Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Переважним чином, кримінологія на разі ототожнюється, принаймні, у буденній свідомості, з наукою, котра своїм предметом має злочинність, її прояви, о...полностью>>
'Сочинение'
Что такое война? Как военные действия и связанные с ними человеческие трагедии влияют на душевное состояние людей, на их способность чувствовать, сос...полностью>>
'Документ'
Впрочем, стоит уточнить: во всех трех спальнях графини фон Далау – в городском доме в Берлине, в загородном поместье фон Далау и в доме доктора Гиссл...полностью>>
'Документ'
Гражданское воспитание, или акцентируя его субъектно-результативный аспект, – воспитание гражданственности, является одной из традиционно рассматрива...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Общество риска: концепции изучения, тенденции и современность

Риск является важным и непременным условием развития современного общества.

Риск- это социально конструируемый феномен, не существующий вне общества, на разных этапах своего развития продуцирующего новые виды рисков. На сегодняшний день существует два основных направления исследования риска как социального феномена- риск как объективная и субъективная категория. В исследовании автора упор был сделан на то,что риск- субъективно- объективная категория: с одной стороны внешняя среда конструирует ситуацию риска,но при этом степень, границы восприятия и решение при выборе из существующих альтернатив осуществляет индивид и социальные группы.

Существует целый ряд социальных, психологических, политических, общесоциологических факторов. влияющих на возникновение риска и его "принятие" обществом, все они зависят и взаимообуславливают друг друга.

Современное общество можно с полным правом называть обществом риска, для которого теория Ульриха Бека актуальна до сих пор.

Обобщая концепцию ученого-социолога, можно выделить основные черты, которыми преимущественно обладают все общества, вне зависимости от их территориального расположения, развития или политического или культурного курса.

Во-первых, стоит отметить, что в настоящее время экологический и экономический факторы играют чуть ли не определяющую роль в общественном развитии, например, взаимодействие природы и общества в первую очередь и заключается в постоянном продуцировании рисков.

Во-вторых, переход к эпохе риска происходит в результате действия механизмов модернизации. Проблема рисков непосредственно связана со стремительной индустриализацией и и одновременно с непредвиденными последствиями модернизации: производство и распределение богатства в индустриальном обществе сменяется производством и распределением рисков в современном обществе риска.

В-третьих, согласно логике концепции "Общества риска"современному обществу присущи следующие процессы:

- универсализация рисков;

- тенденция к глобализации и

- институционализация рисков.

В- четвертых, происходит подмена классического понимания классовой структуры общества в рамках новой системы классового неравенства в соответсвии со степенью подверженности различным рискам и угрозам: богатсва сосредотачиваются в верхних слоях общества, риски- в нижних.

Современные процессы, происходящие в обществе так же помогают отметить,что общество риска уже не локально, оно полноправно становится глобальным:

Риски производят неравенство на интернациональном, глобальном уровне, неравномерно распределяясь в соответсвии с уровнем благосостояния и развития различных стран и регионов: рисков чаще и больше встречается в менее развитых странах, там чаще случаются технологические катастрофы. Более развитые страны могут даже получать экономическую выгоду от глобального увеличения рисков, перенося рискогенное производство за пределы своих границ, разрабатывая технические новинки, минимизирующие риски.

Однако риски модернизаци рано или поздно затрагивают и тех, кто их производит. "Им присущ эффект бумеранга, взрывающий схему классового построения общества.Богатые и могущественные от них тоже не защищены". Стоит заметить, что с ростом благосостояния в развитых странах происходит постепенное осознание обществом того, что источники богатства "загрязняются" растущей угрозой, исходящей от побочных явлений научно-технического прогресса, что приводит к массовой обеспокоенности о проблемах окружающей среды, финансовых ситуациях, тенденциях современных социальных изменений и многом другом.

Становясь поистине глобальным, наряду с экологическим, дает о себе знать и финансовый фактор риска- начавшийся в США, риск и страх кризиса распространился по многим странам. Финансовые, политические и бизнес аналитики солидарны в одном- риски, продуцируемые кризисом не только сугубо объективны, но во многом и субъективны.

Одной из сторон кризиса зачастую "на руку" конструирование рисков, которое во многом позволяет манипулировать интересами и курсом деятельности другой стороны.

Именно поэтому можно говорить о глобализации кризиса и рисков, связанных с ним.

Вклад социологии в исследование риска заключается в реализации системного подхода,предполагающего выход на социальный, институциональный и организационный уровни изучения риска, акцентируя внимание на социальном контексте риска, на социальных процессах и структурах, в границах которых имеет место риск.Объектом социологического анализа могут стать, к примеру, процесс взаимодействия между микро- и макроуровнем (в частности, вопрос о том,к каким макросоциальным последствиям может привести принятие той или иной модели восприятия риска действующим субъектом), связь между восприятием риска и демонстрируемым поведением, факторы, ограничивающие «произвольность» приписывания различным опасным объектам значений, причины доминирования определенного знания о риске.¶

Николаевская А.М. (Харьков, Украина)

К проблеме институционализации социологии морали

В отличие от других отраслей социологического знания, ситуация в сфере современной социологии морали описывается как крайне неопределенная. Это связано с отсутствием четких представлений о ее предметном поле и междисциплинарных связях, с проблемами использования традиционных для социологии методов сбора, обработки и анализа эмпирической информации применительно к моральным явлениям. Некоторые авторы, ссылаясь на эти обстоятельства, высказывают сомнения относительно возможности и правомерности социологических интерпретаций морали. Речь идет, например, об установлении эмпирических границ морали, о фиксации ее качественного своеобразия, иначе говоря - о том, как мораль из повседневного факта сделать фактом научным.

Сегодня необходимость институционализации социологии морали, которая, на наш взгляд, может представить моральные проявления на всех уровнях социальной системы во всем их динамическом разнообразии и тонких проявлениях, ставит перед специалистами этой отрасли, наряду с вопросами теоретико-методологического плана, целый ряд проблем, связанных со спецификой использования традиционных методов сбора социологической информации, с включением в арсенал методов психологических методик и использованием некоторых приемов, которые известны психологам как средства повышения качества и достоверности информации, с обращением к некоторым методам анализа информации, не получившим еще широкого распространения в социологической науке.

Возникновение социологии морали чаще всего рассматривают как результат влияния позитивизма на социологическое знание. В конце ХІХ столетия одновременно с попытками решить вопросы теоретико-методологического характера разрабатывались проекты практического реформирования традиционной этики и институционализации на этой основе социологического подхода к анализу нравственной жизни. Э. Дюркгейм, предложив название новой науки о морали – “социология морали”, настаивал на необходимости использования методов социологического исследования моральных феноменов. Начало научного творчества П. Сорокина, как известно, было также связано с попытками перестройки этики на позитивистский лад. Он пытался доказать, что обоснование того, что традиционно в этической науке называлось «нормой», возможно лишь путем каузального изучения нравственных явлений, путем сравнительно-исторического и индуктивного исследования. Образцом такого анализа мог считаться каузально-эмпирический подход, представленный в науке социологическим, психологическим и синтетическим направлениями, основанными, прежде всего, на методах позитивных наук, а также на понимании бытия («сущего») как исходного понятия и построение «сущего» на познании этого бытия.

И сегодня основная задача социологии морали в самом общем виде, на наш взгляд, может рассматриваться как изучение и анализ всего разнообразия интерпретаций «должного», что, в соответствии с традициями классической этики, определяется как «сущее», поскольку даже в условиях относительно однородного с точки зрения социально-культурной дифференциации общества число таких интерпретаций морального идеала может соотноситься с числом влиятельных социальных субъектов. И хотя определенный период в постсоветской социологической науке социология морали пребывала в своеобразном «летаргическом» сне, поскольку почти на полтора десятка лет феномены морали исчезли из фокуса как теоретического анализа, так и из перечня прикладных разработок, последние годы ознаменованы появлением ряда успешных попыток осмысления инновационных изменений морали.

Что же касается методов получения информации о состоянии моральных процессов, то, как свидетельствует наш собственный опыт, в ряде случаев по-прежнему оправдывает себя использование традиционных методов социологии. С нашей точки зрения, проблема использования этих методов в социологии морали требует, прежде всего, не отказа от них, а четкой концептуализации изучаемых моральных феноменов, “доведения” существующих теоретических концептов до уровня эмпирических индикаторов.

В то же время особого внимания (в первую очередь при анализе личностных проявлений нравственности) заслуживает использование различных модификаций проективных методик (адаптированных в соответствии с целью и задачами конкретного исследования), которые, благодаря неопределенности и неструктурированности стимульного материала, провоцируют респондента на бессознательную проекцию своего способа мировосприятия, в том числе, моральных ценностей и норм. Мы также имеем успешный опыт использования шкалы лжи из теста EPQ, для контроля искренности респондентов в исследовании, основанном на формализованном интервью с харьковскими подростками. Большой познавательный потенциал для анализа реальных проявлений нравственности имеют и новейшие разработки в области использования искусственного интеллекта, в частности, технологии интеллектуального анализа данных (ИАД).

Новикова Л. В. (Санкт-Петербург)

Вклад Р. Парка в социологическую теорию XX века.

Работы «самого яркого представителя» и «признанного лидера» Чикагской социологической школы {1, 498} Р. Э. Парка (1864-1944) принято относить к эмпирическому направлению в социологии, однако сам он, как пишет Л. Козер, видел свой вклад в социальную науку в разработке системы понятий, помогающих классифицировать и анализировать полученные данные {5, 357}. Ученый заявлял: «Проблема, которой я интересовался, была всегда скорее теоретическая, чем практическая» {6, 133}. По мысли Э. Хьюза, «Парк не хотел формировать систему, однако он был изначально системным социологом» {5, 357}.

Парк обладал синтетическим мышлением, способностью использовать множество различных и даже противоположных идей. Учителем Парка в Мичиганском университете был Дж. Дьюи. В Гарварде, где Парк работал журналистом, на него огромное влияние оказала философия Дж. Ройса, У. Джемса, Дж. Сантаяны. Одновременно теория и методология Парка были основаны на европейских традициях. Наиболее глубокое влияние оказали на его концепцию идеи Ф. Тенниса и Г. Зиммеля. Учебный семестр в классе Зиммеля (единственный прослушанный им систематический курс по социологии) – наиболее важная веха в творческой биографии Парка {5, 374}. Самые известные идеи американского мыслителя – о социальном конфликте, маргинальной личности, городской среде как естественной лаборатории социолога, социальной дистанции – были стимулированы контактом с Г. Зиммелем. Само заявление Парка о социологии как науке, связанной с абстрагированием от многообразия социальных явлений и созданием системы общих понятий, сделано в духе воззрений упомянутого немецкого ученого {5, 374}. Под влиянием русского социолога-неокантианца Б. Кистяковского, работа которого «Общество и индивид» {2, 103-115} оказала на Парка неизгладимое впечатление, Парк отправляется в Страсбург, а затем – в Гейдельберг изучать неокантианскую философию {5, 375}. Под руководством В. Виндельбанда он пишет диссератцию «Толпа и публика». От Виндельбанда Парк заимствовал идею различия между идиографическим методом истории и номотетическим методом естественных наук, однако он не разделял скептицизма своего учителя относительно возможности открытия закономерного единообразия в социальном мире. Парк вводит понятие «естественной истории», которая пренебрегает индивидуальными различиями, чтобы сконцентрироваться на «естественных стадиях и циклах в эволюции институтов» {5, 375}. На теорию американского ученого повлияли идеи эволюционизма в лице Ч. Дарвина, Э. Геккеля и др., работы французских социальных психологов Г. Лебона, Г. Тарда и многие другие источники.

Парк представил «естественную историю» общества в виде четырех стадий, формирующих определенный социальный порядок: экологический (территориальный), экономический, политический и культурный. Каждая стадия конкретизируется посредством множества понятий. В ряде статей Парк показывает сложный путь формирования в обществе корпоративного действия через механизм социального контроля, ограничивающего свободу индивида {4, 398-399; 3, 145-146}. Четырехуровневая модель социального порядка Парка сопоставима с теорией Маркса (учение о базисе и надстройке) и с концепцией Т. Парсонса (анализ подсистем общества) {1, 508}. Оригинальность Парка и его учеников состоит в сосредоточенности на изучении «социальных структур и процессов под экологическим углом зрения» {1, 508}.

В исследованиях городских проблем Парк продолжает использовать свой экологический подход, изучая городское сообщество в плане «пространственной конфигурации» и в качестве «морального порядка». В данной сфере исследования он ориентируется на многообразие методов и следование абсолютной беспристрастности. Парк усвоил у своих европейских учителей стремление к объективности социального знания. Его теория и реформаторская деятельность были лишены морализаторства. Парк считал, что социология не вправе навязывать образ «должного» и создавать средства для формирования «идеального» общества. Миссией честного социального ученого является добывание конкретного знания для осмысления и понимания социальных проблем. Нельзя, как говорил американский ученый, «проклинать одних и молиться за других». Однако в своей ориентации на конкретные факты Парк отнюдь не тяготел полностью к позитивистской исследовательской модели. Он стремился после тщательного описания социального явления к пониманию его природы и динамики. Парк большое внимание уделял «понимающим» методам («сочувственному отождествлению»), что предполагает «вживание» в индивидуальные особенности изучаемого объекта, а не просто констатацию его характеристик.

В лице Р. Парка мировая социология получила человека разнообразных интересов и ориентаций, соединившего глубину европейской традиции с практической направленностью на изучение животрепещущих проблем своей страны: расовых и этнических конфликтов, проблем адаптации мигрантов, социального контроля в городской среде, преступности, феномена маргинальности и др. Начав академическую карьеру в пятьдесят лет, он сыскал огромную популярность в среде коллег и учеников. Парк создал «Общество социальных исследований» (1920) для налаживания связей между факультетом и студентами. Ученый приветствовал междисциплинарные связи и тесный контакт с общественностью (журналистами, чиновниками, людьми из «реального мира»). Он стимулировал множество областей социального исследования, а любого ученика умел поднять на недосягаемую, как казалось самому студенту, высоту.

Исследования Р. Парка и его учеников и соратников могут быть полезны при изучении сложных проблем модернизации современной России.

Литература

    1. История социологии (XIX – первая половина XX века). Под общей ред. проф. В. И. Добренькова. Учебник. М., ИНФРА-М, 2004.

    2. Кистяковский Б. А. Общество и индивид//Социол. исслед. 1996. N 2. C. 103-115.

    3. Парк Р. Э. Физика и общество // Социальные и гуманитарные науки. Сер. 11. Социология. 1997. N 4.

    4. Парк Р. Э. Экология человека // Теория общества. М., 1999.

    5. Coser L. A. Masters of sociological thought. Ideas in historical and social context. N. Y., 1971.

    6. Odum H. W. American Sociology, New York, 1950.

Попов Е.А. (Барнаул)

Акцентуация онтологического в понимании социального благополучия человека

В современных условиях социального развития особую актуальность приобретают проблемы, связанные с сохранением и преумножением консолидирующего потенциала общества. Как известно, он в большей степени определяется политикой, экономикой, правом и т.д. – теми сферами коллективного и индивидуального бытия, изменения в которых имеют для жизни первостепенное значение. В то же время мерой такого консолидирующего воздействия должна стать духовная культура, ее онтологические смыслы, константы, влияющие на менталитет, оказывающие воздействие на экономические, политические и другие приоритеты в обществе. Между тем закрепление и дальнейшее развитие таких ценностно-смысловых установок возможно только в тех условиях, когда общество антропоцентрично, когда в нем наивысшей доминантой является человек, его интересы, потребности, взгляды и представления.

Благополучие – это пространство существования человека, которое в большей степени обусловлено вполне реальными показателями экономического и социального общественного развития. Очевидно, что влияние экономики в этом пространстве предельно велико и всеопределяюще, тем более в условиях кризиса, случившегося в начале нашего столетия. Но нужно иметь в виду, что существуют и онтологические, сущностные характеристики стремления человека к обретению благополучия, которые зависят от мировоззренческих установок, духовно-нравственных ориентиров и т.д. Педставления о благополучии человека крайне противоречивы; их концептуализация в науке вызывает еще большие вопросов. Сегодня можно говорить о том, что в социогуманитарном знании сформировался дискурс, так или иначе актуализирующий вопросы, связанные с социальным благополучием.

Основной вклад в исследование данного явления вносят экономическая и социологическая области знания. Их пристальное внимание к этому предмету объясняется разными причинами, но основной, как нам кажется, становится возможность соотнесения категории социального благополучия с различными тенденциями жизнедеятельности человека. Это, в свою очередь, позволяет рассматривать социальное благополучие как комплексное явление, оказывающее воздействие на повседневную жизнь человека, его ценностные ориентации и установки. Однако с точки зрения, например, социологии взгляд на проблему социального благополучия чаше всего не выходит за рамки операциональных характеристик данного явления – таких как уровень жизни, удовлетворенность жизнью и т.д. Вместе с тем феномен социального благополучия должен иметь более широкое толкование с учетом онтологических черт человеческого индивидуального и коллективного бытия. В этом смысле значительно расширяется эпистемологическое поле, в котором выясняются разнообразные аспекты концептуализации социального благополучия в социогуманитарном знании.

Самый широкий взгляд на проблему благополучия человека, пожалуй, сформировался в философии. Ключевой концепт, который прежде всего осмысливается в данном направлении, – это благо. Интерпретации этого концепта вызваны сложными мировоззренческими проблемами, решаемыми в рамках философии. Несмотря на всю очевидность социальной детерминированности блага и благополучия, этот концепт в равной степени соотносится с вопросами экзистенциального характера (благо как возможность выхода человека из круга одиночества, оставленности, как преодоление отчуждения человека и окружающей действительности), религиозно-мировоззренческого (благо как данность божественного проведения, прозрение и путь к Богу), символического (благо как конвенциональная система знаков и знаковых комплексов, вне которых человеческое существование не представляется возможным), герменевтического (благо как «идентификатор» связей людей в социальной реальности) и т.д.

В социокультурной динамике понимание благополучия соотносится с определенными ценностно-смысловыми установками носителей культуры. С этой точки зрения благополучие рассматривается как верхний уровень иерархии ценностей и норм в жизни человека и социальной реальности. Однако остается недостаточно проясненным вопрос о содержательной наполненности этого явления. К примеру, если социальное благополучие выступает как результат развития культуры, то как осуществляется установление ценностных приоритетов человека, для культуры имеющих первостепенное значение? Важен и следующий момент – если благополучие является показателем духовно-консолидирующего потенциала в развитии человека, то какие его структурные элементы становятся наиболее существенными?

Благополучие с точки зрения определения духовно-консолидирующего потенциала представляет собой совокупность ценностно-смысловых показателей, выявление которых раскроет изменения, сопровождающие общество и личность в социальной реальности. Благополучие выступает своего рода хронотопом общественного развития, пространственно-временной характеристикой ценностно-нормативных преобразований. Такой взгляд, пожалуй, в наибольшей степени удовлетворяет возможности соотнесения социального благополучия с духовно-консолидирующим потенциалом (или комплексом), обеспечивающим гармонизацию всех сфер общественного бытия.

Проказина Н. В. (Орел)

К вопросу об определении понятий «социологическая культура» и «социологическое мышление»

В научной литературе встречаются многочисленные понятия, которыми авторы пытаются объяснить специфический способ осмысления социальной реальности. К основным из них относят:

- социологический взгляд1, социологический подход2, социологическую культуру3, социологическое мышление4, социологическое воображение1, социологический образ мышления2, культуру социологического мышления3 и др.

Однако, несмотря на повышенный интерес к употреблению этих понятий, они не имеет четкого обозначения, проявляется многовариантность и многоаспектность их использования. Не представлена категориальная и понятийная сущность терминов. Поэтому представляется важным сформулировать их научные представления и определения.

Целесообразность операционализации понятий «социологическая культура» и «социологическое мышление» обусловлено рядом обстоятельств. Основным является то, что сама социология как наука пытается «подчинится строгим правилам ответственных высказываний, которые считаются атрибутом науки»4.

Близкими, по своему значению, выступают понятия «социологическое мышление» и «социологическая культура». Однако, каждое из них несет свою смысловую нагрузку.

В работах А. Г. Здравомыслова подвергаются рассмотрению эти понятия5. Он даже проводит анализ культуры социологического мышления. Изучение этих и подобных публикаций позволило выделить некоторые особенности, касающиеся рассматриваемых терминов.

Социологическое мышление – образование суждений и заключений, заключающихся в познании сущности вещей и явлений, закономерных связей и отношений между ними характеризующих опосредованное и обобщённое отражение социальной реальности.

Исследователи выделяют несколько уровней развития социологического мышления:

I – Профессиональный (социологический) уровень

I I – Социологическое мышление профессиональных элит

I I I – Институциональный уровень

IV – Макроуровень (интегральный)

V – Микроуровень (личностный уровень развития)1

V I – Стихийное социологическое мышление2.

Социологическую культуру характеризует:

- совокупность ценностей, принципов и мировоззренческих установок и знаний в отношении общества и его структурных элементов, личности и проблем взаимоотношения общества и личности;

- осознание процессов, явлений и изменений, происходящих в обществе, поведения личностей и социальных групп и общностей как следствия огромного множества зависимостей и взаимозависимостей

- уровень накопления, владения и использования социологической информации;

- система знаний, умений, навыков, функционирование которых обеспечивает определенное качество осмысления, получения, анализа и интерпретации информации об обществе и его структурных элементах.

Представленные определения носят поисковый, незаконченный характер. Однако, необходимость их интерпретации обусловлена самим существованием и развитием социологии.

Русалинова А.А. (Санкт-Петербург)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Факультет социологии спбгу российская социологическая ассоциация Социологическое общество им. М. М. Ковалевского (1)

    Документ
    Для участия в конференции необходимо представить до 5.10.2010г. заявку и тезисы доклада (с указанием ФИО, места работы или учебы, должности, степени, звания, названия доклада).
  2. Факультет социологии спбгу российская социологическая ассоциация Социологическое общество им. М. М. Ковалевского (2)

    Документ
    Для участия в конференции необходимо представить до 5.10.2011 г. заявку и тезисы доклада (с указанием ФИО, места работы или учебы, должности, степени, звания, названия доклада).
  3. Факультет социологии спбгу российская социологическая ассоциация Социологическое общество им. М. М. Ковалевского информирует Вас о том, что 12-13 ноября 2009 года будут проходить

    Документ
    Приглашаем принять участие в конференции и просим представить до 5.10.2009 г. заявку и тезисы доклада (с указанием ФИО, места работы или учебы, должности, степени, звания, названия доклада).
  4. Социологические организации Санкт-Петербурга и Северо-Запада

    Документ
    Санкт-Петербургская ассоциация социологов (СПАС) одной из важнейших задач считает формирование и укрепление сетей профессиональной коммуникации, развитие социологической среды Санкт-Петербурга и Северо-Запада России.
  5. Учебное пособие подготовлено при поддержке Рособразования по аналитической ведомственной целевой программе Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008 годы) и программы поддержки гражданского общества «Диалог»

    Учебное пособие
    Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. Методы прикладных социальных исследований. Учебное пособие. Изд.2-е, дополненное. М.: Вариант, Норт-Медиа, ЦСПГИ, 2008.

Другие похожие документы..