Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
ОБ УТВЕРЖДЕНИИ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПРОГРАММЫ "КОМПЛЕКСНЫЕ МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЮ НАРКОТИКАМИ И ИХ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯ...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Н 76 В учебно-методическом пособии представлены материалы для прохождения педагогической практики студентов математического факультета. Данные матери...полностью>>
'Решение'
Городская экспериментальная площадка «Создание условий для развития субъектной позиции учащихся на основе системы традиционных Российских ценностей» ...полностью>>
'Анализ'
12.04.2010 "Телекоммуникации". Московский информационный вестник. Состояние и тенденции развития рынка широкополосных услуг связи (нед) 2.4....полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Marti Olsen LANEY

TНЕ INTROVERT ADVANTAGE

Перевод с английского Е. Богдановой

Оформление художника С. Ляха

 

 

 

Лэйни М.

Непобедимый интроверт. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 384 с.

ISBN 5-699-04490-6

Вы прячетесь в свою скорлупу, когда вокруг происходит одновременно слишком много событий? Заряжаетесь энергией только тогда, когда остаетесь в одиночестве? Из вас слова клещами не вытянешь на многолюдных сборищах? Вы замечаете мельчайшие детали, на которые другим обратить внимание даже не приходит в голову? Лучший празд­ник для вас — круг самых близких друзей, а не шумная вечеринка? Поздравляем! Вы ИНТРОВЕРТ! И это совсем не так плохо, как многие привыкли думать. Автор книги, известный психолог, с успехом доказывает, что, вопреки общепризнанному мнению, существование даже «самого интровертного» интроверта гораздо комфортнее и благополучнее, чем подавляющего большинства экстравертов, и, воспользовав­шись теми преимуществами, которые предоставляет ваш характер, вы с огромным успехом сможете реализовать себя на любом поприще, оставив позади команду самых ярко выраженных экстравертов!

 

ББК 88.37(7США)

 

© 2002 by Marti Olsen Laney

© Перевод. Е. Богданова, 2003

© Издание на русском языке. Оформление.

ООО «Издательство «Экемо», 2003

 

В мире увлечения экстремальными видами спорта, преклонения перед поп-звездами, массового потребления разоблачающих и шокирующих журналистских сенсаций, интроверту, человеку, чей взгляд всегда обращен внутрь себя, существовать совсем непросто.

А шансов добиться успеха в жизни, казалось бы, и того меньше. Но, как считает Марти Ольсен Лэйни, миф о несостоятельности интровертов сегодня уже полностью опровергнут!

Именно интроверты способны противостоять любым невзгодам и одерживать победы в экстравертном мире, используя уникальные преимущества своей личности.

 

 

 

Призовите скрытую в глубине вашей личности силу!

Увлекательная, полезная, глубокая книга...

Прочитав ее, интроверты обретут новое

видение своей природы и научатся действенно

управлять своей жизнью.

 

Д-р Филип Зимбардо,

президент американской

психологической ассоциации

 

 

 

 

// P.S. От меня.

 

На рекламную шелуху, которая напечатана выше, не обращайте внимания. Это - очень хорошая книга, которая помогла мне лучше понять себя. Надеюсь, для вас она тоже окажется небесполезной.

 

Все замечания, если таковые будут, посылайте на ящик rainwalker101@gmail.com. Я потратил немало времени, чтобы перевести эту книгу в электронный формат как можно лучше, но от ошибок никто не застрахован.

К вопросу о правах. Данная книга в электронном виде распространяется без-воз-мезд-но (то есть - даром). Никакой финансовой выгоды за нее никто получать не должен. Подразумевается, что, ознакомившись с ней, вы ее удалите, корзину очистите, а жесткий диск отформатируете.

Наслаждайтесь.

 

RainWalker

Посвящение

Чувствовать благодарность и не выразить ее —

все равно что завернуть подарок в бумагу и не подарить.

Уильям Уорд

 

Майклу, моему мужу, с которым мы вместе уже тридцать восемь лет. Это ты втянул меня в экстравертный мир и расширил границы моей вселенной. Я посвящаю тебе эту книгу — ты научил меня не за­держивать дыхание во время долгого и трудного про­цесса ее рождения. Я награждаю тебя Высшей Меда­лью Супружеской Доблести за проявленное терпе­ние: много часов ты слушал страницу за страницей об интровертах (дольше, чем любому смертному экс­траверту следует слушать). И последнее, но не менее важное: спасибо за то, что готовил мне еду, когда я днями и ночами сидела перед компьютером и долби­ла по клавишам.

Моим дочерям и их семьям. Я очень вас люблю, вы обогатили мою жизнь во всех ее проявлениях: Тинне, Брайану, Алисии и Кристоферу ДеМеллье Кристен, Гэри, Кейтлин и Эмили Парке.

Я также посвящаю эту книгу всем моим клиентам: им хватило смелости впустить меня в свою жизнь.

Предисловие

 

В детстве я часто сама себя ставила в тупик. Во мне было столько непонятных противоречий. Странное, непонятное существо! Я так плохо училась в первом и втором классе, что учителя хоте­ли оставить меня на второй год, а в третьем классе стала учиться прекрасно. Временами я могла без умол­ку оживленно болтать, делать остроумные, уместные замечания. На самом деле, если я хорошо знала пред­мет разговора, то могла заговорить собеседника до смерти. А временами, когда мне хотелось что-то ска­зать, в голове была пустота. Иногда на уроке мне хоте­лось поднять руку, чтобы ответить, — таким образом я могла на 25 процентов улучшить свои отметки, — но, когда меня вызывали, все мысли мгновенно уле­тучивались. Внутренний экран гас, хотелось спря­таться под парту. Потом еще бывали случаи, когда мои ответы облекались в какую-то неясную форму, я запиналась, и учителям казалось, что я знаю меньше, чем оно было на самом деле. Я придумала кучу раз­нообразных способов избегать взгляда учительницы, когда она осматривала класс в поисках, кого спросить. Я не могла положиться на саму себя, поскольку никогда не знала, как отреагирую на вопрос.

Еще больше меня смущало, что, когда я все-таки высказывалась вслух, нередко говорили, что я отве­чала хорошо и четко. А иногда мои одноклассники обращались со мной так, как будто я была умственно отсталой. Сама я не считала себя глупой, но и не ка­залась себе образцом остроумия.

Особенности моего мышления смущали меня. Бы­ло непонятно, почему так часто я оказывалась сильна задним умом. Когда я высказывала свое мнение по поводу происшедшего некоторое время назад, учите­ля и друзья довольно раздраженно спрашивали, по­чему я не сказала этого раньше. Они, видимо, счита­ли, что я намеренно скрываю свои мысли и чувства. Я же сравнивала мыслеобразование у себя в голове с недоставленным в пункт назначения багажом, кото­рый догоняет вас позже.

Время шло, и я стала считать себя тихоней: она всегда молчит и все делает украдкой. Много раз бы­вало, что я говорила, а никто не реагировал на мои слова. А потом кто-нибудь другой мог сказать то же самое, и к его словам относились с вниманием. Мне стало казаться, что в моей манере говорить было что-то не так. А в другой раз, когда люди слышали, как я говорю или читаю то, что написала, они смотрели на меня с выражением крайнего удивления. Подобное случалось так часто, что этот взгляд я узнавала сразу. Казалось, они хотели сказать: «Ты это написала?» Их реакцию я воспринимала со смешанными чувствами: с одной стороны, мне нравилось, что меня признава­ли, а с другой — я ощущала, что внимания было как-то слишком много.

Общение с людьми тоже вносило много смятения. Мне нравилось быть среди людей, и людям я как буд­то нравилась, но сама мысль о необходимости выходить из дому приводила меня в ужас. Я расхаживала взад и вперед, размышляя, идти на прием или вече­ринку или нет. И наконец пришла к выводу: я — со­циальная трусиха. Иногда я чувствовала себя неловко, стесненно, а иногда все было в порядке. И, даже пре­красно проводя время в обществе, я поглядывала на дверь и мечтала о том моменте, когда наконец смогу надеть пижаму, залезть в постель и расслабиться с книжкой.

Еще одним источником страданий и разочарова­ний была нехватка энергии. Я быстро уставала. Мне казалось, что у меня нет той выносливости, которой отличались все мои друзья и члены семьи. Уставая, я медленно ходила, медленно ела, медленно говорила, делала мучительные паузы в разговоре. В то же вре­мя, если я отдохнула, то могла перескакивать с одной мысли на другую с такой скоростью, что собеседники не выдерживали натиска и искали возможности ре­тироваться. И действительно, находились люди, ко­торые считали меня исключительно энергичной. По­верьте, это было совершенно не так (и до сих пор не так).

Но, даже следуя вперед медленным шагом, я бре­ла и брела вперед, пока в большинстве случаев не до­бивалась того, чего хотела в жизни. Прошли годы, пре­жде чем я поняла, что все мои непонятные противо­речия на самом деле имели смысл. Я была обычным интровертом. Это открытие принесло мне такое об­легчение!

Вступление

Демократия не сможет выжить,

если ее не будет направлять

творческое меньшинство.

Харлан Ф. Стоун

 

Помните, как в раннем детстве мы сравнива­ли пупки? Тогда считалось, что лучше быть «внутренником», чем «внешником». Никому не хотелось иметь торчащий пупок, и я радовалась, что мой сидит внутри живота.

Позже, когда слово «внутренник» у меня в голове заменилось словом «интроверт», а «внешник» транс­формировался в «экстраверта», ситуация изменилась на противоположную. Экстраверт был «хороший». Интроверт — «плохой». И поскольку, как бы я ни старалась, мне не удавалось приобрести качества экс­траверта, я стала думать, что со мной что-то не так. Мне многое было непонятно в себе. Почему я чувст­вовала себя подавленной в обстановке, вызывающей восторг у других? Почему, делая что-то вне дома, я чувствовала, как будто мне не хватает воздуха? Поче­му я ощущала себя рыбой, выброшенной из воды?

Наша культура высоко ценит и вознаграждает экстравертные качества. Американская культура зиж­дется на твердых устоях индивидуализма и важности высказывания гражданами своих мыслей. Мы ценим действие, скорость, конкуренцию и энергию.

Неудивительно, что люди обороняются против интровертности. Мы живем в условиях культуры, ко­торая негативно относится к размышлениям и оди­ночеству. «Выходить из дома» и «просто делать» — нот идеалы нашей культуры. Социальный психолог д-р Дэвид Майерс в своей книге «Погоня за счастьем» говорил, что счастье — это вопрос обладания тремя качествами: высокой самооценкой, оптимизмом и экстравертностью. Д-р Майерс основывал свои выводы на тех исследованиях, которые «доказывали», что экстраверты «счастливее». Эти исследования ис­ходили из того, что участники должны соглашаться пли не соглашаться с такими утверждениями, как: «Мне нравится быть с другими людьми» и «Другим со мной интересно». Интроверты описывали счастье не так, как экстраверты, поэтому возникло предпо­ложение, что они несчастны. Для них заявления типа «Я знаю самого себя», или «Мне хорошо в том каче­стве, в каком я есть», или «Я свободен идти собст­венным путем» являются признаками удовлетворен­ности. Но их реакции на подобные утверждения не спрашивали. Должно быть, вопросы для этих иссле­дований разрабатывал экстраверт.

Если подразумевается, что экстравертность — это естественный результат здорового развития лично­сти, то интровертность не может быть не чем иным, как «опасной противоположностью». Получается, что интроверты не могут добиться соответствующей социализации. Они обречены на несчастье общест­венной изоляции.

Отто Крегер и Дженет Тесен — консультанты-психологи, в своей работе они пользуются Индика­тором типов Майерс — Бриггс. В книге «О типе лич­ности» они обсуждают незавидное положение интро­верта: «Интровертов в три раза меньше. В результате они должны вырабатывать в себе дополнительные на­выки, которые помогут им справиться с огромным давлением со стороны общества, требующего от них «соответствия» всем остальным людям. Интроверт находится под давлением необходимости реагировать на внешний мир и соответствовать ему каждый день, практически с момента пробуждения».

Мне кажется, что следует немного выровнять иг­ровое поле жизни. Экстраверты вовсю разреклами­рованы. Пришло время наконец, чтобы интровер­ты осознали, насколько они уникальны и необычны. Мы созрели для культурного сдвига в сознании в сто­рону признания интровертности. Мы можем пере­стать подстраиваться и соответствовать. Нам нужно ценить себя в том качестве, в каком мы есть. Эта книга призвана помочь нам добиться этого. В ней вы познакомитесь с тремя основными моментами: 1) как определить, интроверт вы или нет (возможно, вы удивитесь); 2) как понять и оценить преимущест­ва, которыми обладает интроверт; 3) как с помощью многочисленных полезных советов и инструментов вы можете выпестовать собственную неповторимую натуру

 

 

Со мной все в порядке, просто я — интроверт

Что за приятный сюрприз — обнаружить наконец,

как не одиноко может быть в одиночестве.

Эллен Берстин

 

Когда мне исполнилось тридцать лет, я переме­нила профессию. Раньше я была библиотекарем в дет­ской библиотеке, но потом меня увлекла психотера­пия (как вы можете заметить, это два интровертных занятия, требующих навыков социального общения). Хотя многое было мне интересно в профессии биб­лиотекаря, однако мне хотелось работать с людьми на личном уровне.

Помочь другим развиться, облегчить людям ста­новление личности, чтобы они могли жить полноцен­ной жизнью, — в этом я видела для себя достойную задачу. Учась в аспирантуре, я во второй раз столкну­лась с феноменом интровертности, как с совершен­но особым типом темперамента или образом жизни. Целью моей диссертации было проанализировать ряд тестов на определение типа личности. По ним полу­чалось, что я интроверт. Меня тогда это очень удивило. При обсуждении результатов с преподавателями я подняла этот вопрос. Мне объяснили, что интронертность и экстравертность — противоположные концы некоего энергетического континуума. Наше местоположение на этом континууме предопределяет способ, которым мы черпаем энергию. Люди на интровертном конце континуума, чтобы зарядиться энергией, уходят в глубь себя. Те же, кто находится на экстравертном конце, обращаются за энергией к источникам извне. Фундаментальная разница в способах черпать энергию просматривается практически во всем, что мы делаем. Мои преподаватели подчер­кивали положительные аспекты каждого темпера­мента и объясняли, что и тот, и другой нормальны — просто они разные.

Концепция разных требований к источникам энер­гии вызвала у меня соответствующий отклик". Я нача­ла понимать, почему мне нужно побыть одной, что­бы «подзарядиться». Я перестала испытывать чувство вины за то, что время от времени хочу побыть без де­тей. И в конечном итоге эта концепция разбудила во мне понимание собственной нормальности: со мной все в порядке, просто я — интроверт.

Когда я начала глубже понимать сильные и сла­бые стороны интровертов, я стала меньше стыдиться самой себя. Узнав о соотношении экстравертов и ин­тровертов — три к одному, - я поняла, что живу в ми­ре, созданном для «внешников». Неудивительно, что я чувствовала себя, как рыба без воды. Я жила в море экстравертов!

Я также начала прозревать, почему так ненави­жу эти объединенные совещания для персонала, на которых должна присутствовать каждую среду по ве­черам в консультационном центре, где проходила интернатуру. Я поняла, почему редко выступаю на групповых обсуждениях и почему чувствую в голове туман, когда оказываюсь в помещении, где много людей.

Интроверт, живя в мире, приспособленном для экстравертов, испытывает постоянное давление. Пси­хоаналитик Карл Юнг разработал теорию об интро­вертах и экстравертах, в которой высказывал предпо­ложение: нас влечет к противоположности, которая дополняет и усиливает недостающие нам качества, поэтому и привлекает нас. Он считал, что интровертность и экстравертность подобны двум химическим элементам: когда они образуют соединение, каждый трансформируется под воздействием другого. Он так­же предполагал, что в соединении с противоположным темпераментом мы естественным образом начинаем ценить те качества другого типа личности, которых недостает нам самим. Эта концепция применима не ко всем, но она, безусловно, подтверждается, когда речь идет о моем браке продолжительностью в три­дцать восемь лет.

Сначала мой муж, Майк, не понимал интровертности во мне, а я не могла вникнуть в суть его экстравертности. Вспоминаю, как мы вдвоем поехали в Лас-Вегас. Это случилось сразу после нашей свадьбы. Я брела через залы казино, в голове было пусто. Разноцветная пляска цветов и огней ослепляла меня. Металлическое звяканье монет в жестяных ящиках доносилось со всех сторон и тяжелым молотом било меня по голове. Я все спрашивала Майка: «Когда же мы дойдем до лифта?» (Это такая хитрость в Лас-Вегасе: вас заставляют пройти через лабиринт комнат со сверкающими автоматами, окутанных табачным дымом, прежде чем вы доберетесь до лифта и попадете к себе в номер — оазис спокойствия и тишины.)

Мой муж, экстраверт, был готов крутиться и вертеться там часами. Щеки у него порозовели, глаза сверкали — чем больше шума и действия, тем больше он возбуждался. Он не понимал, почему я стремилась скорее попасть в номер. А я стала зеленой, будто объелась гороха, и чувствовала себя, как та форель во льду , которую я видела однажды на прилавке рыбного рынка. Но рыба-то, по крайней мере, лежала,

Когда я проснулась, на постели были разложены двести серебряных долларов — их выиграл Майк. Все-таки экстраверты очаровательны. И они хорошо до­полняют нас, интровертов. Они помогают нам выхо­дить из дому, людей посмотреть, себя показать. А мы помогаем им замедлить бег.

 

 

 

Почему я написала эту книгу

Вперед, чтобы увидеть свет вещей. Природа будет вам Наставницей.

Уильям Вордсворт

 

Однажды мы с Джулией, моей клиенткой-интровертом, устроили «мозговую атаку». Мы разрабатывали варианты проведения ею учебных семинаров. «Я в ужасе от одной мысли об этом», — призналась она. Мы придумали в помощь ей целый ряд стратегий, но, когда Джулия собралась уходить, она опустила голову и напряженно заглянула мне в глаза. «Все-таки, знаете, я терпеть не могу это ля-ля», — сказала она. Господи, как будто я предлагала ей стать светской сплетницей. «Знаю, — ответила я. — Сама ненавижу все это». Мы обе понимающе вздохнули.

Закрывая дверь кабинета, я подумала о том, как сама боролась с интровертностью. Перед глазами у меня проходили лица всех тех клиентов, с которыми я работала столько лет. Я размышляла о том, как сам факт принадлежности человека к интровертному или экстравертному концу континуума влияет на всю его жизнь. Я выслушивала клиентов, обвиняющих себя в том, что у них есть качества, которые им не нравятся, и думала, как жаль, что они не понимают — в этом нет ничего неправильного. Они просто интроверты.

Я вспомнила, как впервые отважилась сказать кли­ентке: «Думаю, что вы интроверт». Ее глаза тогда рас­крылись от изумления. «Почему вы так думаете?» — спросила она. И я объяснила ей, что интровертность — это совокупность качеств, с которыми мы появляемся на свет. Речь не идет о том, что интроверт не любит людей или застенчив. На ее лице проступило облегчение. «Вы хотите сказать, что я такая по какой-то определенной причине?» Поразительно, сколько интровертов не догадываются о собственной и нтровертности.

Обсуждая свои идеи в отношении интровертности с другими терапевтами, я с удивлением обнаружила, что далеко не все действительно понимают основную теорию интровертности. Они воспринимают это свойство личности с точки зрения какой-то патологии, а вовсе не как тип темперамента. Когда я защищала диссертацию на степень психоаналитика по этому предмету, я была очень тронута той невероятной реакцией, с которой она была встречена. Меня до слез взволновали замечания со стороны моих коллег.

«Я теперь воспринимаю своих пациентов с пози­ций континуума экстраверт/интроверт, — сказала одна из них. — Такой подход помогает мне понять тех, кто более интровертен, и не считать особенности их личности какой-то патологией. Я теперь понимаю, что смотрела на них сквозь очки экстраверта».

Я знаю, что чувствуют те, кто стыдится быть интровертом. А перестать стараться быть тем, кем не являешься, — большое облегчение. Когда я сопоставила эти два момента, я поняла, что должна написать книгу, чтобы помочь людям понять интровертность.

 

 

 

Как я писала эту книгу

Спокойные нередко проницают истины.

Мелкие ручейки звонко шумят.

Тихие воды текут глубоко.

Джеймс Роджерс

 

Многим интровертам кажется, что они недостаточно знают о каком-то предмете, до тех пор, пока не узнают о нем практически все. Именно так я и подошла к своему проекту. Причин для такого подхода три: во-первых, интроверты в состоянии представить размах знаний по тому или иному предмету. Во-вторых, они по собственному опыту знают, что бывает, когда голова не работает, поэтому, пытаясь избежать этого ужасного момента пустоты в голове, они перерабатывают как можно больше информации по заданной теме. И, в-третьих, поскольку они не часто высказывают свои мысли вслух, они не имеют возможности получать обратную информацию, которая помогла бы им оценить истинный масштаб своих знаний.

Много лет я работала с интровертами и детально изучила все, связанное с интровертностью, но мне тем не менее хотелось получить информацию о том, каковы результаты новых исследований в области физиологии и генетики интровертной психики. Для меня, как для бывшего библиотекаря, первым шагом было, естественно, отправиться в биомедицинскую библиотеку. Распечатав список названий, я с удивлением обнаружила, что по моей теме нашлось более двух тысяч названий — речь шла об исследованиях в области личности, темперамента, нейрофизиологии и генетики. Большинство исследований проводилось в странах Европы, где интровертность воспринимается в большей степени как заложенная генетически форма темперамента. В главе 3 я буду рассматривать некоторые из исследований, которые объясняют интровертность с точки зрения генетической и физиологической данности.

Вторым моим шагом было проверить Интернет — там должно проявиться немало «внутренников». Я обнаружила семьсот сайтов на тему об интровертности. Многие сайты имеют отношение к Индикатору лич­ности Майерс — Бриггс, широко распространенному тесту, основанному на четырех аспектах темперамента. Первый и наиболее статистически веский из них — это континуум интровертности/экстравертности. Самая сильная сторона этого, разработанного Изабел Майерс и Катариной Бриггс и основанного на первоначальной теории Юнга, теста состоит в том, что он не считает патологией ни один из существующих типов личности. Он скорее обращается к внутренним предпочтениям человека. Интровертность включена также в сайты об одаренности, поскольку между интровертностью и умом существует несомненная корреляционная связь (а также, если вам интересно, есть рок-группа под названием «Интровершн» — график ее выступлений вы можете посмотреть в Интернете).

Исследования, проведенные в библиотеке и Интернете, были очень полезны и интересны, но больше всего об интровертности я узнала из собственного опыта и из опыта моих клиентов, а также от людей, у которых брала интервью для этой книги. Я побеседовала более чем с пятьюдесятью людьми самых разных профессий, в том числе с писателями, министрами, врачами, историками, учителями, артистами, студентами колледжа, исследователями и профессиональными программистами (их имена и некоторые личные подробности изменены). Многие из этих людей пользовались Индикатором типов Майерс — Бриггс, так что они знали о том, что они «внутренники».

Несмотря на то что каждый выбирал себе профессию в соответствии с какими-то особыми критериями, получилось, что многие и них принадлежали к классу консультантов, по терминологии д-ра Элейн Арон, — людей, которые работают самостоятельно, бьются над решениями, людей, которым приходится учиться, как ставить себя на место других и общаться с людьми. Это творческие, умные, вдумчивые люди с развитым воображением. Они — наблюдатели. Их работа часто влияет на судьбы других людей, и они отличаются мужеством и способностью видеть далеко вперед и высказывать непопулярные вещи. Д-р Арон в своей книге «Высокочувствительная личность» утверждает, что другой класс, класс воинов, — это делатели нашего мира, и они нуждаются в советниках, которые подсказали бы им, что делать, а советникам нужны воины, чтобы предпринимать действия и осуществлять все, что необходимо. Многие теоретики считают, что только 25 процентов населения составляют интроверты — их нужно не так много, как делателей.

Во время бесед со мной люди нередко критиковали себя за интровертные качества. Особенно часто это случалось с теми, которые не знали, что они интроверты. Их приводил в смятение тот факт, что другие игнорируют их, не замечают. Зная, что интровертам нужно некоторое время обдумывать свои переживания, я звонила им снова только через несколько недель и спрашивала, каковы их мысли и чувства, появились ли новые соображения, не хотят ли они что-нибудь добавить.

Я с удивлением и воодушевлением обнаружила, что после наших бесед они чувствовали себя намного лучше и лучше понимали себя. «Узнав, что мой мозг устроен по-другому и что я живу в море экстравертов, я чувствую себя спокойнее, будучи тем, кто я есть», — замечали многие из них. Научное доказательство в форме научного исследования, свидетельствующего о возможности быть другим, подтверждающее нормальность этого, — мощное средство избавления от чувства вины, стыда и других негативных эмоций, которые развились в людях в отношении самих себя. Полученный опыт еще больше укрепил мою решимость опубликовать эту книгу.

Я написала ее в основном для интровертов. Я хочу, чтобы «внутренники» поняли, что их временами непонятный темперамент базируется на важных факторах. Я также хотела бы, чтобы они знали, что не одиноки.

Тем не менее, есть две важные причины, по которым экстравертам следует прочитать эту книгу. Во-первых, они могут почерпнуть кое-какие сведения о тех таинственных интровертах, с которыми им приходится сталкиваться в жизни. Во-вторых, экстравертам, особенно когда они достигают среднего возраста, необходимо уравновешивать появившиеся физические возрастные ограничения посредством развития своего созерцательного «я». И эта книга может научить их по-другому смотреть на интровертов и поможет развить в себе другие, ориентированные на размышление, стороны своей личности.

 

 

 

Читайте как хотите

Нет мебели роскошнее, чем книги.

Сидни Смит

 

Поскольку интроверты часто думают, что с ними что-то не так, они стараются выяснить, как им «исправиться». Правильный путь в экстравертном мире не всегда будет правильным для «внутренников». Поэтому читайте эту книгу от корки до корки или заглядывайте в любое место, как вам нравится. Научиться разбивать новую информацию на маленькие кусочки — это один из способов справиться с ощущением перевозбуждения. Под этим я подразумеваю физическое и ментальное ощущение, когда чего-то «чересчур», некое чувство заведенное, как у автомобиля со слишком высокими оборотами. Вы больше не в силах воспринимать дополнительные раздражители.

Эта книга состоит из отдельных кусочков. Вы мо-жете читать главу за главой. Или можете дать ей раскрыться самой и просто прочитать ту страницу, на которой она раскрылась. Лично я люблю читать книги с конца. Эта привычка шокирует некоторых моих друзей. Пользуйтесь этой книгой так, как вам нравится, это будет только лучше для вас. Не забывайте, цель моей книги — быть вашей помощницей.

Если информация, которую вы найдете в той или иной главе, покажется вам важной, замечательно. Если что-то будет для вас не столь существенным, тоже не страшно. Эта книга — инструмент вашего познания собственной личности и тех интровертов, которых вы, возможно, знаете. Игра нужна для того, чтобы образовалось свободное пространство для чего-то нового. Эта книга, как жизнь, предназначена для того, чтобы с ней играли.

Когда вы постигнете собственную интровертность (или интровертность близкого вам человека), вы почувствуете, какое это облегчение. Так вот оно что! Вы не странная личность, не безнадежны, не одиноки! В этом море есть другие интровертные рыбы.

Эта книга поможет вам научиться заряжать свои батареи. Вы сможете составить план работы на каждый день — возможно, не такой, как у экстравертов, но такой, который работает для «внутренника». Радуйтесь, что вы интроверт.

 

 

О чем поразмышлять:

 

75 процентов людей — экстраверты.

Интровертность влияет на все сферы жизни.

С вами все в порядке.

Интроверты чувствуют себя опустошенными и пе­ревозбужденными.

Быть интровертом — это преимущество, которое стоит отпраздновать.

ГЛАВА 1

 

Что такое «внутренник»? Вы один из них?

Исключение подтверждает правило...

Изречение

 

В своей основе интровертность — тип темперамента. Это совсем не то, что застенчивость или отчужденность, это не патология. Кроме того, это свойство личности не подлежит изменению, даже если вы очень сильно захотите. Но вы можете научить работать с ним, а не против него.

Самая важная отличительная черта интровертов заключается в источнике энергии: интроверты черпают энергию из своего внутреннего мира идей, эмоций и впечатлений. Они консервируют энергию. Внешний мир быстро вводит их в состояние перевозбуждения, и у них появляется неприятное ощущение, когда чего-то «чересчур много». Это может проявляться в издерганности или, наоборот, в апатии. В любом случае им необходимо ограничивать социальные контакты, чтобы не оказаться полностью опустошенными. Тем не менее интровертам нужно дополнить время, проведенное в одиночестве, временем, когда они выходят во внешний мир, иначе они могут потерять ощущение перспективы и взаимосвязи с другими людьми. Интроверты, способные уравновесить энергетические потребности, обладают стойкостью и упорством, могут смотреть на вещи независимо, глубоко сосредоточиваться и творчески работать.

Каковы наиболее характерные качества экстравертов? Они заряжаются энергией от внешнего мира — от действий, людей, мест и вещей. Они — расточители энергии. Длительные периоды бездействия, внутреннего созерцания, или одиночества, или общения только с одним человеком лишают их ощущения смысла жизни. Тем не менее экстравертам необходимо дополнять время, которое они проводят в действии, интервалами просто бытия, иначе они потеряются в круговерти лихорадочной деятельности. Экстраверты могут многое предложить нашему обществу: они легко самовыражаются, сконцентрированы на результатах, обожают толпу и действие.

Интроверты подобны электрической батарее с подзарядкой. Им необходимо периодически останавливаться, переставать тратить энергию и отдыхать, чтобы зарядиться снова. Именно возможность зарядиться и обеспечивает интровертам менее возбуждающая обстановка. В ней они восстанавливают энергию. Такова их естественная экологическая ниша.

Экстраверты подобны солнечным батареям. Для них состояние одиночества или нахождение внутри подобно пребыванию под тяжелыми, плотными облаками. Солнечным батареям для подзарядки нужно солнце — экстравертам для этого нужно быть на людях. Как и интровертность, экстравертность — темперамент с постоянной схемой действия. Ее нельзя изменить. Вы можете работать с ней, но не против нее.

 

 

Основные различия между «внутренниками» и «внешниками»

Цените собственную уникальность.

Капитан Кэнгеру

 

Наиболее характерное различие между интровертами и экстравертами — способ подзаряжаться энергией. Однако есть еще два различия, которые также бросаются в глаза: это реакция на возбуждение и подход к знанию и опыту. Для экстравертов — чем больше разнообразных источников возбуждения, тем лучше. Интроверты воспринимают такое положение вещей, как «чересчур возбуждающее». Аналогичным образом «внешники», как правило, забрасывают широкие сети, когда речь идет о приобретении знаний и опыта, в то время как «внутрениики» предпочитают сосредоточиться на чем-то одном и доходить до самых глубин.

 

 

Подзарядка

 

Поговорим немного подробнее об энергии. Как я уже говорила, основная разница между интровертами и экстравертами состоит в способе заряжать свои батареи. Экстраверты заряжаются от внешнего мира. Большинство экстравертов любит разговаривать с людьми, заниматься какой-то внешней деятельностью, работать с людьми, быть в гуще дел и событий. Вопреки распространенному мнению, однако, у них вовсе не обязательно более легкий и веселый характер, просто фокус их внимания всегда находится вне их личности.

Экстраверты легко тратят энергию и часто не могут остановиться. Они быстро восстанавливают силы, занявшись чем-то вне дома, особенно сегодня, когда предлагается так много возможностей занять свой досуг. Экстраверты могут испытывать одиночество и чувствовать себя опустошенными, когда не находятся в контакте с людьми или внешним миром. Именно они могут спрашивать после вечеринки: «А чем мы теперь займемся?» Для них часто труднее всего расслабиться и дать своему организму отдохнуть.

Интроверты, со своей стороны, источник энергии находят в собственном внутреннем мире — в идеях, впечатлениях, эмоциях. И снова, вопреки сложившемуся об интровертах мнению, они вовсе не обязательно тихие или отчужденные люди. Просто фокус их внимания — внутри собственной личности. Им нужно иметь спокойное место, где они могут тщательно обдумать все, чем они заняты, и зарядиться энергией. «Фью! Классно было пообщаться с Биллом, но я рад, что вечеринка наконец закончилась!»— может с облегчением сказать интроверт.

Нахождение источников энергии для интровертов представляет определенную проблему, особенно н сегодняшнем мобильном мире. Для восстановления им требуется больше времени, к тому же у интровертов энергия заканчивается быстрее, чем у экстравертов. Интровертам нужно подсчитать, сколько энергии им потребуется, чтобы сделать то или иное дело, сколько ее им потребуется запасти и, соответственно, спланировать всю ситуацию.

Например, моя клиентка Сандра (она занимается продажами товаров из дома в Лос Анджелесе) накануне насыщенного делами и поездками дня отводит время для спокойной бумажной работы, делая как можно меньше перерывов для общения с внешним миром. Она рано ложится спать, а утром как следует завтракает перед выходом из дома. В течение дня она так планирует свое время, чтобы делать перерывы и оставаться на некоторое время одной, чтобы зарядить­ся энергией. Таким образом она заранее планирует свои энергетические затраты и не оказывается в кон­це дня полностью истощенной.

 

 

Возбуждение — друг или враг?

 

Следующее различие между интровертами и экстравертами — их ощущения по поводу внешнего возбуждения. Экстраверты любят испытывать побольше, интроверты любят побольше знать о том, что они испытывают.

Для интровертов характерным является высокий уровень внутренней активности, и все, что исходит из внешнего мира, очень быстро поднимает показатель уровня их напряжения. Ощущение сродни тому, которое появляется, когда вас щекочут: за долю секунды меняется от приятного до «чересчур» и неприятного.

Интроверты, нередко даже не понимая почему, пытаются регулировать ощущение перевозбужденности посредством ограничения поступления информации извне. Моя клиентка Кэтрин хочет разбить сад около дома. Она учительница, и работа требует от нее большой сосредоточенности и энергии. Садоводство для нее внове, она садится и начинает читать «Основы садоводства в выходные дни». Постепенно, по мере того, как она углубляется в чтение, размах проекта начинает давить на нее. Ей понадобится узнать все о теневыносливых растениях, о рН почвы, о мульчировании, поливе, борьбе с насекомыми и об освещенности солнцем. Она предчувствует трудности и затраты энергии, необходимые, чтобы ходить в питомник и пикировать растения под палящим солнцем. О, столько всего нужно сделать. Она размышляет о том, сколько времени потребуется, чтобы подготовить почву, посадить растения, прополоть сорняки, уничтожить насекомых, собрать улиток и каждый день поливать. Предвкушение радости и удовольствия ослабевает. Так много нужно узнать, так много сделать — она начинает чувствовать, что всего будет чересчур много. Она чувствует себя перенасыщенной будущим объемом дел. Голова у нее идет кругом, количество дел подавляет ее. Она решает, что для сада ей хватит небольшого кусочка земли во дворе.

Интроверты приветствуют сложность, когда они могут сосредоточиться на одной-двух каких-то областях деятельности и не должны работать под стрессом. Но если наваливается слишком много проектов, они быстро доходят до ощущения перенасыщенно­сти делами. Позже я буду рассматривать способы справиться с ощущением перевозбуждения от количества дел.

Просто быть среди других людей уже перевозбуждает интровертов. Энергия уходит из них, когда они находятся в толпе, в учебной аудитории или в шумной, давящей на сознание обстановке. Люди могут очень им нравиться, но, поговорив с каким-то одним человеком, они обычно начинают чувствовать, что надо уйти, сделать перерыв, глотнуть воздуха. В этом и состоит причина ощущения, будто мозг захлопнулся, о котором я уже говорила выше. В состоянии перевозбуждения мозг интроверта может закрыться, как бы говоря: «Пожалуйста, больше никакой информации». Он выключается.

Экстравертам тоже нужны перерывы, но по другим причинам. Если они отправляются в библиотеку, то очень недолго могут находиться в состоянии познавания (внутренний процесс), вскоре они начинают испытывать потребность прогуляться между стеллажами, подойти к торговым автоматам, поговорить с библиотекарем. Им нравится находиться в атмосфере действия. Экстраверты ощущают потребность зарядиться тем больше, чем больше они чувствуют нехватку возбуждения внутри самих себя. Перерывы могут усилить возбуждение у экстравертов и уменьшить его у интровертов. Когда «внутренники» учатся, то могут поглотить столько информации, что она начинает переполнять их, как это было с планами Кэтрин заняться садоводством.

 

 

Как глубок океан, как необъятно небо?

 

Третий момент отличия между экстравертами и интровертами — восприятие понятий широты и глубины. В целом экстраверты предпочитают широту: иметь много друзей, впечатлений, знать понемножку обо всем, быть универсалами. То, что они воспринимают из окружающей среды, как правило, не углубляется при переработке полученного опыта. Они переходят к следующему впечатлению. Одна подруга-«внешник» сказала мне: «На вечеринке я люблю перепархивать с одной беседы на другую и срывать самые яркие цветы с каждой». Она не хочет ничего упустить. Для экстравертов жизнь сродни коллекционированию впечатлений. Экстраверты воспринимают мир как обильный воскресный завтрак. Они прикоснутся к одному блюду, к другому и таким образом набивают желудок всякими вкусными вещами, так что чуть не лопаются. Все возбуждающее в жизни нужно попробовать, ничего не упустив. Экстравертов возбуждает и заряжает энергией разнообразие.

Интроверты предпочитают глубину и ограничивают впечатления, зато каждое развивают до самых глубин. У них часто бывает мало друзей, зато все — очень близкие. Им нравится исследовать предмет, доходя до самых корней, они ищут «богатства» немногих впечатлений, а не разнообразия. Вот почему им необходимо ограничиваться в разговоре одной-двумя темами, иначе они начинают ощущать, что переполнены мыслями. Их ум поглощает информацию ИЗ окружающей среды, а затем размышляет над ней и расширяет ее. Уже много позже, после того, как информация воспринята, они продолжают пережевывать ее, подобно жующим жвачку коровам. Ну у кого еще, кроме интроверта, хватило бы терпения изучать брачные танцы мухи цеце в Африке? Вот почему интроверты обижаются, когда их прерывают (об этом мы поговорим позже). Им трудно выйти из состояния глубокой сосредоточенности, а чтобы вернуться снова к этому состоянию требуется много дополнительной энергии, которой у них часто попросту нет.

 

 

Каждому — свое

 

Показательный пример перечисленных различий между интровертами и экстравертами — то, как мой муж, Майк, и я принимаем решения по поводу проведения отпуска. Вы уже знаете, Майк — экстраверт, а я - интроверт. Понятия развлечения и отлично проведенного отпуска у нас даже близко не совпадают.

Мы до того разные в своих представлениях о том, какой должен быть отпуск, что просто установили очередность при выборе. Один год я выбираю, друтой год он. После того как по выбору Майка мы про­вели отпуск по принципу «девять стран за девять дней», я организовала отпуск, во время которого мы занимались только исследованием исторической об­ласти Лидвилла, штат Колорадо, где раньше были руд­ники. В первый вечер, сидя у камина в номере отеля, мы изучали одностраничный проспект «Интересные места Лидвилла». Во мне все бурлило от возбужде­ния. Майк давно заснул.

С тех пор как я посмотрела фильм «Непотопляе­мая Молли Браун», мне хотелось увидеть то место, где Хорас Тэйбор нашел серебро. В Лидвилле был Оперный театр Тэйбора, Музей исторического на­следия, Национальный зал шахтерской славы и не­сравненный Горный музей, не говоря уже о Желез­ной дороге Лидвилла, где проводились экскурсии по действующим шахтам. Чего еще можно пожелать? Майк сказал: «По-моему, завтра часам к двум дня мы осмотрим весь Лидвилл. Что мы будем делать по­том?»

А я планировала осматривать по одной достопри­мечательности в день. Мне хотелось самой прочувст­вовать, как жили шахтеры сто лет назад. Майк ска­зал: «Послушай, тут до Аспена шестьдесят миль. Смо­жем съездить туда завтра во второй половине дня». Я ответила: «Алло, чей у нас отпуск в этом году?»

Лидвилл — на самом деле одно из моих излюб­ленных мест проведения отпуска. Я без возражений выносила поддразнивания Майка по поводу четырех дней в Колорадо, которые ему казались четырьмя го­дами.

«Слушай, не всем так везет, — говорила я. — Ну кто еще может похвастаться, что время удлиняется, особенно в отпуске?»

 

 

Карл Юнг о природе «внутренников» и «внешников»

Маятник ума качается от смысла к бессмыслице,

а не от правильного к неправильному.

К. Г. Юнг

 

В начале девятисотых годов психоаналитик Карл Юнг работал вместе с пионерами психоанализа Зиг­мундом Фрейдом и Альфредом Адлером. В процессе работы он обратил внимание на некое странное об­стоятельство. Обсуждая между собой одну и ту же историю болезни пациента, Фрейд и Адлер фокусировали внимание на совершенно разной информации. Они к тому же разработали практически противоположные теории. Юнг пришел к выводу, что оба заце­пились за что-то ценное. Юнг поразмыслил над свои­ми выводами (догадайтесь, кто был Юнг, интроверт или экстраверт) и создал собственную теорию.

Юнг считал Фрейда экстравертом, поскольку последний был ориентирован во внешний мир, на людей, места и вещи. Многие из теорий Фрейда были разработаны при интенсивном взаимодействии и об­суждении с многочисленными коллегами. Фрейд считал, что цель психологического развития личности — обрести удовлетворение в мире внешней реальности. Адлера Юнг считал интровертом, поскольку его тео­рия и внимание были сосредоточены на собственных мыслях и чувствах. Теории Адлера основывались на внутренней борьбе человека, направленной на преодоление чувства беспомощности, которому он дал название «комплекс неполноценности». Он считал людей творцами-художниками, собственными руками созидающими свою жизнь.

Теоретические расхождения Фрейда с Адлером и Юнгом привели к взаимному озлоблению. Трио распалось, и каждый пошел своим путем. Как раз в тот момент Фрейд начал использовать концепцию интровертности как негативную, объясняя в своих трудах уход человека в себя нарциссизмом. Этот подход сдвинул эволюцию понятия интровертности, его стали воспринимать как нездоровое. Подобное неправильное толкование интровертности существует и по сей день.

Юнг продолжал работать над своей теорией. Он предположил, что мы появляемся на свет с уже заложенным темпераментом и с соответствующим этому темпераменту местом на континууме между крайне интровертным и крайне экстравертным типами.

 

 

Что рассказывают близнецы о темпераменте

 

 

В своей книге «Переплетенные жизни» выдающийся исследователь феномена близнецов д-р Нэнси Сигэл пишет о тех невероятных открытиях, которые она сделала за годы работы в Центре исследования близнецов и приемных детей при Университете штата Миннесота. Интересные исследования по сопоставлению личностей проводились над однояйцевыми и разнояйцевыми близнецами, выросшими раздельно и вместе. В исследовании участвовали пятьдесят пар воссоединенных близнецов. Сходство оказалось потрясающим. Близнецы, выросшие в разных условиях, обладали удивительным набором сходных черт. Особенно ярко это проявлялось у однояйцевых близнецов. В одной паре оба близнеца любили обсуждать один и тот же предмет, заниматься разведением лошадей и собак. В другой паре оба оказались добровольными пожарными и отличались нелюбовью к плохой кухне. Еще двое, причем раньше они никогда не встречались, прибыли на встречу в «Шевроле» голубого цвета. Была пара, в которой оба близнеца пользовались одной и той же редко встречающейся зубной пастой шведского производства. При дальнейших исследованиях выяснилось, что темперамент близнецов гораздо более сходен, чем ранее предполагалось. Д-р Сигэл пишет: «Мы с удивлением узнали, что традиционализм, приверженность обычным семейным и моральным ценностям не отражается на .общем семейном имуществе. Иными словами, совместная жизнь с кем-то не приводит к соглашению по поводу стандартов поведения или методов воспитания детей». Исследования показали также, что разнояйцевые близнецы, которые выросли вместе, тем не менее имеют намного меньше сходных черт, чем однояйцевые, выросшие раздельно. Эти исследования проиллюстрировали утверждение Юнга: мы рождаемся с заложенным темпераментом. Д-р Сигэл продолжает: «Итог исследований состоит в том, что совместная жизнь не делает людей в семье похожими, а сходство объясняется общими генами».




Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Экономический анализ»

    Учебно-методический комплекс
    Целью преподавания данной дисциплины является изучение организации аналитической работы в области состояния субъектов хозяйствования. Данный курс предусматривает изучение содержание экономического анализа, его роли и значения для
  2. Развитие эмоционального интеллекта манфред Кете де Врис Перевод с английского Альпина Бизнес Букс Москва 2004

    Документ
    Автор, один из ведущих экспертов Европы в области менеджмента, всесторон­не рассматривает феномен лидерства и показывает пути, которые могут улучшить способность руководителя понимать самого себя, мотивировать и поддерживать своих подчиненных.

Другие похожие документы..