Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Летом много свободного времени, и кажется, что дни бесконечны. Моё лето было насыщенным, полным впечатлений и хороших событий. В начале каникул я пом...полностью>>
'Урок'
Учебно-методический комплекс: учебник «Географии материков и океанов», авторы Душина И.В., Щенев А.В.; атлас «География, 7 класс», набор контурных кар...полностью>>
'Программа'
Учебная дисциплина «Трудовое право» занимает одно из важных мест в подготовке специалистов в области государственного и муниципального управления, от...полностью>>
'Лекции'
5. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Научные революции и прогресс астрофизики Астрономия, методология, мировоззрение. — М.: Наука, 1979. — С. 11—5...полностью>>

Главная > Реферат

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Комитет общего и профессионального образования

Ленинградской области

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Высокоключевая

средняя общеобразовательная школа»

Реферат по истории:

Место Арины Родионовны

в жизни поэта

А.С.Пушкина и его семьи.

Выполнила:

ученица 11 класса,

Стрелкова Валерия

Владимировна

Руководитель:

преподаватель истории

Высокоключевой школы

Синявская Лидия Ивановна

Гатчинский муниципальный район

п. Высокоключевой

2007

Содержание.

С.

Введение…………………………………………………………….. 3

Глава первая:

Нелёгкая судьба Арины Родионовны………………………...…..5

Глава вторая:

«Подруга дней моих суровых,

Голубка дряхлая моя!» ………………………………………..… 14

Заключение………………………………………………………... 24

Список использованной литературы…………………………...25

Приложение ………………………………………………………..26

Введение.

Суйда, село Воскресенское – это моя Родина. Я горжусь, что родилась именно здесь. Наши места называют пушкинскими, так как здесь жил прадед А.С.Пушкина А.П.Ганнибал. В имение Абрама Петровича приезжали родители Пушкина. В церкви Воскресения Христова они венчались. Отсюда родом и его няня Арина Родионовна. Многое напоминает о ее жизни в нашем крае: памятный знак в селе Воскресенском, заново отстроенная церковь, которая выглядит точно так, как и в то время, когда Арина Родионовна венчалась в ней, домик няни в соседнем селе Кобрине.

В 2008 году исполнится 250 лет со дня рождения Арины Родионовны. Мои земляки свято чтят память няни А.С.Пушкина. В Пушкинском музее нашей школы есть стенд, посвященный этой удивительной женщине. А мне захотелось пополнить его материалы исследованием жизни няни великого русского поэта.

Цель моей работы - выяснить, какое место занимала Арина Родионовна в жизни великого поэта А.С.Пушкина и его семьи.

Для ее осуществления я поставила следующие задачи:

- изучить основные вехи жизни Арины Родионовны,

- определить отношение А.С. Пушкина к няне, а также отношение к ней семьи А.С.Пушкина.

Для написания работы я использовала следующие источники: Ульянский А. И. «Няня Пушкина», Люблинский П. И. «Из семейного прошлого предков Пушкина», Козлова Л.И. «Домик няни в Кобрино». При изучении данной темы очень помогла книга Грановской И.И. «Если ехать вам случится…»

Мой реферат состоит из введения, двух глав и заключения. Во введении дан анализ литературы, сформулированы цель и задачи исследования. Глава первая «Нелёгкая судьба Арины Родионовны» посвящена жизни Арины Родионовны. В ней рассказывается о нелёгкой доле крепостной.

Глава вторая «Подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя!» показывает, какие взаимоотношения складывались у Арины Родионовны с помещиками.

В заключении сформулированы основные выводы. Реферат имеет приложение. На фотографиях изображён «Домик няни», портрет няни, мемориальная доска.

Глава первая:

Нелёгкая судьба Арины Родионовны.

Няню А.С. Пушкина мы знаем с детства, будто не только поэта, но и нас самих она выходила. Ей принадлежит почетное место в любой биографии этого гениального человека.

В молодости ее звали Арина. Под старость некоторые именовали ее Родионовна, как делается иногда в деревнях. Сам А.С.Пушкин ни единого раза не назвал ее по имени, а в письмах писал "няня" (один раз даже с заглавной буквы). В научной российской и западной литературе она именуется чаще как Арина Родионовна, без фамилии, либо, реже, под фамилией Яковлева.

Согласно метрической книге Воскресенской Суйдинской церкви, няня родилась 10 апреля 1758 года в Суйде (теперь село Воскресенское).

Мать Арины Родионовны, Лукерья Кириллова, счи­талась «старинной села Суйды». Предки ее были новго­родцами, жили здесь с древних времен.

Судя по воспоминаниям современников, на родине няни сохранился и старинный новгородский диалект — «тягучая напевная речь». Эта напевность чувствовалась у Арины Родионовны до самой старости. Подтверждением этого служат слова об Ари­не Родионовне Петра Парфенова, кучера А. С. Пушкина, который отмечал: «Она ведь из-за Гатчины была у них взята, с Суйды, там эдак все певком говорят».

Отец Арины Родионовны, Родион Яковлев, был потомком переселенцев либо крещеных каре­лов (чуди). Его родители рано умерли. Мальчик остал­ся круглым сиротой и был взят приемышем в семью без­детных крестьян — Петра Полуектова и его жены Вассой Емельяновой.

В документах того времени (ревизских сказках, исповедальных росписях, метри­ческих церковных книгах) она названа по отцу — Родионовой, а в быту звали ее Родионовной. Никто из современников поэта Яковлевой няню не называл.

Сохранившийся архив Суйдинской церкви Воскресения Христова помог многое узнать об Арине Родионовне и ее семье, о владельцах этих мест Ганнибалах. По этим до­кументам можно было установить, что родители Арины Родионовны, Родион Яковлев и Лукерья Кириллова, жи­ли в селе Воскресенском, в одном дворе с приемными ро­дителями ее отца — Петром Полуектовым и Вассой Емельяновой.

Арина Родионовна была третьим ребенком в семье. Са­мой старшей была сестра Евдокия, следующий за ней - брат Семен. Евдокией была названа и самая младшая сестра Арины Ро­дионовны.

Арину Родионовну крестили в Воскре­сенской Суйдинской церкви и назвали именем тетки «старинной сего села» Ирины Кирилловой. При крещении крёстными были родной дядя — крестьянин Ларион Кириллов, также «старинный села», и крестьянская дочь девица Ефимия Лукина.

Через четыре года после женитьбы Родиона Яковлева скончалась Васса Емелья­нова, его приемная мать, и Петр Полуектов вторично женился на «пасечнице Суйдинской мызы» вдове Настасье Филипповой, у которой были две дочери и сын Еремей Агафонов (позднее он женился на старшей сестре Ари­ны Родионовны).

В 1768 году, когда Арине Родионовне было десять лет, она потеряла отца. Родион Яковлев умер тридцати девяти лет от роду, оставив семь детей (двоих сыновей и пять дочерей). В 1772 году умер и Петр Полуектов, на четыре года переживший своего приемного сына Родио­на Яковлева. После смерти кормильцев обе семьи, состо­явшие главным образом из малолетних детей, продолжали жить вместе.

В доме было две вдовы, Настасья Филиппова и Лукерья Кириллова. У той и у другой вместе семь дочерей.

Крестьяне дерев­ни Кобрино были крепостными А.П.Ганнибала и платили ему оброк. Трудно жилось им. Надо было не толь­ко самим прокормиться, но и оброк помещику заплатить. Возможно, обе вдовы кормились рукоделием. Единственным в доме мужчиной-кормильцем оказался Еремей Агафонов. Братья Арины Родионовны были еще малы. Сама Арина Родионовна с детства привыкла к самой тяже­лой крестьянской работе: умела прясть, ткать, шить, вышивать, вязать и плести кружева.

Она была удивительной мастерицей. Позднее няня учила рукоделию дво­ровых девушек в Михайловском. Под ее началом там ра­ботали крепостные швеи, ткавшие и вышивавшие гос­подские уроки.

И. И. Пущин, навестивший Пушкина в Михайловской ссылке, вспоминал в «Записках», что в няниной комнате «стояло множество пяльцев... Среди молодой своей команды няня преважно разгуливала с чулком в руках. Мы полюбовались работами»1.

Когда в 1780 году женился старший брат Арины Ро­дионовны, Семен Родионов, настала и ее очередь выходить замуж. К этому времени старшая сестра Евдокия уже вышла за Еремея Агафонова.

Засватали Арину Родионовну за кобринского крестья­нина Федора Матвеева. Со свадьбой родные жениха и не­весты торопились. Владелец Воскресенского и Кобрина старик А.П.Ганнибал был при смерти. После него вотчину должны были разделить его сыновья. Если один из них захотел бы продать деревню, то жених и невеста были бы разлучены и брак их состояться не смог бы.

Согласно церковной записи 5 февраля 1781 года, в Суйдинской церкви Воскресения Христова были повенчаны: «Деревни Кобрина крестьянский сын отрок Федор Мат­веев, деревни Суйды с крестьянской дочерью девкою Ириньею Родионовой, оба первым браком» В церковных книгах Арину Родионовну всюду именовали Ириной, в некоторых других документах — Ириньей. «По ним поруки подписались: деревни Таиц Кузьма Никитин, Ефим Петров, Семен Родионов, Ларион Кири­лин» 2. Среди поручителей со стороны невесты были старший брат Семен Родионов и крестный отец — родной дядя (брат матери) Ларион Кириллов.

Федор Матвеев, как и Арина Родионовна, был сиро­той, избы своей в Кобрине не имел. В их деревне вообще редкая семья жила отдельным двором. Крепостной двор состоял обычно из двух и даже из трех семей. Можно только удивляться, как помещалось в маленьких избах такое количество людей. Поэтому до брака он жил в семье сестры своей Марьи Матвеевой. После женитьбы на первых порах молодые приютились в избе Онисья Галактионова и про­жили с его большой семьей несколько лет. Затем пере­шли в дом Давида Варфоломеева.

В 1782 году в семье Арины Родионов­ны и Федора Матвеева родился сын Егор, через четы­ре года — дочь Надежда, еще через два года — дочь Мария. Последний ребенок — сын Стефан — родился в 1797 году. Так, в условиях крайней стесненности и скудости, не имея собственного угла, прожила семья Арины Родионовны около четырнадцати лет, до тех пор, пока она не взя­та была в семейство Пушкиных-Ганнибалов.

Всеми уважаемая крестьянка Арина Родионовна бы­ла взята, по одним сведениям, в няни, по другим — в кор­милицы. Последнее было весьма вероятно. К это­му времени Арина Родионовна имела троих детей и младшему ребенку, дочери Марии (родилась 1 апреля 1789 года), шел третий год, а прежде детей кормили по­долгу.

Двоюродный дядя поэта Александр Юрьевич Пушкин вспоминал: «...когда дядя мой Михайло Алексеевич Пуш­кин в 1791 году женился на Анне Андреевне Мишуковой... и в 1792 году родился сын Алексей, то Марья Алексеевна Ганнибалова дала ему в кормилицы из Коб­рина вышеописанную Арину Родионовну... Ирина... остав­лена была у него в няньках до 1796 года». Далее в этих же воспоминаниях А. Ю. Пушкин говорит: «...дочь Ири­ны Родионовны, Марья, молочная сестра брата моего Алексея Пушкина...» 1

Положение няни и в особенности кормилицы счита­лось почетным. Однако очевидно и то, что семья Арины Родионовны находилась на особом положении, как семья кормилицы и няни. Членам ее хотя и не дали вольную, но предо­ставляли какие-то льготы. На определенное время их от­пускали, они могли иметь побочный заработок или помо­гать по хозяйству родственникам в своей деревне. Такая форма отношений барина с крепостным была распрост­ранена вблизи больших городов, особенно Петербурга и Москвы. Крестьяне, обычно дворовые помещика или его оброчные крестьяне, могли искать заработки в городах, на сезонных работах. Мужчины устраивались в извоз­чики, кучера, дворники. Женщины — в горничные, няни, кухарки. Частью заработанных денег они платили поме­щику оброк. Подобные отношения, видимо, существовали у Сергея Львовича с членами семьи Арины Родионовны. Но по истечении срока дети няни должны были возвра­щаться к помещику.

Поэтому в 1795 году в Кобрине была построена отдельная из­ба для семьи Арины Родионовны. Она и теперь стоит, самая старая в деревне. В ней жили до наших дней по­томки брата и золовки Арины Родионовны.1 Так домик дошел до нас. К 175-летию со дня рождения А. С. Пуш­кина изба няни была реставрирована. При исследова­нии сруба дома подтвердилось время постройки — конец XVIII века. Оказалось также, что изба, специально строившаяся для семьи Арины Родионовны, была несколько просторнее, чем обыкновенные крестьянские до­ма в то время. Но все же изба вначале топилась по-чер­ному. («Белые» избы строили в Петербургской губернии в то время только государственные податные крестьяне, платившие подати непосредственно государству, у поме­щичьих же крестьян они были большой редкостью).2

Живя у господ в Рунове, что близ Кобрина, Арина Родионовна часто могла бывать в своем доме. А когда на зиму она уезжала с господином в Петербург, семья её оставалась на попечении золовки и другой родни.

Восстановить период жизни Арины Родионовны в Кобрине помогает перепись населения 1795 года, документом которой является «Ревизская сказка». В ней говорит­ся, что всего на 1795 год в Кобрине и мызе Руново числи­лось 94 «мужска» и 114 «женска» пола крестьян. О семье Арины Родионовны говорится, что живут они в Кобрине с 1781 года.

В спе­циальной графе обозначены их «лета»: «Федор Матвеев — 39, у него же­на Иринья Родионова — 37, у них дети, писанный в по­следнюю перед сим ревизию Егор — 13, рожденный после ревизии Надежда — 7, Марья — 4»1.

В трудное для деревни время здесь появляет­ся Арина Родионовна, вышедшая замуж за кобринского крестьянина. Бойкая, красноречивая Арина Родионовна и ее муж Федор Матвеев становятся уважаемыми кре­стьянами этих мест, без участия которых не обходились крестины, свадьбы и другие события деревенской жизни, о чем рассказывают документы Воскресенской Суйдинской церкви.

В 1800 году дерев­ня Кобрино была продана вместе с крестьянами и всеми строениями. Бабушка Пушкина Мария Алексеевна, очевидно, договорилась с новыми владельцами, что в этой избе останутся жить на неопределенное время муж и дети Арины Родионовны, исключенные из «запро­дажной» Кобрина; впоследствии же при необходимости в дом поселят односельчан из их родни. Кобрино было продано, а семья Арины Родионовны продолжала жить в своей избе до 1807 года. В 1802 году, после смерти мужа няни Федора Матвеева, к осиротев­шим детям подселили семью его сестры Марьи Матве­евой. Вскоре женился старший сын Арины Родионов­ны — Егор Федоров. Теперь вместе с его женой Агриппи­ной Ивановой, судя по исповедальным росписям Суйдинской церкви, в дом перешли жить еще ее отец и мать.

Так в этой избе (тогда лучшей в деревне) поселились две родственные семьи, потомки которых продолжали жить в ней до наших дней. Время от времени и после 1807 года здесь бывали Федоровы — дети Арины Родио­новны, приезжая помогать родственникам вести хозяйст­во, косить сено и т. д. Известно, что целых два года, с 1828-го по 1830-й, прожил в Кобрине у родных, в своей старой избе, Егор Федоров вместе с семьей.

И сама ня­ня много раз бывала на родине. Известно, что она приезжала сюда в 1800, 1803 и 1804 годах. Арина Родионовна гостила тогда не только в Коб­рине, по и в Суйде, где жили ее мать и брат — Семен Родионов, и в Воскресенском у старшей сестры. В 1803 и 1804 годах Арина Родионовна пробыла в этих местах длительное время в связи с печальными семейными об­стоятельствами — умерла ее мать Лукерья Кириллова и овдовела сестра Евдокия Родионова.

Бывала няня в родных местах и в последующие го­да, когда ее отпускали господа (например, когда в 1814— 1816 годах Сергей Львович служил в Варшаве).

Через несколько месяцев после приезда к Ольге Сергеевне Арина Родионовна умерла. Ольга Сергеевна пишет в «Воспоминаниях»: «Умерла она у нас в доме, в 1828 году, лет семидесяти с лишком от роду, после кратковременной болезни»1. Долгое время точная дата кончины няни и место ее захоронения были неизвестны. «...Удивительно,— отмечал А.И.Ульянский,— что о месте захоронения Арины Родионовны ничего не было известно сыну Ольги Сергеевны — Льву Николаевичу Павлищеву...»2, к которому обращались по этому поводу.

Со временем появилось несколько версий о местонахожде­нии могилы няни Пушкина.

  • По одной—Арина Родионовна по­коится в Святогорском монастыре, вблизи могилы самого поэта.

  • По другой — в Суйде, на старом погосте, среди могил родичей и земляков.

  • По третьей — она была похоронена на Большеохтинском кладбище, в Петербурге.

А.И. Ульянский предполагал, что Арина Родионовна похоронена на Большеохтинском кладбище, в Петербурге.

В метрической книге церкви, в части, где перечислены умершие за 1828 год, А.И.Ульянский обнаружил запись от 31 июля № 73: «5-го класса чинов­ника Сергея Пушкина крепостная женщина Ирина Ро­дионова 76 старостою иерей Алексей Нарбеков. В Смо­ленской»1.

Так долго существовавшая версия о том, что няня похоронена на Большеохтинском кладбище, была им отвергнута. В 1940 году А.И.Ульянский в результате кропотливых поисков в архивах узнал, что Арина Родионовна погребе­на на Смоленском кладбище. Была обнаружена еще одна запись в книге церкви «Смолен­ский божия матери, что на Васильевском острове при кладбище» от 31 июля:

,, Ирина Родионова дому 5-го класса, чиновника Пушки­на служащая женщина л. 76 старость владимирской иерей Алексей Норбеков"»2.

Арина Родионовна родилась и умерла крепостной, и могила ее вскоре была утрачена.

Интересно ещё и то, что возраст Арины Родионовны в приведенных церков­ных книгах указан неправильно — она родилась в 1758 году, а умерла в 1828 году — семидесяти лет от роду.

Но А.И.Ульянский ошибся, считая днем смерти няни 31 июля. Хоронили всегда на третий день, включая день кончины. Следовательно, отпели и похоронили Арину Родионовну 31 июля, а умерла няня Пушкина 29 июля 1828 года.

В Петербурге у няни не было близких род­ных. Дочь Марья жила в подмосковном Захарове, сын Егор до 1830 года находился в Кобрине, остальных де­тей — Надежды и Стефана,— есть основания предпола­гать, к 1828 году уже не было в живых.

Сохранились воспоминания о крес­те, могильной плите и камне, будто бы имевших надпись: «Няня Пушкина».

На Смоленском кладбище в июньские Пушкинские дни 1977 года была открыта, наконец, памятная мемори­альная доска (вместо ошибочно установленной в 1928 го­ду, к столетию со дня смерти Арины Родионовны, памят­ной доски на Большеохтинском кладбище).

При входе на кладбище в специальной нише на мра­море высечена надпись:

«На этом кладбище похоронена Арина Родионовна, няня

А. С. Пушкина. 1758-1828.

„Подруга дней моих суровых, Голубка дряхлая моя"».

Вывод.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что жизнь крепостной женщины была очень трудной и тяжёлой. Арина Родионовна пережила все тяготы крепостной жизни, хотя это давалось очень нелегко, жизнь была скудна, жила семья няни очень бедно. Но и в такой жизни были счастливые минуты: замужество, рождение детей, хотя ради господских детей ей пришлось оставить своих.

Глава вторая:

«Подруга дней моих суровых,

Голубка дряхлая моя!»

Мне интересно было выяснить, как относились родственники Пушкина к Арине Родионовне. Из книги Ульянского А. И. «Няня Пушкина» я узнала, что Арина Родионовна немало могла порассказать о жизни господ. Вероятно, много слышала она от родных и односельчан о прежних владельцах — графах Апрак­синых.

Родной брат Арины Семен Родионов слу­жил самому Абраму Петровичу Ганнибалу, будучи взят в число дворовых на мызу Суйда. Бывая в гостях у бра­та и снохи, будущая няня поэта много узнавала от дво­ровых о хозяине этих мест, которого видела по праздникам в церкви Воскресения Христова. Она для Пуш­кина была живой свидетельницей жизни прадеда поэта и его дедов — Ганнибалов в Суйде.

Рассказы Арины Родионовны о старине вспоминал Языков в стихотворении 1827 года «К няне А. С. Пуш­кина»:

Ты занимала нас — добра и весела —

Про стародавних бар пленительным рассказом:

Мы удивлялися почтенным их проказам,

Мы верили тебе — и смех не прерывал

Твоих бесхитростных суждений и похвал;

Свободно говорил язык словоохотный,

И легкие часы летели беззаботно!

Пушкин узнал Арину Родионовну, когда она уже ста­ла его няней, «доброй старушкой». Позднее поэт уве­ковечил ее молодой образ в одном из своих рисунков. Убрав морщины с няниного лица, Пушкин пред­ставил ее себе такой, какой Арина Родионовна была в девичестве. Он изобразил ее молодой и задорной дере­венской девушкой в сарафане, с длинной косой и деви­чьей повязкой на голове. Такой, как на этом портрете, можно представить себе Арину Родионовну накануне замужества.

С сестрой, которая была старше всего на год, Пуш­кин был дружен и до поступления в Лицей неразлучен. Очень любил он и Арину Родионовну, возможно бывшую кормилицу сестры и их общую няню, и стал называть мамой.

А. П. Керн писала о Пушкине в «Воспоминаниях»: «Я думаю, он никого истинно не любил, кроме няни сво­ей и потом сестры...»1

Кучер Пушкина Петр Парфенов, дворовый села Ми­хайловского, который Пушкина «помнил хорошо и знал», в 1859 году так отвечал на вопросы литератора К. А. Ти­мофеева: «„А няню его помнишь? Правда ли, что он ее очень любил?" — „Арину-то Родионовну? Как же еще любил-то... И он все с ней, коли дома. Чуть встанет ут­ром, уж и бежит ее глядеть: „здорова ли, мама?" — он ее все мама называл... И уже чуть старуха занеможет там, что ли, он уж все за ней...»2

«Была она настоящею представительницею русских нянь»,— вспоминала об Арине Родионовне Ольга Серге­евна3.

Пушкиновед А. И. Ульянский пишет, что она не была «простой свидетельницей... событий в жизни Ганнибалов». Арина Родионовна становится «близка к дому Марии Алексеев­ны». Первое их знакомство состоялось еще тогда, когда младшая сестра Арины Родионовны, Евдокия, вышла замуж за дворового человека Суйдинской мызы Семена Кононова. «Своим острым разговором и бойкостью Ари­на Родионовна могла обратить внимание господ на себя... Всем этим объясняется, что в 1792 г. Арина Родионовна была взята Марией Алексеевной в дом Михаила Алексеевича Пушки­на»4.

К детям в господские семьи в то время брали кормилиц и нянь. К мальчикам еще приставляли «дядек». Известно, что у Пушкина был Никита Козлов, верный и предан­ный «дядька», проводивший поэта до могилы.

20 декабря 1797 года у Марии Алексеевны Ганнибал родилась внучка Ольга (старшая сестра поэта). После ее рожде­ния Арина Родионовна была взята в семью Пушкиных. Жизнь ее теперь еще более тесно связывается с ними: она вынянчила всех их детей. Ольга Сергеевна вспоми­нала, что ее няня «Арина Родионовна, воспетая поэтом, сделалась нянею для брата, хотя за ним ходила другая по имени Ульяна... Между тем родился Лев Сергеевич, и Арине Родионовне поручено было ходить за ним: так она сделалась общею нянею»1.

Есть предположение, что к Ольге Арина Родионовна вначале взята была не в ня­ни, а в кормилицы. В беседе с Н. В. Бергом младшая дочь Арины Родионовны Марья Федорова вспоминала о матери: «Только выкормила Ольгу Сергеевну, а потом к Александру Сергеевичу была взята в няни»2.

А. И. Ульянский считал, что «показание Марьи Федоро­вой о том, что мать ее выкормила Ольгу Сергеевну, за­служивает некоторого внимания».3 В это время у Арины Родионовны был грудной сын Стефан, и она действительно могла быть кормилицей старшей сестры поэта.

«Приставленная к Ольге Сергеевне сна­чала как кормилица (возможно и временно), она могла остаться затем ее няней и няней последующих детей Пушкиных. Известно, что Арина Родионовна метко про­звала Ольгу Сергеевну «занавесочной барышней», так как Ольга Сергеевна принимала кормление грудью лишь с закрытыми глазами», - пишет А.И.Ульянский дальше.

Вскоре после рождения дочери Ольги Сергей Льво­вич вышел в отставку и переехал с семейством на по­стоянное жительство в Москву, где жили его мать, брат Василий Львович и другие родственники. Арина Родио­новна, как кормилица и няня Ольги Сергеевны, уехала вместе с ними. Из церковной записи известно: «в Москве в 1799 году, мая 26-го дня, в день Вознесения» родился у Пушкиных сын Александр.

Мария Алексеевна решила также перебраться в Моск­ву, а Кобрино продать «по причине связанных с ним тя­желых воспоминаний» и под давлением желавших этого дочери и зятя1. Мария Алексеевна продала его в 1800 году. В 1804 году ею было куплено подмосков­ное сельцо Захарово. Здесь проходили детские годы А. С. Пушкина. Но в 1811 году это подмосковное село было продано Марией Алексеевной, так как обстоятельства жизни родителей поэта снова изменились и они собирались вернуться в Петербург.

Когда Мария Алексеевна продала Кобрино, то семья Арины Родионовны была исключена из «запродаж­ной». При этом она хотела отпустить на волю Арину Родионовну с двумя сыновьями и двумя дочерь­ми. Арина Родио­новна, привыкнув к своим питомцам, о вольной «и слы­шать не хотела». Но отказалась ли она от вольной только для себя или для всей семьи — не совсем ясно. В «Воспоми­наниях» Ольги Сергеевны вполне определенно сказано только о судьбе Марьи — дочери Арины Родионовны: «Эта Марья... привезена была в Захарове и вскоре, по желанию ее матери, отдана замуж за одного из зажиточ­ных крестьян захаровских».2 Таким образом, Марья, вы­данная замуж за крепостного человека, крестьянина Алексея Никитина, сама стала крепостной. Когда Ма­рия Алексеевна, продавая в 1811 году Захарово, предла­гала выкупить все семейство Марьи, няня об этом «и слышать не хотела». «На что вольная, матушка; я сама была крестьянкой»,— повторяла она3. Таким образом из рассказа Ольги Сергеевны следует, что няня отказалась от вольной для дочери Марьи и ее семьи.

Из приводимых А. И. Ульянским в его книге доку­ментов можно предположить, что муж Арины Родионов­ны Федор Матвеев умер в период между 1801—1802 го­дами, дети же ее вольной не получили. Но по этим же и дополнительным источникам можно судить, что и она сама, и дети (дочь Надежда и сыновья Егор и Стефан) фактически сначала пользовались свободой и в разное время по­долгу жили в своей родной деревне Кобрино, но позд­нее оказались в селе Михайловском среди дворовых.

Отпустить на волю семью няни Мария Алексеевна, видимо, собиралась (не случайно это запомнила ее внуч­ка Ольга Сергеевна), но не отпустила. Возможно, это уже не зависело от бабушки Пушкина, ведь деревня Кобрино была приданым Надежды Осиповны, его матери. Не потому ли Арина Родионовна решила дочь Марью лучше оставить среди захаровских крестьян, что положение остальной ее семьи было неопределенным — то ли они вольные, то ли нет? К этому времени няня уже хорошо знала своего но­вого хозяина — Сергея Львовича Пушкина, его скупость и бесхозяйственность. Семью Марьи исключили бы из «запродажной» Захарова, а затем могли бы перевести в Михайловское. Положение же крестьян в разоренном дедушкой Пушкина Михайловском поместье было гораз­до хуже, чем в сельце Захарове.

Мария Алексеевна, не сумевшая отпустить детей Ари­ны Родионовны на волю, все же как-то позаботилась о них. Таким образом, ня­ня и ее дети в любое время могли найти приют в родной деревне, что всегда было мечтой каждого крестьянина.

27 июня 1818 года, 73 лет от роду, умерла в Михай­ловском Мария Алексеевна — бабушка Пушкина. Ее по­хоронили в Святогорском монастыре рядом с Осипом Аб­рамовичем Ганнибалом.

1824—1826 годы Арина Родионовна вместе с Пушки­ным прожила в Михайловском, разделив с поэтом его из­гнание. Среди дворовых в Михайловском няня занимала осо­бое положение. Так было заведено еще при Марии Алек­сеевне.

Когда в ночь с 3 на 4 сентября 1826 года Пушкина увезла из Михайловского фельдъегерская тройка, няня поэта осталась в большой тревоге. «Вдруг рано на рассвете,— вспоминала М. И. Осипова,— является к нам Арина Родионовна, няня Пушкина... Это была старушка чрезвычайно почтенная — лицом пол­ная, вся седая, страстно любившая своего питомца... Бы­вала она у нас в Тригорском часто, и впоследствии у нас же составляла те письма, которые она посылала своему питомцу. На этот раз она прибежала вся запыхавшись; седые волосы ее беспорядочными космами спадали на лицо и плечи; бедная няня плакала навзрыд. Из расспро­сов ее оказалось, что вчера вечером... в Михайловское прискакал какой-то — не то офицер, не то солдат (впо­следствии оказалось фельдъегерь). Он объявил Пушки­ну повеление немедленно ехать вместе с ним в Москву. Пушкин успел только взять деньги, накинуть шинель, и через полчаса его уже не было...»1

После отъезда Пушкина из ссылки она остается здесь на положении ключницы, хранительницы усадьбы, исполняет его поручения, отправляет в Петербург книги и вещи поэта. После отъезда Пушкина Арина Родионовна скучала, беспокоилась о нем, побывала даже в Петербурге, но поэт тогда находился в Москве. Сохранились два письма няни к Пушкину, написанные в то время.

Одно из них, от 30 января 1827 года, под диктовку Арины Родионовны писалось кем-то из малограмотных дворовых. Приводим письмо таковым, каким его читал Пушкин. «Милостивый государь Александра Сергее-вичь,— обращалась к поэту его няня,— имею честь по­здравить вас с прошедшим, новым годом из новым сщастием: ижелаю я тебе любезнному моему благодетелю здравия и благополучия; а я вас уведоммляю, что я бы­ла в Петербурге: й об вас нихто — неможит знать где вы находитесь йтвоие родители, овас соболезнуют что вы к ним неприедите... а мы батюшка от вас ожидали, пись­ма когда вы прикажите, привозить книги нонемогли дождатсца: то йвознамерились повашему старому при­казу от править: то я йпосылаю, больших й малых книг сщетом — 134 книги... при сем любезнной друг яцалую ваши ручьки с позволений вашего съто раз и желаю вам того чего йвы желаете йприбуду к вас с искренним почте­нием

Аринна Родивоновнна»2.

Второе письмо, от 6 марта 1827 года, написано под диктовку няни в Тригорском Анной Николаевной Вульф, но в нем также переданы подлинные выражения и словно неторопливая и напевная речь Арины Родионовны. Няня сообщает Пушкину, что его родители (поэт с ни­ми еще не совсем примирился после ссоры в Михайлов­ском) летом не будут и что она надеется на его приезд в Михайловское.

«Любезный мой друг Александр Сергеевич, я полу­чила ваше письмо и деньги, которые вы мне прислали. За все ваши милости я вам всем сердцем благодарна, вы у меня беспрестанно в сердце и на уме, и только, когда за­сну, то забуду вас и ваши милости ко мне... Приезжай, мой ангел, к нам в Михайловское, всех лошадей на до­рогу выставлю. Наши Петербургские летом не будут, они (все) едут непременно в Ревель. Я вас буду ожи­дать и молить бога, чтоб он дал нам свидеться... Прощай­те, мой батюшка, Александр Сергеевич. За ваше здо­ровье я просвиру вынула и молебен отслужила, поживи, дружочик, хорошенько, самому слюбится. Я слава богу здорова, цалую ваши ручки и остаюсь вас многолюбя­щая няня ваша Арина Родионовна».1

Няня, скучая о «любезном друге», как она называла Пушкина, часто ездила на ближайшую почтовую стан­цию в надежде услышать о нем от проезжих из Петер­бурга. По воспоминанию современника, «она с восхище­нием слушала в своем деревенском уединении мимолет­ные рассказы проезжих о том, как громко в России имя Александра Сергеевича. Добрая старушка нарочно часто посещала жену знакомого ближнего смотрителя и оста­валась иногда по нескольку дней гостить на станции этой, где останавливались и помещики... и купцы, и офи­церы, и чиновники, и студенты, и кадеты, приезжавшие к родным, или по делам службы. Молодежь, читавшая громко наизусть стихи Пушкина, бывшие тогда у всех на устах, особенно восхищала и радовала ее.

В 1828 году няня в послед­ний раз приехала в Петербург в связи с замужеством Ольги Сергеевны. Сестра Пушкина вступила в брак с Николаем Ивано­вичем Павлищевым в январе 1828 года вопреки воле ро­дителей. Молодые поселились в Придворных слободах (район Владимирского проспекта, в каком точно доме — неизвестно). Ольге Сергеевне теперь, как хозяйке, пред­стояло вести дом. С родными отношения оставались хо­лодными. Только в марте они согласились выделить ей несколько дворовых. В это время Ольга Сергеевна и ре­шила взять к себе Арину Родионовну. Сделать это она могла только с разрешения родителей, так как своих крепостных не имела.

Арина Родионовна вынуждена была отправить­ся в Петербург доживать свой век в доме Ольги Серге­евны. Няня приехала к Павлищевым, по-видимому, в нача­ле марта 1828 года, еще по зимнему пути. В последний раз повидала она в Кобрине своего сына Егора, внучку Катерину и других родных.

В одной из своих рабочих тетрадей А.С.Пушкин сделал запись о кончине Арины Родионовны. Эта горестная по­метка сохранилась на одном из листов тетради вблизи наброска «Волненьем жизни утомленный...». Там же находятся черновые строки стихотворения «Предчувст­вие»:

Снова тучи надо мною

Собралися в тишине;

Рок завистливый бедою

Угрожает снова мне...

Сохраню ль к судьбе презренье?

Понесу ль навстречу ей

Непреклонность и терпенье

Гордой юности моей?1

Ощущение тревоги и горестной утраты веет от набросков стихов Пушкина, соседствующих с по­метой о кончине близкого человека.

Здесь же А.С.Пушкин рисует и портреты няни (они на полях следующего листа тетради, где продолжена рабо­та над поэмой «Полтава»). Нарисована голова старушки в повойнике, рядом с ней поясной портрет девушки в са­рафане, с косой и девичьей повязкой на голове, какие носили крестьянские девушки Петербургской и Псков­ской губерний.

Пушкин нарисовал няню одновременно и старой и мо­лодой.

Оба женских портрета определены как изображения няни сравнительно недавно. При внимательном рассмотрении рисунков оказалось, что лица старушки и девушки поразительно похожи и являются портретами одного и того же человека в моло­дости и старости и что оба они напоминают известный рельефный портрет Арины Родионовны работы Я. П. Серякова (резьба по кости), хранящийся во Всесоюзном музее А. С. Пушкина.1

Один портрет — юной Арины Родионовны. На другом же няня нарисована такой, ка­кой поэт запомнил ее в последний раз: перед нами лицо старушки с уже застыв­шими чертами, с опущенными веками...

О смерти няни узнали друзья и знакомые А.С.Пушкина. В 1830 году Николай Михайлович Языков написал сти­хотворение, посвященное ее памяти,— «На смерть няни А. С. Пушкина». В нем он говорит:

Я отыщу тот крест смиренный,—

Под коим, меж чужих гробов,

Твой прах улегся, изнуренный

Трудом и бременем годов...2

Не позаботи­лась о могиле няни и Ольга Сергеевна.

Вывод.

Няня много сделала для семьи Пушкина: выкормила детей, дала духовную пищу для творчества Александра Сергеевича в виде сказок, прибауток. Именно она беспокоилась о нем. В самый трудный момент (ссылка в Михайловское) Арина Родионовна была рядом с Пушкиным. Пушкин был для неё как сын.

Александр Сергеевич Пушкин очень любил няню. Даже называл её мамой. Он не относился к ней, как к крепостной, она была ему «подругой». Арина Родионовна беспокоилась обо всех членах семьи. Она была крепостной и в итоге должна была оставить собственных детей, она это понимала и принимала как должное.

Я считаю, что родственники Пушкина двояко относились к Арине Родионовне. С одной стороны, они нуждались в Арине Родионовне, доверяли ей самое дорогое – своих детей; с другой же – она всегда оставалась для них крепостной. Об этом свидетельствуют следующие факты: когда Арина Родионовна умерла, Ольга даже не знала, где её похоронили, хотя последние годы своей жизни няня провела именно с ней. Мария Алексеевна тоже относилась к няне, как к крепостной. Она хотела освободить Арину Родионовну и детей от крепостничества и дать вольную, но не сделала этого.

Заключение.

Прошло два с половиной века со дня рождения Арины Родионовны, но до сих пор мы храним память об этой простой русской женщине, подарившей миру свои сказки и предания «старины глубокой».

В честь грядущего 250-летия Арины Родионовны в Воскресенском, прямо у шоссе на месте старой школы, 10 июня 2007 года прошла церемония закладки памятного знака, а в следующем, юбилейном, 2008 году обещают поставить памятник самой знаменитой няне страны.1

Жизнь Арины Родионовны была нелёгкой, она полностью зависела от господ, которые разлучили её с семьёй, но это не привело к ожесточению в сердце. Всю свою большую любовь, которая была в ней, Арина Родионовна отдала господским детям.

Мы, потомки, благодарны «великой» няне за то, что она смогла воспитать такого русского гения, как Пушкин.

Список использованной литературы.

1. Бурлаков, А. Пушкинский праздник/ А. Бурлаков// Гатчина ИНФО. – 2007. – 10 июня.– С.3.

2.Пушкин, А. С. Полное собрание сочинений / А. С. Пушкин. – М.: Худо­жественная литература,1982. – т. 13, 323с.

3.Пущин, И. И. Записки о Пушкине/ И. Ж. Пущин. – М.: ГИХЛ, 1956. – 78с.

4.Ульянский, А. И. Няня Пушкина/ А. И. Ульянский. – М. Л.: Изд-во АН СССР, 1940. – 94-95с.

5.Керн, А. П. Воспоминания. Дневники. Переписка./ А. П. Керн. – М.: Худо­жественная литература, 1974. – 93с.

6.Грановская, И. И. Рисунок Пушкина. Портреты Арины Родио­новны/ И. И. Грановская //Временник Пушкинской комиссии. – Л.: Наука, 1973. – С.53.

7.Грановская, И. И. Домик няни в Кобрино/ И. И. Грановская // Временник Пушкинской комиссии. Хроника. – Л.: Наука, 1977. – С. 28.

8.Люблинский, П. И. Из семейного прошлого предков Пушкина/ П. И. Люблинский //Литературный архив. – М.Л.: Изд-во АН СССР, 1938. – Т. I

9.Козлова, Л. Домик няни в Кобрине/ Л. Козлова // Гатчинская правда. – 1974. – 3 июля. – С.2.

10.Холщевникова, Е. «Что за прелесть эти сказки!»/ Е. Холщевникова // Ленинград­ская правда. – 1974. – 3 июля. – С.5.

11. Швецова, Е. «Ах, няня, няня...» / Е. Швецова // Ленинградский рабочий. –1975. – 6 сентября. – С.4.

12. Ильина, М. «Женщины в русских селеньях»/ М. Ильина // Ленинградская правда. – 1984. – 6 июня. – С.3.

13.Ганшин, В. В гости к Арине Родионовне/ В. Ганшин // Смена. – 1985.– 10 февраля. – С.2.

14.Грановская, И.И. «Если ехать вам случится…»/ И.И. Грановская. – М.: Худо­жественная литература, 1986. – 15-72с.

15. Языков, Н.М. «На смерть няни А. С. Пушкина» / Н.М. Языков. – М.: Худо­жественная литература,1880. – С.48.

Приложение.


Портрет няни А.С. Пушкина.

Будущая закладка памятного

знака в с. Воскресенское.

Домик Арины Родионовны.

Восстановленная церковь Воскресения Христова.

1 Пущин И. И.Записки о Пушкине. - М.: ГИХЛ, 1956. – С.78.

2 Церковная запись Суйдинской церкви Воскресения Христова – 5 февраля 1781.

1 Козлова Л. Домик няни в Кобрине. - Гатчинская правда. – 1974. – 3 июля. – С.2.

2 Грановская И. И. Домик няни в Кобрино // Временник Пушкинской комиссии. Хроника. – Л.: Наука, 1977. – С. 28.

1 Документ «Ревизская сказка». Перепись населения 1795 года.

1 Ганшин В. В гости к Арине Родионовне. - Смена. – 1985.– 10 февраля. – С.2.

2 Ульянский А. И. Няня Пушкина. – М. Л.: Изд-во АН СССР, 1940. – С.94.

1 Ульянский А. И. Няня Пушкина. – М. Л.: Изд-во АН СССР, 1940. –С.95

2 Ильина М. «Женщины в русских селеньях». Ленинградская правда. – 1984. – 6 июня. – С.3.

1 Керн, А. П. Воспоминания. Дневники. Переписка.– М.: Худо­жественная литература, 1974. – С.93

2 Ганшин В. В гости к Арине Родионовне. Смена. – 1985.– 10 февраля. – С.2.

3 Люблинский П. И. Из семейного прошлого предков Пушкина.– М.Л.: Изд-во АН СССР, 1938. – Т. I

4 Ульянский А. И. Няня Пушкина. – М. Л.: Изд-во АН СССР, 1940. –С.95

1 Ганшин, В. В гости к Арине Родионовне. Смена. – 1985.– 10 февраля. – С.2.

2 Грановская И.И. «Если ехать вам случится. – М.: Худо­жественная литература, 1986. –С.72

3Ульянский А. И. Няня Пушкина. – М. Л.: Изд-во АН СССР, 1940. –С.95

1 Грановская И.И. «Если ехать вам случится. – М.: Худо­жественная литература, 1986. –С.25.

2 Швецова Е. «Ах, няня, няня...». - Ленинградский рабочий. –1975. – 6 сентября. – С.4.

3 Ильина М. «Женщины в русских селеньях. - Ленинградская правда. – 1984. – 6 июня. – С.3.

1 Люблинский П. И. Из семейного прошлого предков Пушкина //Литературный архив. – М.Л.: Изд-во АН СССР, 1938. – Т. I

2 Грановская И.И. «Если ехать вам случится. – М.: Худо­жественная литература, 1986. –С.25.

1 Грановская И.И. «Если ехать вам случится. – М.: Худо­жественная литература, 1986. –С.25.

1 Пушкин, А. С. Полное собрание сочинений. – М.: Худо­жественная литература,1982. – т. 13, 323с.

1 Грановская, И. И. Рисунок Пушкина. Портреты Арины Родио­новны.//Временник Пушкинской комиссии. – Л.: Наука, 1973. – С.53.

2 Языков Н.М. «На смерть няни А. С. Пушкина». – М.: Худо­жественная литература,1880. – С.48.

1 Бурлаков, А. Пушкинский праздник. - Гатчина ИНФО. – 2007. – 10 июня.– С.3.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Реферат на тему (111)

    Реферат
    ПУШКИН Александр Сергеевич [26 мая (6 июня) 1799 , Москва - 29 января (10 февраля) 1837, Санкт-Петербург; похоронен в Святогорском монастыре, ныне - Псковская область], русский поэт.
  2. Программа занятий родительского университета педагогических знаний стр. 22-24 Разработка урока "Путешествие в прошлое моей семьи"-стр. 25-27 Разработка класс

    Программа
    1.Приходите в кабинет немного раньше звонка, убедитесь, всё ли готово к уроку, хорошо ли расставлена мебель, чиста ли доска, подготовлены ли ТСО, наглядные пособия.
  3. Конспект урока-беседы по поэзии Класс : 9 Тема : К. Ф. Рылеев «Я ль буду в роковое время позорить гражданина сан» Революционный и патриотический пафос произведений. Тема жертвы во имя Родины и свободы. Традиции классицизма в поэзии Рылеева

    Конспект
    1) показать учащимся человека с горячим сердцем борца за свободу и права всякого униженного, борца против самовластия и самодурства дворян, чиновников, борца за честь, достоинство, показать пример огромной любви к Родине (И.
  4. Ериалы по результатам реализации первого года проекта ««Одаренному ребенку одаренный педагог» окружного сетевого сообщества педагогов «Виртуальная мастерская»

    Документ
    Е.Ю. Зеленина, учитель мировой художественной культуры ГОУ СОШ «Школа здоровья» № 1159 САО, участник проектной группы Фестиваля «Одаренному ребенку – одаренный педагог»
  5. Кистол Наталья Ивановна Ковров 2009 План реферат

    Реферат
    «Эстетические мотивы обращения А.С. Пушкина к жанру художественной сказки. Западноевропейские корни пушкинских сказок и их национальная самобытность».

Другие похожие документы..