Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
В наше время происходит невиданный прогресс знания, который, с одной стороны, привел к открытию и накоплению множества новых фактов, сведений из разл...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Личностные расстройства» разработан для студентов дневного и заочного отделения, обучающихся по специальн...полностью>>
'Курсовая'
Появившись в России 17 лет назад, финансовые рынки приобретают всё большее значение, что, конечно, логично, ни одна рыночная экономика немыслима без ...полностью>>
'Урок'
Русская литература первой половины XIX в. - одно из наиболее ярких явлений в истории мировой культуры. На рубеже XVIII-XIX вв. классицизм с его ритор...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

ОБЩЕЕ

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

ФОРМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ,

ФУНКЦИИ, ИСТОРИЯ ЯЗЫКА

ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА"

Москва 1970

В книге рассматриваются проблемы взаимосвязи языка и общества, языка и

мышления; формы существования языка в виде развивающегося явления,

неоднородного как в территориальном, так и в социальном планах. В книге

специально отражен вопрос о коммуникативной функции языка и его знаковой

природе, освещены основы психофизиологического механизма речи, а также

вопросы, связанные с особенностями литературного языка и явлениями нормы.

Ответственный редактор

член-корреспондент АН СССР Б. А. СЕРЕБРЕННИКОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Послевоенная эпоха в истории советского языкознания является особенно

динамичной благодаря относительно быстрой смене различных событий и

ориентаций, которые так или иначе всегда определяют ход и направление

лингвистической жизни в каждой стране. Лингвистическая дискуссия 1950 г. и

критика так называемого нового учения о языке, реабилитация некоторых ранее

незаслуженно попранных истин и приемов исследования, интенсивное

проникновение идей структурализма, вызвавшие на некоторое время коллизию

между традиционным и структурным языкознанием, заманчивые, но не сбывшиеся

идеи машинного перевода и романтическое требование всеобщей кибернетизации

лингвистической науки, наметившиеся недостатки структурализма, обусловившие

появление некоторых новых взглядов и течений, появление новых отраслей

языкознания на стыках языкознания с другими науками и некоторых новых

методов исследования и вместе с тем более углубленная разработка целого

ряда языков, открывшая новые перспективы — таков общий перечень основных

событий рассматриваемого периода.

Нет ничего удивительного в том, что столь динамичная эпоха в истории

науки одновременно характеризуется повышением интереса к проблемам общего

языкознания.

За последнее время у нас и за рубежом появилось немало различных

работ, отдельных монографий и сборников общеязыковедческого характера.

Общетеоретическая проблематика современного языкознания настолько объемна и

многообразна, что для ее целостного, систематического и исчерпывающего

изложения, вероятно, потребовалось бы многотомное издание какой-нибудь

специально посвященной этим целям книги. Перед составителями предлагаемого

труда возникли довольно трудные задачи: что следует отобрать из этого

необычайного многообразия тем, проблем и частных вопросов. Выход из этого

затруднительного положения в конечном счете был найден. Прежде всего авторы

поставили своей<5> основной задачей — изложить основные сущностные

характеристики языка в их целостной и общей совокупности. Понять сущность

языка как особого явления — это значит уяснить его главную функцию и те

многочисленные следствия, которые она вызывает, понять особенности его

внутренней структурной организации в их сложном взаимоотношении,

рассмотреть конкретные формы существования языка в человеческом обществе,

ознакомиться с формами воздействия на язык со стороны внешней среды и с

движущими силами его развития и исторического изменения. Это особенно важно

хотя бы потому, что любое лингвистическое течение, в какие бы внешние формы

оно ни облекалось, всегда имеет в своей основе определенное понимание

сущностных характеристик языка, определенное их истолкование. Наиболее

характерной особенностью почти всех лингвистических течений является

акцентированное подчеркивание какой-нибудь одной из сущностных

характеристик языка. Так, например, социолингвистические течения в

лингвистике самых различных направлений наиболее существенной особенностью

языка считают его тесную связь с жизнью общества. Наоборот, различные

течения структурализма наиболее существенной характеристикой языка

объявляют его внутреннюю структуру и взаимоотношения составляющих ее

элементов, отодвигая при этом на задний план все остальное. Поэтому,

характеризуя язык, можно его представить как нечто такое, на чем любое

явление жизни общества оставляет свои неизгладимые следы, или как схему

чистых отношений, своего рода код, или как некое кибернетическое

устройство.

Читатель может без особого труда заметить, что в предлагаемом

исследовании нет никакого преднамеренного и заранее обдуманного

противопоставления внешней и внутренней лингвистики.

Авторы описывают сущностные характеристики языка такими, какими мы

можем наблюдать их в реальной действительности, в конкретном многообразии.

Проблемы структуры и системы языка так же важны, как и проблемы влияния

общества на язык.

Можно заранее сказать, что такой подход к языку не удовлетворит

представителей различных крайних течений, но авторы надеются, что вдумчивый

читатель сам поймет, в каких целях это делается.

Книга открывается главой «К проблеме сущности языка», где дается

характеристика коммуникативной функции языка, имеющей далеко идущие

следствия, пронизывающие все особенности языка. Одновременно эта глава

служит как бы общим введением ко всем остальным главам, поскольку в ней в

общем плане затрагиваются различные вопросы, например, проблема отражения,

проблема форм мышления, специфические особенности языкового знака, природа

слова и понятия и т. д.

Во второй главе «Знаковая природа языка» дается характеристика

языкового знака в неразрывной связи с той неповторимой<6> по своей

специфике языковой системой, которая дает понять, чем языковой знак

отличается от знаков всех других систем. В третьей главе «Язык как

исторически развивающееся явление» конкретно показаны различные импульсы и

движущие силы языковых изменений; глава «Проблемы взаимосвязи языка и

мышления» посвящена в основном мало исследованному вопросу о связи

употребления языка с различными мыслительными процессами; в главе

«Психофизиологические механизмы речи» делается попытка показать сложность

психических процессов, сопровождающих акт речи; глава «Язык как

общественное явление» рассматривает основные признаки языка, позволяющие

трактовать его как общественное явление особого рода; темой VII главы

«Территориальная и социальная дифференциация языка» является рассмотрение

его отдельных вариантов, вызванных общественными различиями по

территориальному или социальному признаку; в главе VIII «Литературный язык»

дается анализ отличительных признаков литературного языка в их историческом

развитии; наконец, IX, заключительная глава посвящается проблеме языковой

нормы.

Во избежание возможных недоразумений авторы хотят заранее предупредить

читателя, что каждая отдельная глава отнюдь не ставит своей целью изложение

абсолютно всех вопросов, относящихся к данной теме. В ней отобран только

определенный круг наиболее важных проблем, дающих возможность в общих

чертах понять излагаемое явление. Поэтому и прилагаемые к каждой главе

списки литературы отнюдь не являются полными и исчерпывающими списками

литературы по данному вопросу. В список включалась только литература,

связанная непосредственно с вопросом, затронутым автором соответствующей

главы.

Авторы хорошо понимают большую сложность рассматриваемых в данной

работе проблем, которая еще больше усугубляется существующей в настоящее

время неоднозначностью их решения, обусловливаемой необычным многообразием

точек зрения, лингвистических течений и тенденций в современной

лингвистике. Не все проблемы удалось удовлетворительно осветить и

разрешить, в работе возможны недочеты и ошибки.

Настоящая монография выполнена силами сектора общего языкознания

Института языкознания АН СССР под общей редакцией руководителя сектора

члена-корреспондента АН СССР Б. А. Серебренникова. В ее создании приняли

также участие сотрудники сектора германских языков Института М. М. Гухман и

Н. Н. Семенюк и доцент I МГПИИЯ К. Г. Крушельницкая.

Авторами отдельных частей монографии являются: глава первая «К

проблеме сущности языка» — Б. А. Серебренников; глава вторая «Знаковая

природа языка», раздел «Понятие языкового языка» — А. А. Уфимцева, раздел

«Язык в сопоставлении со знаковыми системами иных типов» — Т. В. Булыгина,

раздел<7> «Специфика языкового знака в связи с закономерностями развития

языка» — Н. Д. Арутюнова; глава третья «Язык как исторически развивающееся

явление» — Е. С. Кубрякова (разд. «Место вопроса о языковых изменениях в

современной лингвистике», «О формах движения в языке и определении понятия

языковых изменений», «О некоторых особенностях развития языка в свете его

определения как сложнодинамической системы», «Роль внутренних и внешних

факторов яыкового развития и вопрос об их классификации», часть разд. «К

вопросу о системном характере языковых изменений»), Г. А. Климов (разд.

«Языковые контакты»), Б. А. Серебренников — остальные разделы главы; глава

четвертая «Психофизиологические механизмы речи» — А. А. Леонтьев; глава

пятая «Проблемы взаимосвязи языка и мышления» — К. Г. Крушельницкая; глава

шестая «Язык как общественное явление» — Б. А. Серебренников; глава седьмая

«Территориальная и социальная дифференциация языка» — Б. А. Серебренников;

глава восьмая «Литературный язык» —М. М. Гухман; глава девятая «Норма» — Н.

Н. Семенюк.

Научно-библиографический аппарат данного тома содержит

библиографические списки к каждой главе, включающие использованную

литературу (в главе второй библиографические списки даны к каждому из трех

ее разделов по отдельности, поскольку они представляют собой относительно

самостоятельные части). Помимо библиографий, в конце тома помещены списки

принятых в монографии сокращений (названий языков и диалектов, а также

грамматических терминов и помет).

Отсылки на использованную литературу даются в тексте в виде цифровых

указаний на номера библиографических списков: в квадратных скобках

помещается номер, соответствующий номеру названия работы в алфавитном

списке; страницы использованной литературы отделены от этого номера запятой

[,]; при отсылке читателя к нескольким работам их номера отделяются точкой

с запятой [;].

Книга подготовлена к печати сотрудниками сектора общего языкознания М.

А. Журинской, В. И. Постоваловой и В. Н. Телия под руководством Е. С.

Кубряковой.

Коллектив авторов выражает свою искреннюю благодарность рецензентам

проф. А. А. Реформатскому и проф. Н. С. Чемоданову, которые оказали

своими, советами и замечаниями большую помощь при подготовке работы к

печати.

Сектор выражает также свою признательность член-корр. АН СССР В. Н.

Ярцевой и доктору филол. наук Э. А. Макаеву, взявшим на себя труд

ознакомиться с рукописью и сделавшим ряд ценных указаний.<8>

ГЛАВА ПЕРВАЯ

К ПРОБЛЕМЕ СУЩНОСТИ ЯЗЫКА

Человеческий язык — необычайно многогранное явление. Чтобы понять

истинную сущность языка, его необходимо рассмотреть в разных аспектах,

рассмотреть, как он устроен, в каком соотношении находятся элементы его

системы, каким влияниям он подвергается со стороны внешней среды, в силу

каких причин совершаются изменения языка в процессе его исторического

развития, какие конкретные формы существования и функции приобретает язык в

человеческом обществе. Обо всех этих особенностях будет более или менее

подробно сообщено в соответствующих главах этой книги. Вместе с тем

необходимо предварительно выяснить, прежде чем говорить об отдельных

частностях, какое свойство языка определяет его главную сущность. Таким

свойством языка является его функция быть средством общения. Любой язык

мира выступает как средство общения людей, говорящих на данном языке. Роль

коммуникативной функции в процессе создания языка огромна. Можно без

преувеличения сказать, что система материальных средств языка, начиная от

фонемы и ее конкретных реальных манифестаций и кончая сложными

синтаксическими конструкциями, возникла и сформировалась в процессе

употребления языка как средства общения. Многие специфические особенности

языка, как-то: наличие специальных дейктических и экспрессивных средств,

средств локальной ориентации, различных средств связи между предложениями и

т. д. можно объяснить только исходя из нужд функции общения.

Появление звуковой речи способствовало возникновению и развитию новых

типов мышления, в особенности абстрактного мышления, давшего человечеству

ключ к разгадке сокровенных тайн окружающего мира. Употребление языка в

качестве средства общения порождает особые специфические процессы,

совершающиеся в его внутренней сфере и обусловленные этой функцией.

Использование звуковой речи вызвало появление у человека так<9> называемой

второй сигнальной системы, и слово приобрело функцию сигнала второй

ступени, способного заменять раздражения, исходящие непосредственно от того

предмета, который оно обозначает. Без изучения системы коммуникативных

средств, истории их образования и их сложных взаимоотношений со всей

психической деятельностью человека невозможно решить такие кардинальные

проблемы общего языкознания и философии, как проблема связи языка и

мышления, проблема взаимоотношения между языком и обществом, проблема

специфики отражения человеком окружающего мира и проявления этого отражения

в языке и многие другие проблемы. К сожалению, приходится отметить, что

рассмотрению этого чрезвычайно важного вопроса в существующих учебниках по

общему языкознанию уделяется очень мало внимания. Чаще всего изложение этих

процессов ограничивается объяснением так называемого круговорота речи,

осуществляемого двумя разговаривающими между собой индивидами А и В. Вот

как объясняет, например, это явление Фердинанд де Соссюр в своем «Курсе

общей лингвистики»: «Отправная точка круговорота находится в мозгу одного

из разговаривающих, скажем А, где явления сознания, нами называемые

понятиями, ассоциируются с представлениями языковых знаков или акустических

образов, служащих для их выражения. Предположим, что данное понятие

порождает в мозгу соответствующий акустический образ: это явление чисто

психическое, за которым следует физиологический процесс: мозг передает

органам речи соответствующий образу импульс; затем звуковые волны

распространяются изо рта А в ухо В: процесс чисто физический. Далее

круговое движение продолжается в В, в обратном порядке: от уха к мозгу —

физиологическая передача акустического образа; в мозгу — психическая

ассоциация этого образа с соответственным понятием. Когда В заговорит в

свою очередь, этот новый акт речи последует по пути первого и пройдет от

мозга В к мозгу А те же самые фазы» [59, 36].

Изучение процессов, происходящих в круговороте речи, имеет, конечно,

важное значение для уяснения механизма коммуникации, но вряд ли достаточно

для понимания ее сущности. Для того, чтобы понять сущность коммуникации

хотя бы в самых общих чертах, необходимо рассмотреть эту проблему в

комплексе с другими проблемами, тесно с нею связанными. В этой связи

интересно было бы рассмотреть различные предпосылки, обусловившие

возникновение функции коммуникации, специфические особенности звуковой

речи, в частности проблему слова и его взаимоотношения с понятием, роль

различных ассоциаций в образовании словарного состава языка, причины

различия структур языков мира при единстве законов логического мышления,

специфику отражения предметов и явлений окружающего мира в мышлении

человека и проявление этого отражения в<10> языке и т. п. При соблюдении

этого плана изложения должно стать ясным, в каких конкретных условиях

возникает коммуникативная функция, какие материальные языковые средства она

использует, как соотносятся эти средства с мышлением, в чем выражаются

сугубо человеческие черты общения людей между собой, находящие отражение в

структуре конкретных языков и т. д.

Изложение этих вопросов связано со значительными трудностями,

коренящимися в недостаточной разработке некоторых узловых проблем

физиологии, психологии и языкознания. До сих пор нет единства точек зрения

в решении таких проблем, как проблема типов мышления, природы слова,

проблема языкового знака, определение понятия, взаимоотношение между

суждением и предложением и т. д.

Несмотря на имеющиеся трудности, вряд ли целесообразно отказываться от

попытки комплексного рассмотрения проблемы сущности коммуникативной функции

языка, так как в противном случае многое в этой проблеме может остаться

неясным.

ОБЩИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ РЕЧИ

Человеческая речь как средство коммуникации могла возникнуть только в

определенных условиях, важнейшим из которых является физиологическая

организация ее носителя, т. е. человека. Животные организмы, существующие

на земном шаре, представлены поразительным разнообразием форм, начиная от

низших, или простейших животных, типа одноклеточных, и кончая

млекопитающими, наиболее развитым и сложным по своей физической организации

видом, представителем которого является человек.

Ни одно из живых существ, за исключением человека, не обладает речью.

Уже сам по себе этот факт говорит о том, что важнейшим условием

возникновения речи является наличие определенного физиологического

субстрата или определенной физиологической организации, наиболее ярко

воплощенной в человеке.

Проблеме возникновения на земном шаре человека посвящено значительное

количество специальных исследований, которое с каждым годом все время

увеличивается. Само собой разумеется, что эта проблема обычно решается

гипотетически, чаще всего на основе различных косвенных данных и

предположений. Происхождение человека достаточно неясно, если учесть тот

факт, что ближайшие родственники человека в животном царстве,

человекообразные обезьяны, не обнаруживают никаких признаков эволюции,

ведущей к превращению их в людей. Возникновение человека, по-видимому,

обусловлено прежде всего наличием каких-то особых при<11>родных условий,

способствовавших изменению физиологической организации животных предков

человека.

Многие исследователи считают общим предком человека австралопитека. Он

жил в местностях, уже в те далекие времена безлесных и пустынных, на западе

и в центре Южной Африки. Отсутствие необходимости древесного образа жизни

способствовало высвобождению его передних конечностей. Опорные функции

уступали место хватательной деятельности, что явилось важной биологической

предпосылкой возникновения в дальнейшем трудовой деятельности. Ф. Энгельс

придавал этому факту огромное значение: «Под влиянием в первую очередь,

надо думать, своего образа жизни, требующего, чтобы при лазании руки

выполняли иные функции, чем ноги, эти обезьяны начали отвыкать от помощи

рук при ходьбе по земле и стали усваивать все более и более прямую походку.

Этим был сделан решающий шаг для перехода, от обезьяны к человеку» [65,

486]. «Но рука,— замечает далее Энгельс,— не была чем-то самодовлеющим. Она

была только одним из членов целого, в высшей степени сложного организма. И

то, что шло на пользу руке, шло также на пользу всему телу, которому она

служила...» [65, 488].

Постепенное усовершенствование человеческой руки и идущий параллельно

с этим процесс развития и приспособления ноги к прямой походке несомненно

оказали также в силу закона соотношения обратное влияние на другие части

организма. Начинавшееся вместе с развитием руки, вместе с трудом господство

над природой расширяло с каждым новым шагом вперед кругозор человека. В

предметах природы он постоянно открывал новые, до того неизвестные

свойства. С другой стороны, развитие труда по необходимости способствовало

более тесному сплочению членов общества, так как благодаря ему стали более

часты случаи взаимной поддержки, совместной деятельности, и стало ясней

сознание пользы этой совместной деятельности для каждого отдельного члена.

Короче говоря, формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась

потребность что-то сказать друг другу. Потребность создала себе свой орган:

неразвитая гортань обезьяны медленно, но неуклонно преобразовывалась путем

модуляции для все более развитой модуляции, а органы рта постепенно

научились произносить один членораздельный звук за другим [65, 489].

«Сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя

главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно

превратился в человеческий мозг, который, при всем своем сходстве с

обезьяньим, далеко превосходит его по величине и совершенству. А

параллельно с дальнейшим развитием мозга шло дальнейшее развитие его

ближайших орудий — органов чувств. Подобно тому как постепенное развитие

речи неизбежно сопровождается соответствующим усовершенствованием органа

слуха, точно так же развитие мозга вообще сопровождается

усовершенствованием всех чувств в их совокупности» [65, 490]. «Труд

начинается с изготовления орудий... Эти<12> орудия представляют собой

орудия охоты и рыболовства... Но охота и рыболовство предполагают переход

от исключительного употребления растительной пищи к потреблению наряду с

ней и мяса... Мясная пища содержала в почти готовом виде все наиболее

важные вещества, в которых нуждается организм для своего обмена веществ...

Но наиболее существенное влияние мясная пища оказала на мозг, получивший

благодаря ей в гораздо большем количестве, чем раньше, те вещества, которые

необходимы для его питания и развития, что дало ему возможность быстрее и

полнее совершенствоваться из поколения в поколение» [65, 491—492].

«Употребление мясной пищи привело к двум новым достижениям, имеющим

решающее значение: к пользованию огнем и к приручению животных... Подобно

тому как человек научился есть все съедобное, он также научился и жить во

всяком климате... переход от равномерно жаркого климата первоначальной

родины в более холодные страны... создал новые потребности, потребности в

жилище и одежде для защиты от холода и сырости, создал, таким образом,

новые отрасли труда и вместе с тем новые виды деятельности, которые все

более отдаляли человека от животного. Благодаря совместной деятельности

руки, органов речи и мозга не только у каждого в отдельности, но также и в

обществе, люди приобрели способность выполнять все более сложные операции,

ставить все более высокие цели и достигать их. Самый труд становился от

поколения к поколению более разнообразным, более совершенным, более

многосторонним» [65,492—493].

Таковы были общие условия, в которых возникла человеческая речь,

предполагающая наличие довольно высоко организованного физиологического

субстрата. Однако одно лишь указание на необходимость подобного субстрата

само по себе еще не дает достаточно ясного представления о физиологических

предпосылках возникновения человеческой речи, если мы не рассмотрим более

или менее детально некоторых особо важных свойств этого субстрата.

Особый интерес в этом отношении представляет способность живых



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Шаталов Виктор Федорович "Эксперимент продолжается" М. Педагогика, 1989. 336 с.: ил. Вкниге обобщаются основные принципы и содержание разработанной под руководство

    Руководство
    Основное внимание уделяется осмыслению новых подходов к обучению в свете задач реформы школы. Для учителей.
  2. Вкниге много интересных и остроумных историй об открытиях и феноменах, гипотезах и перспективах науки психобиохимии!

    Реферат
    Из этой замечательной книги вы узнаете о строении и тайнах центральной нервной системы человека, об анатомии, физиологии и сложнейших биохимических процессах, протекающих в головном мозге.
  3. Вкниге разбираются вопросы так называемой стратегии непрямых действий. На примере важнейших войн с древних времён по ХХ в

    Документ
    Аннотация издательства: В книге разбираются вопросы так называемой стратегии непрямых действий. На примере важнейших войн с древних времён по ХХ в. включительно автор доказывает, что непрямые действия являются наиболее эффективным
  4. Вкниге публикуется комплекс основных постановлений Полит- бюро ЦК ркп(б)-вкп(б) под грифом высшей формы секретности «особая папка» по вопросам европейской политики за 1923-1939 гг

    Документ
    В книге публикуется комплекс основных постановлений Полит-бюро ЦК РКП(б)—ВКП(б) под грифом высшей формы секретности«особая папка» по вопросам европейской политики за 1923—1939 гг.
  5. Перевод: Михаила Урицкого

    Реферат
    В своей книге, за несколько месяцев ставшей мировым бестселлером, профессор Тель-Авивского университета Шломо Занд смело ломает статус-кво еврейской национальной историографии, ставя вопрос о существовании "вечного" еврейского народа.

Другие похожие документы..