Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Відповідно до Положення про організацію навчального процесу, навчального плану та освітньо-професійної програми підготовки спеціалістів на технологіч...полностью>>
'Документ'
Школьный возраст, как и все возрасты, открывается критическим, или переломным, периодом, который был описан в литературе раньше остальных как кризис ...полностью>>
'Документ'
Победа. Память. Патриотизм. (11 июня, совместная экспедиция редакции газеты «Рэспубліка” и ЗАО “ Второй национальный канал”, “Освобождение: Победа. П...полностью>>
'Пояснительная записка'
Данный курс поддерживает и дополняет основной предмет, который изучается на базовом уровне по учебнику Грекова В.Ф., Крючкова С.Е., Чешко Л.А. « Русс...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Федеральное агентство но образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Калмыцкий государственный университет»

Есенова Т. С.

РУССКИЙ ЯЗЫК            В КАЛМЫКИИ:

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПОРТРЕТЫ И                     ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЕ ТИПАЖИ

Элиста 2007

УДК 808.2 (470.47) ББКШ 141.2 (2 Рус. Калм Е823

Рецензенты:

Доктор филологических наук, проф.

Института языкознания РАН

Пюрбеев Г. Ц.;

Доктор филологических наук, проф.

Волгоградского государственного

педагогического университета

Карасик В. И.

Есенова Т. С.

Е 823 Русский язык в Калмыкии: социокультурные порт­реты и лингвокультурные типажи: Монография -Элиста: Калм. гос. ун-т, 2007. - 192 с.

В монографии описаны портреты языковых личностей выдающихся деятелей истории, науки, просвещения, культуры Калмы­кии, представляющих собой значимый социокультурный слой, на который ориентировано общественное сознание. Основой для ис­следования портретов языковых личностей, а также лингвокультурных типажей, обобщенных образов людей, чье поведение и цен­ностные ориентации являются индикаторами этнического и соци­ального своеобразия общества, послужил язык.

Для преподавателей, аспирантов, студентов, широкого круга читателей.

©Есенова Т.С., 2007

К^ 978-5-94587-224-0

Оглавление

Введение 5

Глава 1. Портретирование как метод

социолингвистического исследования 6

1.2. Портреты языковых личностей

общественных деятелей, писателей,
журналистов, ученых, педагогов 9

  1. Государственный деятель, писатель Амур-Санан А.М 9

  2. Военный корреспондент Инджиев Л.О 23

  3. Поэтесса Сангаджиева Б.Б 36

  4. Народный поэт, общественный деятель Кугультинов Д.Н 47

  1. Портрет личности народного поэта Калмыкии Кугультинова Д.Н 47

  2. Картина мира калмыков в поэзии Кугультинова Д. Н 53

  3. Человек в поэзии Кугультинова Д.Н. 56

  4. Время в поэтической картине мира Кугультинова Д.Н 57

  5. Пространство в поэтической картине мира Кугультинова Д.Н 66

  6. Концепт «родина» в поэтическом мире Кугультинова Д.Н 74

1.2.5. Поэт Кукарека Г.Г. 79

  1. Академик Эрдниев П.М 87

  2. Ученый-педагог МукаеваО.Д 97

  3. Журналист Илишкин Н.У. 103

3

Глава 2. Лингвокультурные типажи Ю7

2.1. Лингвокультурный типаж

как разновидность концепта 107

  1. Интеллигент \т,2

  2. Животновод 142

  3. Учитель 150

  4. Журналист ]58

  5. Подросток ]б5

Заключение 174

Список использованных источников ]76

Словари 183

Введение

Русский язык в современном мире приобретает все возрастающее значение. Это язык великой русской культуры, страны, занимающей важное геополитическое положение, определяющей ход мировой истории. Будучи государственным языком Российской Федерации, русский язык формирует характерные черты личности, менталитет, мировоззрение, гражданскую и общественную позиции, творческие и интеллекту­альные способности человека. Поэтому одним из объектив­ных способов изучения социолингвистической ситуации яв­ляется портретирование языковой личности. Путем исследо­вания портретов языковых личностей, представляющих оп­ределенный социокультурный слой, изучаются языковые черты той эпохи и среды, которые представляет портретируемый.

В настоящей монографии исследуется русский язык в Калмыкии с использованием социолингвистических приемов. В первой главе книги анализируются портреты языковых личностей выдающихся деятелей калмыцкой истории, науки, просвещения, культуры, в своей деятельности и языке отра­зивших характерные черты времени и общественной среды.

Если в ходе портретирования создается портрет конкрет­ной языковой личности, то моделирование лингвокультурных типажей предполагает создание обобщенных образов людей, чье поведение и чьи ценностные ориентации определенным образом влияют на культуру в целом и служат индикаторами этнического и социального своеобразия общества. Описанию лингвокультурных типажей посвящена Глава II настоящей монографии. В качестве доминант современного калмыцкого общества выделены и описаны лингвокультурные типажи «интеллигент», «учитель», «животновод», «журналист», «подросток». Рассматриваются понятийная, ценностная, образная составляющие соответствующих концептов на разнообразном языковом материале (словари, анкеты, тексты).

4

5

Глава 1.

Портретирование как метод

социолингвистического исследования*

Среди приемов социолингвистического исследования определенное место занимает метод портретирования, который был заимствован из диалектологии. Он направлен на описа­ние социально-речевого портрета личности, представляющей определенный общественный слой. Впервые в отечественном языкознании попытка описания фрагмента языка примени­тельно к городу и общественному слою была предпринята известными лингвистами Б.А. Лариным (К лингвистической характеристике города) и Е.Д. Поливановым (Фонетика ин­теллигентского языка).

В отечественной лингвистике первым опытом создания лингвистического портрета отдельного человека явилась ра­бота М.В. Панова, выполненная в 60-ые годы XX в. (Панов 1990). Им были созданы фрагменты лингвистического портрета - фонетические портреты видных политиков, писателей, ученых XVIII - XX вв. При этом выбор личности для созда­ния фонетического портрета обосновывается социальными и социокультурными факторами: принадлежность портретиру­емого к тому или иному поколению, социальному слою, сле­дование в речи определенной культурной традиции (театраль­ной, поэтической, бытовой), наличие локальных речевых осо­бенностей. Несмотря на то что портреты индивидуальны, т.к. описывается манера произношения отдельного человека, их социальная ценность очевидна: каждый из портретов отра­жает особенности речи определенной общественной группы. В последующем появились работы, в которых исследовались портреты современного человека (Винокур 1989), говорящего

* Работа выполнена в рамках гранта РГНФ (проект № 07-04-36402 а/Ю)

(Ерофеева 1990), ребенка (Земская 1990), современного русского интеллигента (Крысин 2001), представителей Рус­ского Зарубежья (Земская 2001), произносительная манера А.А. Реформатского (Пауфошима 1989), русский речевой пор­трет (Китайгородская, Розанова 1995) и т.д.

Определенный этап в развитии данного направления зна­менует работа Ю.Н. Караулова «Русский язык и языковая личность». Под языковой личностью автор понимает «сово­купность способностей и характеристик человека, обуслов­ливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются а) степенью струкгурно-языковой сложности; б) глубиной и точностью отражения дей­ствительности; в) определенной целевой направленностью (Караулов 1987: 3). Ю.Н. Караулов предложил трехуровне­вую модель описания языковой личности, включающую а) анализ семантико-строевого уровня организации личности; б) реконструкцию языковой модели мира или тезауруса дан­ной личности; в) выявление ее жизненных или ситуативных доминант, установок, мотивов, находящих отражение в про­цессах порождения текстов и их содержании, а также в осо­бенностях восприятия чужих текстов. В дальнейшем в целом ряде работ изучались характерные черты языковых личнос­тей (см.: Богин 1984; Кормилицына 1996; Парсамова 2004; Сиротинина 1998 и др.).

В.П. Нерознак рассматривает языковую личность в тер­минах лингвистической персонологии и выделяет два основ­ных типа: стандартную языковую личность, отражающую усредненную литературную норму языка, и нестандартную языковую личность, отклоняющуюся от установленных язы­ковых образцов, склонную к использованию ненормирован­ной и не включаемой в тексты культуры лексики (Нерознак 1996: 116).

В.И. Карасик предпочитает термин «лингвокультурный типаж», понимая под ним обобщенные образы личностей, чье поведение и чьи ценностные ориентации оказывают опреде­ленное влияние на лингвокультуру в целом и служат индика­торами этнического и социального своеобразия общества (Аксиологическая лингвистика 2005). В.И. Карасик рассматривает

6

7

лингвокультурный типаж как разновидность кон­цепта.

Данные и многие другие работы, выполненные в раз­ных терминах, с разной полнотой, написаны с одной целью - понять человека, исследовать его через язык и коммуника­тивное поведение. В настоящей книге исследуются портреты языковых личностей выдающихся деятелей Калмыкии: по­литиков, общественных деятелей, писателей, ученых, педа­гогов. Выбор объекта обоснован тем местом, которое занима­ет портретируемый в истории и культуре нашей республики, и тем, что они представляют собой определенный обществен­ный слой. Они внесли заметный вклад в развитие республи­ки, культуры и науки своего народа, на них ориентировано общественное сознание. Обобщенные образы людей, пред­ставляющих собой значимый, на наш взгляд, слой современ­ного калмыцкого общества, исследуются в главе «Лингвокультурные типажи».

Отметим, что литературное творчество калмыцких пи­сателей и поэтов изучается в литературоведении (История кал­мыцкой литературы 1980; Джамбинова 1988; Балакаев, Оглаев 1988 и др.), вклад общественных деятелей в государствен­ное строительство анализируется в трудах историков (Убушаев 1988 и др.), достижения деятелей науки и образования Калмыкии рассматриваются в научных изданиях, обсужда­ются на научно-практических конференциях (см.: Учитель учителей. Элиста, 2006; В науку выстраданный путь. Элис­та, 2005 и др.). В 2006 г. известный публицист и литературо­вед В.З. Церенов опубликовал монографию «Нить созвучий», в которую вошли портреты калмыцких писателей, судьбы многих из которых в советские годы сложились трагически. Достоинство книги в том, что в ее основу положены архи­вные материалы, рассказывающие о «подлинной судьбе из­вестных калмыцких писателей С. Каляева, X. Сян-Белгина, К. Эрендженова, переживших ад лагерей ГУЛАГ'а» (Цере­нов 2006: 4). Необходимо отметить, что жанровая доминанта литературного портрета основана на специфике создания об­раза портретируемого. Не случайно поэтому логику развертывания образа в жанровой структуре литературного

портре­та называют ассоциативной, а сам образ героя - мыслеобразом. Установка на подлинность, достоверность и документаль­ность образа портретируемого как жанрообразующие призна­ки соотносятся с недостоверностью, присущей литературно­му портрету как жанру. Кроме того, жанрообразующую фун­кцию литературного портрета выполняют отбор материала и его структурирование. Свободная композиция, некоторая не­завершенность, пунктирность и калейдоскопичность, нали­чие лирических отступлений, ассоциативная логика построения, фрагментарность как композиционный принцип способствуют раскрытию авторской оценки образа, образова­нию аксиологической системы литературного портрета.

Положенные в основу настоящего исследования приемы социолингвистического анализа текстов позволяют создать портрет языковой личности, т.к. в тексте предстает многогран­ная личность, все ее составляющие: менталитет, мировоззре­ние, общественно-политические взгляды, уровень культуры и др. Подобные исследования, рисующие портреты языковых личностей конкретных людей, а также характерные черты лингвокультурных типажей, ярких представителей опреде­ленного общественного слоя, создают объективное представ­ление о реальной социолингвистической ситуации в регионе в определенное время.

1.2. Портреты языковых личностей общественных деятелей, писателей, журналистов, ученых, педагогов

1.2.1. Государственный деятель,    писатель Амур-Санан А.М.

85-летие провозглашения автономии Калмыкии и 70-ле­тие образования Калмыцкой автономной республики застав­ляют нас еще раз обратиться к личностям, внесшим большой вклад в образование и становление нашей республики. Сре­ди калмыцких общественных деятелей видное место занима­ет Антон Мудренович Амур-Санан. А.М. Амур-Санан был

8

9

разносторонней личностью. Мы знаем его как революционе­ра, общественного и государственного деятеля, писателя, пуб­лициста. Он был знаком со многими знаковыми фигурами эпохи: В.И. Лениным, М. Горьким, СМ. Кировым, О.И. Городовиковым, Д. Бедным, Н.И. Бухариным и др., которые, несомненно, повлияли на формирование его общественных взглядов, художественного вкуса, мировоззрения. Жизнь этого общественного деятеля одновременно и захватывающа, и тра­гична. Выходец из самых низов калмыцкого дореволюцион­ного общества, благодаря личностным качествам, А.М. Амур-Санан сумел стать выразителем нужд и чаяний степняков, он занимал самые высокие посты в нарождавшейся государствен­ной структуре и пал от системы, установлению которой спо­собствовал всеми силами. Сын кочевника, носитель калмыц­кой этнокультуры, он сумел овладеть системой и средствами другой культуры - русской, которая стала играть доминиру­ющую роль в его общественной, художественной жизни.

Личности А.М. Амур-Санана посвящена довольно об­ширная литература, в которой дается оценка его обществен­ной и государственной деятельности (Команджаев 1988; Убушаев 1988; Наберухин 1969 и др.), раскрывается вклад в ста­новление и развитие калмыцкой литературы (Джамбинова 1988; Поляков 1970; Романенко 1963; Балакаев, Оглаев 1988; Кабаченко 1967 и др.), написаны воспоминания его жены (Гаврилова 1988а), соратников (Гаврилова 19886; Майоров 1970 и др.), дополняющие портрет А.М. Амур-Санана важ­нейшими деталями. Мы попытаемся создать портрет языко­вой личности этого выдающегося деятеля калмыцкой исто­рии методами социолингвистики на основе анализа художе­ственных и публицистических текстов (роман-хроника «Мудрешкин сын», повесть «В степи», газетные публикации). В данном случае образ автора и образ героя произведения со­впадают, что повышает достоверность исследования.

История романа-хроники «Мудрешкин сын» заниматель­на. А.М. Амур-Санан хотел рассказать о положении своего многострадального народа широкой общественности, на при­мере одного из самых униженных народов он хотел показать,

какие перспективы открываются в связи с установлением новой власти. Вначале он пробовал диктовать свои воспоми­нания жене К.В. Гавриловой, но остался недоволен результа­том, т.к. в тексте не передавалась калмыцкая специфика. В 1922 г., находясь на лечении в Крыму, А.М. Амур-Санан зна­комится с писателем А. Сакмадовым (псевдоним - А. Хирьяков). Творческое сотрудничество с профессиональным лите­ратором увенчалось успехом: в 1924 г. была опубликована книга А. Хирьякова под названием «Человек, которого зовут Антон». В предисловии А. Хирьяков отмечал незаурядность личности героя произведения, писал, что его биография мо­жет представить большой интерес не только для соотечествен­ников, но и для русского и европейского читателя (Хирьяков 1924: 45). В 1925 г. А.М. Амур-Санан опубликовал под своим именем роман-хронику «Мудрешкин сын», переработав и дополнив вариант А. Хирьякова. С 1925 по 1935 г. этот ро­ман был опубликован 7 раз. В предисловии к первому изда­нию Ф.Ф. Раскольников писал: «Книга Амур-Санана имеет двойной интерес. С одной стороны, она в художественной, легко читаемой форме воспроизводит быт, нравы и психоло­гию еще не вышедшего из патриархально-феодального быта калмыцкого народа. Автор показывает, какие коренные изме­нения внесла революция в патриархальную жизнь этого ма­лоизученного народа, какие глубокие процессы она породила в его среде, какие изменения создала в его экономике и быто­вом укладе, какие огромные потенциальные силы извлекла из недр этой массы для приобщения к общесоветскому делу строительства рабоче-крестьянского государства. С другой стороны, книга А.М. Амур-Санана как автобиографический документ шаг за шагом обрисовывает процесс политическо­го развития в сторону коммунизма одного из представителей социальных низов калмыцкого народа» (Амур-Санан 1925: 5). Сам автор в предисловии отмечал: «Хотелось в последние недели или месяцы моей жизни сделать что-то, что могло бы бросить немного света на темную и безотрадную жизнь на­рода, сыном которого являюсь я» (Амур-Санан 1925: 8).

Этот роман принес литературное признание А.М. Амур-Санану. Он был хорошо встречен критиками, многократно

10

11

переиздавался и переводился на другие языки. Произведение Л.М. Амур-Санана высоко оценил М. Горький: «Вашу книгу я знаю, читал. Это очень хорошая книга, и я рад, что она выходит уже пятым изданием, значит, ее ценят тысячи лю­дей» (Кабаченко 1967: 115). Такая высокая оценка творчеству Л.М. Амур-Санана была дана не случайно. Нарождавшийся новый строй нуждался в своих идеалах, героях, прототипах. В главном персонаже романа читались типичные черты но­вых людей, осознанно пришедших к убеждению о необходи­мости коренной перемены традиционной жизни патриархаль­ного общества, связывавших перспективы дальнейшего раз­вития своего народа с социализмом.

На наш взгляд, А.М. Амур-Санан является ярко выра­женной калмыцкой языковой личностью. Формирование язы­ковой личности будущего писателя, общественного деятеля происходило на базе родного языка. Однако сознательный период жизни А.М. Амур-Санана, с которым связана поли­тическая, общественная, творческая деятельность, проходи­ла через посредничество русского языка. По отношению дан­ной личности к языку ее можно отнести к билингвам, исполь­зующим чужой язык в естественном общении, как в устной, так и письменной форме, способным к языковому творчеству, предпочитающим стандартные средства общения. В анали­зируемых художественных текстах существуют отдельные сигналы недостаточного владения автором стилистической системой русского языка: использование некоторых оценоч­ных средств в немаркированной ситуации, не намеренно, с целью стилизации, а непреднамеренно.

Хотя художественные тексты, положенные в основу на­шего анализа, написаны на русском языке, однако автор этих текстов по духовному складу, образу мысли, менталитету при­надлежит к калмыкам. Об этом можно судить по целому ряду фактов. Самым важным среди них является то, что свое ху­дожественное творчество писатель посвятил калмыцкому народу. Только истинный знаток традиционной жизни кал­мыков мог создать достоверную картину народной жизни на­чала XX в. Историки Калмыкии в своих научных трудах высоко оценили достоверность

изображения писателем калмыц­кого общества рубежа XIX и XX вв. В своих произведениях Л.М. Амур-Санан описывает разные стороны жизни калмы­ков: обычаи (например, прогонять скот и проходить между кострами для очищения), традиции (например, ставить чер­ную бедняцкую кибитку позади белых кибиток старших в роду, почитать мужа, старших родственников), обряды (сва­дебные церемонии у жениха и невесты). Ценность его произведения заключается в правдивости изображения положения женщин, бедняков: «богатые родичи могли постоянно, без всякого повода и основания бить отца, мать и меня, а их жены могли оскорблять маленьких сестер»; «в разные моменты жизни бедняк должен был наварить араки и пригласить всех старейших»; образов состоятельных калмыков, поведения ду­ховенства («необходимо было терпеть и издевательство со стороны духовенства и всячески стараться умилостивить его представителей»), семейных и родовых отношений и т.п. С пронизывающей правдивостью нарисованы им образы жен­щин-калмычек: матери, бабушки, сестры, жизненной учас­тью которых было служение мужчинам и детям. А.М. Амур-Санан рисует картину безрадостной жизни калмыцкой бед­ноты: «Положение калмыков поистине крайне печальное. Прикрываясь в летний зной и зимнюю стужу грязными ов­чинами, обсыпанные паразитами, не имея продуктов, лишен­ные единственного их достояния - скота, калмыки стоят пе­ред лицом физического исчезновения» (Амур-Санан 1987: 207).

Автор использует прием иронии для изображения поро­ков калмыцкого общества и носителей негативных черт: «У большинства из лих под наглухо застегнутым на все пугови­цы френчем сохранился в девственной чистоте первородный грех отцов - склонность к присваиванию чужого добра...Ес­ли воровали, то воровали крупно, пренебрегая жизнью ты­сяч голодных и умирающих людей, и беззастенчиво присваи­вали десятки тысяч рублей народного достояния. Если под­халимствовали, то гнулись до самой земли» (Амур-Санан 1987: 228). Отметим, что акценты при описании автор делает

12

13

совершенно определенные: он осуждает родовые предрассуд­ки {«сколько дурных чувств рождает родовой быт»), при­зывает покончить с бедностью, бесправием. Сословные предрассудки, пережитки родовизма - вот то, что, по мне­нию писателя, в первую очередь мешало калмыкам улучшить жизнь. Для писателя новая жизнь, которую А.М. Амур-Санан воспринял горячо и утверждал своими делами и поступка­ми, кажется единственным выходом для калмыцкой бедноты.

В романе-хронике «Мудрешкин сын» автор рисует при­меты новой жизни, обнаруживая при этом яркий художествен­ный талант. Символом нарождающейся неизвестной, но, по убеждению автора, счастливой жизни являются аэроплан, нарушивший вековое молчание степи, и отголоски снарядов, которые разрываются где-то далеко, но неумолимо прибли­жаются. Автор показывает, что стремительное вовлечение калмыков в новую жизнь приводит к забвению старинных традиций: «А степь хотя и жила своей особой, кочевой и монотонной жизнью, но уж не была прежней степью. По­качнулось в ней что-то с первых дней Октября, покачнулось и не стало на свое прежнее, спокойное место. Исчезло в ней прежнее почитание стариков, рушились законы «хадм». Молодая берь (невестка) однажды перешла дорогу важно шествовавшему Лиджи Тегу сову. Случай скандальный, небы­валый в степи. В прежние времена такое событие послужи­ло бы темой для разговоров. О нем говорили бы во всех айма­ках, вспоминали бы годами. Но теперь на степь надвинулись события более важные...» (Амур-Санан 1966: 357).

Амур-Санан А.М. принимал непосредственное участие в преобразовании культуры, быта, традиций. Так, по его инициативе был введен новый женский костюм. Он считал его символом новой жизни: «....они (девушки-калмычки) пе­реоделись в новые костюмы. А старые камзолы были сложе­ны перед домом съезда и при дружном пении «Интернацио­нала» сожжены...самый факт сожжения оказывай глубо­кое воздействие на умы юных и старых калмычек. Он как бы закреплял огнегорящим делом уничтожение вредного костю­ма и с ним всех вековых предрассудков, причинявших большие

несчастья нашему народу» (Амур-Санан 1966:213). А.М. Амур-Санан, как непосредственный участник грандиозных событий начала XX в., в силу своих убеждений искренне при­ветствует новую жизнь и утверждает ее в калмыцких хотонах. В результате анализа идеологической составляющей текстов можно заключить, что по своим убеждениям автор произведений - ленинец, большевик, активный сторонник преобразования вековых традиций кочевников. Его кредо -приобщение жителей патриархальной окраины к новой счас­тливой жизни, знания о которой были еще нечеткими. Он счи­тал, что в преодолении пережитков родовизма, сословных предрассудков лежит путь к новой жизни. В это искренне ве­рил автор романа.

Ярким средством выражения национально-регионально­го компонента произведения А.М. Амур-Санана является кал­мыцкая лексика, за которой стоит своеобразный мир степня­ков. В русский художественный текст писатель включил более 50 калмыцких слов, которые передают атмосферу тра­диционной жизни калмыков: шюр, гал таене, будан, чиган, арака, домбра, учкур, унюн, зурхаче, худ кевюн, гичин-залус и т.д. Калмыцкие названия небесных светил и комментарий автора к ним вводят читателя в мир знаний калмыков об уст­ройстве Вселенной. В текст включены сказка о бюрю-бюшкюре, пословицы, поговорки на калмыцком языке (нойн лоха хойр адлэ) и в переводе на русский язык {умершего не вер­нуть, живого береги), которые знакомят читателя с особен­ностями духовного мира калмыков.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Издательская деятельность

    Документ
    Джангар. Малодербетовская версия – сводный текст, перевод, вступительная статья, комментарии, словарь А.Ш. Кичикова. 17 п.л. 1 экз. Элиста: КалмГУ, 1 – 272 с.

Другие похожие документы..