавой акселератке в майке с портретом Лолики на плоской груди, фаллической символикой между лопаток и надписью: “Вход только внизу”.

- Меня зовут Бетси. Я учусь в школе и хочу сказать: Мы с тобой, Лолика! Нам больно и горько от того, что мы это делали за доллар или даже за бутылку пепси или просто так... И даже не в кабинете директора. Ну, вы знаете, в машине..., ну... в туалете... - Бетси столкнулась с грозным взглядом мисс Трупп и перешла к заготовленной речи: - Ты молодец, Лолика! Ты сумела поставить дело так, что заработала тем же способом миллионы. Ты наш кумир, мы хотим стать такими же! Это значит - уважать себя... - Девушка заулыбалась: - Мы вообще тащимся от тебя! Так клево показать ему свои трусики! В общем, клянемся, что теперь не станем заниматься этим меньше чем за сто баксов!

Зал поддержал заявление Бетси овациями. Трупп подошла к микрофону с каменным лицом.

- Боюсь, молодое поколение не способно сразу разобраться в тонких вопросах нравственности и гуманизма. Мы собрались не для того, что бы обсуждать таксу за интимные услуги шефу. Мы хотим поставить вне закона сам факт таких услуг и объявить: то, как используют тело женщины властьимущие - не интимный вопрос. Это вопрос выживания нашего общества, находящегося сейчас, я не боюсь этого заявления - на грани гражданской войны. - Звякнул стакан, сделав несколько торопливых глотков, выступающая продолжила: - Почему речь идет именно об оральном сексе? Меня поймут те, кто проводит день в офисе, среди стеклянных стен, раздвижных дверей, в обстановке трудовой занятости и всеобщего любопытства. Не говоря уже о травмирующем факторе постоянных звонков. Всем известны глубоко оскорбительные эпизоды разговора мистера..., то есть господина Икс по телефону с важнейшими государственными лицами, во время которого он использовал рот Лолики для удовлетворения своих низменных скотских инстинктов! - Тяжело задышав, Клара снова наполнила стакан. Пока она шумно пила, в зале царила почтительная тишина. Взяв себя в руки, мужественная женщина продолжила:

- Предоставляю слово той, кто в силу сложившихся обстоятельств особо остро прочувствовала на личном примере суть главной проблемы собрания. Поднимитесь к нам, мисс Ама Релло.

Среди кресел появилась уже примеченная телевизионщиками дама в карамельном костюме, упивавшаяся поеданием дыни. Проследив объективом ее нетвердый проход к сцене на подламывающихся каблуках, Надя отметила редкую кривизну и волосатость нижних конечностей Амы и выдающееся безобразие коренастого торса.

Возле ведущих на сцену ступенек рыжая споткнулась, совершила шуструю пробежку на четвереньках, была любезно подхвачена представителем муниципалитета и водружена на трибуну. Послав оттуда гневный взгляд залившемуся краской мужчине, мисс Релло по примеру Трупп выпила стакан воды, икнула, подмигнула Лолике и Кларе, короткими щипками взбила морковные букли и пробасила в микрофон:

- Здрасьте. Много симпатичных мордашек. Я в общем-то могла и не приходить, сидеть и молчать в тряпочку. Но пришла, что бы сказать прямо, заявить во весь голос тем, кто уже принял решение отказаться от орального секса с шефом или же еще продолжает страдать от унижения... Я хочу сказать всем: не у каждой, милые дамочки, найдется под рукой такая мисс Трупп, чтобы эффективно и вовремя разгласить ваши отношения и вышибить из ситуации законную пользу... У моей секретарши Пусси такой подруги не было. Я цинично использовал ее на рабочем месте во время занятий с компьютером, в процессе телефонных разговоров и даже по ходу одного ответственного консультативного совещания, когда с дурными намерениями послал Пусси под стол собирать рассыпавшиеся скрепки. Представляете, а? Нет, вы только вообразите рожи членов Совета! Смитсон даже предложил мне воды - настолько был поражен выражением моего лица. Думал, старый хрен, что директора кондрашка хватила! - Мисс Релло загоготала. Притихший в недоумении зал юмора пока не понял, хотя уже кое-кто врубился, что началось развлекательное шоу и захлопал. Трупп поднялась и нервно затрясла колокольчик:

- Прошу вас внести разъяснения, мисс Ама. Тише, пожалуйста, тише! Я предупреждала, что мы имеем дело с далеко не ординарной ситуацией. Необходимо учитывать степень психического перенапряжения ораторов, каждый из которых перенес глубокую внутреннюю трагедию.

- Еще какую! Слушаете сюда - обалдеете. Прошу прощения, я увлек... увлеклась. - Выступающая смиренно склонила голову, поправила пышный бант на блузке и продолжила фальшиво-писклявым голосом:

- Начать надо с того, что я родилась три дня назад, когда получила вот этот документ. - Из кармана розового пиджака была извлечена бумага. Представитель муниципалитета подошел, что бы взять ее. Изучил текст, играя блеклыми бровями и утвердительно закивал головой.

- Там, этот господин не даст соврать, сказано, что я женщина. До этого, господа дамы, я считал себя мужчиной. - Ама всхлипнула, гулко ударив себя кулаками в подозрительно пышную грудь и завопила басом: - Мужиком, блин, считал! О чем вспоминать горько и больно... Я руководил трестом железобетонных конструкций. Дела шли совсем не плохо. Но история Лолики буквально вывернула меня наизнанку. (Дама изобразила рвотный спазм. Скривилась и рыгнула в платок - очевидно, перебрала дыни). Я спросил себя: Что ты делаешь, Амек? Что творишь, сукин ты сын, когда вставляешь... Ну, вы понимаете, кабинет, государственное знамя, портрет президента, толпа посторонних ответственных лиц - все это жутко заводит. То есть кошмарно. Особенно, когда выступающие все время талдычат : “забить сваи”, “вогнать поршни”, “натянуть перекрытия”, “поставить конструкцию раком”... Прошу прощения, мисс Трупп, не надо больше звонить, я буду придерживаться скупых фактов. Так вот, когда все это случилось с нашим уважаемым Б.К.. я хочу сказать с мерзавцем Ихс, подзалетевшим в результате на десяток миллионов, я сказал себе : Пора завязывать, Амек! Я плакал все три часа, пока транслировали по телеку признания Лолики и ночью хотел сделать себе обрезание. Прошу прощения - кастрацию. Ну, выпил, конечно, для смелости, взял садовый секатор, примерился. Но уснул. А утром сказал жене: - Гут бай, крошка. Ты позволяла мне слишком многое. Ты развратила меня, ты не умела ревновать, ты скрывала от общественности мое низкое поведение, опасаясь нарушить приличия...(Ама всхлипнула и утерла нос рукавом) Я поехал к мисс Трупп и во всем признался. Но Пусси оказалась не такой сильной, как Лолика. Она взяла у меня деньги и отказалась подавать дело в суд.

- Позвольте, так вы пытались купить ее молчание? - Выставила к трибуне фирменный микрофон Юлия, подобравшаяся поближе.

- А как же? Я ведь тогда еще была мужчиной! Я даже сказал, что люблю ее и подарил двухтомник сонетов Шекспира. Потом прижал к себе сильными руками и мягко пробежал ими по... В общем, как это делал с Лоликой наш первый человек, то есть Икс - это все описано в ее книге. Скотина, гнусная гадина, сексуальный маньяк! Выбрал себе, понимаете, примерчик для подражания! И кабинет-то мы с Пусси теперь называли Оральным. И я, как наш прези... как скотина какая-то, думая о страданиях мисс Ширински, совершил все это еще раз в своем кабинете в тот самый момент, когда у двери ожидала аудиенции делегация российских строителей...Натуры тонкие, воспитанные на Толстом и Достоевском, если б они только могли предположить, как низко пали мы с Пусси там, под знаменем Америки! ( В отчаянии Ама попробовала рвать на себе волосы и тут оказалось, что подозрения в парике не обоснованны - морковные патлы росли на ее узкой желудеобразной голове самым естественным, вернее - противоестественным образом). Это стало последней каплей! Я решил изменить жизнь. Мисс Трупп помогла мне утрясти формальности. И вот я - Ама! Я свободна! Я одна из вас, я хочу быть с вами! - Мисс Релло подняла бурые клешни с растопыренными пальцами, приветствуя восторженно аплодировавший зал. Затем ринулась к Лолике, рухнула на колени и стала припадать к ее ногам с излишним благоговением.

- Шид! Полный бардак. - Разволновалась Юлия. - Бери крупняком лицо этой гориллы. Она плачет!

Лолика рванулась к микрофону, ее грудь бурно вздымалась, глаза сияли, голос дрожал:

- Мне так не хватает Билла... Его влюбленного взгляда, его жарких объятий, его горячего... горячего чувства. Я не могу смириться, что он навсегда ушел из моей жизни. Я думаю, что это и есть любовь...

Клара обняла подругу за плечи и перехватила инициативу:

- Прозвучала цитата из продающейся сейчас в фойе “Истории Лолики Ширински”. Страшное горе. Ужасающие признания... Все, что произошло здесь сегодня - свидетельство общенациональной беды. - Она справилась с волнением и устремила в зал просветленный взгляд:

- Увы, Лолика любила сердцем, даже когда делала это ртом. Вот о чем ее книга. Прошу всех в фойе!

- Н-да... Понаснимали. - Надя отключила камеру. - Лучше бы уж кого-нибудь кастрировали.

- Нормальный материал. Пойдет в вечерние новости. - Юлия не сдержала вздох. - И все-таки я не пойму, по какому принципу в нашей стране распределяется везение? Почему в Его штанах оказалась эта слезливая телка?

4. ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ ЛЕОНАРДО ДИ КАПРИО.

Дела в отеле “Кукарача”, расположенном неподалеку от Санта-Моники шли из рук вон плохо. Впав в коматозное состояние два года назад, отель чудом держась на краю гибели. И что бы не предпринимал Рикардо Беласко - хозяин двенадцатиэтажной башни, расположенной на океанском побережье, это затягивало агонию больного, подобно действиям титулованного целителя.

А ведь Беласко считался удачливым предпринимателем, сумевшим создать “Кукараче” репутацию солидного заведения с изюминкой, несмотря на пролегающее рядом шоссе, каменистый овраг и возможность любоваться океаном лишь с последних этажей.

Полоса неудач началась с обычного рыжего таракана, обнаруженного на подушке одиноким клиентом. Клиент, изображавший непритязательного клерка, оказался вздорным языкастым журналистом, ославившим “Кукарачу” на все побережье. Затем, совершенно без всякой связи с тараканом, а в результате биржевой махинацией, упали акции нефтяной компании, в которые вложил большую часть своего состояния мистер Беласко. Он вынужден был притормозить очередной ремонт отеля. В обветшавшем здании прорвало трубы и затопило три этажа. На кухню попала партия яиц, зараженных сульманеллой. И непосредственно в эти тревожные дни тараканы стали обнаруживаться даже в протертых французских супах. Уровень клиентуры упал до контингента Восточной Европы и повисла как меч над головой Беласко выданная газетчиками отповедь: «Отель стал прибежищем недобитых коммунистов с их средневековыми болезнями, их опасными для чужого багажа идеями о всенародной собственности и коммунальными тараканами! «Кукарачча» полностью оправдал свое название - не стоит забывать, что забавное словечко обозначает колоссального летучего таракана, хорошо известного в нищих кварталах Латинской Америки”.

(Над головой Беласко повисла как меч , выданная газетчиками, отповедь: «Отель стал прибежищем недобитых коммунистов с их средневековыми болезнями, их опасными для чужого багажа идеями о всенародной собственности и коммунальными тараканами! «Кукарача» полностью оправдал свое название - не стоит забывать, что забавное словечко обозначает колоссального летучего таракана, хорошо известного в нищих кварталах Латинской Америки”).

Вскоре, в самом деле, случилась кража с русским следом. Какой-то очень рассеянный россиянин снял смеситель в ванной комнате и прихватил по ошибке чужой чемодан. Но ведь Беласко щедро возместил пострадавшим убытки! Он еще держался на джентльменском уровне предпринимательства, пока судьба не нанесла последний удар - во время обеда на террасе судью из Минессоты укусила собака садовника. И никто не захотел принять во внимание, что этот господин специально гудел в бокал, изображая бойцовый клич котов и тем самым, раздражая недавно ощенившуюся суку. Беласко заплатил большой штраф, послал всех подальше на весьма выразительном мексиканском арго и объявил о продаже отеля.

В этот теплый апрельский день он сидел в своем кабинете перед раскрытым окном, подводя итоги восемнадцати годам сражения за успех. Бутылка виски «Белая лошадь» и хит Элтона Джона “Боль моя, ты оставь меня” помогали окрасить мысли неудачника в светлые прощальные тона. Тогда он был жилистым мексиканским мачо с гордо посаженной головой, орлиным взглядом, вкрадчивым голосом и ценным опытом жиголо в пригороде Акапулько. Сильвия Кронвель - вдова владельца новенького отеля, даже не заметила, что ногам ее мексиканского ухажера не хватает для приблизительного совершенства десяти сантиметров, а лексикону - изысканности. Скоропалительно вступив в очередной брак, она объявила мистера Беласко хозяином сверкающей “стекляшки”. Сильвия не ошиблась - о лучшем супруге и директоре гостиницы трудно было мечтать. Отель выбрался в разряд самых престижных на побережье в категории четырех звезд. Все сияло, цвело и пахло преуспеванием. Мексиканская кухня и шоу в ресторане отличались бодрящей остротой, апартаменты и парк радовали ухоженным экзотическим “примитивизмом”, стены и террасы густо завили лозы глицинии, цветущей так ароматно и щедро, что, казалось, океан дышал под боком, а кое- какие архитектурные детали и умелая подсветка превратили примитивную бетонную башню в средневековую мавританскую крепость. И куда, спрашивается, все делось? Южные трагические глаза Беласко наполнились слезами.

За окном сухо шелестели высохшие пальмы. Шум машин, доносящийся с шоссе, начисто заглушал вздохи океанской волны, парадный газон оброс неопрятными кустиками мелкой ромашки, некогда гордая надпись на щите у подъездной дорожки к отелю покосилась и проржавела. Даже здесь, в кабинете, Беласко слышал, как печально и монотонно громыхал искореженный металл, как похрапывал на пригреве бездельник портье, развалясь в провисшем плетеном кресле. Увы, все увечья и признаки увядания отеля проходили сквозь его сердце, как пронзают сердце женщины приметы стареющего тела.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Xx век: Хроника необъяснимого. Гипотеза за гипотезой

    Документ
    Для работы на нем начальник полигона генерал-майор Дерибергер и стал привлекать заключенных после того, как на этот секретный объект совершила налет союзническая авиация и кому-то нужно было разбирать завалы.
  2. Анатолий Павлович Кондрашов Большая книга

    Книга
    Книга, предлагаемая вашему вниманию, – не справочник и не учебник, и главная ее задача – не столько проинформировать вас о самых разнообразных фактах, сколько вызвать интерес к той или иной области знания и человеческой деятельности.
  3. Книга ценна не только уникальным фактическим материалом. Яркая и страстная, она зовет преодолеть заложенное в нас демократической пропагандой чувство национальной неполноценности, (1)

    Книга
    Неизвестный Советский Союз. Сверхоружие Русского Медведя. Мезосферные агрессоры, охотники на невидимок и боевые экранопланы. Кто побеждал в Третьей Мировой, холодной войне? Боевые экранопланы и орбитальные истребители, плазменное
  4. Книга ценна не только уникальным фактическим материалом. Яркая и страстная, она зовет преодолеть заложенное в нас демократической пропагандой чувство национальной неполноценности, (2)

    Книга
    Неизвестный Советский Союз. Сверхоружие Русского Медведя. Мезосферные агрессоры, охотники на невидимок и боевые экранопланы. Кто побеждал в Третьей Мировой,
  5. Максим Калашников (2)

    Документ
    Когда Горбачев пришел к власти в 1985 году, мне исполнилось восемнадцать. На моих глазах была расчленена Великая Империя – СССР. Разум до сих пор отказывается принять этот факт.

Другие похожие документы..