Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Нормы права являются обязательными правилами поведения, то есть представляют собой правила поведения общего характера и обязательны к исполнению всем...полностью>>
'Программа'
Одаренные люди являются драгоценным ресурсом нации. Прогресс цивилизации напрямую зависит от деятельности исключительно одаренных личностей. В настоя...полностью>>
'Лекция'
В настоящее время при изучении иностранных язы­ков и в школе, и в высших учебных заведениях в качестве основной цели обучения выдвигается задача акти...полностью>>
'Документ'
По данным Отдела технологического, экологического и энергетического надзора по Республике Тыва Енисейского управления Роспотребнадзора суммарные выбр...полностью>>

Российской Федерации «иноцентр (Информация. Наука. Образование)»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Межрегиональные исследования в общественных на­уках

Министерство образования и науки Российской Федерации

«ИНОЦЕНТР (Информация. Наука. Образование)»

Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США)

Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США)

Фонд Джона Д.

и Кэтрин X МакАртуров

(США)

Данное издание осуществлено в рамках программы «Межрегиональные исследования в общественных науках», реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, «ИНОЦЕНТРом (Информация. Наука. Образование.)» и Институтом имени Кеннана Центра Вудро Вильсона при поддержке Корпорации Карнеги в Нью-Йорке (США) и Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США). Точка зрения, отраженная в данном издании, может не совпадать с точкой зрения доноров и организаторов Программы.

Научный

Совет

Барановский Владимир Георгиевич

— доктор исторических наук, член-корреспондент РАН

Дробижева Леокадия Михайловна

— доктор исторических наук, профессор

Каменский Александр Борисович

— доктор исторических наук, профессор

Мельвиль Андрей Юрьевич

— доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Михеев Василий Васильевич

— доктор экономических наук, член-корреспондент РАН

Федотова Валентина Гавриловна

— доктор философских наук, профессор

Шестопал Елена Борисовна

— доктор философских наук, профессор

Юревич Андрей Владиславович

— доктор психологических наук

ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ

И. Т. ВЕПРЕВА

ЯЗЫКОВАЯ РЕФЛЕКСИЯ В ПОСТСОВЕТСКУЮ ЭПОХУ

МОСКВА ОЛМА-ПРЕСС

2005

УДК 802.0 ББК Ш100.26 В 305

Печатается по решению Совета научных кураторов программы «Межрегиональные исследования в общественных науках»

Научный редактор Н. А. Купина, доктор филологических наук, профессор

Рецензенты:

кафедра стилистики и русского языка факультета журналистики Уральского государственного университета им. А. М. Горького (зав. кафедрой Э. А. Лазарева,

доктор филологических наук, профессор);

М. Ю. Федосюк, доктор филологических наук,

профессор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

В оформлении использован фрагмент плаката российского дизайнера Алексея Логвина «Жизнь удалась!»

Книга распространяется бесплатно

Вепрева И. Т.

В 305 Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху. —М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. —384 с. -(Золотая коллекция).

ISBN 5-224-05307-2

В монографии исследуются проблемы языковой рефлексии. В качестве основной единицы исследования метаязыкового дискурса предлагается рефлексив, который является маркером толерантного когнитивно-речево­го взаимодействия. Для понимания природы гетерогенного корпуса мета-языковых высказываний разработана типология критериев коммуникатив­ного и концептуального напряжения.

Коммуникативные и концептуальные рефлексивы в современной речи выступают как чуткие индикаторы социальных и языковых процессов, про­исходящих в постсоветской России, позволяющие сделать лингвоменталь-ный срез современной эпохи.

Книга предназначена для широкого круга лингвистов, культурологов, со­циологов и всех, кто интересуется проблемами языка, общества, культуры.

УДК 802.0 ББК Ш100.26

©Вепрева И. Т., 2002

тстам г т-ы лс-ma i © АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука.

ISBN 5-224-05307-2 Образование)», 2005

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 7

ГЛАВА 1. Метаязыковое сознание и рефлексивы

Постановка вопроса 30

Языковое и метаязыковое сознание в психолингвистическом

и когнитивном аспектах 30

Соотношение мышления и сознания 31

Вербальность/невербальность cознания 32

Процесс порождения речи 39

Структура языкового сознания 43

Метаязыковое сознание в социолингвистическом

аспекте. Соотношение синхронии и диахронии 57

Метатекст и рефлексив: терминологические ряды и типология 72

Обоснование ключевого термина 72

Речевая организация рефлексива 79

Речевой портрет адресанта метаязыкового дискурса 87

Типология рефлексивов: общие подходы 100

Выводы 115

ГЛАВА 2. Коммуникативные рефлексивы

Постановка вопроса 117

Коммуникативное взаимодействие адресанта и адресата 118

Критерии коммуникативного напряжения 124

Динамический критерий 124

Стилистический критерий 147

Деривационный критерий 167

Личностный критерий 181

Выводы 193

Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху

ГЛАВА 3. Концептуальные рефлексивы и социально-культурные доминанты

Постановка вопроса 195

О базовых терминах «концепт», «стереотип», «менталитет» 197

Критерии концептуального напряжения в проекции

на социокультурное пространство 204

Динамический и деривационный критерии 204

Ксеноразличительный (социальный) и личностный

критерии. Идентификация современного российского общества 277

Выводы 314

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 317

Список цитируемой литературы 322

ВВЕДЕНИЕ

Наступление нового тысячелетия совпало в России со сменой социальных и экономических моделей поведения. Бурные соци­ально-политические процессы последнего десятилетия XX века коррелируют с активизацией социальной парадигмы языка. Если лингвистика середины XX века отражала соссюрианскую идею языка как «самодовлеющей сущности», изолированной от носите­ля языка, то теперь всеми учеными высказывается мысль об ан­тропоцентрическом устройстве языка [см., например: Караулов, 1987; Роль человеческого фактора…, 1988; Трубачев, 1991, 156—157 и др.], о его «субъективности» [Бенвенист, 1974, 293], о том, что «язык создан по мерке человека» [Степанов, 1974, 15], который «главное действующее лицо в… языке» [Золотова, 2001, 108], и в соответствии с человеческим фактором и должен изучаться. Кро­ме того, в последние десятилетия отмечается тенденция к усиле­нию связи лингвистики с другими науками, которую Е. С. Куб-рякова назвала «экспансионизмом» современной лингвистики [см.: Кубрякова, 1995, 278]. Вновь науки из замкнутых, одноаспектных стремятся к взаимодействию и комплексности. Системные выхо­ды на «чужую территорию» отличают развитие лингвистики на рубеже веков [см. об этом: Фрумкина, 1984, 7].

Реформирование российской экономики, кардинальные изме­нения в политической жизни общества в последние десятилетия стимулировали активное переустройство в системе современно­го лексикона. Существенные сдвиги в словарном составе языка, интенсивность его пополнения усиливают социальную значи­мость метаязыковой функции языка. Для обеспечения успешной коммуникации в условиях языковой динамики говорящий экс­плицитно оценивает происходящие изменения. Языковая лич­ность в речемыслительной деятельности, направленной на «ос-ловливание» мира, реагирует, распознает и фиксирует вербально

8 Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху

те продуктивные характеристики слова, которые актуальны для адекватного обозначения замысла говорящего, его речевой дея­тельности.

Интенсивные процессы в обществе и языке обостряют языко­вую рефлексию носителя языка. Современная речь изобилует рефлексивами, относительно законченными метаязыковы-ми высказываниями, содержащими комментарий к употребляемо­му слову или выражению. Высказывания-рефлексивы погружены в определенный общекультурный, конкретно-ситуативный, соб­ственно лингвистический контекст и описывают некоторое поло­жение вещей.

Актуальность изучения рефлексивов определяется спецификой самого объекта, адекватно отражающего целесообразность ведуще­го принципа современной лингвистики —ее антропологического начала, фиксирующего поворот от изучения речи человека «к изу­чению говорящего человека» [Жельвис, 1997а, 5], к обращению пристального внимания к языковой личности. «Языковая личность трактуется не как часть многогранного понимания личности, а как вид полноценного представления личности, вмещающей в себя и психический, и социальный, и этический, и другие компоненты, но преломленные через ее язык, ее дискурс» [Караулов, 1989, 7].

Современная «экстралингвистическая реальность определяет основной набор лексико-фразеологических доминант» [Мокиенко, 1998, 39], быстрая смещаемость которых создает впечатление их резкой изменчивости и недолговечности. Языковое самосознание чутко реагирует на активную смену опорных звеньев лексикона, поэтому закономерно повышение частотности рефлексивов в пе­реломные годы истории общества. Отсюда и возрастание иссле­довательского интереса к проблеме речевой рефлексии, выступа­ющей как часть культурного и компонент национального самосоз­нания.

Корпус рефлексивов, помимо своих первичных, коммуникатив­ных, функций (временная характеристика слов, оценка фактов речи, стилистическая критика «уместности неуместности» и т. д.), выполняет еще одну функцию, отражая эволюцию цен­ностной системы языковой личности, мировоззренческие уста­новки в социально неоднородном обществе. Последнее позволя­ет говорить о вторичной функции рефлексивов концептуаль­ной, в частности, социально-оценочной. Социально-оценочные

Введение 9

метаязыковые высказывания дают возможность охарактеризовать психологическое состояние общества на данный момент, его со­циокультурные настроения. Рефлексивы, в целом отражая созна­ние языковой личности, реализуют свой потенциал в тех актив­ных зонах языкового сознания, которые так или иначе связаны с социально-психологической ориентацией человека в современном мире.

Выбор в качестве нашего объекта исследования корпуса мета-языковых высказываний дает возможность, во-первых, создать на основе данных речевых употреблений лингвоментальный срез эпо­хи в переломный период; во-вторых, отметить «болевые точки» современных языковых процессов, на которые реагирует языковая личность; в-третьих, определить круг языковых явлений, которые подвергаются рефлексивному осмыслению.

Материалом для анализа послужили выборки из публицистиче­ских текстов российских средств массовой информации, в том числе Интернет-журналистики, с 1995 по 2002 год (включитель­но). Источники материала -прежде всего центральные газеты и журналы, рассчитанные на широкий круг читателей (сплошная выборка рефлексивов за указанный период из «Аргументов и фак­тов», «Комсомольской правды», «МК-Урал»), многочисленные номера местных газет, газет оппозиционной прессы (с 1991 года). Использованы публикации газетных и журнальных изданий раз­ных жанров. Автором проводились записи устной речи теле- и ра­диоведущих, участников теле-, радиодиалогов и полилогов, теле-, радиоинтервьюируемых, публичных выступлений общественных деятелей, ученых, политиков, разговорных диалогов. Для сопо­ставительного анализа использовались иллюстративные материа­лы «Словаря перестройки» [1992], произведения публицистики по проблемам современности.

Метаязыковое сознание носителя русского литературного язы­ка выступает как объект исследования для ряда научных дисцип­лин. Предмет исследования зависит от конкретной точки зрения на объект, изучение которого актуально на пересечении социальных, психологических и когнитивных дисциплин. В данной книге осу­ществляется трехэтапное исследование объекта.

На первом этапе исследования метаязыковое сознание рассмат­ривается как компонент языкового сознания, а рефлексия -как особый речемыслительный механизм, вербальной формой которо-

1 0 Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху

го является рефлексив. Показаны возможности аспектной интер­претации метаязыковых высказываний. Так, психолингвистика и когнитология изучают метаязыковое сознание через речемысли-тельную деятельность индивида; социолингвистическое направле­ние, развивая плодотворную идею взаимодействия внутренних и внешних факторов, выделяет метаязыковое сознание в качестве ключевой переменной, влияющей на языковое развитие, рассмат­ривает рефлексив как экспликатор социальных параметров теку­щей языковой жизни; лингвистика подходит к рефлексивам как к вербализованной речевой материи метаязыкового сознания. Предпринимается попытка определения рефлексива как элемента понятийного терминологического ряда, выделяются в общем виде два основных типа рефлексивов: коммуникативные и кон­цептуальные.

На втором этапе исследования для специального рассмотрения выделяются коммуникативные рефлексивы, извлеченные из тек­стовых источников, образующие в совокупности открытый дис­курсивный ряд особого типа, выступающие как единицы речево­го взаимодействия адресанта и адресата, как результат речевой деятельности говорящего.

На третьем этапе исследования рассматриваются концептуаль­ные рефлексивы, позволяющие проследить динамику концеп­туального видения носителя языка, формирование новых концеп­тов современной России, а в отраженном виде -психологическое состояние общества в определенный период времени.

Этапы исследования определили композиционную структуру книги.

Активизация вербализованной метаязыковой деятельности со­временного говорящего обусловлена, как было отмечено, в пер­вую очередь бурными социально-экономическими преобразовани­ями, происходящими в России после 1985 года. Прежде чем пе­реходить к проблеме отражения общественных изменений в метаязыковом сознании, считаем необходимым обратиться к ха­рактеристике социальных факторов, определивших развитие со­временного русского языка.

На наш взгляд, трудно не согласиться с Л. П. Крысиным, ут­верждающим, что, «к сожалению, пока не сложилась традиция конкретного анализа социальных условий языковых изменений. Часто делаются самые общие утверждения... о явлениях, опреде-

Введение 1 1

ленным образом влияющих на характер изменений в языке, и та­кие общие утверждения считаются вполне достаточными» [Кры-син, 1989, 80]. Поэтому дадим характеристику тому периоду со­циальных катаклизмов, которые привели к инновационным язы­ковым сдвигам, определяющим активизацию метаязыкового сознания.

Реформы России продолжаются второе десятилетие. Шесть с половиной из них в составе Советского Союза (а в конце этого периода —и в борьбе с ним), остальные вполне самостоятель­но. Обновление экономических основ, а вместе с ним и полити­ческого устройства и духовной жизни общества началось с середи­ны 80-х годов. Историки отмечают несколько дат, которые можно назвать отправными в социально-экономических преобразованиях в России: в марте 1985 года Генеральным секретарем ЦК КПСС стал М. С. Горбачев, который на апрельском Пленуме ЦК КПСС 1985 года изложил стратегический замысел обширных реформ [см.: Согрин, 1994, 8; Орлов, Георгиев, Георгиева и др., 2000, 452]. Сим­волом горбачевского курса стало слово «перестройка». Главным рычагом преобразований должно было стать ускорение социально-экономического развития страны. Экономика СССР к тому вре­мени представляла собой закосневшую систему. Темпы ее роста неуклонно двигались к нулю. Добиться повышения эффективно­сти экономики было невозможно из-за крайне высокой инерци­онности системы, обусловленной централизованным планировани­ем. Поэтому, чтобы что-то изменить в сложной и громоздкой пла­новой системе, необходимо было не экономическое, а политическое решение. Такое решение было принято и получило название перестройки. Экономическое осмысление концепции перестройки базировалось на понятии «ускорение». Оно предус­матривало резкое увеличение темпов роста капитальных вложений в машиностроение, которому предстояло обновить основные фон­ды и обеспечить на этих новых фондах экономический прорыв. Кроме того, ускорение предполагало сдерживание потребления, а также осознанное увеличение дефицита бюджета. С дефицитом все получилось в полном соответствии с замыслом: всего за три года он вырос более чем в 4 раза, а вот со всем остальным оказа­лось гораздо сложнее. Во-первых, одновременно с перестройкой и ускорением случилась чернобыльская катастрофа, а затем спи-

1 2 Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху

такское землетрясение, на устранение последствий которых было истрачено колоссальное количество средств. Во-вторых, был принят Закон о предприятии (1987), изменивший порядок расходования прибыли. На этом фоне к перестройке и ускоре­нию прибавился сначала лозунг о социальной направленности экономики, а затем и о социально ориентированном рыночном хозяйстве.

Макроэкономический итог этого этапа перестройки поначалу казался позитивным. Увеличение бюджетного дефицита расшири­ло совокупный спрос -^сак инвестиционный (со стороны госу­дарства), так и потребительский —что, в свою очередь, сообщи­ло некий импульс промышленности. В результате в 1989 году был достигнут максимальный объем выпуска промышленной продук­ции за всю историю России.

Популярности начатых реформ способствовало и то, что совет­ские люди заждались перемен: их не было уже в течение двадца­ти лет. «Горбачев же сразу предложил дюжину реформ, а его воз­раст и энергия внушали веру, что обещания будут воплощены в жизнь» [Согрин, 1994, 19— 20]. Предложенный им курс соответ­ствовал ожиданиям общества, его интеллектуальному уровню и менталитету. Некоторые идеи и реформы Генерального секретаря, позже оцененные как умеренные и ортодоксальные, воспринима­лись в те годы как революционные. К таковым в первую очередь относились идеи гласности и нового политического мышления [см. об этом: Горбачев, 1988].

Новая идеология и стратегия реформ была впервые изложена Горбачевым на январском пленуме ЦК КПСС в 1987 году. Затем они последовательно развивались на протяжении полутора лет, а кульминацией нового реформаторского курса стала XIX партий­ная конференция, состоявшаяся летом 1988 года. Политическая основа реформаторского курса к этому времени претерпевает се­рьезные изменения. Если раньше нужно было ускорять советский социализм, то теперь у социалистической модели были обнаруже­ны серьезные недостатки. Усилия были направлены на создание новой модели социализма, ключом к пониманию которой стала всеохватывающая демократизация. Под прицел критики попала обширная часть партийно-государственного и хозяйственного ап­парата, обозначенная общим понятием «бюрократия», или, по определению экономиста Г. Попова, «командно-административная

Введение 13

система». Новый стратегический подход предполагал, что без ос­новательной очистительной работы и всесторонней демократиза­ции общества радикальные экономические реформы не смогут осуществиться. В соответствии с этой логикой развивался новый этап перестройки. Он стал будоражащим периодом гласности, периодом активного взлета газет и журналов, книжного бума, кри­тики «деформаций социализма» в экономике, политике, духовной сфере. Перестроечная публицистика постепенно приобрела соб­ственную инерцию, и ей становилось тесно в рамках социалисти­ческого демократизма. Именно к этому периоду относится первый всплеск вербализации метаязыкового сознания.

В 1988 году в идеологию перестройки были включены и неко­торые основополагающие либерально-демократические принципы, которые прежде относились к буржуазной демократии, —разде­ление властей, парламентаризм, правовое государство, естествен­ные неотъемлемые гражданские и политические права человека. XIX партконференция завершилась триумфом для Горбачева и его соратников. Ее резолюции, наносившие удар по советскому тота­литаризму, создавали надежду и основу для запуска демократиче­ских механизмов в экономике.

Начало перестройки, ослабление и дальнейший крах советской системы вызвали в СССР взлет оптимизма и надежд на лучшее будущее. События, происходившие в России во второй половине 80-х годов XX века, всколыхнули практически все общество, по­родили вначале самые радужные надежды.

У политической позиции Горбачева оказались оппоненты как «слева», так и «справа». Реальная опасность «слева» обозначилась уже осенью 1987 года, когда с острой критикой реформаторского курса выступил первый секретарь Московского горкома КПСС Б. Н. Ельцин. Расстановка политических сил в стране стала ме­няться с осени 1988 года. Единый лагерь сторонников перестройки стал раскалываться: в нем выделилось радикальное крыло, быст­ро набравшее силу и объединившееся после Первого съезда на­родных депутатов СССР (май 1989) в Межрегиональную группу депутатов. С выходом радикалов в 1990 году из КПСС закончил­ся первый период российского демократического движения, осно­ванного на идеале социализма «с человеческим лицом». На сме­ну пришел новый, антикоммунистический период. С января 1991 года началась официальная регистрация политических партий

1 4 Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху

и организаций. Антикоммунистический синдром, прочно укрепив­шийся в массовом сознании в течение двух-трех лет, стал одним из главных факторов, определивших поведение российских изби­рателей в июньской кампании 1991 года, когда одновременно с избранием президентом Российской Федерации Ельцина в Москве и Ленинграде были выбраны мэрами два известных радикальных лидера Г. Попов и А. Собчак. Радикализм в России достиг пика политического влияния. Эра Горбачева отходила в прошлое.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу октябрь 2007 г

    Бюллетень
    Bibliographic Call Number: АДAuthor Number: А299Author: Адзинова, Анжела Анатольевна.Title: Явление прецедентности в заглавиях креолизованных текстов (на материале языка глянцевых журналов) : автореф.
  2. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу май 2006 г

    Бюллетень
    Bibliographic Call Number: АДAuthor Number: А161Author: Абрамова, Светлана Викторовна.Title: Образ женщины в обыденном сознании личности : автореф. дис.
  3. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу март 2007 год

    Бюллетень
    Bibliographic Call Number: ДAuthor Number: А188Author: Авдонин, Владимир Сергеевич.Title: Российские исследования политики Европейского союза в контексте становления отечественной политической науки : дис.
  4. Бюллетень новых поступлений в нб кубгу за октябрь-ноябрь 2004 года

    Бюллетень
    ред. В.А.Трофимов.-Нижний Тагил, 00 .-145с. -(Ученые записки). Физико-математические науки 1 "КВАНТ" для младших школьников: числа, верблюды, 1чз ковбои/Сост.
  5. Бюллетень новых поступлений литературы в Научную библиотеку Кубгу ноябрь 2008 г

    Бюллетень
    Авторефераты диссертаций: Bibliographic Call Number: АДAuthor Number: А187Author: Авдеева, Ольга Анатольевна.Title: Сибирь в государственно-правовой системе России : автореф.

Другие похожие документы..