Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Плохие погодные условия не позволяют небольшим самолетам провинциального аэродрома подняться в воздух. Несколько пассажиров находят летчика, готового...полностью>>
'Документ'
Все ведущие ВУЗы Польши предлагают программы обучения как на польском, так и на английском языках. Польша принимает активное участие в Болонском проц...полностью>>
'Статья'
Международные автомобильные перевозчики о правоприменительной практике нового Таможенного кодекса РФ. (материалы Круглого стола, состоявшегося 22 июл...полностью>>
'Документ'
Пьеса "Вишнёвый сад занимает особое место в истории русской литературы. Без преувеличения, это её "центральный нервный узел", обозначи...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Малаев С.С.

Философия права Гегеля

Реферат для сдачи кандидатского экзамена по философии. - Брянск, 2003. - 32 с.

«Философия права» Гегеля (1770-1831) - одна из наиболее известных работ из истории правовой и философской мысли. В ней автор дает представление о том, что такое право, какова его философская природа.

По Гегелю, право есть идея. Эта идея обладает интересной особенностью. Абсолютный дух или идея, развиваясь до степени объективного духа, переходит из своего инобытия в форму сознания людей, в свою собственную стихию. Идея пробивается сквозь «чуждую» ей субъективную оболочку. Как любил говорить Гегель: «...объективность духа входит в свои права»1.

Идея права представляет собой единство понятия права и его осуществления, наличного бытия. «Философская наука о праве, - пишет Гегель во «Введении»,- имеет своим предметом идею права - понятие права и его осуществление». Идея права, которая и есть свобода, развертывается в мир права, и сфера объективного духа предстает как идеальная правовая действительность - объективация форм права и свободы.

Идея права как предмет философии права означает единство понятия права и его наличного бытия, получаемого в ходе осуществления, объективации понятия права. Для понимания права важны как момент само развивающегося понятия права, так и система наличных определений права, которая получается в ходе осуществления понятия. «Структура, которую понятие сообщает себе в процессе своего осуществления, есть другой существенный для познания самого понятия момент идеи, «отличный от формы, которая есть только понятие».3

1 Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.З. Философия духа. - М.,1977. С.34

2 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990. С.59 J Там же.

По мере развития человеческого сознания идея права все больше освобождается от материи и, развиваясь до уровня государства, представляет собой уже ничто иное, как «...шествие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю»1. Понятие права само углубляется и движется от абстрактного к наивысшему, то есть конкретно истинному. В ходе этого движения абстрактные формы обнаруживают свою несостоятельность и как не подлинные и неистинные «снимаются».

Право, по Гегелю, состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли. Диалектика этой воли совпадает с философским конструированием системы права как царства реализованной свободы. Свобода, по Гегелю, составляет субстанцию и основное определение воли. В том, что свободно, и есть наличие воли, так как мышление и воля в гегелевской философии отличаются друг то друга не как две различные способности, а лишь как два способа — теоретический и практический - одной и той же способности мышления.

Понятие "право" употребляется в гегелевской философии права в следующих основных значениях:

1) право как свобода (идея права);

2) право как определенная ступень и форма свободы (особенное право); 3) право как закон (позитивное право)2.

Идея права опосредует диалектику свободной воли, в которой понятия "свобода" и "право" выражают единый смысл. В этом смысле следует выделять как минимум три положения. Во-первых, сущность идеи права составляет свобода. "Идея права есть свобода, - утверждает Гегель, - и истинное ее понимание достигается лишь тогда, когда она познается в ее понятии и наличном бытии этого понятия"3. Во-вторых, гегелевская свободная воля сама хочет быть свободной, то есть она стремится объективироваться, выразиться. "Почвой права является вообще духовное, и

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990. С.284.

2 См.: Нерсесянц B.C. Философия права: диалектика объективного духа // Философия Гегеля: Проблемы диалектики, - М., 1987.С. 14.

3 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990. С.59.

его ближайшим местом и исходной точкой - воля, которая свободна; так что свобода составляет ее субстанцию и определение и система права есть царство осуществленной свободы, мир духа, порожденный им самим как некая вторая природа". Другими словами "... абстрактное понятие идеи воли есть вообще свободная воля, волящая свободную волю". В-третьих, наличное бытие как понятие представлено наличным бытием свободной воли. "Право состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли. Тем самым право есть вообще свобода как идея"3.

Актуальность гегелевской философии права может быть обнаружена в тексте "Предисловия" в качестве метафоры, - в различии между ядром и пестрой корой (или между внутренним пульсом и внешней оболочкой). Ядро означает идею права, то, что существует реально, вечно и субстанциально, в то время кора относится к тому, что является только мимолетным обликом, то, что преходяще и второстепенно 4.

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990. С.67.

2 Там же. С.89.

3 Там же.

4 См. Хейде Л. «Сова Минервы»: об актуальности «Философии права» Гегеля // Вопросы философии. -1996.-№9.С. 136.

Понять идею права, возможно, при уяснении сущности идеи вообще. Что же представляет собой гегелевская идея? Какова ее природа?

У Гегеля сама идея есть адекватное понятие, объективно-истинное или истинное как таковое. "Не живет то, что каким-нибудь образом не есть идея"1.

Идея есть единство понятия и объективности, то есть истина. В этом положении важны два момента. Первый, - идея есть простая истина, тождество понятия и объективности как общее. Второй момент характеризует идею следующим образом - она есть отношение для себя сущей субъективности простого понятия и его отличительной от нее объективности. В «Прибавлении» к §21 Гегель говорит о том, что есть истина и когда сама воля может быть истиной. «Истиной в философии называется соответствие понятия реальности. Тело, например, есть реальность, душа -понятие; но душа и тело должны соответствовать друг другу. Поэтому мертвой человек еще есть существование, но уже не истинное, а лишь лишенное понятия наличное бытие, поэтому мертвое тело подвергается гниению. Так и воля истинна тогда, когда то, что она волит, ее содержание, тождественно с ней, когда, следовательно, свобода волит свободу».

Тождество идеи с самой собой, - по Гегелю, - едино с процессом. Мысль, освобождающая действительность от видимой бесцельной изменчивости и просветляющая ее в идею, не должна представлять эту истину действительности как мертвый покой, как простой образ или абстрактную мысль, идея в силу свободы, которой достигает в ней понятие, имеет в себе также самое резкое противоречие3.

О присутствующем в самой идее противоречии Гегель говорит: «... идея обнаруживает себя как простота само тождественного мышления и вместе с

1Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М.,1990.С.59.

2 Там же. С.85.

3 См.: Ленин В.И. Философские тетради. -М.,1965.С.174-177.

тем как деятельность, состоящая в том, что мышление противопоставляет себя себе самому для того, чтобы быть для себя и в этом другом все же быть лишь у себя самого»1.

Поскольку идея права есть свобода, то последняя составляет субстанцию права. Более того, система права, - по утверждению Гегеля, - является царством осуществленной свободы. Свобода проецирует право в общественные отношения при одном условии, которое может быть сформулировано как необходимая диалектическая взаимосвязь самой свободы и воли. «Свободу воли, - рассуждает Гегель, - лучше всего объяснить указанием на физическую природу. Ибо свобода есть такое же основное определение воли, как тяжесть - основное определение тела ... Тяжесть составляет тело и есть тело. Так же обстоит дело со свободой и волей, ибо свободное есть воля. Воля без свободы - пустое слово, так же как свобода действительна лишь как воля, как субъект».

Идея права в размышлениях Гегеля уступает место понятию «свободы», которое, в свою очередь, сменяется волей. Таким образом, идея права, свобода и воля находятся в общем, перечне и относятся к духовной сфере. «Введение» Гегель заканчивает рассуждениями о природе воли. При характеристике воли необходимо помнить как минимум три обстоятельства.

Первое: «Воля содержит в себе... элемент чистой неопределенности или чистой рефлексии "я в себя", в которой растворено всякое ограничение, всякое содержание, непосредственно данное и определенное природой, потребностями, вожделениями, влечениями или чем бы то ни было; это безграничная бесконечность абсолютной абстракции или всеобщности, чистое мышление самого себя...

В этом элементе воли заключено, что я могу освободиться от всего, отказаться от всех целей, абстрагироваться от всего. Только человек может

1 Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет: в 2т., Т.2.-М.,1973.С.54.

2 Гегель Г.В.Ф. Философия права .- М., 1990.С.68.

отказаться от всего... Человек есть чистое мышление самого себя, и, лишь мысля, человек есть эта сила, эта способность сообщить себе всеобщность, т.е. погасить всякую особенность, всякую определенность. Эта негативная, или рассудочная, свобода односторонняя, однако в этой односторонности всегда содержится существенное определение, поэтому ее не следует отбрасывать, но недостаток рассудка состоит в том, что он возводит одностороннее определение в ранг единственного и высшего» .

Второе: «Я есть также переход от лишенной различия неопределенности к различению, определению и полаганию определенности как содержания или предмета. Это содержание может быть, далее, данным природой или порожденным из понятия духа. Посредством этого полагания самого себя как определенного, Я вступает вообще в наличное бытие; это - абсолютный момент конечности или обособления Я.

Это второй момент определения, так же как и первый, есть негативность, снятие в качестве первого, а именно снятие первой абстрактной негативности. Подобно тому, как особенное содержится во всеобщем, второй момент содержится в первом и есть лишь полагание того, что первый уже есть в себе; первый момент как первое для себя не есть истинная бесконечность или конкретная всеобщность, понятие, а лишь нечто определенное, одностороннее; потому что он есть абстракция от всякой определенности, он сам не есть без определенности, и то, что он в качестве абстрактного должен быть односторонним, и есть его определенность, недостаточность и конечность...

Этот второй момент, - продолжает Гегель, - являет себя как противоположный первому, его следует понимать в его общем виде: он принадлежит свободе, но не составляет всю свободу. Я переходит здесь от лишенной различий неопределенности к различению, к полаганию определенности как некоего содержания и предмета. Я не только волит, но волит нечто. Воля... волит только абстрактно всеобщее, ничего не волит и

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права .- М.,1990.С.70-71.

поэтому не есть воля. Особенное, что волит воля, есть ограничение, ибо воля, чтобы быть волей, должна вообще себя ограничивать. То, что воля нечто волит, есть ограничение, отрицание. Таким образом, обособление есть то, что, как правило, именуется конечностью. Рефлексия обычно считает первый момент, т.е. неопределенное, абсолютным и высшим, напротив, ограниченное - лишь отрицанием этой неопределенности. Однако эта неопределенность сама только отрицание по отношению к определенному, по отношению к конечности: Я есть это одиночество и абсолютное отрицание. Следовательно, неопределенная воля столь не односторонняя, как и воля, пребывающая только в определенности»1.

Здесь мы наблюдаем, что обе вышеуказанные характеристики, или, как говорит Гегель, - два «момента» воли являются недостаточными для ее фиксации и обозначения. Это две одинаково односторонние крайности в истолковании воли. Поэтому, определенность и неопределенность воли, соотносящиеся между собой, как особенное и всеобщее, соединяются в третьем моменте.

И, наконец, третье: «Воля есть единство этих обоих моментов, рефлектированная в себя, и, тем самым, возвращенная к всеобщности особенность, единичность, самоопределение Я, заключающееся в том, что оно полагает себя одновременно и как отрицательное самого себя, а именно, как определенное, ограниченное и как остающееся у себя в своем тождестве с собой и всеобщности и смыкающееся в определении лишь с самим собой. Я определяет себя, поскольку оно есть соотношение негативности с самим собой; в качестве этого соотношения с собой оно безразлично к этой неопределенности, знает ее как свою и идеальную, как простую возможность, которой оно не связано и в которой оно есть только потому, что полагает себя в ней. Это и есть свобода воли, которая составляет ее понятие, или

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права.-М.,1990.С.72-73.

субстанциальность, ее тяжесть, так же как тяжесть составляет субстанциальность тела»1.

Оба предшествующих момента представляют собой «... абстракции; конкретное и истинное... есть всеобщность, имеющая своей противоположностью особенное, которое посредством рефлексии в себя уравновешено со всеобщим. Это единство есть единичность, но не в своей непосредственности как единица, как единичность в представлении, а по своему понятию... или, другими словами, эта единичность по существу не что иное, как само понятие. Два первых момента - что воля может от всего абстрагироваться и что она также, и определена - собой или чем-то другим -легко допускаются и постигаются, так как для себя они не истинные рассудочные моменты, но третий истинный и спекулятивный... есть то, во что рассудок, всегда называющий понятие непонятным, отказывается вникать.... Здесь можно еще заметить лишь то, что когда говорят: воля всеобща, воля определяет себя, - то этим уже выражают, что воля есть предполагаемый субъект, или субстрат, но она не есть нечто готовое и всеобщее до своего определения, до снятия и идеализации этого определения, а есть воля лишь как эта в себе опосредующая деятельность и возвращение к себе.

То, что мы собственно называем волей, содержит в себе оба вышеназванных момента. Я, как таковое, есть прежде всего чистая деятельность, всеобщее, находящееся у себя, но это всеобщее определяет себя, поскольку оно уже не находится у себя, а полагает себя как долгое и перестает быть всеобщим. Третий же момент состоит в том, что Я в этом ограничении, в этом другом, находится у самого себя, что, определяя себя, Я все-таки остается у себя и не перестает удерживать всеобщее. Это и есть конкретное понятие свободы, между тем как оба предшествующих момента оказались всецело абстрактными и односторонними. Этой свободой мы обладаем уже в форме чувства, например в дружбе, и любви.

Гегель Г.В.Ф. Философия права. -М.,1990.С.73.

Здесь мы неодносторонни в себе, а охотно ограничиваем себя в отношении другого лица, но знаем себя в этом ограничении самими собой. В определенности человек не должен чувствовать себя определяемым; рассматривая другое как другое, он лишь тогда обретает ощущение себя. Следовательно, свобода заключается не в неопределенности и не в определенности, но есть то и другое. Воля, ограничивающаяся только этим, свойственна упрямцу, которому представляется, что он несвободен, если не обладает этой волей. Но воля не связана с чем-то ограниченным, а должна стремиться дальше, ибо природа воли не есть эта односторонность и связанность; свобода состоит в том, чтобы хотеть определенное, но в этой определенности быть у себя и вновь возвращаться во всеобщее»1.

Рассматривая волю в качестве единства объективного и субъективного, Гегель из этого единства формулирует вывод о свободе воли. С точки зрения своего содержания свободная воля есть ни что иное, как произвол. Это так называемая Гегелем «природная» или «непосредственная» воля, которая имеет дело с вожделениями, склонностями и влечениями. Но когда воля имеет своим предметом свободу, когда она, выражаясь диалектическими категориями, представляет собой единство содержания и формы, и, наконец, когда ее понятие тождественно с самой собой, тогда воля становится истинной, то есть свободной. Воля поднимается над своими влечениями и благодаря своей возможности решает свой выбор в пользу свободы. «Воля может отказаться от того, что она выбрала посредством своего решения. Но посредством этой возможности, выходя таким же образом за пределы всякого другого содержания, полагаемого ею вместо прежнего, и, продолжая это до бесконечности, воля не выходит за пределы конечности, ибо каждое такое содержание отлично от формы, тем самым, конечно, и противоположно

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права.-М.,1990.С.74-75.

определенности, есть неопределенность - нерешительность, или абстракция, лишь другой, также односторонний момент»1. Очевидно, что таким «односторонним моментом» воли является произвол.

Таким образом, Гегель в своем понимании свободной воли противостоит волюнтаризму, отождествляющему свободу и произвол. Здесь Гегель вводит требование «очищения влечений» и утверждает «Истинное в этом... требовании состоит в том, что влечения должны быть разумной системой волеопределения; такое их понимание, развитое из понятия, и есть содержание науки о праве»2.

Говоря о содержании права, следует обобщить изложенные выше понятия, ибо они и составляют такое содержание. Итак, идея, свобода и воля есть тождество понятия с самим собой в каждом из этих случаев в отдельности и в некоторой общности: «... истина этой формальной всеобщности, которая для себя неопределенна и преднаходит свою определенность в этом материале, есть сама себя определяющая всеобщность, воля, свобода. Имея всеобщность, саму себя как бесконечную форму своим содержанием, предметом и целью, она есть не только в себе, но и для себя свободная воля - истинная идея»3. Находясь в области духовного, идея, свобода и воля, будучи моментами содержания права, они не тождественны друг к другу и не находятся в горизонтали равенства, но соответствуют идее, идее права.

В этом месте можно было бы и заканчивать изложенные вопросы идеи права, если бы не одна бросающаяся во внимание деталь, которая в триаде «идея-свобода-воля» не связывала бы последнюю в единое целое. А именно, и идея, и свобода, и воля - это, как было сказано, есть тождество понятия с самим собой. Так что же такое это понятие, которое охватывает все

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права.-М.,1990.С81.

2 Там же. С.83.

3 Там же.С.84.

характеристики содержания права и представляет собой первую составную часть идеи права?

Понятие права у Гегеля предстает как истина права, ибо само понятие обладает в этом случае стихией своего существования. Как образно любил говорить Гегель, такая истина «... не есть отчеканенная монета, которая спрятана в карман»1. Напротив, «отдельный индивид должен пройти ступени образования всеобщего духа и надо выдержать длину этого пути, ибо каждый момент необходим и на каждом из них нужно задержаться, ибо каждый момент есть некоторая индивидуальная, цельная форма...» . Иными словами, понятие есть то, что «свободно как сущая для себя субстанциальная мощь, и есть тотальность, в которой каждый из моментов есть целое, представляя собой понятие и положен как нераздельное с ним единство; таким образом, понятие в своем тождестве с собой и есть в-себе-и-для-себя-определенное»"7.

Гегелевская идея права, как часть абсолютной идеи, изображается в таком виде, что она действует по определенному принципу и с определенной целью. Она делит себя на конечные сферы; она это делает для того, чтобы «вернуться в себя, быть для себя»... Идея не имеет также никакой другой цели кроме логической: «стать для себя бесконечным действительным духом». К. Маркс в работе «К критике гегелевской философии права» эту часть философии права, то есть § 262, называет «сгустком всей мистики гегелевской философии вообще»4. Здесь Гегель рассуждает о государстве, о его политическом строе. Маркс далее пишет: «Задача Гегеля состоит не в том, чтобы развить данную, определенную идею политического строя, а в том, чтобы политический строй поставить в отношение к абстрактной идее,

1 Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет: в 2т., Т.2.-М.Д973.С.113. 2Тамже.С.П4.

3 Кузнецов В.Н. Немецкая классическая философия второй половины XVIII - начала XIX века. М.Д989.С.273.

4 К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Т.1. - М.,1955.С226.

5 Там же. С.232.

сделать его звеном в цепи развития идеи, - что представляет собой явную мистификацию»5.

Весьма любопытно Маркс показывает гегелевское соотношение идеи права и его понятия. «Понятие» является Богом-сыном в Боге-отце — «идее»; оно есть активный, определяющий и различающий принцип. «Идея» и «понятие» являются здесь получившими самостоятельное бытие абстракциями»1.

«Сущность определений государства усматривается не в том, что они -определения государства, а в том, что они могут рассматриваться в их абстрактнейшей форме, как логически-метафизические определения. В центре интереса здесь не философия права, а логика. Работа философии заключается здесь не в том, чтобы мышление воплощалось в политических определениях, а в том, чтобы наличные политические определения

улетучивались, превращались в абстрактные мысли. Не логика служит для обоснования государства, а государство — для обоснования логики».

Критикуя Гегеля, Маркс утверждает: «... вся философия права представляет собой только дополнение, вставленное в логику».

Все-таки следует Гегелю отдать должное, что сущностью права является «... понятие о природе свободы вне зависимости от того, что признано, от представления данного времени» . Основа права здесь определяется как духовно постигнутое бытие, как дух. Такое понимание права не есть всеобщий закон бытия, отчужденный от человека и внешний ему. Этой глубины гегелевской философии права не увидели, или, точнее, не хотели увидеть ни Маркс, ни Новгородцев, ни многие другие мыслители.

1 К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Т.1. -М.Л955.С.232.

2 Там же.С.236.

3 Там же.

4 Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. - М.Д978.С.119.

Поступательное движение понятия права есть развитие или осуществление последнего. В этом развитии право раскрывает свое содержание, а понятие развертывается в систему. Система права состоит из относительно самостоятельных «моментов», которые посредством «снятия» одного за другим, являются ступенями развития объективного духа в частности, и абсолютной идеи (духа) в целом. Такими ступенями на восходящей лестнице развития понятия права является: абстрактное право, мораль и нравственная действительность. Последняя в своем поступательном развитии проходит формы семьи, гражданского общества и государства.

Сам Гегель такое развитие видит следующим образом. «Воля... непосредственна, поэтому ее понятие абстрактно — личность, и ее наличное бытие - непосредственно внешняя вещь; это сфера абстрактного или формального права...

... идея в ее раздвоении или особенном существовании, право субъективной воли в отношении к праву мира и к праву идеи, сущей лишь в себе, - это сфера моральности;

единство и истина этих обоих абстрактных моментов - мыслимая идея добра, реализованная в рефлектированной в себя воле и во внешнем мире, так что свобода как субстанция существует как действительность и необходимость и как субъективная воля - это идея в ее в себе и для себя всеобщем существовании, нравственность.

Но нравственность есть также природный дух, семья; в своем раздвоении и явлении - гражданское общество, государство как всеобщая и объективная свобода, остающаяся в таковой и в свободной самостоятельности особенной воли. Это действительный и органический дух а) народа, проходя Ь) через отношение друг к другу особенных духов различных народов, с) получает действительность и открывается во всемирной истории как всеобщий мировой дух, право которого есть наивысшее»1.

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права.-М.,1990.С. 93-94.

Система права как царство осуществлённой свободы, по Гегелю, представляет собой иерархию «особых прав». Каждая ступень саморазвития идеи свободы, и, следовательно, конкретизации понятия права, есть определённое наличное бытие свободы или, как говорил Гегель, - «свободной воли», а значит, и «особое право».

Подобная характеристика относится к абстрактному праву, морали, семье, обществу и государству. Эти «особые права» даны исторически и хронологически одновременно, то есть в рамках объективного духа. Они ограничены, соподчинены и могут вступать во взаимные коллизии. Последующее «особое право» представляет собой его основание и истину. Следует отметить, что упомянутые «снятия» понятий являются, по мнению Л. Хейде, «центральными моментами «Философии права»: переход от моральности к нравственной жизни, а в пределах нравственной жизни -переход от гражданского общества к государству»1.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования (5)

    Документ
    Словарь (первое, втрое меньшее по объёму и микроскопическое по тиражу изд. — 1997 г.) содержит основные факты биографий, перечни основных научных трудов, итоговые оценки творчества более чем 230 учёных и краеведов гуманитарного профиля
  2. Шабельникова Н. А. Д36 История России : учеб пособие. 2-е изд

    Документ
    Наша эпоха — время мучительной переоценки ценностей и радикальных экспериментов, время выбора социально-политических, экономических, нравственно-этических ориентиров для каждой семьи, каждого человека.

Другие похожие документы..