Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Подготовка студентов по курсу «Компьютерная графика» в соответствии с требованиями «Государственного образовательного стандарта ВПО 052500».Целью курс...полностью>>
'Документ'
Актуальність теми. В умовах формування глобальної інноваційної системи, посилення конкуренції у парадигмі «економіки знань» особливо важливого значен...полностью>>
'Бюллетень'
Касьянов, Валерий Васильевич. Культурология: учебное пособие / Касьянов, Валерий Васильевич; В.В.Касьянов. - Ростов н/Д: Феникс, 2010. - 574,[8]с. - (...полностью>>
'Доклад'
НАНОСИСТЕМЫ НА ОСНОВЕ МНОГОКОМПОНЕНТНЫХ ЭМУЛЬСИЙ ОРГАНИЧЕСКИХ И ФТОРОРГНАНИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ С ГАЗОТРАНСПОРТНЫМИ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ ФУНКЦИЯМИ ДЛЯ МЕДИК...полностью>>

Книга деда коркута китаб-и дедем коркут от составителей «Книга моего деда Коркута» («Китаб-и дэдэм Коркут»)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КНИГА ДЕДА КОРКУТА

КИТАБ-И ДЕДЕМ КОРКУТ

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ

«Книга моего деда Коркута» («Китаб-и дэдэм Коркут») 1 является выдающимся памятником средневекового огузского героического эпоса.

Со средневековыми огузами в этническом и языковом отношении связаны три современных тюркоязычных народа туркмены, азербайджанцы и турки. Для всех этих народов эпические сказания, отложившиеся в «Книге Коркута», представляют художественное отражение их исторического прошлого. Книга эта является записью и литературной обработкой эпических сказаний, слагавшихся и передававшихся у этих народов в творческой устно-поэтической традиции на протяжении многих веков, с IX по XV в. Это замечательный памятник их древней национальной культуры, который и для других тюркоязычных народов, составляющих значительную часть многонационального населения Советского Союза, является в своем роде единственным отражением народного поэтического творчества в столь отдаленную историческую эпоху.

«Книга Коркута» представляет исключительный интерес для историка и этнографа как правдивое, хотя и эпически героизованное, изображение военной и мирной жизни тюркских кочевых племен, их быта и общественных отношений, народных обычаев и верований, сохранивших в эпоху феодализма, в условиях господства мусульманской идеологии многие черты более древнего, патриархально-родового уклада и доисламской идеологии. Но еще большее значение имеет эта книга как замечательный художественный памятник, воплотивший в своих героических сюжетах а монументальных образах высокое мастерство народных сказителей, творцов и хранителей этой древней эпической традиции.[6]

«Книга Коркута» переведена в настоящее время на русский, немецкий, турецкий и итальянский языки, и на тех же языках, в особенности на русском, о ней существует многочисленная исследовательская литература.

Начало всестороннему научному изучению «Китаб-и Коркут» положено было семьдесят лет тому назад крупнейшим русским историком Востока, академиком Василием Владимировичем Бартольдом (1869—1930 гг.). Работы В. В. Бартольда и его учеников, из которых некоторые были уроженцами Средней Азии, создали прочное научное основание для исторического и фольклорного истолкования огузского эпоса. Исследования турецких, немецких, итальянских ученых, опубликованные в большом числе за последнее двадцатилетие, шли по тем путям, которые в свое время проложил В. В. Бартольд.

Интерес к «Книге Коркута», возникший у В. В. Бартольда еще в начале 1890-х годов, не покидал ученого на протяжении почти всей его жизни. Полный перевод этого замечательного памятника 2 был закончен в мае 1922 г. (до этого В. В. Бартольд опубликовал — в оригинале и переводе — только четыре из двенадцати песен) и предназначался для руководимого А. М. Горьким издательства «Всемирная литература», но не увидел света при жизни автора. Азербайджанские ученые Г. Араслы и М. Тахмасиб 3 опубликовали в Баку перевод В. В. Бартольда с уточнениями и поправками, но это издание не получило широкого распространения.

Перевод В. В. Бартольда выполнен на высоком филологическом уровне, присущем всем его работам, и обладает большими литературными достоинствами. Филологическую точность перевода В. В. Бартольд соединяет с истинным мастерством в передаче художественных особенностей подлинника. «Настоящий перевод, — писал В. В. Бартольд, — конечно, тоже не может считаться окончательным; прогресс туркологии, как в смысле открытия нового материала, так и в смысле более полного и тщательного изучения старого, несомненно даст повод ученым еще не раз возвращаться к памятнику такого исключительного значения, как “Коркут"; надо надеяться, что и в целом настоящий перевод будет признан устарелым и заменен другим меньше чем через сто лет» 4.

Заменять перевод В. В. Бартольда другим пока нет оснований (хотя бы потому, что в распоряжении исследователей по-прежнему, как и во времена В. В. Бартольда, имеется только один полный список памятника), но внести в него поправки, которые теперь можно сделать, опираясь на достижения тюркологии и результаты, добытые многочисленными[7] исследователями этого замечательного памятника, совершенно необходимо,

Мысль об издании «Китаб-и Коркут» (в переводе В. В. Бартольда) в серии «Литературные памятники» принадлежит ныне покойному члену-корреспонденту АН СССР профессору А. Ю. Якубовскому, ближайшему ученику В. В. Бартольда. А. Ю. Якубовский предполагал дать к этому изданию исторический комментарий, одновременно пригласив составителей для комментария филологического и фольклорного. При жизни А. Ю. Якубовского план этот остался неосуществленным.

Настоящее издание состоит из двух частей: «Книга моего деда Коркута» в переводе В. В. Бартольда и «Приложения». «Приложения» содержат:

1) статью В. В. Бартольда «Турецкий эпос и Кавказ» (1930 г.), в которой автор подвел итоги своей многолетней исследовательской работе над названным произведением;

2) статью А. Ю. Якубовского «“Китаб-и Коркуд" 5 и его значение для изучения туркменского общества в эпоху раннего средневековья» (1944 г.), являющуюся первым наброском задуманной им работы «Книга Коркута как исторический источник»;

3) статью В. М. Жирмунского «Огузский героический эпос и “Книга Коркута"», которая содержит анализ этого памятника, его состава и происхождения как произведения огузского героического эпоса;

4) примечания к переводу, составленные А. Н. Кононовым;

5) литературу о «Книге моего деда Коркута»;

6) указатели имен личных, этнических и географических, составленные Н. А. Дулиной.

В настоящем издании текст перевода В. В. Бартольда оставлен неприкосновенным. Его выдающиеся художественные достоинства исключали возможность редакционной правки и уточнения по мелочам. Необходимые уточнения даются в примечаниях, составленных на основании обширной исследовательской литературы и переводов последних лет. В примечания вошли также комментарии самого В. В. Бартольда, сделанные им в приложении к рукописи перевода; они отмечены сиглом «В. В. Б.».

Перевод В. В. Бартольда был тщательно сверен с Дрезденским 6 и Ватиканским списками 7, а также с транскрибированным латинскими буквами текстом, изданным О. Ш. Гёкяяем 8, и со сводным латинизированным текстом, опубликованным М. Эргином 9. При составлении примечаний были приняты во внимание поправки, предложенные Г. Араслы [8] и М. Г. Тахмасибом 12, итальянский перевод и исследование Этторе Росси (1894—1955 гг.) 11, примечания к тексту и словарь, приложенный к названному труду О. Ш. Гёкяя, а также другие работы, использование которых каждый раз оговаривается 12.

В разъяснении географических названий, встречающихся в тексте памятника, значительную помощь оказало исследование Кырзы-оглу М. Фахреттина 13.

Имена личные, этнические и географические в тексте перевода оставлены в чтении В. В. Бартольда, а в «Примечаниях» и в «Указателях» приведены разночтения имен, встречающиеся в новейших исследованиях; «Примечания» содержат, где это возможно, научную оценку этих разночтении. В статьях имена и цитаты даются по переводу В. В. Бартольда, кроме отдельных случаев, когда требовались уточнения.

Арабская графика — по условиям издания настоящей серии — заменена в целях единства латинизированной транскрипцией, принятой в названных трудах О. Ш. Гёкяя и М. Эргина.

В тех случаях, когда примечания касаются двух и более слов перевода, начало исправления отмечается звездочкой, конец — соответствующей цифрой.

В круглые скобки заключены слова, добавленные в русском переводе для лучшего понимания текста.

Свой скромный труд по подготовке этого издания нижеподписавшиеся посвящают памяти Василия Владимировича Бартольда.

В. Жирмунский

А. Кононов

Комментарии

1 В переводе В. В. Бартольда — «Книга о моем деде Коркуте». Этому переводу грамматически эквивалентен другой — «Книга моего деда Коркута», которому мы отдаем предпочтение, так как из содержания памятника следует, что не о деде Коркуте написана книга, а сам дед Коркут — эпический сказитель песен — является сочинителем книги, на что указывают заключительные строки каждого эпизода эпоса: «Дед мой Коркут сложил песнь, сказал слово; эту былину он сложил, он составил; так он сказал», или: «Пришел мой дед Коркут, заиграл радостную песнь, сложил песнь, сказал слово, рассказал» и т. п.

2 Рукопись хранится в архиве АН СССР (Ленинград): ф.68, оп.1, № 183. Она состоит из «Введения» (лл. 1-49) и «Перевода» (лл. 1-209).

3 Деде Коркут. Пер. акад. В.В. Бартольда. Подготовили к печати: Гамид Араслы, М.Г. Тахмасиб. Баку, 1950.

4 В.В. Бартольд. Введение к переводу «Книги Коркуда», л.49; см. также В.В. Бартольд, Китаби-Коркуд. I. ЗВО, т. VIII. СПб., 1894, стр.203.

5 Общепринятым в настоящее время начертанием этого имени является «Коркут».

6 Rifat. Kilisli Muallim. Kitab-i Dede Korkut. Istanbul, 1332 (1916).

7 Rossi E. Il. «Kitab-i Dede Qorqut». Racconti epicocavallereschi del Turem Oguz Tradotti e annotati con «Facsimile» del Ms. Vat. Turco 102, Citta del Vaticano, 1952.

8 Gokyay. Orhan Saik. Dede Korkut. Istanbul, 1938.

9 Здесь же приведены факсимиле Дрезденского и Ватиканского списков.

10 Деде Коркут. Пер. акад. В. В. Бартольда. Подготовили к печати: Гамид Араслы, М. Г. Тахмасиб. Баку, 1950.

11 Rоssi E. Il. «Kitab-i Dede Qorqut».

12 Немецкий перевод памятника — «Das Buch des Dede Korkut. Ein Nomadenepos das tuеrkischen Fruеhzeit. Aus dem Oghusischen uеbersetzt und erlaeutert von Joachim Hein» (Zuerich, 1959) — не был использован, так как он стал доступен издателям, когда работа над книгой была уже закончена.

13 Кirzlоgu M. Fahrettin. Dede-Korkut Oguznameleri, I. kitap. Istanbul, 1952.

Текст воспроизведен по изданию: Книга моего деда Коркута. М-Л. АН СССР. 1962

© текст - Жирмунский В. М; Кононов А. Н. 1962
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Halgar Fenrirrson. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1962

КИТАБ-И ДЕДЕМ КОРКУТ

(ВСТУПЛЕНИЕ)

Во имя бога, всемилостивого, всемилосердого, к его помощи мы прибегаем. Близко к времени посланника (божьего), привет ему, из племени Баят вышел человек по имени Коркут-Ата [«отец Коркут»]. Среди огузов он был первым человеком, он знал все; все, что он говорил, сбывалось. О скрытом (будущем) он приносил разные вести, что влагал ему в сердце всевышний бог. Коркут-Ата сказал: «В последние времена ханство вернется к роду Кайи, никому из их рук его не отнять, от начала последних времен до наступления страшного суда». Те, о ком он говорил, — потомки Османа; исполнившись на деле, оно так и будет продолжаться. Еще много подобных слов он сказал. Коркут-Ата разрешал затруднения народа огузов. Какое бы дело ни случалось, не спросив совета у Коркут-Ата, его не решали. Все, что он приказывал, принимали, его слова держались, (по его слову) все исполняли.

Дед Коркут говорил: если не помолиться богу, дело не удастся; если не подаст всемогущий бог, человеку не разбогатеть. 1 Если не предопределено от века, раба (божьего) беда не постигнет; без того чтобы не настал смертный час, никто не умрет. Умершему человеку не ожить, вышедшей (из тела) душе не вернуться. Накопив богатств до вершины черной горы, джигит все собирает, копит, ищет, (хоть) больше своей доли ему не съесть. Как бы ни разделились и разлились воды, моря им не наполнить. Гордых людей бог не любит; человеку, *высоко поднимающему грудь, 2 счастья не будет. Воспитав чужого сына, сына не получишь; когда он вырастет, он *погонит (коня) и уедет, 3 не скажет, что видел (воспитавших его). *Глине 4 с холмом не сравняться. 5 Если накинуть уздечку на голову черного осла, он мулом не станет; если надеть платье на служанку, она барыней не станет. Как бы густо не выпал снег, до весны ему не остаться; *цветущему зеленому лугу до осени не остаться. 6 Старый хлопок тканью не станет, старый враг другом не станет. *Не сгубив коня, 7 дороги не пройти; без ударов черным булатным мечом избиения 8 не отвратить. Не сгубив своего имущества, человеку не прославить себя (щедростью). Дочь без примера матери наставления не примет, сын без примера отца угощенья не устроит. *Сын для матери все, что ей нужно; 9 он для нее как один из двух ее глаз; если сын вырастет на радость, [12] он — глаз 10 ее очага. Но что делать сыну, если после смерти отца не осталось имущества? (но и) что за польза от имущества отца, если нет *царя в голове? 11 От злобы неудачников да сохранит вас бог, хан мой! Еще говорил 12 дед Коркут: *на трудных путях 13 не умеющему ездить на кавказском коне негодному джигиту лучше на коня не садиться; ударяющим, режущим мечом трусам лучше ударов не наносить; для джигита, умеющего бить, лучше меча со стрелой палица. Черным домам, куда не приходит гость, лучше обрушиться. Горьким травам, которых не ест конь, лучше бы не вырасти; горьким водам, которых не пьет человек, лучше бы не течь; грубому сыну, от кого нет славы имени отца, лучше бы не выйти из спинного хребта отца, не войти в чрево матери, не родиться на свет. Прославляющим имя отца, данным на радость сыном хорошо быть. Лживым речам лучше бы на этом свете не появляться; правдивым людям лучше бы жить трижды тридцать десятилетий. 14 Жить бы вам десять раз '"тридцать десятилетий; 15 да не нашлет на вас бог беды, да будет прочно ваше счастье, хан мой!

Говорил дед Коркут — посмотрим, хан мой, что он говорил: '"питаясь травой, местные пастбища знает дичь; 16 луга ровных мест знает онагр; следы *далеких, далеких 17 путей знает верблюд; запах семи долин знает лисица; *чередование дневного света и ночи 18 знает жаворонок; 19 от кого родился сын, знает мать; *рот и нос человека 20 знает конь; бремя тяжести вьюков знает мул; *в каком месте он обмотан, знает узел; 21 *боль головы, поплатившейся за беспечность, знает нос; 22 с кобзой в руке, от народа к народу, от бека к беку идет певец; кто из мужей отважен, кто негоден, знает певец. *В день праздника [?] 23 пусть, ударяя о струны, играет (тебе) певец; блуждающую (по свету и невзначай) приходящую беду да отвратит бог, хан мой!

Еще говорил дед Коркут — посмотрим, хан мой, что он говорил: если, раскрыв уста, стану славить, богу над нами слава! Другу бога, главе веры, Мухаммеду слава! Творящему молитву по правую руку Мухаммеда, Абу-Бекру правдивому слава! Начинающему последнюю часть корана слову «амма» 24 слава! Если, по складам разбирая, правильно прочитать ее, суре «ясин» 25 слава! Ударами меча проложившему (путь) вере, царю мужей Алию слава! Сыновьям Алия, внукам пророка, в степи Карбеля 26 погибшим от руки приверженцев Йезида, 27 Хасану и Хусейну, обоим братьям вместе слава! Написанному, расположенному в порядке, спустившемуся с неба познанию божьему — корану слава! Тот коран написавшему, расположившему в порядке, 28 чтобы поучились ученые, *пылавшему в огне, (все) распределившему 29 Осману, 30 сыну Аффана, слава! В низком месте построенному дому божьему — Мекке слава! Здоровым *вышедшему в путь, 31 благополучно вернувшемуся, исполненному правдивости паломнику слава! В счете дней пятнице слава! Читаемой в пятницу хутбе 33 слава! Приложив ухо внимающей (хутбе) общине слава! Поющему на минарете муэдзину 33 [13] слава! С согнутыми коленами сидящим законным супругам слава! Поседевшему от кругооборота (времени) отцу слава! Досыта дающей сосать (ребенку) свое белое молоко матери слава! *Приблизившись, вступающей на путь (к жениху) невесте 34 слава! *Принесенному любимым братом, поставленному… 35 брачному шатру слава! Свидетелю (заключения брака) слава! 36 сыну слава! Ни с чем не сравнимому, создателю всех миров — богу слава! Тот бог в вышине, кому мы воздали славу, пусть будет милостив, пусть подаст помощь, хан мой!

Говорит певец: женщины бывают четырех родов: одни — наводящая бледность порода, другие — оставляющий пресыщение пир, 37 третьи — опора дома, четвертые — хуже всего, что бы ты ни сказал. Опора своего дома, это та, которая, когда из степи в дом приходит гость, когда *муж ее на охоте, 38 она того гостя накормит, напоит, уважит и отпустит. Это порода Айши и Фатимы. Хан мой! таких пусть тысячи вырастут, такая женщина пусть придет к твоему очагу.

Следующая 39 — это наводящая бледность порода. До зари она встает со своего места, *моет руки и лицо, 40 высматривает девять пирожных из хлеба, одно ведро с простоквашей, набивая рот, ест досыта, ударяя себя рукой по подреберью, говорит: «Пусть разрушится этот дом! С тех пор как я вышла замуж, в моем желудке не было сытости, на моем лице не было улыбки, моя нога не видела башмака, мое лицо — чадры. *Увы, что было, то было; может быть, случится еще выйти замуж, выйдет лучше, чем я надеюсь». 41 Таких, хан мой, *пусть тысячи не вырастут, 42 такая женщина к твоему очагу пусть не приходит.

Следующая, это — оставляющий пресыщение пир.., 43 она встает со своего места, *моет руки и лицо, 44 с одного конца шатра до другого на все натыкается, *хватается за маслобойку, связывает тюки, 45 до полудня идет гулять, после полудня приходит домой — видит: *вор, собака, кобыла, теленок 46 перевернули дом вверх дном; курицы вернулись 47 в курятник, корова — в хлев. Она кричит своим соседям: «Девушки, Зулейка, Зубейда, Рувейда [? ]! 48 душа-девица, душа-молодец, 49 *Айна-Мелик, Кутлу-Мелик! 50 *Мне до смерти нужно было уйти; 51 как же места, где мне лежать, пришли в разрушение? Что же вы не могли хоть немного присмотреть за моим домом? право соседа — право бога». Так она говорит. Таких, хан мой, *пусть тысячи не вырастут, 52 такая женщина к твоему очагу пусть не приходит.

Следующая, это та, что хуже всего, что бы ты ни сказал. Когда к ней в дом из степи придет стыдливый 53 гость, муж ее дома скажет ей: «Встань, принеси хлеб, поедим, пусть и этот поест»; *она скажет: «У тебя испеченного хлеба не осталось». Надо есть; 54 женщина говорит: «Что мне делать? В этом доме, чтоб ему обрушиться, нет муки, нет решета, верблюд с мельницы не пришел; *что он принесет, пусть пойдет на мою скатерть». 55 Так говоря, она ударяет себя рукой по задней части, оборачивается к мужу боком, *потом опрокидывает перед ним скатерть; 56[14] хотя бы ты сказал тысячу (слов), она ни одного без ответа не оставит на слова мужа внимания не обратит. *Это - основа слез пророка Ноя; от такой также да сохранит вас бог, хан мой, такая женщина к вашему очагу пусть не приходит.

Комментарии

1 См.: Diez, №№ 84 и 85, — В. В. Б.

'Черный' в тюркских языках передается словом kara (и его фонетическими вариантами), которое, как омоним, еще значит ‘плохой’, 'дурной', 'мрачный', 'несчастный' и т. п., а также 'север(ный)', 'главный', 'большой', 'могучий' и т. п.; в трех последних значениях слово kara использовалось в качестве собственного мужского имени (ср.: Кара-хан, отец Огуза; в ДК: Karacik yoban 'пастух Караджык'; karacik — уменьшительная форма от kara), а также как эпитет, который присваивался ханам, богатырям, героям [ср.: титул караханидов: kara xakan, kara хап 'великий каган (хан)' — Ahmad kara xakan (хап); в ДК: Кара Будаг, сын Кара Гюне и т. п.], лошади и оружию героя (ср.: kara aygir, kara pulat kilif и т. п.), всему большому, огромному, чрезмерному (ср.: Kara deniz 'большое море' = 'Черное море'; kara kus 'большая птица' = 'орел'; kara mal 'крупный рогатый скот', и т. п.). См.: О. Pritsak. Qara. Stndie zur Turkischen Rechtssymbolik. Zeki Velidi Togan'a Armagan, Istanbul, 1955, стр. 239—263; I. Laude-Cirtautas. Der Gebranch der Farbbezeichnungen in den Turkdialekten. Wiesbaden, 1961, §§ 4—12.

2 слишком возомнившему о себе

3 (все) бросит и уйдет

4 По KMR kul 'зола' или азербайджанское 'куст', 'кустарник', — В. В. Б.

5 Из золы холма не будет, — AT (3). По В (Erg, 74) добавлено: guyegu ogul olmaz 'зять сыном не станет'.

6 Diez, №№ 95 и 96, — В. В. Б.

7 Не сев (на коня) затемно (karaguca); см.: Bafgoz (443). По В (ER, 97): Не сев на быстрого коня (qara qoc). Ср.: Erg. (74).

8 противника, — AT (4); ER (97).

9 Сын для отца — самое сокровенное, — ER (97); OSG (l); Erg(74). Ср.: AT (5).

10 огонь. Ср.: AT (6); ER (97).

11 Буквально: счастья, удачи, — В. В. Б.

12 Как указал в одном из своих докладов (23 1 1920) и Вост(очном). Отд(елении) Арх(еологического) общ(ества) П. А. Фалев, глагол soylamak надо производить от soy 'рассказ', 'песнь' и нельзя отождествлять с soyleniek 'говорить'. Мы остаемся, однако, при своем прежнем переводе, так как в русской фразе слова ‘запел' и т. п. производили (бы) странное впечатление, в особенности с дополнением (напр., 'запел ему' и т. п.), —В. В. Б. О терминах soy soylamak, boy, boy boylamak см. стр. 243.

13 по крутым (подъемам, спускам)

14 Пропущено: (да еще) десять лет. См.: AT (11).

15 по тридцать (да еще) десять лет. См.: AT (12).

16 Бродя (повсюду), олень знает пастбища (разных) мест

17 разных-разных

18 По KMR: ***; ср.: *** 'переход каравана ночью', — В. В. Б.

19 о переходе каравана ночью знает жаворонок, — AT (14).

20 KMR предлагает читать: aginn yinisin 'кто из людей тяжел, кто легок', — В. В. Б. То же см.: ER (98); OSG (2); Erg (75). Ср.: AT (15).

21 где острая боль, знает тот, кто (ее) испытывает. См.: Erg (75); ER (98). Ср.: OSG (2): ne yerde su bilur varisa ceken bilur; ср. еще: AT (16).

22 Говорится о кровотечении через нос, связанном с головной болью, — В. В. Б. Ср.: AT (17).

23 KMR предлагает поправку: il va kunde 'в племени и народе', — В. В. Б. По OSG (2): lleyunnde 'перед тобой'; Erg (75): Ileyunuzde 'перед вами'; ER (98): 'davanti a voi'.

24 Начало 78-й суры, с которой начинается последняя, 30-я часть Корана; по этому первому слову носит название и данная сура — «амма» ('о чем' — начало фразы: «о чем расспрашивают они друг друга?»), — В. В. Б.

25 36-сура, чтение которой считается особенно богоугодным делом, — В. В. Б.

26 Кербеля — местность к западу от Ефрата; известно, ч6то здесь погиб только Хусейн (в 680 г.), Хасан умер раньше, — В. В. Б.

27 Халиф Йезид I (680—683), при котором произошла битва при Кербеле, — В. В. Б.

28 Поэта, конечно, не смущало противоречие, заключающееся в этих двух предложениях, — В. В. Б.

29 Место об Османе не вполне ясно, — В. В. Б. По OSG (2), Erg (75): предавшему огню, уничтожившему (негодные списки Корана). См.: ER (99).

30 главе ученых Осману

31 отправившемуся в ту Мекку

32 Хутба — мусульманская молитва, которая читается первой во время пятничной службы; в хутбе воздается хвала богу, Мухаммеду и упоминается имя правящего государя.

33 В тексте неправильно употреблено слово факи, т. е. факих 'законовед', — В. В. Б.

34 KMR вместо kara aygir предлагает едва ли удачную поправку: kara yagiz 'темно-каштановый (конь)', — В. В. Б. По OSG (2): yanasub yola girende karaygir < kara aygir; Erg (76): kara bugur; то же у AT (20), но первое слово AT читают: oynafib. Буквально: Вступившему на путь, гарцуя, вороному коню — слава.

35 Пропущен эпитет, оставшийся мне непонятным; многоточием и дальше обозначаются пропущенные непонятные слова, — В. В. Б. В тексте стоит слово yafial, KMR читает sanal; по Derleme dergisi (стр. 1471—1472) yanal означает: 'пестрая коза', 'баран (или коза) с черной шерстью и коричневой мордой' и др. По МК (741): yangalduruk 'капюшон', 'башлык', 'кусок козлиной шкуры, который пришивается сзади к войлочному дождевому плащу'; см, прим. 36.

36 Вместо слов «Принесенному любимым братом...» и т. д. следует: Любимому брату слава! Брачному шатру, поставленному около пестрой палатки (из шкуры) пестрой козы, слава: Его (шатра) длинной веревке слава! Ср.: AT (21—22).

37 По Erg (76): tolduran topdur; OSG (2): tolduran toydur; ER (99, прим. 4): dolduran top, piu avanti doldurum top; non ё chiaro il significato: palla che riempie о palla piena о palla che gira sempre;' ER (99) переводит как 'una ё palla in movi-mento' т. е. 'шар в (вечном) движении'.

38 Чтение avda и перевод 'на охоте' установлены по смыслу; одинаково пишется и выражение 'в доме' (evde), — В. В. Б. Лучше: мужа дома нет.

39 Буквально: Мы пришли (к следующей), — В. В. Б.

40 не умыв рук и лица, — ER (99).

41 Ах, что было бы, если бы этот (муж) умер, вышла бы я за другого, а он оказался бы лучше, чем я ожидаю! См.: AT (23).

42 детей пусть не будет (дословно: не вырастает).

43 Оставлено без перевода непонятное слово, — В. В. Б. По Erg (76): depidinye (?); OSG (3): depdenince, в сноске — kipirdayinca (!) 'встряхнувшись', 'пошевельнувшись'. Ср.: ER (100).

44 не умыв рук и лица.

45 (все) хулит и злословит, (ко всему) прислушивается. См.: AT (24); ER (100).

46 вороватая собака, избалованный (едой) теленок. См.: Basgoz (444). Ср.: AT (24); ER (100).

47 Вероятно: не вернулась. По KMR: dortmuf, т. е. [все предложение следует читать]: курица толкнула свой курятник, а корова — свой хлев,—В. В. Б. Ср.: AT (24).

48 Урувейда.

49 Буквально: паша, — В. В. Б. По OSG (3): Can fciz, Can pasa; Erg (76): Can Kiz, Can Pasa

50 По OSG (3), Erg (77): Ayna Meiek, Kutlu Meiek

51 Я (ведь) не пошла умирать, пропадать. См.: AT (27).

52 См. прим. 42.

53 уважаемый. См. Basgoz (442).

54 испеченному хлебу не следует оставаться; надо (его) есть.

55 что бы ни случилось, пусть падет на мой зад.

56 поворачивается к мужу задом, — AT (29).

57 Она (ведет) свой род от осла пророка Ноя, — AT (30).

ПЕСНЬ 1 О БОГАЧ-ДЖАНЕ, СЫНЕ ДЕРСЕ-ХАНА 2

(1- (12)

Хан мой! Однажды сын Кам-Гана хан Баюндур 3 встал со своего места, велел поставить свой сирийский зонтик, велел поднять до небес пеструю палатку, велел разложить в тысяче мест шелковые ковры. Хан ханов, хан Баюндур, раз в год устраивал пир и угощал беков огузов. Вот он снова устроил пир, велел зарезать лучших коней-жеребцов, верблюдов и баранов; в одном месте *велел водрузить белое знамя, в одном — черное, в одном — красное. 4 Он говорил: «У кого нет ни сына, ни дочери, того поместите у черного знамени, разложите под ними черный войлок, поставьте перед ними мясо черного барана, станет есть — пусть ест, не станет — пусть поднимется и уйдет. У кого есть сын, того поместите у белого знамени, у кого есть дочь — у красного знамени; у кого нет ни сына, ни дочери, того проклял всевышний бог, мы тоже проклинаем его, пусть так и знают». Беки огузов сошлись, стали собираться.

Был один бек, по имени Дерсе-хан, у которого не было ни сына, ни дочери. В тот час, когда холодные, холодные утренние ветры повеяли, когда бородатый, *серый, голодный 5 жаворонок запел, *когда длиннобородая, проворная пчела зажужжала, 6 когда бедуинские кони, увидя хозяина, заржали, когда стали различать белое от черного; в тот час, когда на крутых горах с прекрасным склоном взошло солнце, когда молодцы-беки и джигиты боролись друг с другом, — рано утром Дерсе-хан поднялся и встал со своего места, присоединил к себе своих сорок джигитов, пришел на пир Баюндур-хана. Джигиты Баюндур-хана встретили Дерсе-хана, поместили его у черного знамени, разложили под ним черный войлок, поставили перед ним мясо черного барана: «Таково повеление Баюндур-хана, хан мой», — сказали они. Дерсе-хан сказал: «В чем увидел за мной вину Баюндур-хан? или меч мой слаб, или пир мой скуден? Людей ниже меня он поместил у белого знамени, у красного знамени; в чем моя вина, что он поместил меня у черного знамени?». Они сказали: «Хан мой, сегодня вышло такое повеление от Баюндур-хана: у кого нет ни сына, ни дочери, того проклял всевышний бог, мы тоже проклинаем его». Дерсе-хан встал со своего места и говорит: «Джигиты мои, встаньте, поднимитесь с места, это горе постигло меня или по моей вине, или по вине моей жены».

Дерсе-хан пришел в свой дом, *громким голосом 7 говорит он своей жене — посмотрим, хан мой, что он говорит: «Приди сюда, счастье моей [15] головы, опора моего жилища; *ростом подобная прекрасно выросшему кипарису, 8 ты, чьи черные волосы обвиваются вокруг лодыжек, чьи соединенные брови подобны натянутому луку, чьи уста тесны для пары миндалей, чьи алые щеки подобны осенним яблокам, *моя дыня, моя... 9 Знаешь ли ты, что случилось? Хан Баюндур поднялся и встал со своего места, велел водрузить в одном месте белое знамя, в одном месте красное знамя, в одном месте черное знамя; "у кого есть сын, того поместите у белого знамени, у кого есть дочь — у красного знамени, у кого нет ни сына, ни дочери — у черного знамени; разложите под ним черный войлок, доставьте перед ним мясо черного барана; станет есть — пусть ест, не станет — пусть поднимется и уйдет; у кого нет ни сына, ни дочери, того проклял всевышний бог, мы тоже проклинаем его",— сказал он.

«Пришли мне навстречу, поместили у черного знамени, разложили подо мной черный войлок, поставили передо мной мясо черного барана; "у кого нет ни сына, ни дочери, того проклял всевышний бог, мы тоже проклинаем, так и знай",— сказали они. Ты ли виновна, я ли виновен в том, что всевышний бог не дает нам мальчика-сына? отчего (это)?». Так он сказал; (снова) он говорит: «Ханская дочь! встать ли мне с места, схватить ли тебя *за щеки 10 и горло, бросить ли тебя под мою сильную пяту, взять ли мне в руки свой черный булатный меч, срубить ли голову с твоего тела, *познать ли мне сладость жизни, 11 пролить ли на землю твою алую кровь? Ханская дочь, в чем причина, скажи мне; жестокой каре я подвергну теперь тебя». Так он сказал, жена Дерсе-хана заговорила — посмотрим, что она говорила: «О Дерсе-хан! не карай меня, не говори в гневе горьких слов! Встань со своего места, поставь на землю свой пестрый шатер, вели убить лучших коней-жеребцов, верблюдов и баранов; созови к себе на пир беков внутренних огузов, внешних огузов; увидишь голодного — накорми его; увидишь нагого — одень его; *увидишь обремененного долгами — выкупи его. 12 Наложи мяса, как холм; вели надоить кумысу, как озеро; устрой великий пир, вознеси молитву о предмете своего желания; может быть, по молитве какого-нибудь богоугодного мужа бог даст нам дитя». Дерсе-хан по слову своей жены устроил великий пир, вознес молитву о предмете своего желания. Он велел зарезать лучших коней-жеребцов, верблюдов и баранов, созвал к себе на пир беков внутренних огузов, внешних огузов; если видел голодного — кормил его; если видел нагого — одевал его; если видел обремененного долгами — выкупал его; наложил мяса, как холм, велел надоить кумысу, как озеро. (Гости) подняли руки, произнесли молитву; по молитве одного богоугодного мужа всевышний бог дал (хану) дитя; его жена стала беременной, через некоторое время родила мальчика, отдала его кормилицам, велела беречь.

Нога коня хрома, язык певца проворен; 13 у кого есть ребра, тот поднимается, у кого есть хрящи, тот вырастает; мальчику исполнилось пятнадцать лет. Отец мальчика встретил 14 орду Баюндур-хана. У Баюндур-хана, [16] хан мой, был бык, был тоже верблюд-самец; когда тот бык ударял рогами крепкий камень, камень рассыпался, как мука; один раз весной, один раз осенью верблюда заставляли бороться с быком; Баюндур-хан с остальными боками огузов смотрел на зрелище и веселился. Итак, султан мой, снова весной вывели быка из сарая; три человека с правой стороны, три человека с левой стороны держали быка на железной цепи; дойдя до середины ристалища, они отпустили его. Между тем, султан мой, сынок Дерсе-хана с тремя мальчиками из орды играли на ристалище в кости; быка выпустили, мальчикам сказали: «Бегите!». Три мальчика убежали, сынок Дерсе-хана не убежал; он встал посередине ристалища и осмотрелся. Бык тоже направился на юношу, хотел уже убить его; юноша крепко ударил быка по лбу кулаком, бык стал отступать. Бык снова направился на юношу; юноша снова крепко ударил быка по лбу кулаком. На этот раз юноша оперся кулаком на лоб быка, потащил его к краю ристалища. В первый раз юноша и бык потащили друг друга; *(потом юноша) твердо встал, подобно быку, опираясь обоими плечами; 15 ни юноша не побеждал, ни бык не побеждал. Юноша подумал: «Крышу подпирают столбом, и он для той крыши служит опорой; зачем мне служить опорой лбу этого (быка) и стоять?». Юноша снял свой кулак со лба быка, отскочил с дороги; бык не устоял на ногах, упал и свалился на голову; юноша схватился за нож, отрезал голову быка. Пришли беки огузов, 16 похвалили, сказали: «Пусть придет мой дед Коркут, пусть даст этому юноше имя, пусть пойдет с ним к его отцу, пусть выпросит юноше у его отца бекство, *пусть доставит престол». 17 Так они сказали, позвали (Коркута); дед мой Коркут явился, пошел с юношей к его отцу; дед Коркут стал говорить отцу юноши — посмотрим, хан мой, что он говорил: «О Дерсе-хан! дай юноше бекство, дай престол, он храбр! Дай бедуинского коня с длинной шеей, пусть он ездит на нем, он доблестен! Дай из своих стад тьму баранов, пусть они служат этому юноше пищей, он храбр! Из рядов дай красных верблюдов, пусть они служат этому юноше для вьюков, он доблестен! Дай златоверхое жилище, пусть оно дает этому юноше тень, он храбр! Дай этому юноше вышитый (шелком) кафтан, пусть он надевает его, он доблестен! Этот юноша сражался на белом ристалище Баюндур-хана, убил быка; пусть имя твоего сына будет Богач; 18 имя ему дал я, долгую жизнь пусть даст ему бог». Так он сказал; Дерсе-хан дал юноше бекство, дал ему престол; юноша вступил на престол.

Юноша не стал обращать внимания на сорок джигитов своего отца; те сорок джигитов позавидовали ему, сказали друг другу: «Пойдем, очерним юношу перед его отцом; может быть, он убьет его, и снова наша слава, наша честь у его отца будет хороша, даже лучше». Они отправились; из этих сорока джигитов двадцать пошли в одну сторону, двадцать — в другую сторону. Те (первые) двадцать пошли, принесли Дерсе-хану такую весть: «Знаешь ли ты, Дерсе-хан, что случилось? *Твой негодный, беспутный сын вышел неудачным; 19 он присоединил к себе своих сорок [17] джигитов, сделал поход на остальных 20 огузов; где были красавицы, он похищал их; *он бил по лицу белобородых старцев, 21 *проливал молоко седокудрых старух. 21а Через *быстро текущие 22 воды перейдет молва, *поднимется на соседнюю пеструю гору, 23 дойдет молва до хана ханов Баюндура; скажут: вот какие смуты производит сын Дерсе-хана. *Чем видеть это, 24 тебе лучше бы умереть. Баюндур-хан позовет тебя, подвергнет тебя жестокой каре. К чему тебе такой сын? Такому сыну лучше бы совсем не родиться; *убей его ради себя». 25 Так они сказали. «Пойдите, приведите (его), я (его) убью», — сказал Дерсе-хан. Как только он это сказал, хан мой, из тех злодеев явились двадцать других и также стали распространять клевету; они говорят: «Сын твой, Дерсе-хан, поднялся и встал со своего места, вышел охотиться на крутую гору с прекрасным склоном, гнал твою дичь, ловил твоих птиц, пришел к своей матери, взял крепкого вина, выпил, беседовал с матерью, строил козни против отца. Неудачным вышел твой сын. *Через соседнюю 26 пеструю гору перейдет молва, дойдет молва до хана ханов Баюндура; 27 тебя велят позвать, и у Баюндур-хана тебя постигнет жестокая кара. К чему такой сын? *убей его ради себя». 28 Дерсе-хан говорит: «Пойдите, приведите (его), я (его) убью; такого сына мне не надо». Нукеры 29 Дерсе-хана говорят: «Как нам привести твоего сына? Твой сын нашего слова не послушается, по нашему слову не придет. Поднимись, встань со своего места, призови своих джигитов, присоедини их к себе, встреть твоего сына, выйди с ним на охоту, подними птиц, гони дичь, порази стрелой твоего сына и убей его. Если не убьешь (его) так, иначе тебе (его) не убить, так и знай».

В тот час, когда холодные, холодные утренние ветры повеяли, когда бородатый, *серый, голодный 30 жаворонок запел, когда бедуинские кони, увидев хозяина, заржали, *когда длиннобородая, проворная пчела зажужжала, 31 когда стали различать белое от черного; в тот час, когда дочери-невесты огузов наряжались; в тот час, когда на крутых горах с прекрасным склоном взошло солнце, когда молодцы-беки и джигиты боролись друг с другом, — рано утром Дерсе-хан встал со своего места, взял с собой своего сынка, присоединил к себе своих сорок джигитов, выехал на охоту. Они настигли дичь, подняли птицу; из тех сорока злодеев несколько человек пришли к юноше и говорят: «Твой отец сказал: пусть он преследует, пригоняет ко мне дичь, пусть убьет (ее) перед моими глазами, чтобы я видел, как мой сын заставляет скакать коня, как ударяет мечом, как пускает стрелы; чтобы я, (видя это), радовался, веселился и гордился»; так они сказали. Он был юношей, где было ему знать (козни)? Он преследовал и пригонял дичь, горпевал 32 перед своим отцом: «Пусть мой отец смотрит, как я заставляю скакать коня, пусть веселится! пусть смотрит, как я пускаю стрелы, пусть гордится! пусть смотрит, как я ударяю мечом, пусть радуется!». Те сорок злодеев говорят: «Дерсе-хан, видишь ли ты, как юноша в ровной степи преследует дичь, пригоняет [18] ее к тебе? Стреляя в дичь, он поразит стрелой тебя и убьет; пока твой сын не убил тебя, убей ты твоего сына». Так они сказали. Юноша, преследуя дичь, проскакал мимо своего отца; Дерсе-хан взял в руки свой крепкий лук *со страшной тетивой, 33 поднявшись на стременах, сильно натянул (тетиву); (стрела) поразила юношу между двумя лопатками, прошла насквозь, упала и коснулась земли; алая кровь его зажурчала, его грудь наполнилась кровью. Он обхватил шею своего бедуинского коня, упал на землю. Дерсе-хан *хотел слепо 34 броситься к своему сынку; те сорок злодеев не пустили его, повернули поводья его коня, отправились в его орду.

Жена Дерсе-хана, думая, что приходит ее сынок со своей первой добычей, велела зарезать лучших коней-жеребцов, верблюдов и баранов; она хотела накормить беков храбрых огузов. Поднявшись, она встала со своего места, взяла с собой сорок дев, пошла навстречу Дерсе-хану. Она подняла ресницы, посмотрела Дерсе-хану в лицо, обратила свои взоры направо и налево, но не увидела своего сынка; ее черная грудь заволновалась, ее бедное сердце запрыгало, *ее глаза, обведенные черной каймой, 35 наполнились кровавыми слезами. Громким голосом говорит ода Дерсе-хану — посмотрим, хан мой, что она говорит: «Приди сюда, счастье моей головы, опора моего жилища, зять моего хана-отца, любимец моей государыни-матушки, данный мне отцом и матерью, ты, кого я, открыв глаза, увидела, кого я, отдав сердце, полюбила! О Дерсе-хан! ты поднялся и встал со своего места, сел на своего черногривого кавказского коня, вышел охотиться на крутую гору с прекрасным склоном; вдвоем вы отправились, один ты возвращаешься; где мое дитя? *где сын, данный мне в мрачном мире? 36 пусть он выйдет! О Дерсе-хан! мои светлые очи зло разбегаются, пусть они будут вырезаны; мои груди, *хоть их не сосал ребенок, 37 терпят 38 злую боль; мое белое тело, хоть его не укусила желтая змея, вздымается и пухнет; не видно моего единственного сына; в моей груди горит огонь! Сухие, сухие ручьи я наполнила водой, носящим черную одежду дервишам дала обеты; когда видела голодного, я кормила его; когда видела нагого, одевала его; я наложила мяса, как холм, велела надоить кумысу, как озеро; по молитве я с трудом получила сына; весть о единственном сыне, о Дерсе-хан, дай мне! Если ты заставил единственного сына слететь с лежащей против (нас) пестрой горы, скажи мне; если ты заставил единственного сына поплыть по вечно текущей, быстрой реке, скажи мне; если ты дал съесть единственного сына льву и тигру, скажи мне; если ты дал схватить единственного сына носящим черную одежду гяурам нечистой веры, скажи мне. Я пойду к моему хану-отцу, возьму богатую казну и войско, пойду на гяура нечистой веры; пока я не упаду от ран с моего кавказского коня, пока не вытру рукавом своей алой крови, пока не упаду на землю, лишившись сил рук и ног, я не перестану искать единственного сына. Весть о единственном *сыне, о Дерсе-хан, дай мне; пусть моя черная голова будет сегодня жертвой [19] ради тебя!». Говоря так, она рыдала и плакала. Дерсе-хан ничего не ответил своей жене на эти слова; те сорок злодеев выступили вперед и говорят: «Твои сын здоров, невредим, он на охоте; сегодня или завтра, где бы он ни был, он приедет; не бойся, не заботься; бек напился, он не может ответить».

Жена Дерсе-хана обратилась назад и вернулась, (но) не стала ждать; она взяла с собой сорок дев, села верхом на бедуинского коня, ушла искать своего сынка. Она пришла к горе Кавказ, где ни зимой, ни летом не тают снег и лед; она взошла (на гору), поспешно поднялась с низких мест на высокие, посмотрела и увидела, как в глубину одного ущелья вороны спускаются и вылетают, садятся и поднимаются. Она пришпорила своего бедуинского коня, направилась в ту сторону. Там, султан мой, упал юноша; вороны, увидев кровь, хотели сесть на (тело) юноши; у юноши были две секиры, 39 (ими) он отгонял ворон, не давал им садиться. Когда юноша лежал там, ему явился Хызр 40 на сером коне, три раза провел рукой по его ране: «Не бойся, юноша, от этой раны тебе смерти нет; горный цветок вместе с молоком твоей матери будет лекарством для твоей раны», — сказал он и скрылся. Мать юноши поспешно прискакала к юноше; смотрит, видит — лежит ее сынок, обливаясь алой кровью. Громким голосом говорит она своему сынку — посмотрим, хан мой, что она говорит: «Твоими глазами, обведенными черной каймой, овладел сон; открой (их), о горе! *Твоими двенадцатью жилами овладел обморок; соберись с силами, 41 о горе! Твоя данная богом сладкая жизнь рвется вон; 42 если теперь *в твоих взорах 43 еще есть жизнь, сын, дай мне весть; пусть моя черная голова будет жертвой, сын, ради тебя! О гора Кавказ! пусть твои текущие воды вдруг перестанут течь; пусть твои растущие травы, гора Кавказ, вдруг перестанут расти; пусть твои бегущие лани, гора Кавказ, вдруг перестанут бежать, пусть окаменеют! Как мне узнать, убит ли сын львом, убит ли тигром? Как мне узнать, сын, откуда тебя постигла эта судьба? *Если в твоих взорах 43а есть жизнь, сын, (дай) мне весть, пусть моя черная голова будет жертвой, сын, ради тебя! Устами, языком (скажи хоть) несколько слов, (дай) мне весть». Когда она так сказала, звуки коснулись уха юноши. Он поднял голову, открыл заблестевшие глаза, посмотрел в лицо своей матери и заговорил — посмотрим, хан мой, что он говорил: «Приди сюда, моя государыня-матушка, ты, чье белое молоко я сосал; седокудрая, почтенная, душа моя, матушка! Не проклинай текущих (вод); на водах горы Кавказ нет греха! Не проклинай растущих трав; за горой Кавказ нет вины! Не проклинай бегущих ланей; на горе Кавказ нет греха! Не проклинай льва и тигра; за горой Кавказ нет вины! Станешь проклинать — проклинай моего отца; эта вина, этот грех на моем отце». Снова говорит юноша: «Мать, не плачь, от этой раны мне смерти нет, не бойся! На сером коне пришел ко мне Хызр, три раза провел рукой по моей ране; “от этой раны тебе смерти нет; горный цветок, молоко матери тебе лекарство", — сказал он». Как только [20] он это сказал, сорок стройных дев разбрелись, нарвали горных цветов. Мать юноши один раз сдавила свои груди — нет молока; в другой раз сдавила — нет молока; в третий раз она насиловала себя, (грудь) наполнилась кровью; она сдавила (груди) — и кровь смешалась с молоком. Молоко с горным цветком приложили к ране юноши, посадили юношу на коня, отправились с ним в его орду, поручили юношу врачам, скрыли от Дерсе-хана. Нога коня хрома, язык певца проворен, хан мой; в сорок дней рана юноши исцелилась, он стал совсем здоровым. Юноша стал садиться на коня, опоясываться мечом, стал гнаться за дичью, поднимать птиц. Дерсе-хан ничего не знал, был уверен, что его сынок умер.

Те сорок злодеев проведали это, стали советоваться, что им делать. «Если Дерсе-хан увидит своего сынка, он не замедлит истребить нас всех», — сказали они; «пойдем, схватим Дерсе-хана, свяжем ему белые руки на спину, привяжем волосяную веревку к его белой шее, направимся с ним в страны гяуров». Так говоря, они схватили Дерсе-хана, связали ему белые руки на спину, привязали волосяную веревку к его шее, затянули ее так, что из его белого мяса пошла кровь; Дерсе-хан пешком, а они верхом пустились в путь, направились с ним *в страны остальных гяуров; 44 Дерсе-хан стал пленником. Беки огузов ничего не знали о пленении Дерсе-хана. Между тем, султан мой, жена Дерсе-хана проведала об этом; она вышла навстречу своему сынку и заговорила — посмотрим, хан мой, что она говорила: «Знаешь ли ты, сын мой, что случилось? Хоть не задрожали твердые скалы, земля расщепилась; хоть нет в стране врага, на твоего отца напал враг. Те сорок злодеев, товарищи твоего отца, схватили твоего отца, связали ему белые руки на спину, привязали волосяную веревку к его белой шее, сами (отправились) верхом, твоего отца заставили идти пешком, направились с ним в страны остальных гяуров. Хан мой, сын! поднимись, встань со своего места, присоедини к себе своих сорок джигитов, избавь своего отца из рук тех сорока злодеев! Ступай, сын; если твой отец погубил тебя, не губи ты своего отца». Так она сказала; юноша не ослушался слова своей матери; Богач-бек встал со своего места, опоясался своим черным булатным мечом, взял в руку свой крепкий осиновый лук, взял в руку свою золотую палицу, велел привести своего бедуинского коня, сел на него, присоединил к себе своих сорок джигитов, отправился вслед за своим отцом.

Те злодеи расположились в одном месте, пили крепкое вино. Прискакал Богач-хан; те сорок злодеев тоже увидели его и сказали: «Пойдем, схватим того джигита, приведем его, выдадим обоих зараз гяурам». Так они сказали; Дерсе-хан говорит: «Пощадите, мои сорок товарищей! в единстве божьем нет сомнения! Развяжите мне руки, дайте мне в руки мою кобзу, я заставлю того джигита вернуться назад. Или убейте меня, или оставьте мне жизнь и отпустите». Ему развязали руки, дали в руку кобзу. Дерсе-хан не знал, что это — его сынок. Он вышел навстречу и говорит — посмотрим, хан мой, что он говорит: «Если уходят бедуинские [21] кони с длинной шеей, то уходят мои; если среди них есть и твой верховой конь, скажи мне, джигит; без борьбы, без битвы я отдам его, вернись назад! Если уходит из стада тьма баранов, то уходят мои; если среди них есть и твоя пища, скажи мне; без борьбы, без битвы я отдам ее, вернись назад! Если из рядов уходят красные верблюды, то уходят мои; если среди них есть и твое вьючное животное, скажи мне; без борьбы, без битвы я отдам его, вернись назад! Если уходят златоверхие жилища, то уходят мои; если среди них есть и твой шатер, джигит, скажи мне; без борьбы, без битвы я отдам его, вернись назад! Если уходят белолицые, светлоокие девы, то уходят мои; если среди них есть и твоя невеста, джигит, скажи мне; без борьбы, без битвы я отдам ее, вернись назад! Если уходят белобородые старцы, то уходят мои; если среди них есть и твой белобородый отец, джигит, скажи мне; без борьбы, без битвы я дам ему свободу, вернись назад! Если ты пришел ради меня, джигит, то *мой сынок убит, 45 джигит, *а тебе о нем горя нет, 46 вернись назад!». Тут юноша стал говорить своему отцу — посмотрим, хан мой, что он говорил: «Если уходят бедуинские кони с длинной шеей, то уходят твои; среди них есть и мой верховой конь; не оставлю его сорока злодеям! Из рядов уходят твои красные верблюды; среди них есть и мое вьючное животное; не оставлю его сорока злодеям! Из стад уходит тьма твоих баранов; среди них есть и моя пища; не оставлю ее сорока злодеям! Если уходят твои белолицые, светлоокие девы, то среди них есть и моя невеста; не оставлю ее сорока злодеям! Если уходят твои златоверхие жилища, то среди них есть и мой шатер; не оставлю сорока злодеям! Если уходят твои белобородые старцы, то среди них есть и мой старик-отец; его разум омрачен, его знание исчезло; не оставлю его сорока злодеям!». Он бросил чалму своим джигитам, дал знак; сорок джигитов заставили скакать своих коней, собрались вокруг юноши; юноша присоединил к себе своих сорок джигитов, ударил коня, начал битву и борьбу; кому отрубил голову, кого взял в плен, освободил своего отца, вернулся назад. Тут только узнал Дерсе-хан, что его сынок невредим. Хан ханов дал юноше бекство, дал ему престол.

Дед мой Коркут сложил песнь, сказал слово; эту былину он сложил, он составил. Так он сказал: они пришли в этот мир и прошли; так караван останавливается и снимается; их похитила смерть, скрыла земля; за кем остался тленный мир? 47 Когда придет черная смерть, *(всякий) должен заплатить ей дань. 48 *Да увеличит бог в полном здравии твое счастье; 49 да будет другом тот, кого мы прославили, всевышний бог, да подаст помощь! Я дам прорицание, хан мой; твои родные черные горы Да не сокрушатся; твое тенистое, крепкое дерево да не будет срублено; твои вечно текущие, прекрасные воды да не иссякнут; *твои шатры да не будут разрушены! 50 Пусть твой серый конь, скача, *не устанет; 51 Пусть твой черный булатный меч, ударяя, не иступится; пусть твое пестрое копье, поражая, не сломается. Да будет местом твоей седокудрой [22] матери рай; да будет местом твоего белобородого отца горняя обитель! Да горит твой зажженный богом светильник, да не заставит тебя всемогущий бог прибегнуть к злодеям, хан мой!

Комментарии

1 Слово boy, как мне сообщил азербайджанец Расуль-заде, также употребляется в Азербайджане, но в значении 'хвалебная песня', обыкновенно импровизированная, как арабское реджез, — В. В. Б.

2 По OSG (3), Erg (77), AT (31), ER (100): Dirse Han (Xan) ogli Bugac Han (Xan). {Здесь и далее h используется вместо книжного h с дугой рожками кверху.— HF}

3 По OSG (3): Bayundur; Erg (77), ER (100): Bayindir

4 Здесь и всюду: велел поставить белую палатку (otag), в одном — черную, в одном — красную. См.: AT (35).

Пропущено: Он говорил — посмотрим, хан мой, что он говорил. См.: AT (36).

5 серенький. Ср.: AT (37).

6 когда длиннобородый тат (тат 'чужестранец', 'иноверец') провозглашал призыв к молитве. Ср.: AT (38).

7 позвав // позвал и

8 когда (ты) выходишь из дома, о моя (красавица), станом (ты) похожа на кипарис. Ср.: AT (46).

9 моя жена, моя опора, продолжательница рода моего. См.: AT (47); OSG (4). Ср.: Erg (79).

10 за ворот, — AT (49); OSG (5); Erg (80).

11 заставить ли тебя познать сладость жизни,—AT (50); OSG, (5); Erg (80).

12 должника освободи от долгов, — AT (52).

13 Поговорка, соответствующая нашей «Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается». Ср. в «Словаре» В. В. Радлова, (т. II, стр. 1467): глагол kylamak в значении 'семенить ногами' (об уставшей лошади). Если предполагать здесь слово kylak 'буря' (там же, 1468) и переводить 'ноги коня (быстры), как буря', то исчезает антитеза, — В. В. Б.

14 вступил в, —AT (56). См. еще: OSG (5); Erg (81).

15 бык стоял прямо, опираясь на передние ноги (буквально: на две лопатки). Ср.: AT (57). По В (Erg, 82; ER, 104): обе лопатки быка покрылись пеной

16 Пропущено: собрались вокруг мальчика

17 пусть (отец) даст (ему) престол и эль. В тексте (отрока 203): taht el versun;ср.: OSG (6); Erg (82).

18 От слова boga 'бык', — В. В. Б. Слово bogac/bugac < buga + c (уменьшительный аффикс) означает 'бычок'.

19 Твой сын, да не будет ему счастья, оказался негодным и злосчастным, — OSG (6). Ср.: AT (59).

20 Здесь и всюду: kalin oguz(lar) 'могучие //сильные огузы'. См.: AT (60); OSG (146, под словом kalin); ER (345, под словом qalin).

21 он осыпал бранью белобородых старцев, — OSG (6). Ср.: AT (61).

22 ag pinceklu karinin sudin tartdi (?) 'оскорблял седовласых старух (?)'. По В (ER, 105): 'он дергал за волосы седовласых старух'

22 текущие, прозрачные

23 перевалит молва через лежащие поперек пестрые горы, — AT (62). 'Пестрый' в тюркских языках выражается словом ala (и его фонетическими вариантами), которое значит также 'пегий', 'полосатый', 'серый', 'голубой', 'красноватый' (масть животных; см.: I. Laude-Cirtautas. Der Gebrauch der Farbbezeichnungen in den Turkdialekten. Wiesbaden, 1961, §§ 57—64); например: ala at 'пегий (или серый) конь'; ala gozler 'серо-голубые глаза' (у В. В. Б. — ala gozlu 'светлоокий'). Часто встречающееся в ДК словосочетание ala dag (если это не имя собственное) по аналогии с киргизским ala too (К. К. Юдахин. Киргизско-русский словарь. M., 1940, стр. 27), видимо, следует переводить как 'снеговая гора', 'гора, покрытая снегом'.

В якутском языке это слово имеет также значение: 'бросающийся в глаза', 'отменный', 'явный' (Э. К. Пекарский. Словарь якутского языка, т. I. M., 1958, стлб. 62); исходя из этих значений, словосочетание ala lesker (в предложении: Ala Taga ala lesker ava cikdi — Erg, 96; см. перевод, стр. 22), может быть, следует переводить как 'отборное войско' (такой перевод поддерживается также предшествующим контекстом); ala sungu — как 'отменное копье', хотя последнее по аналогии с кылынчын аласы (осм.) 'насечка сабли' (В. В. Радлов. Словарь, т. I, стлб. 351), возможно, следует переводить как 'копье с насечкой' или просто 'полосатое копье'.

24 Чем гулять тебе (по белу свету). См.: AT (63).

25 убей же (его), — AT (64).

26 Через лежащую поперек

27 Пропущено: скажут: «Вот какие смуты производит сын Дерсе-хана», — AT (67).

28 убей же (его)

29 Нукеры — ближайшие слуги и телохранители хана или бека; представление о беке тесно связано с представлением об окружающих его нукерах, — В. В. Б.

30 серенький

31 См. прим. I, 6.

32 перерезая жилы, убивал (ее). Ср.: AT (70).

33 По В (ER, 1063): с тетивой из жил волка

34 хотел было. Ср.: AT (72).

35 Здесь и всюду: ее черные томные глаза, — AT (76). Ср.: ER (106, 345).

36 где сын, найденный / Урожденный мною в темную ночь? — AT (78).

37 которые сосал ребенок, — AT (79); OSG (8); Erg (86).

38 они терпят

39 В тексте ***, может быть уменьшительное от kulunk 'заступ', 'топор', 'кайла', 'бердыш' (толкование Нёльдеке), — В. В. Б. По OSG (9): kelbcuguz; Erg (88): kelbcugez 'собачка'; В (ER, 108): kopecak 'собачка'; ср.: AT (83). Следовательно, все предложение надлежит перевести: у юноши было две собачки; они отгоняли ворон, не давали им садиться (на него).

40 Легендарный пророк, почитаемый мусульманами, особенно мистиками. Хызру приписывается вечная жизнь, как пророку Илье, с которым его часто сближают; иногда Илье приписывается власть над пустынями, Хызру — над водами и культурными землями; он является странником и подвижником, обыкновенно в виде старца; см.: В. В. Бартольд. Ислам. Пгр., 1918, стр. 59, — В. В. Б.

41 Твои двенадцать костей распались, собери их, — ЕВ (108); Erg (88); OSG (9, 13). Ср.: AT (84).

42 Пропущено: зови (ее назад)

43 По В (Erg, 88; AT, 86): в твоем теле

43а См. прим. I, 43.

44 Здесь и всюду: kalin kafir ellerine 'в страны могучих (сильных) гяуров'; ср.: прим. I, 20; Erg (91 и всюду): kanlu kafir illerine 'в страны кровавых гяуров'.

45 моего сынка я убил

46 на тебе нет его греха

47 а бренный мир стоит по-прежнему. По В (Erg, 94) добавлено: Gelimli gidimli dunya / Son olumlu dunya 'Мир, в который приходят и уходят/Мир, последний предел в котором — смерть'. См. также: OSG (58).

48 пусть (бог) отведет (ее от тебя). Ср.: AT (94).

49 Да умножит бог, ради (твоего) здравия и благоденствия богатство твое (?). Ср.: ER (112); Dio accresca lo tua fortuna che si rafforza in saldezza

50 да не сломаются концы крыльев твоих, т. е. да не убавится сил у тебя. См.: ER (112); AT (96).

51 не споткнется, — AT (97).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. AZƏrbaycanşÜnasliğIN (2)

    Документ
    Qloballaşma cəmiyyət həyatının bütün sahələrini, o cümlədən sosial-siyasi aspektini əhatə edən çoxsəpkili prosesdir. O milli sosial-iqtisadi qurumları vahid dünya iqtisadi və ictimai sistemi ilə qarşılıqlı surətdə bağlayan ümumdünya hadisəsidir.
  2. AZƏrbaycanşÜnasliğIN (1)

    Документ
    filologiya elmləri doktoru, professor Naxçıvan Dövlət Universitetinin rektoru Əməkdar elm xadimi, AMEA-nın həqiqi üzvü, filologiya elmləri doktoru, professor Gəncə Dövlət Universitetinin rektoru kimya elmləri doktoru, professor Bakı
  3. М. К. Аммосова Факультет якутской филологии и культуры рабочая программа (1)

    Рабочая программа
    уметь анализировать и комментировать художественные произведения различных жанров: дать тематическую и композиционную характеристику произведений, выявить своеобразие стиля писателя;
  4. М. К. Аммосова Факультет якутской филологии и культуры рабочая программа (2)

    Рабочая программа
    уметь анализировать и комментировать художественные произведения различных жанров: дать тематическую и композиционную характеристику произведений, выявить своеобразие стиля писателя;
  5. М. К. Аммосова Факультет якутской филологии и культуры рабочая программа (3)

    Рабочая программа
    уметь анализировать и комментировать художественные произведения различных жанров: дать тематическую и композиционную характеристику произведений, выявить своеобразие стиля писателя;

Другие похожие документы..