Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Борьба с коррупцией должна носить системный, комплексный характер, охватывая все сегменты общественной жизни, в первую очередь – систему государствен...полностью>>
'Конкурс'
Ведущий: Покатился Колобок дальше и очутился в лесу у дверей казино «Белый клык». А в дверях хозяин – крутой волчара, весь в золотых цепях и алмазных...полностью>>
'Документ'
Второй сборник из серии, начатой в 2 году сборником «М. М. Бахтин и проблемы методологии гуманитарного знания», содержит статьи, подготовленные филос...полностью>>
'Рабочая программа'
Настоящая инструкция обязательна для всех научно-педагогических работников, связанных с составлением и применением РП по всем дисциплинам, читаемым в...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Экзаменационная работа

(Реферат)

По Мировой Художественной Культуре

На тему:

«Проблема свободы выбора и смысла жизни в блатных песнях В.Высоцкого»

Выполнил:

Ученик 11 «В» класса

Средней общеобразовательной школы №475 города Москвы

Митюшин Е.С.

Учитель по МХК

Свинцова С.Ю.

Содержание:

  1. Пояснительная запись…………………………………….Стр3

  2. Проблема свободы и смысла жизни в «блатных песнях» В. Высоцкого

        1. «Блатные песни». Истоки эволюции…………………Стр5

        2. «Интеллигенция поет Блатные песни…»……………Стр6

        3. Жанровые признаки (в помощь фольклористу)………Стр8

        4. Начало. Стилизации…………………………………………Стр9

        5. Лирическое освоение темы…………………………………Стр12

        6. Русла эволюции………………………………………………….Стр15

        7. «Военные» песни. Ролевое «Мы»……………………………Стр17

        8. Баллада о Детстве»……………………………………………Стр19

        9. «Таганка»…………………………………………………………Стр22

        10. Последние годы………………………………………………….Стр23

        11. Свобода…………………………………………………………...Стр25

  3. Заключение…………………………………………………………..Стр26

  4. Использование литературы…………………………………….Стр27

Я впервые услышал голос Высоцкого, по радио, насколько помню, в 99году. Песня

называлаль Баллада о любви. Услышал - удивился. Сначало голосу: да разве с

таким голосом можно петь? А потом тому, что он пел. Странному,

завораживающему сплаву мелодий и рифм: ярких, необычных, дотоле

неслыханных. Неожиданные насмешки там, где вроде бы положено ужаснуться.

Наконец - страшно сказать! - дерзости довольно ясного намёка на дубовость

нашей официальной “чёрно - белой” пропаганды тех лет. “Из заморского из лесу,

где и вовсе сущий ад, где такие злые бесы чуть друг друга не едят. Что б творить

им совместное зло потом, поделиться приехали опытом.

Теперь звучит Песня серебренные струны

Чуть позднее, опять - так и, я научился отличать эти песни от других. И не уставал

поражаться: вот бы никогда не подумал, что можно тянуть согласные “л-л-л” или

“р-р-р” совершенно так же,как гласные “о-о-о” или “а-а-а”. А ведь от этого

неожиданным образом меняется вся поэтика и, если можно так сказать, мелодика

песни - так, что она западает в душу раз и навсегда.

Я даже не заметил, как эти песни вошли в мою жизнь и находят отзывы в

душе, к ним хочется обращаться вновь и вновь. Поистине они оказались теми

песнями, которые строить и жить помогают, в трудные минуты давая утешение и

вызывая катарсис. И всегда такое впечатление - словно плечо друга. Наверное,

это и есть подлинное искусство.

Если попытаться определить место Высоцкого в истории нашей культуры одним

словом, то самым точным, на мой взгляд, будет: олицетворенная совесть народа .

Поэтому и любимец народа, поэтому и массовое паломничество к его могиле на

Ваганьковском вот уже сколько лет, поэтому и нескончаемое море цветов у его

памятника, поэтому и нарасхват любые напоминания о нём - книги, буклеты,

кассеты, пластинки. При жизни он не стал ни народным, ни заслуженным, ни

лауреатом. Официальных наград и званий удостоен не был. Но поистине

народным стал. Его талант, его творчество и явились тем самым нерукотворным

памятником.

Сейчас, на этом Этапе моей жизни, я остановился на проблеме свободы выбора,

речевой характеристике песен Высоцкого. В своем реферате я постарался

грамотно изложить особенности творческой манеры и ритмики стиха В.

Высоцкого. Подробно попытаться изложить тематику поиска душевной свободы,

выбора смысла жизни в «блатных» песнях Высоцкого. Этим я пытаюсь доказать

особый лиризм, грубоватую мелодичность и завуалированность тонкой

человеческой души автора. Он умел глубоко прочувствовать и выразить в особой

форме мысли, эмоции, проблемы времени, человеческих отношений.

Голос Высоцкого призывал остановиться, задуматься, измениться. Он обличал

пороки нашего деморализованного общества без нравоучений, без покровительственных

ноток. Ему чужда была проза. Смыслом являлась борьба за возвращение обсалютного:

чести, совести, достоинства. ( Вспоминаются его слова:”Досадно мне, что слово “честь”

забыто...”?) Он умел болеть общим горем, умел нащупать и указать болевые точки

общества. А это, куда важнее, чем даже многие художественные открытия!

Блатная песня рассказывала о той (и весьма значимой) социальной сфере жизни,

правда о которой в течение десятилетий ханжески умалчивалась или преступно

искажалась официальной пропагандой. “Окруженный немотою, застенок желал оставаться

и всевластным и несуществующим зараз: он не хотел допустить, чтобы чье бы то ни было

слово вызывало его из всемогущего небытия; он был рядом, рукой подать, а в то же время

его как бы и не было...”. Блатная песня не только прорывала немоту застенка, но и одним

только своим существованием напоминала людям, что рядом с репрессивно

упорядочивающим и упорядоченным государством, “есть многодонная жизнь вне закона”

(О. Мандельштам). И в этой жизни человек может, даже должен поступать так, как ему

покажется нужным, волен принимать самые ответственные решения, не только избегая

давления всевозможных “организаций, инстанций и лиц”, но и просто вопреки ему. Это

было самой сильной, привлекательной (и для Высоцкого) стороной блатных песен.

И Высоцкий не был одинок в подобном отношении к ним, а наиболее

близок ему А.Галич, во многом предвосхитивший его, ставший учителем наряду с

Б.Окуджавой. Галич и Высоцкий острее многих других почувствовали и выразили

одну из серьезнейших социально-политических и этических проблем нашего

общества: проблему свободы и ее многообразных ограничений.

Всерьез назвать Высоцкого автором блатных песен – совершенно нелепо

поскольку авторская песня принципиально отлична от любой разновидности песни

фольклорной, в том числе и от блатной. О “блатных” же песнях Высоцкого можно

и должно говорить лишь условно и в двух разных смыслах: в одних случаях речь

может идти только о сходстве тематической направленности, а в других – о

стилизации под фольклор. В поэзии Высоцкого эти типы песен часто

разноплановы и независимы друг от друга.

В блатных песнях возникает особая система образов и образных деталей.

Положительные герои наделены решительным характером, сильной волей, они

страдают, но без рефлексии, а рядом с ними возникают традиционные типажи:

друг, предатель, “фраер”, “лягавые”, верная или, наоборот, неверная

возлюбленная, старушка-мать, адвокат-защитничек, судья, врач, “начальничек”,

охранник... Посторонний персонаж здесь появиться не может – мир,

изображаемый в блатной песне, очень узок, замкнут в себе самом и в своих

проблемах. Фольклорная система образов вообще склонна к самоограничению и

новации не поощряет, чем блатная песня закономерно напоминает устойчивую

(если не постоянную) сис-тему образов и ситуаций в сказке или балаганном

театре Петрушки. Блатным песням свойственна и своя топика: темный переулок,

парк, городская окраина, ресторан, вокзал (порт), поезд (корабль), тюрьма, родной

дом. По вполне понятным причинам особую распространенность (кроме

общефольклорных) получают мотивы карточной игры и пьянства, болезни и

смерти. Наконец, блатная песня наименее табуирована в языковом отношении; ее

характеризуют некоторые особенности речевого стиля, а в наибольшей степени –

лексика из воровского жаргона, вроде: “Шнырит урка в ширме у майданщика”.

Кстати, эта песня также известна в исполнении Высоцкого.

И “блатные”, и “военные” песни Высоцкого неизменно-социальны,

философичны, ориентированы на разработку-серьезных нравственных проблем.

И это – сознательная авторская установка. С самых первых шагов своих поэт

проявил обостренный интерес к общенациональным, общенародным,

общечеловеческим началам жизни. И если до Высоцкого романтика преступности

издавна держалась на противопоставлении личности обществу и миру (и потому

была романтикой – вспомним, например, “Корсар” Байрона), то у Высоцкого она

это качество утрачивает, индивидуальное здесь растворяется в общем или же

трактуется в пародийно-сатирическом плане. От романтического мировоззрения,

правда, здесь сохраняется пафос свободы, желание переделать мир, несогласие

с существующим порядком, являющимся, по сути дела, предписанным

вертухайским распорядком. И именно эти (весьма важные!) рудименты

романтического обусловливали появление в произведениях поэта тех самых

особых героев, находящихся “на самом краю пропасти, на краю обрыва”, “в

момент риска, когда у них что-то сломалось, надорвалось”.

Сейчас, в эпоху сниженных нравственных устоев, выражнния литературного языка

аргоническими, жаргонными единиками, молодежи в первую очередь привликает

блатная лексика, грубость, ругательства в литературе и музыкальном творчестве.

Но резко кто из них задумывается о причинах обраращения автора и столь низким

методами изобразительности и выразительности. В своем реферате как раз и

расматривается скрытая , завуалированная проблема поиска душевной свободы,

выбора смысла жизни в «блатных» песнях Высоцкого, объясняется, с какой целью

автор обращается к особой форме выражения мысли, чувства, проблем времени,

человеческах отношений.

Пояснительная Записка.

Я не люблю себя, когда я трушу,

И не терплю когда невинных бьют.

Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более когда в неё плюют.

Если попытаться определить место Высоцкого в истории нашей культуры одним словом, то самым точным, на мой взгляд, будет: олицетворенная совесть народа . Поэтому и любимец народа, поэтому и массовое паломничество к его могиле на Ваганьковском вот уже сколько лет, поэтому и нескончаемое море цветов у его памятника, поэтому и нарасхват любые напоминания о нём - книги, буклеты, кассеты, пластинки. При жизни он не стал ни народным, ни заслуженным, ни лауреатом. Официальных наград и званий удостоен не был. Но поистине народным стал. Его талант, его творчество и явились тем самым нерукотворным памятником.

Я впервые услышал голос Высоцкого, по радио, насколько помню, в 99году. Песня называлаль Баллада о любви. Услышал - удивился. Сначало голосу: да разве с таким голосом можно петь? А потом тому, что он пел. Странному, завораживающему сплаву мелодий и рифм: ярких, необычных, дотоле неслыханных. Неожиданные насмешки там, где вроде бы положено ужаснуться. Наконец - страшно сказать! - дерзости довольно ясного намёка на дубовость нашей официальной “чёрно - белой” пропаганды тех лет. “Из заморского из лесу, где и вовсе сущий ад, где такие злые бесы чуть друг друга не едят. Что б творить им совместное зло потом, поделиться приехали опытом. Страшно, аж жуть!”

За такой намёк автору непоздоровилось бы от ревнителей старорежимных порядков! В те годы, когда публично костерили “вышедших за рамки” поэтов и художников, подобные строки вновь начинали становиться “чреваты последствиями”, и требовалось известное гражданское мужество, что б произвести такое в открытую.

Чуть позднее, опять - так и, я научился отличать эти песни от других. И не уставал поражаться: вот бы никогда не подумал, что можно тянуть согласные “л-л-л” или “р-р-р” совершенно так же,как гласные “о-о-о” или “а-а-а”. А ведь от этого неожиданным образом меняется вся поэтика и, если можно так сказать, мелодика песни - так, что она западает в душу раз и навсегда.

Я даже не заметил, как эти песни вошли в мою жизнь и находят отзывы в душе, к ним хочется обращаться вновь и вновь. Поистине они оказались теми песнями, которые строить и жить помогают, в трудные минуты давая утешение и вызывая катарсис. И всегда такое впечатление - словно плечо друга. Наверное, это и есть подлинное искусство.

Высоцкий громко заговорил о том,о чем мы боялись даже задуматьсяю.Произносит вслух наши потаенные мысли! Оказывается,у нас одинаковое видение о жизни.И так как его с восторгом слушает,понимает и принимает для себя подавляющее большинство людей, значит, наши и его мысли - никакая-то заумь, далёкая от жизни, не нарочитый негативизм, а частица подлинного общественного мнения.

Сейчас, на этом Этапе моей жизни, я остановился на проблеме свободы выбора, речевой характеристике песен Высоцкого. В своем реферате я постарался грамотно изложить особенности творческой манеры и ритмики стиха В. Высоцкого. Подробно попытаться изложить тематику поиска душевной свободы, выбора смысла жизни в «блатных» песнях Высоцкого. Этим я пытаюсь доказать особый лиризм, грубоватую мелодичность и завуалированность тонкой человеческой души автора. Он умел глубоко прочувствовать и выразить в особой форме мысли, эмоции, проблемы времени, человеческих отношений.

Голос Высоцкого призывал остановиться, задуматься, измениться. Он обличал пороки нашего деморализованного общества без нравоучений, без покровительственных ноток. Ему чужда была проза. Смыслом являлась борьба за возвращение обсалютного: чести, совести, достоинства. ( Вспоминаются его слова:”Досадно мне, что слово “честь” забыто...”?) Он умел болеть общим горем, умел нащупать и указать болевые точки общества. А это, куда важнее, чем даже многие художественные открытия!

Высоцкий - типичный “шестидесятник”. Таким странным словом мы именуем людей, в мировоззрении которых под впечатлением разоблачений беззакония, преступлений периода культа личности произошёл переворот, определивший их видение жизни на десятилетия вперёд,вплоть до нынешних времён.

Их мировоззрение с особой яркостью проявилось в 60-е годы - отсюда и название.Таким же типичным “шестидесятниками” были так же Евтушенко,Вознесенский,Ахмадулина.Они сразу заявили о себе.Сразу стали заметны.

О Высоцком можно говорить бесконечно. Он на столько интересен, что полная книга о нём насчитывала бы не одну тысячу страниц, но я бы хотел закончить словами Бестужева - Лады :”Высоцкий с нами, живёт в нас все эти годы, он никого из нас не покидал.”

1. “БЛАТНЫЕ ПЕСНИ”. ИСТОКИ ЭВОЛЮЦИИ.

Совершенно очевидно, что свобода для Высоцкого не была простой умозрительно-поэтической ценностью, отличавшей его творчество от многих, более удачливых, на первый взгляд, современников-поэтов и обеспечивающей ему рядом с ними такое прочное положение аутсайдера. Стремление к свободе было сущностью его натуры, подтвержденной как образом жизни Высоцкого-человека, так и, – а это неразделимо, – жизнью Высоцкого-поэта. “Не пущенный” в официальный литературный процесс 60-70-х годов, он тем не менее участвовал в нем, но развивался как поэт абсолютно свободно, не то чтобы без равнения, но – без самой приблизительной оглядки на вкусы и запросы издателей, без оглядки на тех, от кого оказывались зависимы многие другие авторы. Отсюда – совершенно естественная и органичная эволюция его таланта, уверенный и быстрый рост “изнутри самого себя”.

При этом не следует, однако, забывать, что Высоцкий был накрепко связан со своей эпохой, был вписан в ее проблемы и стиль жизни, реакцией на которые и стало самое стремление к свободе. Оно уже с самого начала выразилось в выборе социально-поэтической субстанции, в которую пустил корни талант Высоцкого и которая во мнении “приличной” публики и в официально-идеологическом представлении твердо удерживает репутацию “неприличной” и “антиобщественной”. Говоря о важнейшей для всего творчества поэта теме свободы, естественно, нельзя избегать проблем, связанных с “блатной” песней. Более того, на них следует задержаться особо и основательно, во-первых, потому что Высоцкий, если воспользоваться словом В.Шкловского, “канонизировал” этот фольклорный жанр, введя его в литературу, во-вторых, потому, что это не могло не сказаться на всем творчестве и на восприятии его слушателями и читателями. Песенная “блатата” Высоцкого сродни “хулиганству” Есенина, ресторанной цыганщине Блока, порочной богемности Бодлера, гусарскому “буянству” Давыдова и кабацкой вольности И. Баркова. И, пожалуй, в не меньшей, если не в большей степени, чем у названных поэтов, этот “грех молодости” наложил отпечаток на все творчество, включающее наряду с “блатной” темой, военную, историческую, спортивную, морскую, сказочную и другие. Все они в той или иной мере проявляют склонность к ассимиляции образности, выработанной в “блатной” песне, проблематика которой имела для них сюжетообразующее значение и как художественная доминанта выражала концепцию действительности.

Исследователи уже задавались вопросом, почему ранее (до 1964 года включительно) творчество Высоцкого теснейшим образом связано именно с “блатной” песней. Проще всего, как это делает Т.Баранова[1], утверждать, что поэт тем самым шел против бытовавшей моды, создавая при этом собственный ее вариант. Или, наоборот, считать, что “блатными” песнями Высоцкий сознательно боролся с популярной тюремной романтикой, точным педагогическим приемом воздействуя на несознательную часть молодежи[2]. Обе позиции при всем их различии едины в том, что учитывают только субъективные причины, субъективное авторское начало (хитроумный расчет на дешевую популярность или же благородное стремление “тонкого психолога”-воспитателя).

Даже вполне правомерный вопрос о причинах обращения поэта к традициям блатной песни может показаться некорректным, допускающим множество противоречащих друг другу “каверзных ответов”, если не помнить, что искусство (при всей его относительной самостоятельности) все же подчинено объективной, конкретно-исторической, реальной действительности, а не только субъективным установкам автора. Порочность методологии Т.Барановой (а в равной степени и ее предтечи С.Куняева[3]) заключается в игнорировании очевидного: моду на определенный тип изображения никто, ни один художник не может выдумать “из головы”, пусть самой гениальной. Ведь даже если мы воспользуемся совершенно неуместным в данном случае словом “мода”, все равно придется признать, что для моды, явления прежде всего социального, необходимы вполне определенные общественный условия, именно эту моду порождающие и принимающие. Высоцкий не мог просто “придумать” блатную тему в поэзии и тем более не смог бы ее успешно использовать, если бы сама блатная тематика не отвечала потребностям его современников, не опиралась на объективные законы жизни и ее обстоятельства. И дело отнюдь не в низком – якобы – вкусе его первых ценителей.

 

2. “ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ ПОЕТ БЛАТНЫЕ ПЕСНИ...”

Сама действительность тех лет, когда Высоцкий формировался как человек и художник, подсказывала ему многие мотивы, темы и сюжеты из блатной сферы Как и многие его современники, он в какой-то момент должен был ощутить насколько весь уклад страны и образ жизни ее населения пропитались духом исправительно-трудового учреждения. Сталинские репрессии охватили все слои общества, и любой гражданин мог почувствовать себя в положении зэка, до поры до времени находящегося на воле. В этих условиях профессиональный фольклор преступников органично становился разновидностью общенационального фольклора, а блатная песня оставалась едва ли не последним живым его жанром. Ей, в отличие от каких-нибудь подблюдных или хороводных песен, не нужна реанимация – она до сих пор вызывает в нас живой отклик, болью напоминая о том, где мы, кто мы...

В конце 50-х – начале 60-х гг. лагерная тема вошла в советскую литературу вместе с именами А. Солженицина, А. Галича, А. Жигулина, В. Шаламова и др. Тогда же Е. Евтушенко не без удивления заметил, что “ителлигенция поет блатные песни”. Это казалось противоестественным, парадоксом, но проявляло отношения весьма значимые и закономерные. Интеллигенция начала 60-х годов сочувственно прониклась образами и мотивами из фольклора социально вроде бы чуждых элементов: возможная и так массово реализованная общность исторического этапа преодолевала социальную чуждость.

Высоцкий относился к тем, кто “пел блатные песни”. Именно пел, а не только пародировал с “педагогической” целью. В его блестящем исполнении известен ряд блатных песен – “Таганка”, “Течет реченька да по песочечку...”, “На Колыме, где север и тайга кругом...”, “Летит паровоз по долинам, по взгорьям”, – эти и другие песни исполнялись им проникновенно и чутко, артистически точно и, если не всегда всерьез, то с любовью и сочувствием. Высоцкого привлекала сущностная значимость этих песен, они оказывались созвучными его авторскому восприятию мира.

Блатная песня рассказывала о той (и весьма значимой) социальной сфере жизни, правда о которой в течение десятилетий ханжески умалчивалась или преступно искажалась официальной пропагандой. “Окруженный немотою, застенок желал оставаться и всевластным и несуществующим зараз: он не хотел допустить, чтобы чье бы то ни было слово вызывало его из всемогущего небытия; он был рядом, рукой подать, а в то же время его как бы и не было...”[4]. Блатная песня не только прорывала немоту застенка, но и одним только своим существованием напоминала людям, что рядом с репрессивно упорядочивающим и упорядоченным государством, “есть многодонная жизнь вне закона” (О. Мандельштам). И в этой жизни человек может, даже должен поступать так, как ему покажется нужным, волен принимать самые ответственные решения, не только избегая давления всевозможных “организаций, инстанций и лиц”, но и просто вопреки ему. Это было самой сильной, привлекательной (и для Высоцкого) стороной блатных песен.

И Высоцкий не был одинок в подобном отношении к ним, а наиболее близок ему А.Галич, во многом предвосхитивший его, ставший учителем наряду с Б.Окуджавой. Галич и Высоцкий острее многих других почувствовали и выразили одну из серьезнейших социально-политических и этических проблем нашего общества: проблему свободы и ее многообразных ограничений.

Лагерная тема у Галича разрабатывается предельно жестко – достаточно вспомнить “Белую вошь” или историю, приключившуюся с К.П. Коломийцевым, который стал добиваться почетного звания для своего цеха, производящего колючую проволоку:

Мы же в счет восьмидесятого года

Выдаем свою продукцию людям...

Мы ж работаем на весь наш соцлагерь,

Мы ж продукцию даем на “отлично”!

Подобная же соотнесенность соцлагеря с концлагерем .возникает и в другом стихотворении (“Моя предполагамая речь на предполагаемом съезде историков социалистических стран...”):



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Валентина Лаврова Ключи к тайнам жизни

    Документ
    Материалом для написания этой книги послужили мои контакты с потусторонним миром, то бишь параллельным. Вот уже несколько лет я на подключке. Не знаю за какие заслуги выбрана, за какие отличия награждена, за какие приметы выделена,
  2. И. А. Флиге Составители: О. Н. Ансберг, А. Д. Марголис Интервью: Т. Ф. Косинова, Т. Ю. Шманкевич, О. Н. Ансберг Научный редактор: Т. Б. Притыкина Под общей редакцией А. Д. Марголиса Общественно-политическая жизнь Ленинграда в годы «перестройки»

    Интервью
    В сборнике впервые сделана попытка с максимальной полнотой описать общественно-политические процессы в Ленинграде (С.-Петербурге) в период «перестройки» (от избрания М.
  3. Тем, кто когда-то слушал «Арию» и «Мастера»

    Документ
    Казалось бы, автор этой книги совершенно не нуждается в пред­ставлении, а уж тем более для тех, кто целенаправленно взял ее в ру­ки. Однако задумайтесь,
  4. Русская доктрина андрей Кобяков Виталий Аверьянов Владимир Кучеренко (Максим Калашников) и другие. Оглавление введение

    Документ
    ВВЕДЕНИЕЗАЧЕМ МЫ СОЗДАЕМ ДОКТРИНУВ ЧЕМ НАШ ШАНС?ОБРЕСТИ СЕБЯЛОЖНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬСТЯГИВАНИЕ СМЫСЛОКРАТИИНЕ ДАТЬ “ЗАКРЫТЬ ЛАВОЧКУ”СЕТЕВАЯ СВЯТАЯ РУСЬЧАСТЬ I.
  5. Налимов В. В. Канатоходец. М.: Издат. Группа "Прогресс", 1994. 456 с.: ил., портр

    Документ
    Мои воспоминания написаны как летопись века. Летопись, преломленная через лично пережитое. Поэтому здесь отдельным, частным событиям уделено много внимания, а крупные затрагиваются лишь в той степени, в какой они касались лично осмысленного.

Другие похожие документы..