Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Изучив извещение о проведении запроса котировок на право заключения муниципального контракта, а также применимые к данному закупу законодательство и ...полностью>>
'Решение'
Заявитель по делу г-н Вильям Гудвин, британский подданный, журналист, работал в штате журнала "Энджимаэр". 2 ноября 1989 г. ему позвонило н...полностью>>
'Документ'
У навчальному посібнику подаються основні поняття теорії і практики організації туристичної діяльності в Україні, розкриваються можливості розвитку ту...полностью>>
'Рассказ'
1. Представления средневекового человека о мире. В первые столетия Средневековья немногие выезжали за пределы своей сельской округи. Связи между селе...полностью>>

Главная > Диссертация

Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Шамсутдинова Рушана Закировна

Нравственные основы применения мер
уголовно-процессуального пресечения
в состязательной модели

уголовного судопроизводства

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ижевск – 2006

Диссертация выполнена в ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Зинатуллин Зинур Зинатуллович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Гуськова Антонина Петровна;

кандидат юридических наук

Ткачева Наталья Викторовна

Ведущая организация   ГОУВПО «Тюменский государственный университет»

Защита состоится «18» октября 2006 года в 14 часов на заседании диссертационного совета К 212.298.01 при Южно-Уральском государственном университете по адресу: 454080, г. Челябинск, ул. Коммуны, 149, ауд. 208.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета

Автореферат разослан «_____» сентября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент

С.М. Даровских

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В ст. 2 Конституции РФ закреплено положение о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина – обязанность государства». При допущении нарушения прав личности государственный аппарат, учитывая это положение, обязан в соответствии с правоприменительной и правовосстановительной деятельностью использовать все возможные средства воздействия на правонарушителя.

В последние годы отмечается рост количества регистрируемых преступлений в Удмуртской Республике: в 2003 г. – 32995, в 2004 г. – 36980, в 2005 г. – 37250 преступлений что, в свою очередь, сопровождается необходимостью чаще обращаться к такому уголовно-процессуальному средству, как мера уголовно-процессуального пресечения. Значимость данного правового института побуждает законодателя постоянно совершенствовать и правовую, и нравственную основы применения мер уголовно-процессуального пресечения.

В процессе развития института мер уголовно-процессу-ального пресечения необходимо соблюдать их соизмеримость с тяжестью совершенного преступления и c личностью подозреваемого или обвиняемого, чтобы не допустить необоснованной жестокости путем неоправданного их применения, но в то же время, в целях эффективной борьбы с преступностью, необходимо своевременно и обоснованно применять предусмотренные законом меры уголовно-процессуального пресечения.

Проводимые в России социально-экономические преобразования требуют нового, более глубокого осмысления происходящих процессов, в том числе связанных с использованием принудительных методов государственного воздействия. Одной из форм таких методов является применение мер уголовно-процессуального пресечения, которое связано с ограничением прав и свобод человека. Необоснованное применение этих мер приводит к различным нарушениям прав личности: применению излишнего принуждения ввиду недостаточного знания практическими работниками законодательства в данной сфере, неоправданному ограничению возможностей обвиняемого (подозреваемого) в использовании своих законных прав с учетом действия принципа состязательности сторон в уголовном процессе.

В практической деятельности правоохранительных органов постоянно возникает необходимость применения мер уголовно-процессуального пресечения. При их использовании приходится сталкиваться не только с требованиями законности и обоснованности, но и с многочисленными морально-нравственными, процессуальными, организационно-правовыми и экономическими аспектами их применения.

Как общее требование, необходимое для любой сферы социальной жизни, нравственность исключает возможность использования в процессе применения мер уголовно-процессуального пресечения обмана, лжи, грубости, черствости, жестокости, недозволенных законом угроз, насилия и иных безнравственных действий, унижающих человеческое достоинство и подрывающих авторитет органов судопроизводства. Соблюдение нравственных основ применения мер уголовно-процессуального пресечения неразрывно связано с реализацией принципа состязательности сторон в уголовном процессе. При этом очень важно, чтобы противостоящие стороны (сторона обвинения и сторона защиты) при решении вопроса о применении в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры уголовно-процессуального пресечения в условиях состязательного процесса обладали равными правами и возможностями, честно и бескомпромиссно использовали предоставленные законом средства для отстаивания своих интересов, соблюдая не только правовые, но и нравственно-этические нормы, сложившиеся в обществе. Все это вызывает необходимость комплексного изучения вопросов, связанных с нравственной проблемой применения мер уголовно-процессу-ального пресечения в условиях состязательности сторон в уголовном процессе, чтобы избежать ошибок, которые могут привести к серьезным негативным последствиям.

Исследованию социально-правовой природы нравственных основ, социального назначения, отдельных аспектов применения мер уголовно-процессуального пресечения посвящены работы Н.С. Алексеева, Ф.Багаутдинова, А.Е. Белоусова, Е.В. Бережко, А.Д. Бойкова, А.Д. Бурякова, Б.Б. Булатова, Е.Г. Васильевой, А.П. Гуськова, И.М. Гуткина, Г.М. Давыдова, П.М. Давыдова, С.П. Ефимичева, З.Д. Еникеева, З.З. Зинатуллина, Т.З. Зинатуллина, В.М. Корнукова, З.Ф. Ковриги, В.В. Кальницкий, Ф.М. Кудина, А.В. Кудрявцева, Ю.Д. Лившица, П.И. Люблинского, О.В. Медведевой, Е.Б. Мизулиной, В.А. Михайлова, Т.Н. Москальковой, Н.Г. Муратова, В.В. Николюка, И.Л. Петрухина, И.В. Смолькова, М.С. Строговича, Н.В. Ткачева, Л.К. Труновой, А.А. Филющенко, О.И. Цоколовой, Т.И. Шаповаловой и др.

Объект диссертационного исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при применении мер уголовно-процессуального пресечения, деятельность должностных лиц правоохранительных органов, стороны защиты и суда в процессе применения мер уголовно-процессуального пресечения, уровень их правовой культуры и пути совершенствования нравственных основ применения мер уголовно-процессуального пресечения в условиях состязательности сторон.

Предмет диссертационного исследования. Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие порядок применения мер уголовно-процессуального пресечения; нравственные и профессиональные требования, которые должны соблюдаться в процессе применения мер уголовно-процессу-ального пресечения в условиях состязательности уголовного процесса, а также факторы, которые положительно или отрицательно влияют на нравственный уровень участников процесса при применении мер уголовно-процессуального пресечения.

Цель и задачи исследования. Цель исследования заключается в теоретической и практической разработке нравственных основ применения мер уголовно-процессуального пресечения в условиях состязательности сторон, определения возможных путей их законодательного совершенствования и практики применения.

При написании диссертации были поставлены следующие задачи:

- определить понятие нравственных основ применения мер уголовно-процессуального пресечения;

- раскрыть сущность и социальное назначение института уголовно-процессуального пресечения;

- показать роль принуждения, убеждения и нравственного воздействия на подозреваемого или обвиняемого в процессе применения мер уголовно-процессуального пресечения;

- рассмотреть особенности применения мер уголовно-процес-суального пресечения в условиях состязательного процесса;

- обосновать основные требования, которым должны соответствовать нравственные основы применения мер уголовно-процес-суального пресечения в условиях состязательности сторон;

- рассмотреть нравственные критерии обоснованности применения различных видов мер уголовно-процессуального пресечения.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания. В качестве частных научных методов послужили исторический, логический, сравнительно-правовой, системно-структурный, социологический методы исследования.

Нормативную базу исследования составили действующие нормативные правовые акты, в том числе международное законодательство, Конституция Российской Федерации, российское и зарубежное уголовно-процессуальное законодательство, Уголовный кодекс РФ, федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», постановления и определения Конституционного Суда РФ, разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ, приказы Генерального прокурора России.

Эмпирической базой исследования послужили статистические данные о применении мер уголовно-процессуального пресечения органами предварительного расследования Удмуртской Республики, а также результаты изучения 187 уголовных дел, по которым применялись различные меры уголовно-процессуального пресечения, за 2002 – первое полугодие 2006 г.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в отечественной уголовно-процес-суальной науке осуществлено комплексное исследование теоретических и прикладных проблем нравственных основ применения мер уголовно-процессуального пресечения в состязательном уголовном судопроизводстве. В условиях действующего состязательного уголовно-процессуального законодательства определен новый подход к рассмотрению мер уголовно-процессуального пресечения с точки зрения нравственных критериев; раскрыто понятие нравственных основ в уголовном процессе; исследована природа института мер уголовно-процессу-ального пресечения как превентивного средства, основанного на необходимости обезопасить общество от правонарушителей, и выявлена роль принципа состязательности сторон в процессе применения мер уголовно-процессуального пресечения.

Основные положения, выносимые на защиту

1. При применении мер уголовно-процессуального пресечения в условиях состязательного уголовного судопроизводства особое внимание должно уделяться соблюдению нравственных начал.

2. В целях совершенствования нравственного механизма применения мер уголовно-процессуального пресечения в состязательном судопроизводстве необходимо расширить объем прав потерпевшего, предоставив ему возможность участвовать в процессе применения судом меры уголовно-процессуального пресечения в виде заключения под стражу.

3. Потерпевшему необходимо предоставить право в случае его несогласия с избранной в отношении обвиняемого (подозреваемого) мерой уголовно-процессуального пресечения обжаловать это решение в установленном законом порядке.

4. Суд вправе принять решение об избрании в качестве меры уголовно-процессуального пресечения заключение под стражу без участия обвиняемого, если он скрылся от органов предварительного расследования или суда либо по иным уважительным причинам не может присутствовать в судебном заседании. При этом ходатайство должно рассматриваться с обязательным участием защитника обвиняемого.

5. Необходимо законодательно определить жесткий перечень ограничений, предусмотренных мерой уголовно-процессу-ального пресечения в виде домашнего ареста. Данная мера уголовно-процессуального пресечения должна заключаться в изоляции обвиняемого (подозреваемого) от общества в пределах жилого помещения со всеми ограничениями, которые предусмотрены для лиц, содержащихся под стражей.

Для обеспечения исполнения этой меры уголовно-процессуального пресечения следует создать специальную службу в системе органов МВД РФ, в обязанности которой необходимо включить надзор за соблюдением установленных ограничений, связанных с применением мер уголовно-процессуального пресечения, в том числе в виде домашнего ареста.

6. Необходимо законодательно закрепить возможность наложения на обвиняемого (подозреваемого), нарушившего установленные ограничения домашнего ареста, денежного взыскания. В случае неисполнения решения об уплате денежного взыскания мера уголовно-процессуального пресечения в виде домашнего ареста может быть заменена на более строгую.

7. Следует закрепить единый процессуальный порядок рассмотрения судом вопросов об избрании обвиняемому (подозреваемому) меры уголовно-процессуального пресечения в виде заключения под стражу, продления сроков содержания под стражей, отмены или изменения избранной ему меры уголовно-процессуального пресечения.

Принципы состязательности сторон и презумпции невиновности предполагают, что процессуальный порядок решения указанных выше вопросов во всех случаях должен осуществляться с участием сторон и в закрытом судебном заседании, чтобы преждевременно не предавать излишней гласности сведения о личности обвиняемого (подозреваемого), об обстоятельствах совершенного им деяния и т.д., тем более что виновность его еще не доказана в установленном законом порядке.

8. Предложенные диссертантом дополнения и изменения в действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. 101, 107, 108, 109, 229 УПК РФ) направлены на расширение нравственных основ при применении мер уголовно-процессуального пресечения в состязательном судопроизводстве.

Практическая значимость работы заключается, прежде всего, в возможности использования выводов и результатов исследования в законотворческой деятельности. Высказанные в диссертации предложения могут быть учтены при дальнейшей разработке института мер уголовно-процессуального принуждения и науки уголовного процесса в целом. Обоснованные и приведенные в диссертации конкретные формулировки норм, дополняющих и изменяющих уголовно-процессуальный закон, могут быть использованы законодательными органами. Кроме того, сформулированные в работе выводы и предложения практического характера могут быть использованы в правоприменительной деятельности органов расследования, прокуратуры и суда. Содержащиеся в диссертации теоретические положения, выводы и рекомендации можно применять в учебном процессе юридических учебных заведений при преподавании курса «Уголовный процесс», научно-исследовательской работе по исследованию сходных по содержанию проблем.

Апробация результатов работы. Основные теоретические положения диссертации, ее выводы и рекомендации изложены в семи опубликованных научных статьях, в одном учебном пособии, а также в докладе на международной научно-практической конференции «Состояние и перспективы развития юридической науки» (Ижевск, 2006), обсуждены на заседании кафедры уголовного процесса Удмуртского государственного университета.

Основные идеи и положения исследования внедрены в учебный процесс Ижевского факультета Российской правовой академии.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, показывается степень ее разработанности, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его теоретические и методологические основы, эмпирическая база, а также теоретическая и практическая значимость, раскрывается научная новизна, формулируются выносимые на защиту основные положения, приводятся данные об апробации и внедрении в практику результатов исследования.

Глава первая «Сущность и социальное назначение мер уголовно-процессуального пресечения» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Понятие, правовая природа и социальная ценность мер уголовно-процессуального пресечения» посвящен исследованию внутренней природы и сущности мер уголовно-процессуального принуждения. Диссертант выделил признаки и дал определение понятия мер уголовно-процессуального пресечения, показал отличие мер уголовно-процессуального пресечения от юридической ответственности и санкции.

Юридическая ответственность осуществляется в охранительном правоотношении, где одна сторона – государство в лице компетентных органов или их должностных лиц – осуждает, принуждает виновного в правонарушении претерпевать соответствующие неблагоприятные последствия, а другая сторона – правонарушитель – несет юридическую обязанность. Юридическим фактом, порождающим выделяемое правоотношение, является преступление, совершенное подвергаемым к ответственности за него лицом. На совершенное правонарушение полномочные органы обязаны реагировать надлежащим, законным образом, где первоочередная цель принудительно-правового воздействия (наказания) в таких случаях – исправление и нравственное перевоспитание виновного лица.

Указанные признаки не присущи мерам уголовно-процессуального пресечения, они являются процессуальной категорией, имеющей превентивное значение. В их основу положены совершенно другие признаки, связанные исключительно с уголовно-процессуальной деятельностью и соответствующими общественными отношениями. Применение мер уголовно-процессу-ального пресечения обусловливается, прежде всего, конфликтной ситуацией, возникающей в процессе уголовного судопроизводства, и обстоятельствами, направленными на обеспечение его задач. Установленная законодателем цель применения этих мер – предотвращение уклонения привлекаемых к уголовной ответственности лиц (обвиняемого, подозреваемого) от следствия и суда, противодействие воспрепятствованию производству по уголовному делу, пресечение возможности продолжать преступную деятельность и обеспечение исполнения приговора.

В исследовании раскрывается юридическая природа мер уголовно-процессуального пресечения. Они рассматриваются как специфические превентивно-принудительные средства, направленные на создание наилучших условий для беспрепятственного отыскания истины по делу, обеспечения реальной ответственности виновного и пресечения его преступной деятельности.

Социальная полезность мер уголовно-процессуального пресечения обусловлена необходимостью выполнения назначения уголовного судопроизводства и осуществления правосудия, обеспечения надлежащего поведения уголовно-ответственных лиц, предупреждения уклонения их от следствия, суда и отбывания наказания, устранения реальных или возможных препятствий установлению всех обстоятельств по уголовному делу.

Рассматривая цели мер уголовно-процессуального пресечения, которые определены ст. 97 УПК РФ, диссертант раскрывает социальные причины, обусловливающие необходимость применения этих мер не столько как средства ограничения личной свободы граждан, а в большей степени как средства социальной справедливости, определяющей моральную обоснованность и нравственную оправданность существования мер уголовно-процессуального пресечения для создания наиболее благоприятных условий деятельности по установлению фактических обстоятельств по делу и принятию справедливого решения.

Исходя из признаков, целей, социальной и правовой природы мер уголовно-процессуального пресечения диссертант предлагает следующее понятие мер уголовно-процессуального пресечения: это средства уголовно-процессуального принуждения, применяемые в указанных в законе случаях дознавателем, следователем, прокурором, судом к обвиняемому (или подозреваемому) в целях пресечения возможности уклонения от следствия и суда; осуществления угроз потерпевшему, свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства; уничтожения доказательства; возможности иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу или продолжить преступную деятельность, а также обеспечить исполнение приговора в части уголовного наказания.

Состояние преступности на современном этапе требует эффективного использования всех предусмотренных законом средств, которые способствуют борьбе с этим социальным злом. Предупреждение, пресечение, своевременное раскрытие преступлений, обеспечение неотвратимости наказания правонарушителей – дело первостепенной важности. Большую роль в выполнении этой важной задачи играет институт мер уголовно-процессуального пресечения.

Во втором параграфе «Меры уголовно-процессуального пресечения, их виды и характеристика» диссертант дает подробную характеристику видов, раскрывая социальное содержание этих мер и процессуальный порядок их применения. Особое внимание уделяется силе воздействия и предупреждения, а также степени ограничения прав и свобод обвиняемого (подозреваемого) в результате применения того или иного вида мер уголовно-процессуального пресечения.

Диссертант акцентирует внимание на особенностях психологического и морального воздействия на поведение обвиняемого (подозреваемого) в процессе применения к нему мер уголовно-процессуального пресечения. Для уяснения законодательных формулировок и единообразного их понимания диссертант посчитал необходимым внести изменения в отдельные нормы УПК РФ.

По мнению диссертанта, залог в российском уголовном процессе можно определить как предоставление обвиняемым (в исключительных случаях подозреваемым) или третьим лицом определенной суммы имущественных гарантий, установленной судом, прокурором, а также следователем с согласия прокурора, на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения в обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам, в продолжение предварительного расследования и суда по уголовному делу, до начала исполнения приговора, отмены или замены его другой мерой пресечения.

Несмотря на столь узкое нормативное определение целей залога, данная мера уголовно-процессуального пресечения фактически имеет более широкое предназначение. Предполагается, что она должна рассматриваться не только как средство обеспечения явки обвиняемого (подозреваемого) по вызову и предупреждения совершения новых преступлений, но и как способ воздействия на сознание и поведение обвиняемого (подозреваемого) для предупреждения иных видов ненадлежащего поведения, в частности воспрепятствования производству по уголовному делу в целях создания помех установлению истины и уклонения от ответственности за содеянное.

Ненадлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого), за которого внесен залог, даже при условии его явки по вызовам и воздержании от совершения новых преступлений, может служить основанием для применения более строгой меры уголовно-процессуального пресечения в виде заключения под стражу с обращением залога в доход государства.

Рассматривая правовую природу домашнего ареста, следует основное внимание обращать на то обстоятельство, что эта мера пресечения, в первую очередь, предполагает арест. Но в отличие от заключения под стражу домашний арест предусматривает изоляцию в пределах определенного жилого помещения, но не содержит условий содержания, присущих следственному изолятору. Мера пресечения – домашний арест – практически не должна существенно отличаться по объему запретов от заключения под стражу. Диссертант считает целесообразным изложить ч.1 ст. 107 УПК РФ в следующей редакции: «Статья 107. Домашний арест.

1. Домашний арест заключается в изоляции подозреваемого, обвиняемого в пределах занимаемого жилого помещения, а также в запрете:

1) общаться с определенными лицами;

2) получать и отправлять корреспонденцию;

3) вести переговоры с использованием любых средств связи» (далее по тексту).

Заключение под стражу в максимальной степени обеспечивает достижение целей мер уголовно-процессуального пресечения, в то же время характеризуется высокой степенью ограничения прав и свобод обвиняемого (подозреваемого), что значительно ограничивает возможности обвиняемого (подозреваемого) и его защитника противостоять стороне обвинения в состязательной модели уголовного судопроизводства. Находящееся под стражей лицо не может действовать по своему усмотрению, поэтому возможности защиты у него ограничены; в результате принцип состязательности сторон в уголовном процессе не может быть реализован в полной мере. При этих условиях особое значение приобретает отношение следователя, прокурора, судьи к арестованному лицу. Должны быть проявлены тактичное поведение и высокая культура при обращении с арестованным.

В ч. 2 ст. 108 УПК говорится, что заключение под стражу в качестве меры уголовно-процессуального пресечения может быть применено к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эту меру пресечения можно применить и в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести. Представляется, что к «исключительным случаям» следует отнести наличие совокупности обстоятельств, которые свидетельствуют о том, что применение иных мер уголовно-процессуального пресечения не может достичь целей, предусмотренных в ст. 97 УПК и заключение под стражей является единственно возможной мерой уголовно-процессуального пресечения. К таким обстоятельствам предлагается отнести характер и степень общественной опасности содеянного, условия жизни и воспитания, особенности личности несовершеннолетнего, его отношение к содеянному и последующее поведение.

Оправдано расширение круга обстоятельств, при наличии которых заключение под стражу может быть избрано в исключительном случае в отношении подозреваемого или обвиняемого. В связи с этим предлагается следующая редакция ч.1 ст. 108 УПК РФ: «Статья 108. Заключение под стражу.

1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основе которых судья принял такое решение. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления или совокупности преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств…» (далее по тексту).

В третьем параграфе «Применение мер уголовно-процессуального пресечения в состязательной модели
уголовного судопроизводства»
отмечается, что если на стадии судебного разбирательства принцип состязательности и равноправия сторон реализуется в достаточной мере, то на стадии досудебного производства, в том числе в процессе применения мер уголовно-процессуального пресечения, принцип состязательности и равноправия сторон проявляется себе не в полной мере. Это объясняется тем, что при принятии решения о применении некоторых видов мер уголовно-процессуального пресечения сторона обвинения в лице дознавателя, следователя и прокурора объединяет в себя функцию обвинения, что не отвечает требованиям состязательной модели уголовного судопроизводства.

Диссертант считает, что досудебному производству в уголовном процессе характерно наличие у обвиняемого (подозреваемого) весьма ограниченных процессуальных прав, к тому же не имеющих надежных процессуальных гарантий, несоизмеримых с широкими полномочиями органов предварительного расследования, использующих мощный потенциал принуждения в качестве основного метода раскрытия преступления и принимающих в одностороннем порядке все решения по уголовному делу.

На досудебных стадиях судопроизводства можно выявить лишь некоторые составляющие принципа состязательности сторон, в то время как на стадии судебного разбирательства, где отношения между противостоящими сторонами обвинения и защиты имеют одноуровневый характер, состязательная модель уголовного судопроизводства проявляется в полной мере. Введение в уголовный процесс института следственных судей как самостоятельных участников уголовного судопроизводства, наделенных функциями осуществления правосудия на стадии предварительного расследования и обладающих правом принимать решения по делу, в том числе и по вопросам применения к обвиняемому (подозреваемому) всех видов мер уголовно-процессуального пресечения, будет способствовать расширению состязательных начал уголовного судопроизводства.

Глава вторая «Нравственные основы применения мер уголовно-процессуального пресечения и пути его совершенствования» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Нравственные основы механизма правового регулирования мер уголовно-процессуального пресечения». Защита прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства предполагает не только возможность применения в необходимых случаях мер уголовно-процессуального пресечения, но и целесообразность, нравственную обоснованность и оправданность их применения.

Нравственным нормам, как и всем видам социальных норм, присущи свои исходные положения. Под нравственными основами применения мер уголовно-процессуального пресечения понимаются отраженные в нормах права общечеловеческие ценности, сформировавшиеся в процессе развития демократического общества.

Обращается внимание на то, что обвиняемый (подозреваемый), нарушив закон, вызвал необходимость применения к нему мер уголовно-процессуального пресечения, но при этом он вправе рассчитывать на то, что его права и законные интересы в процессе применения к нему этих мер будут ограничиваться лишь в той мере, в какой это целесообразно и действительно необходимо.

Обосновывая необходимость признания и уважения прав и свобод обвиняемого (подозреваемого), диссертант ссылается на фундаментальные положения международных нормативно-правовых актов, которые исключают возможность применения пыток, причинения физических или нравственных страданий, унижения чести и достоинства при применении к нему мер уголовно-процессуального пресечения. Эффективность этих мер определяется не только по тому, насколько они обеспечивают явку обвиняемого к следователю и в суд и его надлежащее поведение, но и по тому, насколько допускаемое при этом ограничение прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого) соразмерно с действительно необходимым.

Обращая внимание на условия содержания заключенных под стражей обвиняемых (подозреваемых) в следственных изоляторах, диссертант приводит сравнительные статистические данные Управления Федеральной службы исполнения наказания РФ по Удмуртской Республике по количеству содержащихся под стражей за период с 2002 года и по настоящее время. Анализ приведенных статистических данных позволил диссертанту придти к выводу, что существует необходимость в проявлении гуманного отношения при выборе и применении мер уголовно-процессуального пресечения в отношении несовершеннолетних обвиняемых (подозреваемых).

Для единообразного применения положений о мерах пресечения диссертант предлагает принять специальный законодательный акт, регулирующий порядок применения такой меры уголовно-процессуального пресечения, как домашний арест.

Такие меры уголовно-процессуального пресечения, как личное поручительство и присмотр за несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым), выполняют функции не только частного, но и общего предупреждения (обсуждение преступного поведения непосредственно с самим обвиняемым или подозреваемым в детском специализированном учреждении). Это оказывает положительное влияние на подростков, тем самым способствует выполнению профилактических целей по обеспечению надлежащего их поведения.

Второй параграф «Нравственные основы применения мер уголовно-процессуального пресечения». Каждая из предусмотренных законом мер уголовно-процессуального пресечения имеет свою специфику, различную степень ограничения прав и свобод обвиняемых (подозреваемых). Рассматривая особенности применения различных мер пресечения, диссертант анализирует их психическое и нравственное воздействие на поведение обвиняемого (подозреваемого). В частности, утверждается, что степень эффективности применения той или иной меры уголовно-процессуального пресечения определяется не только необходимостью обеспечения контроля за поведением обвиняемого (подозреваемого), но и нравственным осознанием обвиняемым (подозреваемым) обоснованности применения к нему данной меры пресечения.

В УПК РФ не предусмотрена ответственность за нарушение подозреваемым или обвиняемым установленных судом ограничений при избрании меры уголовно-процессуального пресечения в виде домашнего ареста. Поэтому диссертант считает необходимым дополнить ч. 3 ст. 107 УПК РФ соответствующим положением, изложив его в следующей редакции: «3. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры уголовно-процессуального пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый. В случае нарушения подозреваемым, обвиняемым установленных судом ограничений на него может быть наложено денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда в порядке, установленном статьей 118 настоящего Кодекса. В случае неисполнения решения об уплате денежного взыскания мера уголовно-процессуального пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого может быть изменена на более строгую в порядке, установленном статьей 110 настоящего Кодекса».

Считаем необходимым законодательно установить, что порядок рассмотрения вопросов о заключении под стражу, а также о продлении срока содержания под стражей должен быть аналогичен порядку рассмотрения вопросов об отмене или изменении меры уголовно-процессуального пресечения на более поздних этапах уголовного судопроизводства – на стадии назначения судебного заседания. В последнем случае полагаем целесообразным решение указанных вопросов путем проведения предварительного слушания по делу в закрытом судебном заседании с участием сторон.

Необходимо дополнить ч. 2 ст. 229 УПК РФ еще одним основанием проведения предварительного слушания по делу: для решения вопроса об отмене или изменении избранной меры пресечения.

Необходимо законодательно закрепить положение о возможности суда рассмотреть ходатайство о заключении под стражу в исключительных случаях в срок свыше 8 часов. Возможны ситуации, при которых точно соблюсти требования ч. 3 ст. 108 УПК РФ практически невозможно. Поступление к судье ходатайства дознавателя или следователя о заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу в конце рабочего дня обязывает судью для соблюдения требований ст. 108 УПК назначить судебное заседание и рассмотреть указанное ходатайство в пределах установленных законом восьми последующих часов, т.е. в вечернее или ночное время.

Проведение судебного заседания по разрешению ходатайства дознавателя или следователя о применении меры уголовно-процессуального пресечения в виде заключения под стражу в ночное время следует признать недопустимым, поскольку в любом случае это приведет к нарушению прав подозреваемого или обвиняемого. Очевидно, будет оправданным внесение изменений в содержание ч. 4 ст. 108 УПК РФ и изложение ее в следующей редакции: «4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного или военного суда соответствующего уровня в закрытом судебном заседании с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, потерпевшего, защитника, если последний участвует в уголовном деле по месту производства предварительного расследования, либо по месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. В исключительных случаях ходатайство о заключении под стражу может быть рассмотрено судом в срок свыше 8 часов, но не позднее 16 часов с момента поступления ходатайства и прилагаемых к нему материалов в суд».

Аналогичное дополнение следует внести и в ч. 8 ст. 109 УПК РФ, предусматривающую порядок рассмотрения вопроса о продлении сроков содержания под стражей.

Анализируя нравственную обоснованность применения мер уголовно-процессуального пресечения, диссертант приводит статистические данные по количеству применения различных видов таких мер по Удмуртской Республике за период с 2002 года по первое полугодие 2006 года.

Мера уголовно-процессуального пресечения в виде заключения под стражу, существенно ограничивающая права и свободы обвиняемого (подозреваемого), должна применяться только в тех случаях, когда другие меры пресечения, например залог или домашний арест, не позволяют предотвратить сокрытие обвиняемого (подозреваемого) от дознания, предварительного следствия или суда, дальнейшую преступную деятельность, воспрепятствование производству по уголовному делу, а также не обеспечивают возможность исполнения приговора.

В заключении подведены основные итоги исследования и изложены предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства и судебно-следственной практики.

По теме диссертации опубликованы следующие работы.

  1. Тухватуллина Р.З., Кузнецова Н.В. Этические основы применения мер уголовно-процессуального пресечения: Учеб. пособие. – Ижевск, 2005. 100 с. – 6 п. л. (соавторство не разделено).

  2. Тухватуллина Р.З. Этические основы применения мер пресечения // Механизм реализации норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: проблемы и пути их разрешения: Межвуз. сб. – Ижевск, 2004. – С. 241-247. – 0,3 п. л.

  3. Тухватуллина Р.З. Меры пресечения и их социальная сущность // Вестн. Удм. ун-та. Сер. Правоведение. – Ижевск, 2005. – №6 (2). – С.169-172. – 0,2 п. л.

  4. Тухватуллина Р.З. Особенности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних // Вестн. Удм. ун-та. Сер. Правоведение. – Ижевск, 2005. – №6 (2). – С.176-179. – 0,3 п. л.

  5. Шамсутдинова Р.З. Основные положения принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве // Состояние и перспективы развития юридической науки: Материалы междунар. науч.-практ. конф. 30-31 марта 2006 года. – Ижевск, 2006. – Ч.4. – С.169-172. – 0,3 п. л.

  6. Шамсутдинова Р.З. Нравственные основы применения меры пресечения в виде заключения под стражу // Вестн. Юж.-Урал. ун-та. Сер. Право. – Челябинск, 2006. – № 5. – Вып. 7. –
    С. 201-202. – 0,2 п. л.

  7. Шамсутдинова Р.З. Некоторые вопросы применения меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении // Проблемы законности и правопорядка в современных условиях: Материалы междунар. науч.-практ. конф. – Уфа, 2006. – Ч. 3. – С. 174-177. – 0,2 п. л.

  8. Шамсутдинова Р.З. Проблемы применения домашнего ареста как меры пресечения //Актуальные проблемы юридической науки и образования: Сб. науч. ст./ Под ред. С.Н. Иванова. – Ижевск, 2006. – Вып. 5. – С. 164-168. – 0,2 п. л.

Подписано в печать 28.08.06. Формат 60×84 1/16.

Печать офсетная. Усл.печ.л. 1,1.

Тираж 100 экз. Заказ № 63.

Издательство «Детектив-информ».

426034, Ижевск, Университетская, 1, корп.4.

 Информационный вестник ВС УР. – Ижевск, 2004. – № 1. – С.3; 2005. № 1. – С.2; 2006. – № 1. – С.3.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс по дисциплине «уголовный процесс» для специальности 021100 юриспруденция

    Учебно-методический комплекс
    Программа учебной дисциплины «Уголовный процесс» предназначена для реализации государственных требований к уровню подготовки выпускников по специальности «Юриспруденция», рассчитана на 140 часов (из них 68 – практические занятия)
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине «уголовный процесс» для специальности 030501 юриспруденция (1)

    Учебно-методический комплекс
    Программа учебной дисциплины «Уголовный процесс» предназначена для реализации государственных требований к уровню подготовки выпускников по специальности «Юриспруденция», рассчитана на 140 часов (из них 68 – практические занятия)
  3. В. В. Вандышев уголовный процесс курс лекций

    Курс лекций
    Предлагаемый куре лекций подготовлен с учетом современного уровня достижений в области правоведения, юридической практики и с использованием научных трудов в различных областях юриспруденции и почти тридцатилетнего педагогического опыта автора.
  4. Применение мер пресечения в судебных стадиях уголовного процесса

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 26 апреля 2012 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.298.12 при ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет) по адресу: 454080, г.
  5. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Российское уголовно-процессуальное право»

    Учебно-методический комплекс
    У 91 Учебно-методический комплекс по дисциплине «Российское уголовно-процессуальное право» : учебно-методическое пособие / Сост. С.И. Вершинина. – Тольятти : Тольяттинский государственный университет, 2008.

Другие похожие документы..