Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Пешеходная экскурсия по Праге - эта экскурсия позволит Вам в короткое время ознакомиться с историческими районами Праги и её замечательными памятника...полностью>>
'Документ'
Цель дисциплины - формирование у студентов комплексного представления культурном своеобразии России, ее месте в мировой и европейской цивилизации; си...полностью>>
'Документ'
Поняття алгоритму. Приклад. Виконавці алгоритмів. Способи опису алгоритмів. (пояснення кожної властивості; приклад масовості). Схема алгоритму. Основн...полностью>>
'Программа'
В соответствии с Договором страхования Страховщиком возмещаются следующие расходы при условии, если они согласованы с сервисной службой или Страховщи...полностью>>

Вопросы историографии и источниковедения

Главная > Биография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО

В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Правители и высшие чиновники османского государства придавали огромное значение сохранению официальных документов. Об этом свидетельствует факт существования особых приказов и распоряжений, согласно которым переписка различных государственных органов и различной степени важности фиксировалась и заносилась в специальные регистры – дефтеры. Благодаря такому пристальному вниманию к классификации и сохранению документов, а также постоянному надзору за их сохранностью на протяжении столетий, число единиц хранения, находящихся в настоящее время в Османском архиве, по некоторым оценкам превышает 150 миллионов.

Истоки османского архивирования документов прослеживаются в канцелярском делопроизводстве Великих Сельджукидов и важность этого направления деятельности государственной канцелярии и подбора кадров для нее отражены в специальном наставлении секретарям «Атабат ал-катаба» ал-Джувайни: «Избрание и выбор доверенных и способных людей при назначении на должность и поручении им важных дел и бумаг в государстве является основным условием вечности державы и их поступление на службу осуществляется после прошения благословения, божественного откровения и распространения милости Всевышнего…, после испытания и неоднократных проверок» [2, c. 90].

Архивы собственно Османского государства первоначально находились в его первой столице – Бурсе. Однако в самом начале ХV века они были полностью уничтожены в результате нашествия Тимура, который разграбил и сжег город (в 1402 г. Тимур разбил османскую армию и взял в плен султана Баязида Йылдырыма в битве при Анкаре. После этого в Османской истории наступил период борьбы за власть между сыновьями Баязида). К сожалению, сохранились лишь единичные документы, относящиеся к этому периоду. После этого, в первой половине ХV в. Архивы были перенесены в новую столицу Османов – Адрианополь. В новой столице архивы были размещены и хранились непосредственно в султанском дворце.

В 1453 г., после взятия турками Константинополя, архивы были перевезены туда, и для хранения документов использовались помещения «Семибашенного замка» – Йедикуле. Архивы были объявлены имуществом султанской казны и хранились во внутренних дворцовых покоях уложенными в ящики и кожаные торбы. Число документов, имеющих государственное значение, начиная с этого периода, значительно возросло, что объяснялось как расширением территории империи и необходимостью реестрового описания вилайетов, так и деятельностью развивавшегося бюрократического аппарата. При этом в определенной степени использовался опыт канцелярского делопроизводства предшествовавших правителей мусульманского Востока. Однако специальных нормативных актов, касавшихся османского архивного дела и регламентировавших его, в этот период официально еще выработано не было.

Первый фирман о необходимости документирования всех решений центральных и местных властей и об их сохранении издал в 1536 г. Султан Сулейман Кануни. Согласно этому фирману, бейлербеи, управлявшие различными провинциями османской империи, и кадии (судьи, разбиравшие гражданские и уголовные дела в различных населенных пунктах и городских кварталах ) обязаны были заносить свои решения в специальные дефтеры – тетради и сохранять их в порядке в особых сундуках [16]. И при вынесении каких-либо решений в будущем местные руководители должны были основываться на прежних прецедентах, зафиксированных в дефтерах [16].

Вскоре архивы были снова перемещены – на этот раз из Семибашенного замка во дворец Топкапы. Там они были размещены вместе с казной султана во внешних покоях дворца («Второй двор Эндеруна»). Поскольку Диван (совет высших лиц Османской империи при султане) часто вынужден был обращаться к архивным материалам, то для хранения дефтеров было выделено особое помещение – Дефтерхане («Дом реестров»). Это помещение примыкало к залу заседаний дивана – Куббеалты («Под куполами»). Архив открывался в дни заседаний Дивана, и доступ к нему имели главный казначей и великий визирь. Главный казначей обязан был открывать и закрывать помещение архива в присутствии великого визиря, который после закрытия должен был запломбировать двери архива своей личной печатью. Следует отметить, что османская бюрократия придавала большое значение предотвращению порчи, сохранению и засекречиванию важных документов. По своему статусу архив (Дефтерхане) был практически приравнен к султанской казне. Благосостояние Османской империи и нормальное функционирование ее административной системы были тесно связаны с теми документами, которые хранились в Дефтерхане под дворцовой охраной. В документы, помещенные на хранение, запрещено было вносить исправления, уничтожать, их разрешалось выносить из хранилища только по личному распоряжению великого визиря. После завершения процедур с этими документами их следовало вернуть на место под страхом казни [13, s. 77]. Так, например, в 1590 г. Несколько секретарей и писарей Дивана были сурово наказаны (им отрубили правые руки) за кражу документов и внесение в них несанкционированных изменений [7, c. 55].

В Дефтерхане хранились тетради с подробными регистрационными описями, тетради с краткими выдержками из регистрационных описей, подготовленные на время военных походов, и счетные тетради, в которых содержался реестр всех существующих тимаров.

Во время длительных походов великий визирь собирал Диван прямо в походе. Такой Диван назывался походным, и все наиболее важные дефтеры, необходимые для решения текущих финансовых, административных, земельных и военных вопросов, обычно отправлялись вместе с войском [10, s. 442–443]. Ответственные за составление и хранение дефтеров писцы и секретари Дивана и Дефтерхане обязаны были участвовать в походах, чтобы фиксировать любые изменения в системе будущего распределения тимаров [13, s. 101, 161].

Начиная с XVII в. Османские правители решили отказаться от практики перевозки архивов вместе с войском во время кампаний, и все тетради стали храниться в Стамбуле в более надежном месте. Одной из причин такого изменения стали плохие условия сохранности документов в походных условиях, а также случаи захвата важных документов противником [6, c. 6–8]. Теперь нужные дефтеры в случае необходимости доставлялись с доверенным лицом к визирю в действующую армию, или же посыльный визиря доставлял писцам в столице сведения о подлежащих фиксации сведениях. По сообщениям турецких источников, эта практика продолжала действовать вплоть до правления Махмуда II [10, s. 249–250].

Особое место в архивной системе Османской империи принадлежало распоряжениям падишахов – Хатт-и Хюмаюн. После того, как они деклари-ровались общественности, их сдавали реис-уль-кютабу (Реис-уль-кютаб первоначально являлся главой переписчиков и секретарей во дворце Топкапы. В его обязанности входило оформление бумаг для подачи на утверждение султана. Впоследствии сфера его обязанностей была существенно расширена. Так, в XVIII в. в его руках были сосредоточены также вопросы взаимоотношений с европейским державами и организация посольского протокола), который визировал их своей печатью, откладывал в кожаные мешки и тщательно сохранял их, выделив для этого типа документов особый сундук. По желанию падишаха эти документы могли быть востребованы для справки, но затем снова должны были быть возвращены в хранилище.

По мнению турецких историков, до середины XVIII в. Османские архивы поддерживались в надлежащем порядке. Но, ближе к концу XVIII в., вследствие пренебрежительного отношения к документам более раннего периода, которые требовались все меньше, а также наводнений, пожаров, ремонтов, недостаточности помещений часть документов была утеряна [7, c. 56].

Объяснением этих процессов может служить то обстоятельство, что начиная с середины XVIII в., в структуре османской бюрократии произошли серьезные изменения, связанные с перемещением центра политической власти из дворца и зала заседаний Дивана в резиденцию великих визирей. Все османские высшие административные органы, такие, как Палаты внешних и внутренних дел, Диван и его секретари с обслуживающим аппаратом, были перенесены в резиденцию «Баб-и Али». В 1785 г., в связи с тем, что резиденция визирей находилась довольно далеко от дворца Топкапы, было принято решение выделить под нужды архива специальное кирпичное здание в саду дворца великого визиря. Как и ранее, за сохранность документов отвечал реис-уль-кютаб, который оставался главой османской делопроизводственной бюрократии. Он был обязан утром выдать документы, а вечером, даже если работа с этими документами не была закончена, убрать их обратно в хранилище. Посторонним запрещалось входить в помещение архива. Правила использования материалов из этих хранилищ были такими же строгими, как и в Дефтерхане.

Все законы в соответствии с необходимостью записывались в тетради, которые по мере их заполнения отправлялись в хранилища в первом дворе Топкапы или в хранилище во дворце визирей. В случае, если возникала необходимость обратиться к старым документам за справкой, необходимо было получить специальное разрешение на доступ к архивам [13, c. 76–77].

В 1794 было решено учредить специальный архив карт и планов, в котором эти материалы были бы собраны отдельно, в особенности – относящиеся к крепостям в пограничных районах империю. Этот архив был учрежден в османском инженерном департаменте – Мюхендисхане [BOA, MAD., 7917, s. 461].

Впоследствии архивные материалы были перенесены в помещения в резиденции великих визирей, а еще позже – в специальное хранилище в районе Султанахмет, получившее название «Сарай-и Атик». Финансовые документы были отделены от всех прочих и также перевезены в Султанахмет – в старые военные казармы «Чадыр Мехтерлери». Кроме того, многие особо важные документы хранились при резиденции великих визирей в различных государственных канцеляриях.

Использование отдельных помещений дворца Топкапы для хранения архивных документов продолжалось до тех пор, пока во дворце великого визиря, где заседал Диван, не было построено специальное здание, поскольку эти документы часто бывали необходимыми при заседании Дивана (Указ о подобном строительстве был издан султаном Абдулхамидом I (1774–1789).

Очередной фирман, предписывающий необходимость сохранения архивных документов, был выпущен в годы правление Мустафы III (1757–1774) [BOA, Mühimme Defteri, nr. 168, hkm. 306].

Реформы Танзимата стали переломным моментом в истории Османской империи. В ходе реформ многие государственные учреждения были реорганизованы. Резко возросло число документов – это было связано с тем, что модернизация системы османского государственного управления затронула такие сферы деятельности, как образование, юстицию, статистическую службу, методы управления провинциями. Увеличилось общее количество чиновников, расширились объемы их деятельности, и как следствие, расширились объемы делопроизводства. Ускорился документооборот между провинциями и имперским центром, в связи с чем, как в Стамбуле, так и на местах, появилась острая потребность в организации и упорядочении архивного дела. В связи с этим возникла необходимость ревизии всех уже существовавших на тот момент ведомственных архивов, которые, как выяснилось, находились в ужасном состоянии [8, s. 261].

Во второй половине ХУШ в., в период упадка Османской империи, архивы государства постепенно начинают приходить в запустение. Многие документы исчезли в пламени пожаров. Другие сильно пострадали из-за плохих условий хранения – документы содержались в кожаных торбах и сундуках в подвалах зданий, где из-за высокой влажности они начали гнить. Некоторое количество документов в связи с распространением коррупции в чиновной среде было также намеренно уничтожено или изменено с корыстными целями. Для обеспечения лучшей сохранности документов в 1785 г. Было построено особое помещение во дворце великого визиря, но его оказалось недостаточно [Belgelerle Türk Tarihi Dergisi, Mart 1985, sy. 1, s. 67]. Через 60 лет перед османскими чиновниками снова встал вопрос об упорядочении архивов и сохранении документов, необходимых для потребностей государственных служб. На этот раз речь шла уже не только о сохранении тематических подборок документов в отдельных хранилищах, но и о создании специального ведомства, в котором были бы помещены все сохранившиеся и значимые для государства архивные материалы [BOA, İrade Müsail-i Mühimme, 658]. Инициатива по переустройству архивов принадлежала Сафвети Паше, министру финансов при султане Абдулмеджиде. В 1837 г., незадолго до официального объявления курса реформ Танзимата, «Казна Эндеруна» была переименована в Министерство финансов. В архивах нового министерства оказались большие массивы финансовых документов из хранилищ казны, доставшихся от канцелярии «Баб-и Дефтери» (которая занималась ведением финансовых документов) дореформенного периода. Эти документы содержали сведения о налогообложении, доходах и расходах в провинциях. Однако их сохранность оставляла желать лучшего, и находились они в полном беспорядке. В 1845 г. Сафвети паша в докладной записке (тезкире) на имя великого визиря Мехмеда Рауф Паши предложил разделить эти документы по темам, составить их описи и перевести все архивы Министерства финансов в отдельное, специально приспособленное для хранения архивов помещение. Тем не менее, в той же записке он предлагал уничтожить в печах дворца Топкапы все документы, относившиеся к корпусу янычар, «как ненужные и вредные» [BOA, Irade Dahiliye, 5152] (Значительная часть так называемого «Янычарского корпуса» была уничтожена ).

Его предложения были рассмотрены, и 9 ноября 1846 был издан указ о необходимости преобразования архивохранилищ. В соответствии с ним все документы, хранившиеся в подвалах Топкапы и Дефтерхане, было решено переместить в новое здание, находящееся за пределами дворцовых комплексов и построенное по европейскому образцу «наподобие библиотеки». Серьезную поддержку этому начинанию оказал и известный политик и дипломат Османской империи, идеолог реформ Танзимата, Великий визирь Мустафа Решид Паша, который был хорошо ознакомлен с состоянием архивного дела в Европе [20, s. 183].

Для хранения архивных материалов было создано новое учреждение, которое получило название Хазине-и Еврак – «Хранилище документов». Была также введена новая должность – Смотрителя архивов (с полномочиями министра) [BOA, Irade Musail-i Muhimme, 658] (В документе упоминаются в качестве причин перевода архивов их испорченность водой, неупорядоченность и невозможность найти нужные документы ).

Особое внимание уделялось защищенности документов от влаги и огня. Предполагалось, что архивы будут храниться в различных помещениях в зависимости от тематики документов: материалы, связанные с внутренними вопросами, вопросами внешних сношений, протоколы заседаний Дивана предполагалось разместить в трех различных залах. Кроме того, выделялись отдельные помещения для библиотеки при архивохранилище и для хранения различных атласов и карт. Эскиз здания и проектирование были заказаны итальянскому мастеру Фосатти, который завершил строительство в 1848 г.[BOA, İrade Müsail-i Mühimme, 699] Первоначальный план предполагал строительство одноэтажного здания, но затем, для лучшей защиты от влаги, было решено сделать здание двухэтажным[BOA, İrade Müsail-i Mühimme, 659]. Однако это не помогло, и после завершения строительства были затрачены дополнительные средства для покупки кожаных торб и сундуков, которые должны были защитить документы от влаги [BOA, İrade Müsail-i Mühimme, 704]. Планировалось также закупить шкафы, но от этого приобретения пришлось отказаться ввиду недостатка средств [BOA, A.DVN.MKL., 63-A/10.]. Кроме того, были выделены значительные суммы на защиту здания от пожара[BOA, İ.Meclis-i Vala, 3772]. Официально здание архива открылось только в 1853 г., поскольку около 5 лет потребовалось на дооснащение архива и просушку хранилищ.

Впервые в османской истории ведомственные архивы были размещены в специальном здании. На должность директора архивохранилища был назначен чиновник Министерства финансов, который отдельным постановлением великого визиря Рашида Паши был возведен в ранг министра, а название учреждения было также изменено – Hazine-i Evrak Nezareti – Министерство хранения документов [BOA, I.Dahiliye, 7066].

В связи с этим, первый министр по делам архивов Мухсин Эфенди составил специальную инструкцию по описанию архивов. Эта инструкция была одобрена султаном 11 реби-уль-ахира 1263 г. (29 марта 1847 г.) (Эта записка содержит и переписку по данному вопросу [BOA, İ. Meclis-i Vala, 1869, 12019; A.DVN.MKL., 63-A/10])/ В соответствии с ней, министру был назначен заместитель, и вместе с ним несколько опытных секретарей из канцелярий различных ведомств, в обязанности которых входили разделение и классификация архивных материалов, подлежащих переводу в новое здание хранилища. Что касается персонала хранилища, то после создания архива в нем работало 7 человек: директор, 4 чиновника, которые занимались разбором, классификацией и размещением документов, 2 привратников, в обязанности которых входило поддержание чистоты во внутренних помещениях и охрана здания в ночные часы [BOA, I.Dahiliye, 18061, A.MKT.NZD., 107/72, A.DVN., 94/66.]. Помимо этих сотрудников, на работу в архив по направлению из меджлиса периодически определялось некоторое точно не установленное количество государственных чиновников [BOA, A.MKT.NZD., 107/72]. Они считались временно прикомандированными к ведомству министра по делам архивов, и должны 2 дня в неделю были разбирать, прежде всего, дела из архивохранилищ своих ведомств. Они работали с документами, необходимыми для принятия правительственных решений, и оказывали помощь в обработке направленных на хранение материалов. Обработка документов проводилась ими как в служебное время, так и в свободные от работы часы. За внеурочное время служащим первоначально полагалась дополнительная плата, которая затем была отменена [BOA, BEO, 319914].

Пока продолжалась работа по постройке здания, предполагалось начать работы по описанию тех документов, которые подлежали обязательному сохранению. Несмотря на то, что было принято постановление о переводе наиболее важных дел в Хазине-и Эврак, стало понятно, что сохранить там все документы из архивов Дефтерхане и канцелярий визиря будет невозможно. Поэтому решено было разделить их и дать хотя бы общее описание тех дел, которые будут переведены в новое здание.

В 1849 г. Был выпущен ряд постановлений, которые определили порядок организации архива и отбора документов для хранения [BOA, İ. Meclis-i Vala, 4093]. Все документы, имевшие государственное значение, переводились в Хазине-и Эврак, а документы, связанные с повседневностью, оставались в архивах на местах. Новым постановлением был также введен и новый порядок периодизации, каталогизации и описания документов. В соответствии с ним, все документы подразделялись на три группы в зависимости от даты создания.

Первую группу составили все документы, созданные в период с 1200 г. Х./1785 г. По 1255 г.Х./1839 г. [BOA, A.DVN., 42/12.] Выбор исходной даты связан с тем, что в момент принятия решения парламента еще использовались документы Высокой порты конца XVIII в. Документы, созданные ранее этой даты, было решено разобрать и классифицировать позже. Однако в 1854 г. Специальным постановлением Меджлиса было решено отказаться от 1785 г. В качестве исходной точки, и отнести к первой группе все документы, начиная с момента создания государства [BOA, İ.Meclis-i Vala, 9956].

Ко второй группе решено было отнести все документы, которые охватывали период от восшествия на престол султана Абдулмеджида с июля 1839 г. До 1848 г.

Из документов, которые появились после 28 ноября 1848 г., было решено создать третью группу документов.

Первая и вторая группы включали документы из столичных архивов. Документы в них были рассортированы по темам в хронологическом порядке. Третья группа объединяла документы государственной важности из провинциальных архивов и различных ведомственных канцелярий аппарата великого визиря [BOA, İ.Meclis-i Vala, 4093; A.DVN, 42/12].

Однако организация Хазине-и Эврак не предполагала отмены ведомственных архивов, в которые продолжала поступать и накапливалась текущая документация.

В этот же период конца 30-х гг. Х1Х в. Появляется необходимость преобразования способов ведения делопроизводства. Все дефтеры, указатели и прочие бумаги решено было подразделять на четыре основных группы: дела военные, дела по Министерству внутренних дел, повседневные дела и дела по Министерству иностранных дел [BOA, Cevdet Dahiliye, 1050].

Ведомственные документы разбирались на две большие группы: важные – те, которые должны были быть перевезены в Хазине-и Эврак, не имевшие особого значения, которые сдавались в старые хранилища. Отобранные для сохранения документы складывались в мешки, опечатывались, а затем сдавались директору Хазине-и Эврак. Он в свою очередь делал описи этих документов, составляя каталог-путеводитель поступившим документам, и распределял их по сундукам для дальнейшего хранения. На каждом сундуке надлежало указывать ведомственную принадлежность документов, находящихся внутри, инвентарный номер, период и даты, которые охватывают документы, и источник поступления документов. Сундуки запирались на замки, ключи от которых должны были постоянно находиться при директоре. Согласно инструкции, османским архивистам надлежало фиксировать дату и краткое содержание документа [A.DVN.MKL., 63-A/1].

Сами документы распределялись по большим группам в соответствии с ведомством, создавшим их, содержанием или изложенными в них проблемами. Внутри этих групп документы распределялись по датам и пронумеровывались. Часть документов (в основном августейшие послания (Хатт-и Хумаюн) и указы (Ираде)) была зафиксирована в особых дефтерах в соответствии с темами (В настоящее время эти материалы составляют одну из коллекций Османского архива, которая получила название «Описание Высочайших распоряжений» (Hatt-i Hümayün Tasnifi) и насчитывает 31 том ).

Большое количество документов в Хазине-и Эврак вынудило османские власти максимально упростить и ускорить процедуру поиска необходимых документов. В 1850 г. Вышло постановление меджлиса о составлении специального указателя (Tasnif) архивных дел первоочередной важности, а также специального описания второстепенных документов и об условиях их хранения [BOA, İ. Meclis-i Vala, 5150]. Для этого дополнительные экземпляры архивных каталогов, которые были составлены в Хазине-и Эврак, решено было поместить в тех правительственных канцеляриях, которым требовалось чаще других обращаться к архивам. Первоначально такие каталоги были направлены в канцелярию Дивана и отдел Амеди (Это была Четвертая канцелярия Дивана, основанная в XVIII в. Канцелярия занималась подготовкой докладных записок на имя султана, а также перепиской с другими странами. Тут же регистрировались отчеты посольств. Эта канцелярия имела важное значение и просуществовала вплоть до падения империи) этой канцелярии. Это было сделано с целью ускорить документооборот и поиск необходимых документов. Такого рода указатели должны были храниться у секретарей Дивана и Палаты внешних сношений. В случае надобности того или иного документа, чиновники по данному указателю могли найти и выписать дату и номер дела, и отправить эти сведения в специальном ларце с нарочным в Хазине-и Эврак, чтобы служащие архивного хранилища нашли для них нужный документ. Однако, в связи с тем, что служащие обычно забывали возвращать документы, решено было выдавать их на срок не более 15 дней и под личную расписку заказавшего их чиновника. Если работа с документом не была закончена, этот срок можно было продлить. В случае если документ не возвращали, директор Хазине-и Эврак был в праве официально затребовать его розыск [BOA, İ.Meclis-i Vala, 12019].

В 1856 г. В Лондоне была специально закуплена машина для печати литографий, с помощью которой снимались копии с документов. Это предприняли для того, чтобы лучше сохранить ветшавшие документы, и чтобы их было легче читать [BOA, İrade Dahiliye, 22632].

Однако сооружение архивохранилища не привело к централизации государственного архива. По-прежнему сохранялись архивы во дворце Топкапы и в других местах.

В 1861 г. В системе государственного делопроизводства на территории Османской империи произошли очередные изменения. Для того чтобы упростить бюрократические процедуры, дисциплинировать чиновников, ускорить документооборот и облегчить возможность управления перепиской и потоком документов между различными министерствами, провинциальными властями, и другими государственными службами, была создана Палата документов Высокой порты – Bab-ı Ali Evrak Odası [BOA, Meclis-i Tanzimat Defteri, nr.2, s.1-2]. Вскоре объем деятельности нового ведомства был значительно расширен. Так, в ведение Палаты перешла и вся переписка, связанная с районами империи, имевшими особый статус (Болгарией, Египтом, Кипром, Боснией и Герцеговиной), а также различные вопросы особой государственной важности (например, по работе Комиссии по мухаджирству, строительству Хиджазской железной дороги и т.п.).

Следует отметить, что частые пожары и природные катаклизмы в Стамбуле причиняли время от времени зданию архива большой ущерб. После землетрясения 1878 г. Здание было признано аварийным [BOA, A.DVN.MKL., 63-A/20], и в 1880 г. Департамент внутренних дел государственного совета Османской империи предписал произвести капитальный ремонт в здании [BOA, İ.Şura-yı Devlet, 3697]. Благодаря предпринятым мерам, здание смогло обеспечить документам надежную защиту во время пожаров, которые часто происходили в Стамбуле. Одновременно с концентрацией документов в Хазине-и Эврак документы начали собирать и частные лица. Известно, что в распоряжении о сохранении официальных документов, которое было направлено различным чиновникам империи, говорилось о необходимости сохранять все доклады, распоряжения, памятные записки и прочие документы, связанные с государственными делами и проблемами [BOA, Y.A. Res., 108/22]. Предписывалось тщательно сохранять такие материалы, как указания органов верховной власти посольствам, губернаторам и чиновникам и запрещалось передавать их третьим лицам. Их необходимо было хранить в виде особых дел и списков в ведомственных архивах. Подчеркивалось, что распоряжения, связанные с материальной выгодой, а также различные указания, получение которых может быть связано с исполнением особо важных дел, должны сохраняться у получателей того или иного распоряжения, письменного напоминания или телеграммы. В этот же период было принято решение выдавать просителям не оригиналы документов, а заверенные их копии под расписку [BOA, İrade Sadaret, 1331 Z/2].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно методический комплекс по дисциплине «Источниковедение истории Казахстана» специальность 050114 «История»

    Учебно-методический комплекс
    Учебно - методический комплекс дисциплины составлен профессором кафедры истории Казахстана, доктором исторических наук Аманжолом Ку­зембайулы, магистранткой исторического факультета второго года обучения Мукужановой Айзадой на основании
  2. И. Г. Программа кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 09 «Историография, источниковедение и методы исторического исследования». Тюмень, 2011. Программа

    Программа
    Семенова В.И., Шишкин И.Г. Программа кандидатского экзамена по специальности 07.00.09 «Историография, источниковедение и методы исторического исследования».
  3. Программа минимум кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 09 «Историография, источниковедение и методы исторического исследования»

    Программа
    Настоящая программа кандидатского минимума предназначена для аспирантов и соискателей, ведущих исследования в области историографии и источниковедения.
  4. Удгу дербин Евгений Николаевич Институт княжеской власти на Руси IX начала XIII века в дореволюционной отечественной историографии Ижевск 2007

    Реферат
    Дербин Е. Н. Институт княжеской власти на Руси IX — начала XIII века в дореволюционной отечественной историографии. Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2007.
  5. 1. Предмет, цели, задачи историографии

    Документ
    Историография — история исторической науки в целом, а также совокупность исследований в области истории, посвященных определенной теме или исторической эпохе (например, историография эпохи Крестовых походов), или совокупность исторических

Другие похожие документы..