Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
г. "__" 20 г. Гражданин Украины (фамилия, имя, отчество) и гражданка Украины , (фамилия, имя, отчество) именуемые далее "Супруги",...полностью>>
'Научно-методический журнал'
Телефон: 4-77-38 Факс: 4-77-78 E-mail: litervsh@ Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массов...полностью>>
'Закон'
Постановление Правительства РФ от 15.06.2004 N 280 утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 15.05.2010 N 337, утвердившего ...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Данный учебно–методический комплекс предназначен для студентов обучающихся по творческим специальностям. Материалы составлены на основе государственн...полностью>>

Главная > Конкурс

Сохрани ссылку в одной из сетей:

IV Всероссийский конкурс на лучшую работу по русской истории

«Наследие предков – молодым. 2008»

Номинация «Доходчиво и интересно о нашем прошлом»

«Вехи истории в личности Александра Боратынского,

общественного и политического деятеля России

конца XIX-начала ХХ веков (1867-1918)»

Галлямова Д. И.

Человек, речь о котором пойдет в статье, был знаковой личностью своего времени. И не только времени. Крепкое и нерушимое стремление нести благо в жизни само по себе шире узких временных рамок. Эпохи меняются, общественные отношения, ценности, культы. А люди, несущие свет, остаются сиять чистым огнем в памяти живущих. Увы, как показывает практика, именно они становятся объектом самых изощренных и частых насмешек, гонений, непонимания. Конечно, если среди сотни есть один непохожий, значит, с ним что-то не так. Александр Николаевич Боратынский действительно был необычным дворянином. Помогал бедным крестьянам и горожанам, общался с ними на равных, содействовал их образованию, приобщал к культуре, организовав оркестр народных инструментов, хор, театр. Подолгу занимался и беседовал с каждой ученицей Учительской семинарии, проводил в своем доме съезды учителей. Работал над облегчением труда крестьян, погружаясь в технические загадки насосов, мельниц, пашен и экономические трудности в периоды засухи, плохого урожая, непогоды. А что же делал он для себя? Почему не пользовался благами, которые давала ему фамилия и положение? На эти вопросы можно только пожать плечами. «Не наш человек…», - скорее всего проговорили бы горисполкомовцы советских времен (примеры такие есть, они всем общеизвестны, когда талантливые, благородные люди ставились на учет внутренними органами). А с точки зрения мышления современного человека, такое поведение и вовсе не понятно. Предприниматель, фермер, частный собственник, который трудится не для себя…

А ведь такие примеры только и могут помочь нам понять, что в самом высоком смысле заключает в себе звание Человека. И увидеть, что неся это звание, не изменив ему, человек становится сильнее всех, даже самых жестоких испытаний, оставаясь для других источником несокрушимой силы, веры, надежды и добра.

Строфы одной поэмы, воды одной реки…

Род Боратынских и семейные традиции дворянской династии

Когда исследователь пишет о жизни яркого человека, неизменно взгляд его обращается к семье и предкам героя. Что за почва, которая сформировала этого человека? Какие черты, традиции, уроки, страницы истории породили синтез светлой души, глубокого разума и интеллекта, чуткости сердца, постоянного стремления к познанию?

«Ко благу высшее стремленье от неба было мне дано». Эти строки принадлежат поэту «золотого века» Евгению Абрамовичу Боратынскому. Пророческие слова, определившие будущую жизнь его потомков. В этих строках берут начало и Николай Евгеньевич Боратынский, предводитель дворянства Казанской губернии, и Ксения Николаевна Боратынская, основательницы бесплатных школ для детей крестьян в Казани, последовательница Толстого, и Ольга Ильина, известная писательница в России и за рубежом, закончившая жизнь в эмиграции, правнучка поэта, и, конечно, Александр Николаевич Боратынский, уездный предводитель дворянства, духовный учитель для сотен людей на протяжении многих людей и по сей день.

При жизни и после смерти об Александре Николаевиче говорили: «Он был истинным дворянином». А в его заметках и в воспоминаниях родственников звучат его слова о том, что он стремится воспитать сына «настоящим дворянином». Понятие дворянства, дворянина определяется историей рода, в котором из поколения в поколения передаются заветы истинной жизни: чести, милосердия, мужества, человеческого достоинства. Александр Николаевич своей жизнью продолжил традиции рода Боратынских. Семья, в которой он рос, была пронизана любовью, одухотворенностью и нравственным содержанием. В свою очередь, он вместе с женой Надеждой Дмитриевной Шиповой создал благодатную атмосферу в своей семье.

Род Боратынских ведет начало с XIV в. Родоначальник его Дмитрий Божедар владел замком Боратынь в Галиции. Так произошла фамилия – Боратынские. Потомки Божедара ушли в Польскую землю, а один из них, Иван Петрович Боратынский, в XVII веке переселился в Россию, принял русское подданство и был пожалован земляками на Смоленщине. Потомком И. П. Божедара был дед поэта Евгения Боратынского Андрей Васильевич Боратынский – военный и гражданский служащий, глава многочисленного семейства, поручик с 1761 г., титулярный советник с 1799 г., он прославился не столько собственной деятельностью, сколько своими сыновьями – кадровыми офицерами.

Следуя устойчивой родовой привязанности к ратному делу, сыновья Андрея Васильевича с юных лет встали на военную стезю. Старший сын, Абрам Андреевич (1767-1810 гг.) (отец поэта Евгения Боратынского), начал военную службу с восемнадцати лет в Преображенском полку, участвовал в войне со Швецией, был в плену. Вскоре он вместе с младшими братьями Петром, Богданом, Ильей и Александром был зачислен в военную команду великого князя Павла Петровича, а затем назначен командиром Гатчинской, Павловской и Каменноостровской команды, особенно близкой сердцу цесаревича. Павел I благоволил Боратынскому, и он быстро получал военные чины: секунд-майора, премьер-майора, генерал-лейтенанта1.

В декабре 1797 г. царь пожаловал двум братьям Боратынским – Абраму и Богдану – большое село Вяжли в Кирсановском уезде Тамбовской губернии. Это место и стало родиной для детей, которых в семье было семеро. В 1798 г. Абрам Андреевич женился на Александре Федоровне Черепановой (1776-1852). Воспитанница Смольного института, любимая фрейлина императрицы Марии Федоровны, считалась современниками «необыкновенной женщиной», в которой «благородство характера и нежность чувств соединялись с возвышенным умом и почти не женской энергией».2

Надо сказать, что все женщины из династии Боратынских и входившие в их семьи, воплощали в себе лучшие качества женщины, матери, жены. Никогда в семье Боратынских родители не определяли жизненный выбор детей, даже если он падал на представителей недворянских сословий.

Александра Федоровна стала заботливой матерью, посвятившей всю себя воспитанию детей. Это впоследствии тоже стало особой чертой рода Боратынских. Благодаря ней мы имеем богатое описание семейных традиций. Они запечатлены в мемуарах Боратынских, а, пожалуй, нерукотворным памятником семейных ценностей Боратынских стала книга «Канун восьмого дня» Ольги Ильиной, вышедшая при поддержке Национального музея РТ. «Это самое дорогое, что у нас есть», - говорят об этой книге сотруднике Литературного музея Е.А. Боратынского в Казани.

19 марта 1800 г. у Боратынских родился сын Евгений, будущий поэт. «По прошествии времени можно сказать, что сбылись два главных упования Боратынского – на сочувственный отклик его поэзии у читателей будущего и на неиссякаемость поэтического вдохновения в его собственном потомстве. Первое не нуждается в доказательствах, о втором же свидетельствует не прерываемая в нескольких поколениях Боратынских высокая традиция отображения жизни средствами поэзии», - пишет журнал «Русское наследие».3 Действительно, заложенная Евгением Боратынским поэтическая традиция продолжила жить в поколениях его потомков. В Казани в 1882, 1904 и 1914 гг. были изданы три сборника стихотворений, носивших одно название: «Друзьям на память». Их авторами были: Николай Евгеньевич – сын Евгения Абрамовича Боратынского, Александр Николаевич – внук, и Надежда Дмитриевна, урожденная Шипова, жена внука. Через 100 лет в 1985 г. в Лос-Анджелесе увидел свет сборник стихов Ольги Александровны Ильиной, с 1923 г. жившей в эмиграции в Калифорнии. Книга имела посвящение: «Моей семье и друзьям», что, возможно, указывало на малочисленность эмигрантских читателей. Но, скорее всего, это посвящение было осознанным продолжением семейной традиции.4

Отца и дедов портреты

В моем сердце, как звездный свет, -

Отец мой и дед поэты –

И прадед большой поэт.

В одно сливаемся все мы,

Общей мечтой близки,

Строфы одной поэмы,

Воды одной реки.5

Как же получилось так, что родным городом потомков Боратынского стала Казань?

Энгельгардты, из рода которых происходила жена Евгения Боратынского Анастасия Львовна, были богатыми казанскими помещиками. В Казанском уезде им принадлежали село Каймары, деревни Князь-Камаево, Иши и Шуманы. Барский дом находился только в Каймарах. Именно туда направлялся Евгений Абрамович в 1831 году, проезжая через Казань. Именно это имение станет домом для Боратынских, в нем родится сын поэта Николай.

Четыре года с 1864 г. Николай прожил там с женой – Ольгой Александровной Казембек, дочерью ученого-востоковеда Александра Касимовича Казембека. Там родились их старшие дети – Ольга, Александр и Екатерина (младшая дочь Ксения родилась в Казани).

К сожалению, сегодня дом в Каймарах, несмотря на его историческую и архитектурную ценность, находится в плачевном состоянии. Хочется верить, что взор государственных органов по охране памятников культуры и истории успеет обратиться на него до его окончательного разрушения, так же как и на усадьбу Боратынских в Казани.

Николай Евгеньевич Боратынский принимал активное участие в деятельности органов сословного самоуправления: с декабря 1865 г. в течение девяти лет был предводителем дворянства Казанского уезда. С этого же времени на протяжении семнадцать лет он возглавлял совет Мариинской гимназии.

Дом Боратынских на Лядской улице (ныне ул. Горького) был и остается местом сильнейшего аккумулирования любви. Сегодня один из его флигелей служит Литературным музеем имени Е. А. Боратынского в Казани. Это единственный в России музей поэта Боратынского и, конечно, его потомков. Директор музея Е.А. Боратынского Ирина Васильевна Завьялова и старший научный сотрудник Елена Викторовна Скворцова в статье «Тепло дома Боратынских» писали: «Сегодня многие казанцы знают этот небольшой домик на перекрестке улиц Горького и Муштари. И некоторые из них, придя сюда в первый раз, стали друзьями музея – это известная исполнительница романсов Юлия Зиганшина, ученые Л. С. Андреева, Л. Я. Воронова, А. Н. Пашкуров, Т. В. Абалимова, великолепный гитарист А. Лаврентьев, журналистка О. Иванычева, поэтесса Н.Ахунова и многие другие. Тепло дома Боратынских – это также тепло сердец наших друзей».

«Музей Боратынского делает тебя Человеком, дает духовные силы перенести сегодняшний день. Это богатейшая литературная и человеческая культура», - так говорит о музее его друг – Наталья Михайловна Аксенова, старший научный сотрудник музея ИЗО6.

В «Баратынке» собирались культурные, активные, творческие, одухотворенные люди разных возрастов; посетители дома любили устраивать самодеятельные спектакли. Это увлечение постепенно переросло в профессиональный театр. Театр Боратынских пользовался успехом. Деньги, собранные на благотворительных спектаклях, Ольга Александровна передавала бедствующим крестьянам.

Дом на Лядской был открыт для всех, кто хотел получить образование. Первоначальную подготовку крестьяне и их дети проходили в доме Боратынских, а далее продолжали свое образование в средних и высших учебных заведениях при их помощи или на их средства.

Ольга Архиповна Боратынская, правнучка поэта, в своей статье «Баратынка», опубликованной в январе 1979 г., так писала о доме своих предков: «Баратынка была очагом культуры: местом литературных встреч, философских почт, поэтических экспромтов, но главное – местом духовного единения, тепла, очищения, одним их оплотов «сражения» за добро, одним из маяков для великой боевой флотилии света!»7.

Жизнь под знаком вечности. Обещание, которое нужно сдержать

Золотой сентябрь. Между улицами Муштари и Горького шум проезжающих машин не нарушает спокойствие, которое льется из Лядского парка, где мягко шелестят деревья, а безмолвие старинных зданий отзывается внутри голосом воспоминаний и глубоким трепетом от неувядающей красоты. Знакомый колокольчик на двери литературного музея Е.А. Боратынского. 90 лет назад, таким же золотым сентябрем, порог усадьбы навсегда перешагнул горячо любивший ее последний хозяин Александр Боратынский. Перешагнул последний раз в жизни, чтобы навсегда остаться в памяти этого дома. Сегодня, как и много лет назад люди приходят в этот дом, как и раньше на встречу с любимым уездным предводителем дворянства, защитником и духовным учителем сильных и слабых, богатых и бедных.

Это был один из дней, когда из Казани уходили белые. Еще вдохновленные своей организованной победой, они верили, что уходят лишь на время, что это стратегическое отступление… Медленно и скорбно город покидали бывшие его «хозяева», а, точнее, хозяйки, потому что многие мужчины, представители дворянства, интеллигенции, вступили в Белое движение. Их жены спешили, весть о том, что уже подготовлены списки расстрелов пронеслась белой кометой темной осенней ночью.

Александр Боратынский остался. Наивно полагать, что он не знал о предрешенности своей судьбы. Уездный предводитель дворянства, земский либеральный деятель, хозяин усадьбы… Учитывая его интеллигентность и человеческую скромность, трудно представить, что он надеялся даже на ту поддержку, которую окажут ему горожане. Будут поданы прошения в ЧК, заявления от духовных воспитанниц, рабочих, учителей, крестьян Шушар и Каймар о просьбах освобождения и оправдания Боратынского. Но они остались без ответа, хоть надежда и витала в воздухе. В день расстрела была назначена комиссия 12-ти комиссаров, которая должна была вынести вердикт по его делу. Все комиссары единогласно поставили оправдать. Передали просьбу председателю ЧК и Военного трибунала Лацису8. Тот, пообещав выполнить их желание, приказал осуществить расстрел. То ли чаша весов режима перевесила «Чем выше нравственное значение человека, тем быстрее нужно их уничтожать», то ли Александр Николаевич отказался выполнить его условия…

«Он сказал, что все так же бодр и готов ко всему. Сказал: «Я терпелив». Тогда ходили по городу слухи, что если сыновья взятых в заложники отцов возвратятся, то отцы будут освобождены. На этом основании он сказал: «Скажи детям, что если буду взят заложником, и это в лучшем случае, я сам наложу руки, чтобы они не возвращались».

«Скажите всем от меня, что я терпелив, что мой оптимизм от всего этого нисколько не убавился. И что бы ни случилось, я всегда буду верить во все хорошее»9.

«От солнца и Евангелия можно отвернуться, но нельзя погасить во Вселенной их вечный день», - говорил Александр Боратынский. До последних минут своей жизни на земле он утешал и помогал страждущим. Читал в тюрьме Евангелие, уступил место больной арестованной, а сам просидел ночь на корточках, отдав и подушку, и одеяло, утешал и делился пищей насколько мог.

Есть несколько объективных причин, по которым он остался в городе. Умирала его тяжелобольная мать, а подле нее находилась сестра Екатерина, чтобы отвести от них удар, а также от жены сына Софии с маленькими детьми он чувствовал свой долг остаться. Но была еще одна, нематериальная и в то же время самая высокая и определяющая причина. В книге «Канун восьмого дня», которую написала Ольга Ильина, дочь Боратынского, звучат слова героя, прототипа ее отца: «Я всю жизнь боролся одним оружием, и оставить его в конце жизни, значит, предать все, чем я жил…». Это оружие – непротивление злу насилием, преодоление личного страха, вера в высокое значение человека.

«Если бы даже у нас этот миллион был, Саша отверг бы спасенье через него, раз он полной волей пошел на страданье»10

Я не случайно начала рассказ о биографии Александра Боратынского с его конца. Бывает, что человек заканчивает жизнь, так и не поняв, для чего он в нее приходил. Или уходит опустошенным, в забытьи, в отчаянии. Не говоря уже о множестве нелепых, случайных, несправедливых завершений. А жизнь Александра Боратынского – это линия непрерывного духовного роста, которая привела к тому уровню личной свободы, когда ни страх, ни телесные наказания, ни угрозы не влияют на человека, настолько сильна его внутренняя опора.

А истоки непреодолимого стремления Боратынского к познанию глубоких пластов жизни идут из детства. Детство Александра Николаевича Боратынского было поистине счастливым: большой так называемый Серый дом в Казани, живописное имение Шушары неподалеку от города; семья, полная любви и сердечных привязанностей, нравственная серьезность родителей, без которой жизнь может быть комфортной, но никогда не достигает гармонии, возможной только под знаком вечности11. «Папы мы все боялись, и всего строже он был с Сашей, желая выковать из него порядочного человека и достойного гражданина-дворянина. В то время в дворянских семьях много было сыновей-неудачников, отбившихся от учения и вкусивших сладость праздного дворянского житья»12.

Позднее Александр Николаевич будет воспитывать так своих сыновей – Дмитрия и Александра.

Александр Николаевич Боратынский получил домашнее образование, активное участие в котором принимала его мать – Ольга Александровна (урожденна Казембек)13. Затем обучался в Петербургском училище правоведения, после окончания которого в 1889 г. служил по ведомству министерства юстиции в местных судебных учреждениях: помощником секретаря 1 уголовного отделения суда Казани (1890 г.), городским судьей 2 участка в г. Чистополе (1891 г.), товарищем прокурора Симбирского окружного суда (1893-1897 гг.)14.

В 1898 г., после смерти отца, он возвращается в Казань. Тогда же Александр Николаевич был избран предводителем дворянства Казанского и Царевококшайского уездов15.

Александр Николаевич получил чин действительного статского советника. Был награжден орденами Святого Станислава I степени, Святого Владимира 3 и 4 степеней, Святой Анны 2 степени, серебряной медалью в память императора Александра III, медалью в память Дома Романовых и за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации, золотым нагрудным знаком в память 50-летия введения земских учреждений16.

Три дела стали главными в его жизни: воспитание Учителя, который может понести свет знаний в самые отдаленные уголки большой родины, развитие земства и помощь слабым.

Прежде чем остановиться подробнее на его деятельности, обращусь к центру его жизни и личности – его любви. Их любовь с Надеждой Дмитриевной (урожденной Шиповой) носила более высокий заряд, чем принято понимать в обыденной жизни. Когда Надежда Дмитриевна умирала от скарлатины, забрав болезнь у сына Дмитрия, она написала Александру Николаевичу карандашом: «Ненадолго расстаемся, милый». Это было спасительное обещание. Обещание, которое все Боратынские потом сдержали. Именно по клочкам этой записки нашли тело Александра Николаевича его родные и близкие тем золотым сентябрем.

«Цена» земского либерализма

А. Н. Боратынский входил в число либеральных земских деятелей, которые составляли меньшинство дворянского сословия в России конца XIX-начала ХХ века. В стране существовало противоречивое общественное положение, которое порождалось развитием капиталистических отношений и сдерживающей их административной силой политической реакции. В итоге, в тяжелейшие условия контроля и давления реакции попали главные общественные институты – земства и сфера образования. Несмотря на постоянные ограничения верховной властью, к концу XIX в. система местного самоуправления в России сложилась и носила реальные черты общественной власти на местах. Конечно, нельзя говорить о сословном равноправии, полноценном народном представительстве, но то, что земства являлись очагами гражданственности, гласности, а на местах решались проблемы здравоохранения, школ, хозяйственного благоустройства, является фактом. Конечно, во многом развитие и эффективность деятельности земств зависели от его руководителя, что и порождало проблемы и противоречия.

Согласно законодательству, глава власти в уезде отождествлялся с представителем дворянства. Высшее сословие в России никогда не было единым. Более того, дворянство раскололось на два полярных крыла: консервативное и либеральное. Таким образом, судьба земства во многом зависела от того, какая дворянская группировка сил окажется весомей в уезде. В этом контексте пример Казанского уезда является показательным.

Для того, чтобы проанализировать деятельность Александра Николаевича Боратынского как общественного деятеля, необходимо видеть те объективные исторические условия, в которых ему приходилось работать.

Введение земского самоуправления совпало с резкой реакцией в правительственных сферах. Это сильно отразилось на положении земства и выразилось в различных законодательных ограничениях, а в дальнейшем, во враждебных отношениях между земством и правительственными административными учреждениями, как центральными, так и местными. Земское положение 1864 г. гласило том, что органы земского самоуправления были введены для заведования местным хозяйством, губернским и уездным, для самостоятельного удовлетворения местных общеземских нужд, при помощи средств, которые были им даны, и, пользуясь известной долей правительственной власти, которая была им предоставлена по закону. Это, прежде всего, различные так называемые земские повинности: обязанности содержать дороги в исправности, проводить новые дороги, содержать почтовые станции, отводить помещения для чиновников, командируемых на места, и для проходящих войск17.

Какими же средствами и способами должны были земства удовлетворять все эти требования? Земский сбор, который шел на удовлетворение повинностей, делился на государственный и губернский. К числу повинностей, обеспечиваемых на губернский земский сбор, было отнесено содержание дорог, почтовой гоньбы, квартирная повинность чиновников разных местных казенных учреждений, которые заведовали перепиской по делам о земских повинностях, и несколько других – то есть это относительно немногочисленное количество повинностей, которые в земствах удовлетворялись за счет общего земского сбора. Земства получили право самообложения, т.е. право налагать на местное население определенные налоги. Налоги могли взиматься как за землю, так и за торгово-промышленные заведения. Также земствам были переданы на содержание больниц, богаделен, рабочих и смирительных домов капиталы из приказов общественного призрения вместе с состоявшими в их заведениях учреждениями18.

Таким образом, местное самоуправление было поставлено в условия нежизнеспособности, оказалось связано по рукам и ногам. Земские деятели получили практически неограниченную власть. Тем самым, правительство пыталось опереться на дворянское сословие для обеспечения своей безопасности и спокойствия в стране. Можно сказать, что предводители дворянства получили право выбора – какую политику им проводить, как строить и развивать земство или не делать этого. И исторические факты подтверждают, что далеко не все земские начальники следовали главному смыслу своей деятельности. Наделенные почти неограниченной властью над крестьянами, земские начальники еще и злоупотребляли ею – особенно властью пороть крестьян, всех, без различия должности, возраста и пола. Подобно дореформенным крепостникам, земские начальники унижали человеческое достоинство крестьян, глумились над ними.19

Это позволяет утверждать, что продолжение либеральной политики в земстве конца XIX в., развитие местного самоуправления, гуманное отношение к крестьянам являлось редким, достойным уважения случаем, идущим вразрез с господствующими в стране общими тенденциями. Земское правление в Казанском и Царевококшайском уездах под руководством Александра Николаевича Боратынского носило именно такой характер. В одном из своих писем домой из Таврического дворца он писал: «Служу не только казанскому дворянству, но, главным образом, земскому делу, воспитываю уездных детей; десять выпусков семинарии уносят ежегодно хоть немного моей души с собой, несут это в народную школу».20

Александр Николаевич входил в группу либеральных земских деятелей. Несмотря на огромное давление, правительству все же не удалось отстранить их от общественно-политической жизни страны. Многое в жизни Казанской губернии стало определяться активностью прогрессивных земцев, среди которых Александр Николаевич находился на передовых позициях.

Боратынский много сил уделял проблемам земских учителей и врачей, ратовал за самостоятельность земских больниц. «По нашему глубокому убеждению, земское хирургическое отделение должно быть вполне самостоятельно, и лишь при этом непременном условии земский хирург действительно является, прежде всего, хранителем земских интересов»21 - писал он.

В личном архиве А.Н. Боратынского, хранящемся в музее Е. А. Боратынского, сохранились письма с многочисленными прошениями Александра Николаевича об увеличении пенсий для вдов, чьи мужья погибли на войне, кормилиц-одиночек; многочисленные письма крестьян к нему с обращениями о помощи (в устройстве детей в школу, в пропитании, обеспечении коровой и др.). Так, крестьянка деревни Бимеры Казанского уезда А. Миронтьева, не имеющая «никаких средств к жизни», просит о помощи. В 1916 г. житель Свияжского уезда, отставной подпрапорщик 64 пехотного полка С. Капустин, ставший нетрудоспособным после тяжелого ранения, просит помочь его семье22.

А. Н. Боратынский в числе представителей первой группы присутствовал на июльском совещании земств в Москве в 1905 г., где поддержал умеренное крыло либерального движения. Его представители выступали за реформирование всей системы государственного управления в России по так называемому «земскому образцу», т.е. созыв «Земского Собора» из представителей местных губернских земских собраний. Они выступали против всеобщего избирательного права, чтобы к управлению приходили только компетентные и образованные люди. Осуществить это планировалось на основе трехступенчатых выборов: сначала избираются выборщики в состав уездного земского собрания, затем его гласные выбирают гласных в губернское земское собрание, а те – соответственно депутатов во Всероссийскую Думу. Таким образом, в Думу должны попасть самые лучшие представители народа, которые действительно смогут реформировать существующий строй.23

После Февральской революции, когда у власти в России находилось временное правительство, либеральные силы в Казанском крае продолжали быть консолидирующей силой. И, что очень важно, продолжали действовать органы местного самоуправления, что доказывает высокий уровень самосознания местного населения в крае. Во многом это объединение происходило благодаря его центральным фигурам. В октябре 1917 г. на выборах в Казанскую городскую думу наибольшее количество голосов получила партия «народной свободы». В партийном списке кандидатов фигурировало имя Боратынского.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008» (7)

    Конкурс
    Основной целью статьи является рассмотрение положительного опыта организации государственного устройства, историко-культурного наследия, сохранения памяти о героическом прошлом одного из уникальных уголков России – республики Алтай.
  2. Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008» (13)

    Конкурс
    Южский район – это маленькая частица России, затерянная среди лесов и болот. На карте огромной страны он выглядит крошечной точкой, но точка эта очень значима в истории Отечества.
  3. Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008» (18)

    Конкурс
    Как в бурю листья на деревьях повертываются изнанкой, так смутные времена в народной жизни, ломая фасады, обнаруживают задворки, и при виде их люди, привыкшие замечать лицевую сторону жизни, невольно задумываются и начинают думать,
  4. Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008» (23)

    Конкурс
    За свою более чем тысячелетнюю историю Россия пережила немало событий, которые коренным образом влияли на ее дальнейшую судьбу. Следует признать, что практически все они могут считаться переломными.
  5. Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008» (2)

    Конкурс
    В развитом обществе возникновение альтернативных форм культуры неизбежно, оно порождается самим фактом развитых социальных отношений. Условия жизни в обществе создают предпосылки для объединения молодежи в разнообразные группы, движения,

Другие похожие документы..