Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Круг идей: модели и технологии исторической информатики. Труды III конференции АИК / Ред. Л.И. Бородкин и И.Ф. Юшин. М., 1996. – [344 с.] Сайт Асс...полностью>>
'Документ'
Экскурсия «Дар богов» - обзорная экскурсия по г.Феодосия. Феодосия была основана более 2530 лет назад греками из Милета. Таким образом, на территории ...полностью>>
'Решение'
Анализ замечаний и предложений по результатам апробации в территориальных органах Росводресурсов методических документов, обеспечивающих разработку С...полностью>>
'Документ'
Заезд участников конференции 25 января 2012 года, регистрация 25 января с 12:00 и 26 января с 8:00 в фойе главного учебного корпуса ЧГАА по адресу: п...полностью>>

Главная > Диплом

Сохрани ссылку в одной из сетей:

В любом случае, даже в тенденциозном изложении священника Даниила Сысоева данная ссылка на святителя Василия Великого не дает ответ на главный вопрос – о буквальном понимании длительности дней творения. Мы видим, что святитель Василий буквально понимает животный и растительный мир, но не говорит о 24-часовых сутках.

Затем священник Даниил Сысоев с таким же «успехом» приводит ссылку на святителя Иоанна Златоуста: «Не верить содержащемуся в Божественном Писании, но вводить другое из своего ума, это, думаю, подвергает великой опасности отваживающихся на такое дело». Далее высказывается мысль, что день и ночь возникли раньше солнца и луны и измерялись они не их движением, а разливанием и свертыванием света. В частности, приводятся слова святого Григория Нисского: «Посему и говорит: и нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь (Быт. 1: 5). Поелику светоносная сила естественно не могла оставаться в покое, когда свет проходил верхнюю часть круга, и стремление его было вниз, то при нисхождении огня лежащее выше покрывалось тенью, потому что луч, вероятно, омрачаем был естеством грубейшим. Потому удаление света наименовал Моисей вечером, и когда огонь опять поднимался с нижней части круга и снова простирал лучи к верхним частям, происходящее при сем нарек он утром, наименовав так начало дня». Но стоит внимательно ознакомиться с этими словами в контексте, как мы увидим, что место это совсем не так просто для понимания.

Собственно, этими святоотеческими цитатами и исчерпывается вся аргументация отца Даниила Сысоева. В заключении им делаются выводы: «Итак, рассмотрев все аргументы, заимствованные сторонниками христиано-эволюционнного гибрида, мы приходим к выводу, что они пусты. <…> Так что христианину стоит отбросить эти негодные басни и родословия бесконечные, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере, следовать изначальному Преданию Кафолической Церкви. А оно повелевает нам веровать в то, что Бог сотворил мир только за шесть обычных дней, в котором не было ни греха, ни проклятия, ни смерти, вошедших во Вселенную из-за грехопадения Адама».

Отмечая, что начальный тезис отца Даниила о едином и всеобщем мнении святых отцов по этому вопросу аргументированно так и не был доказан в ходе самой статьи, со своей стороны укажем на методологические ошибки.

Во-первых, заметно поверхностное, тенденциозное цитирование в ущерб аналитическому осмыслению позиции святых отцов. Цитаты выдергиваются из контекста, по причине чего создается ложное или неполное представление об общем ходе мышления конкретно рассматриваемого святого отца. Во-вторых, мысли изолированно рассмотренных святых отцов (и мысли, уже искаженные тенденциозной интерпретацией) совершенно неправомерно обобщаются на всю совокупность святых отцов. В связи с сомнительностью такого обобщения стоит отметить следующий недостаток – избирательное цитирование. В отношении к данной статье священника Даниила Сысоева оно проявляется в следующем.

При рассуждении о длительности дней творения совершенно проигнорировано понимание времени блаженным Августином. И напрасно! Что такое время вообще, и как оно соотносится с творением? Эти вопросы разбирал, и очень подробно, блаженный Августин. Более глубокого анализа природы времени мы не найдем ни у кого из святых отцов. Авторитет блаженного Августина в этом вопросе признается даже светскими философами. В частности, английский математик и философ XX века Бертран Рассел (убежденный атеист) называет эти рассуждения превышающими все, что по этому поводу может быть найдено в греческой философии: «Я лично не согласен с теорией Августина, поскольку она делает время чем-то существующим в нашем уме. Но это, несомненно, весьма талантливая теория, заслуживающая серьезного рассмотрения. Я выражусь еще сильнее: теория Августина является значительным шагом вперед по сравнению со всем, что мы находим по этому вопросу в греческой философии. Эта теория содержит лучшую и более ясную формулировку проблемы, чем субъективная теория времени Канта – теория, которая со времени Канта получила широкое признание среди философов»[22].

А ведь именно у блаженного Августина мы встречаем идею, с одной стороны, о мгновенности всего творения, с другой – о совершении всей твари через шестикратное повторение первого творческого дня[23]. Нельзя сказать, что Августин разбирает взаимосвязь творения и времени кратко и общедоступно (вероятно, поэтому «креационисты» практически не обращаются к блаженному Августину), но хотя бы добросовестное упоминание всей остроты и неоднозначности этого вопроса должно было бы иметь место в ряду бесконечных апелляций креационистов к святым отцам в подтверждение идеи буквального понимания шести дней творения.

Итак, становится все более очевидным, что научному креационизму свойственна тенденция противопоставления святоотеческих мыслей о творении мира тем выводам, которые делает современная традиционная наука в отношении происхождения мира на основании эмпирических данных. В дальнейшем мы сопоставим существующие научные теории с мыслями конкретных святых отцов на предмет установления степени отношения между ними: стоит считать их совместимыми или несовместимыми.

______________________________

[1] Напр.: Тимофей [Алферов], священник. Природоведение. Учебник естествознания для младших классов православных гимназий и воскресных школ. М., 1999: Он же. Православное мировоззрение и современное естествознание. Уроки креационной науки в старших классах средней школы. М., 1998.

[2] Тимофей [Алферов], священник. Наука о сотворении мира: Православный взгляд. Пособие для учащихся. Серия «Русский учитель». Вып. I. М., 1996. С. 7.

[3] Следует сразу оговориться: автор отличает от термина научный креационизм термин креационизм в широком его смысле – как исповедание догмата о творении мира Богом. В данной работе обсуждению подлежит методология именно научного креационизма (креационизм как вероучительный догмат автор сомнению не подвергает). Поэтому далее будет использоваться либо термин научный креационизм, либо, для краткости, «креационизм» (в кавычках).

[4] См. Об этом: Барбур Иен. Религия и наука: История и современность. М., 2000. С. 97-100]. Здесь дается краткая информация о возникновении креационизма. Интересно, что только в 1982 году Окружной суд США заключил, что «научная общественность, а не судебные инстанции, должны определять статус научных теорий». В России аналогичный судебный прецедент возник совсем недавно, в 2006-2007 годах, в связи с гражданским иском, предъявленным школьницей из Санкт-Петербурга Марией Шрайбер. Ответчиком по делу проходило Министерство образования и науки РФ, а также Комитет по образованию Санкт-Петербурга. Решением суда в удовлетворении иска была отказано.

[5] См.: Сысоев Даниил, диакон. Летопись начала. М., 1999. Электронная версия издания:

[6] Институт креационных исследований. Официальный сайт

[7]

[8] «Собственно научное содержание таких работ поверхностно и тривиально. В них нет или почти нет результатов собственных научных исследований креационистов, но фигурируют данные, заимствованные из работ эволюционистов. Эта информация тщательно отфильтрована: используются только данные, соответствующие фундаменталистской интерпретации Библии. Прочие замалчиваются или голословно отрицаются» (Дзеверин И.И., Пучков П.В., Довгаль И.В., Акуленко Н.М.. Научный креационизм: насколько он научен? // ).

[9] «Разбираться во всех областях сразу невозможно, поэтому какому-то узкому специалисту (а ученые, за очень редким исключением, именно узкие специалисты) почти невозможно проверить "на вшивость" все заключения, сделанные в работах "научных креационистов". Напротив, сами креационисты, тяготеющие к изданию работ "энциклопедического" характера, касающиеся "до всего слегка", оказываются в выигрышном положении, поскольку предъявляют к "официальнойнауке" вопросы, грамотно ответить на которые в состоянии лишь коллектив разных специалистов» (Борисов Н.М. Христианский взгляд на мироздание или распространение слухов? Отзыв на книги по «креационной науке» издательства «Паломник» // ).

[10] См.: Сысоев Даниил, священник. Православные креационисты и эволюционисты: шесть лет спустя // Православное осмысление творения мира. Вып. 2. М., 2006. С. 118-133.

[11] Там же. С. 127.

[12] Буфеев Константин, священник. Предисловие редактора // Православное осмысление творения мира. Сборник докладов конференции «XIII Рождественские образовательные чтения». М., 2005. С. 5.

[13] Божественное откровение и современная наука. Вып. 2. М., 2005. С. 202-206.

[14] К таким же обобщениям деятельности научного креационизма приходят и критики этого направления: «Среди множества альтернативных учебников по школьному курсу естествознания в последние годы стали появляться и совершенно новые, написанные священниками Православной Церкви либо верующими авторами без духовного сана, но с одной и той же декларированной ими целью – доказать, что неверующие ученые делают неверные выводы из научных фактов и что эти факты в действительности подтверждают библейские мифы о сотворении мира и человека, о малом возрасте мира (около 7500 лет) и о существовании Бога. Сами авторы этих книг называют себя представителями креационной науки, а труды свои относят к научно-апологетическим» (Сурдин В.Г. Православное естествознание // »).

[15] Божественное откровение и современная наука. Вып. I. М., 2001. С. 48-70.

[16] Здесь священник Даниил Сысоев цитирует книгу протоиереяСтефанаЛяшевского «Библия и наука: богословие, астрономия, геология, палеонтология, археология, палеогеография, антропология, история с элементами других наук» (М., 1996. С. 13).

[17] Ефрем Сирин, преподобный. Творения. Т. 6. М., 1995. С. 229-230.

[18] Ср.: «Вот происхождение неба и земли, при сотворении их в то время, когда Господь Бог создал землю и небо» (русский текст) и «Сия книга бытия небесе и земли, егда бысть, в оньже день сотвори Господь небо и землю» (церковнославянский текст).

[19] Сысоев Даниил, священник. Библейские этюды, или несколько слов о теории дня-эпохи. С. 58.

[20] Василий Великий, святитель. Беседы на Шестоднев // Василий Великий, святитель. Творения. Ч. 1. М., 1991. С. 157-159.

[21] Григорий Нисский, святитель. О Шестодневе, слово защитительное брату Петру // .

[22] Рассел Бертран. История западной философии //

[23] Августин, блаженный. О книге бытия // Августин, епископ Иппонийский. Творения. Ч. 7. Киев, 1912. С. 266-267.

Часть 2

Природа времени в теории относительности

Рассмотрим, как понимает природу времени блаженный Августин и как время определяется в теории относительности. Обратимся прежде к научным определениям.

Классический принцип относительности

 Одним из основных физических понятий в классической механике (механике Ньютона) является понятие об инерциальной системе отсчета (далее – ИСО). Система отсчета является инерциальной, если в ней соблюдается закон инерции: изолированное тело (тело, не находящееся под действием сил других тел) движется равномерно и прямолинейно или покоится. Система, движущаяся относительно исходной ИСО равномерно и прямолинейно, также будет считаться инерциальной. Из равноправности таких систем отсчета следует принцип относительности, именуемый классическим, или галилеевым. Он гласит, что все механические явления в разных ИСО протекают совершенно одинаково. Г. Галилей определил законы преобразования, позволяющие переходить от одной инерциальной системы к другой[1].

Но кроме ИСО существует множество систем, двигающихся с ускорением, торможением либо с вращением. Эти системы называют неинерциальными. Если спортсмен равномерно бежит по прямой дорожке стадиона, то в системе отсчета стадиона он совершает равномерное и прямолинейное движение, но наблюдающий за ним с другой планеты сказал бы, что движение спортсмена криволинейное (в силу дополнительного вращения Земли вокруг оси за данный промежуток времени). Итак, одно и то же движение в одной системе отсчета является прямолинейным, а в другой – криволинейным. Как определить, какая система отсчета является инерциальной, а какая нет? Чтобы описать истинный образ движения (а следовательно, и его законы), Ньютон пришел к необходимости постулирования абсолютного пространства: «Абсолютное пространство в силу своей природы, безотносительно к чему-либо внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным. Относительное пространство представляет собой некоторое подвижное измерение или меру абсолютных пространств; его мы определяем с помощью своих чувств через взаимное расположение тел, его вульгарно и истолковывают как неподвижное пространство… Итак, вместо абсолютных положений и движений мы используем относительные, причем делаем это без каких-либо неудобств для своей практической деятельности. Но в философских изысканиях мы должны отвлечься от наших чувств и рассматривать вещи как таковые, независимо от всего, что представляет собой лишь чувственные меры этих явлений. Ибо, возможно, не существует тела, поистине покоящегося, относительно которого все положения и все движения других тел можно было бы отсчитать»[2].

Абсолютное пространство Ньютона – трехмерное пространство. Оно обладает свойствами эвклидова пространства. Расстояние между двумя точками в этом пространстве определяется по формуле Пифагора: ?S2= ?X2 + ?Y2 + ?Z2, где ?X, ?Y, ?Z – разница в координатах двух точек по соответствующим осям в условной ИСО. При переходе к другой ИСО путем преобразований Галилея расстояние между точками остается инвариантным, то есть величиной неизменной[3]. Следовательно, расстояние есть абсолютное понятие, оно не зависит от системы отсчета. Время в механике Ньютона является некоторым параметром, который тоже не зависит от системы отсчета: «Абсолютное истинное, или математическое, время само по себе и в силу своей внутренней природы течет одинаково, безотносительно к чему-либо внешнему и иначе зовется длительностью; относительное, кажущееся или обычное, время представляет собой некоторого рода чувственную, или внешнюю (каким бы оно ни было точным или несравнимым), меру длительности, определяемую с помощью движения, которое обычно используется вместо истинного времени; это – час, день, месяц, год… Ибо дни в природе в действительности не равны друг другу, хотя обычно и считаются равными и используются в качестве меры времени: астрономы вносят поправки в эти меры, выполняя точный анализ небесных движений. Возможно, не существует такой вещи, как стандартное движение, посредством которого время можно точно измерить. Все движения могут быть ускоренными или замедленными, но истинный, или стандартный, процесс течения абсолютного времени не подвержен никаким изменениям. Длительность или возраст существования вещей остается одним и тем же независимо от того, быстры движения или медленны или их нет вообще»[4].

Таким образом, механика Ньютона вводит абсолютное понятие расстояния между точками в трехмерном пространстве и абсолютное время. Инвариантность расстояния и времени независимо от выбора ИСО – вот в чем заключается суть классического принципа относительности.

Преобразования Лоренца

Теория абсолютного пространства в последующем развитии физики пересеклась с теорией эфира в электродинамике и оптике. Эфир понимался как переносчик всех физических явлений, происходящих в пространстве, свободном от вещества. В частности, свет, как было установлено, представляет собой электромагнитный колебательный процесс, а его переносчик (эфир) идентичен со средой, в которой передаются электрические и магнитные силы. Эфир при этом представлялся находящимся в абсолютном покое. Фактически это давало возможность отождествлять абсолютное пространство с эфиром, так как только об эфире можно было говорить как об абсолютно неподвижной среде; все остальное – и физические тела, и процессы – находились в движении относительно эфира. Абсолютную неподвижность эфира впервые провозгласил нидерландский физик Хендрик Антон Лоренц. Согласно теории Лоренца, эфир находится в абсолютном покое, а все электромагнитные и оптические явления зависят только от относительного движения материальных тел в эфире.

Согласно теории неподвижного эфира, можно было измерить абсолютное движение Земли по отношению к эфиру. Предполагаемый результат ожидался в оптическом опыте Майкельсона-Морли (эксперимент состоялся в 1881 году и после этого неоднократно повторялся).

Не обнаружив предполагаемого эффекта – «эфирного ветра», Майкельсон сделал вывод, что эфир увлекается движением Земли. А это, в свою очередь, не позволяло отождествлять эфир с абсолютным пространством. Однако Лоренц в 1886 году возразил против такого вывода. Он указал, что в расчетах Майкельсона допущена неточность, и результаты опыта не свидетельствуют об отсутствии эфирного ветра на Земле, так как ошибки наблюдения слишком велики. Таким образом, Лоренц оставался приверженцем теории эфира. Чтобы привести полученный результат в согласие с теорией, Лоренц и Георг Фицджеральд, независимо друг от друга, выдвинули в 1892 году гипотезу о том, что каменная плита со всеми смонтированными на ней приборами испытывает в направлении движения Земли небольшое сокращение, как раз такое, что ожидаемый эффект «запаздывания» компенсируется противоположным эффектом вследствие сокращения линейного размера. В общем виде закономерность выглядит так: размеры тел при движении в эфире уменьшаются в направлении движения в 1/v1-v2/c2 раз, где v – скорость относительно эфира, c – скорость света. Таким же преобразованиям подвергается и время[5].

В 1904 году в работе «Электромагнитные явления в системе, движущейся с любой скоростью, меньшей скорости света» Лоренц развил теорию сокращения. Новая гипотеза состоит из двух предположений. Во-первых, уже рассмотренное выше сокращение линейных размеров. Например, электрон, имеющий сферическую форму, превращался в сплющенный эллипсоид. Во-вторых, Лоренц полагает, что все силы, которые действуют между частицами, образующими тело, также изменяются соответствующим образом. Основываясь на этих предположениях, Лоренц показал, что никакие оптические или электромагнитные опыты, произведенные в движущейся системе, не в состоянии обнаружить ее движение относительно эфира.

К проблемам, рассмотренным Лоренцем, обратился французский математик и физик Анри Пуанкаре (1854-1912). В 1905 году в статье «О динамике электрона» Пуанкаре, исходя из принципа относительности, уточнил формулы Лоренца, которым сам Пуанкаре и придал название преобразования Лоренца[6]. Однако, вклад Пуанкаре в развитие специальной теории относительности (далее – СТО) куда более весомый, нежели уточнение преобразований Лоренца. Как уже говорилось выше, классический принцип относительности принимал априори абсолютный характер времени.

Вопросы измерения времени по теории А. Пуанкаре

Еще в 1898 году Пуанкаре обратил внимание на вопрос измерения времени и понятия одновременности событий. В работе «Измерение времени» он отметил, что эти понятия еще не подвергались научному анализу. Пуанкаре, пожалуй, первым в научном мире обратил внимание на различие между психологическим временем и временем физическим. В связи с этим автор выделяет две трудности.

Первое: можно ли преобразовать психологическое время, которое является качественным, в количественное.

Второе: можно ли измерить одной и той же мерой факты, которые происходят в различных сознаниях.

Что касается первого затруднения, то для его разрешения Пуанкаре разбирает ряд, казалось бы, очевидных вещей, не нуждающихся в глубоком анализе. Пуанкаре приходит к удивительному результату: качественное психологическое время мы преобразуем в количественное физическое, руководствуясь не правильностью способа измерения, а удобством. На этом нюансе Пуанкаре делает акцент. По умолчанию мы принимаем те условия измерения, которые не порождают дополнительных трудностей в расчетах, и «закрываем глаза» на сопутствующие факторы, малозначительные, но объективно существующие. Не существует «абсолютного» способа измерения времени; тот, который принимается, является лишь более удобным. Так, Пуанкаре сравнивает временные интервалы между 12 часами и 1 часом и между 2 и 3 часами. На первый взгляд, оба интервала совершенно равны – один час. Но оказывается, что попытка соотнесения интервалов не имеет смысла! Физическое время, вернее, его измерение, зависит от множества причин, вносящих небольшие отклонения в колебания маятника самых точных механических часов. Можно возразить, что часы регулярно проверяются, поправки производятся с помощью астрономических наблюдений. Другими словами, звездные сутки можно принять более стабильным эталоном времени, нежели колебания маятника в механических часах. Однако астрономы не довольствуются и этим определением, так как морские приливы и отливы могут являться причиной замедления вращения Земли. Выход видится в том, что мы, по крайней мере, гипотетически можем представить некий совершенный инструмент и тем самым внести строгость в определение единицы времени. Но и эта возможность отсутствует. Пуанкаре объясняет, почему.

Чтобы ввести «идеальный» эталон времени, мы должны убедиться, что два идентичных явления, за одно и то же время произведшие одинаковые следствия, спустя какое-то время и будучи повторены в почти идентичных условиях, произведут те же следствия также за одно и то же время. В таком случае длительность этого процесса можно считать эталоном. Какие же здесь затруднения отмечает Пуанкаре?

Данное условие апеллирует к опытной проверке. В физической действительности следствие порождается не одной причиной, а множеством причин, причем вклад каждой из них различить невозможно. Почти верно, что колебания маятника зависят только от притяжения Земли; но, строго говоря, нельзя считать, что притяжение Сириуса не действует на маятник. Другими словами, причины, которые однажды вызвали некоторое следствие, смогут повториться в дальнейшем лишь весьма приближенно. Поэтому прогнозируемая одновременность двух повторяющихся явлений может быть нарушена и, при условии одновременного начала явлений, следствие одного будет предшествовать следствию другого[7].

Второе затруднение, связанное с применением некоего эталона измерения к разным сознаниям, упирается в установление причинно-следственной связи между двумя явлениями. Но сложности имеют место даже с пониманием того, что есть причина! Психологически причину мы связываем со следствием посредством все того же времени. То, что предшествует по времени, мы и называем причиной. Мы слышим гром и заключаем, что имел место предшествующий по времени электрический разряд (вывод делаем на основании существенной разницы между скоростью света и скоростью распространения звука). Разряд мы считаем причиной предшествующей, а звук – следствием. Но все ли факты укладываются в эту схему?

Пуанкаре описывает одно астрономическое событие. В 1572 году Тихо Браге обнаружил в небе появление новой звезды. Взрыв огромной силы произошел на каком-то очень удаленном небесном светиле, но произошел много раньше, и потребовалось по меньшей мере 200 лет, прежде чем свет от этой звезды дошел до Земли. Следовательно, взрыв этот как физическое явление предшествовал открытию Америки. Но является ли этот взрыв причиной открытия Америки, пусть даже причиной опосредованной? Очевидно, нет.

Утверждать это мы можем только на основании некоторого допущения, говорит Пуанкаре. Именно по некоторой договоренности мы принимаем в качестве постулата постоянную и одинаковую во всех направлениях скорость света. На основании этого постулата, зная скорость света и зная расстояние до звезды, мы можем определить, как долго шел световой сигнал от новообразованной звезды до Земли. Таким образом, допущение этого постулата, а не психологически воспринимаемая последовательность явлений устанавливает, согласно Пуанкаре, истинную причинно-следственную связь между событиями.

Постулат о постоянстве скорости света является важнейшим компонентом в построении СТО. Скорость распространения электромагнитной волны является максимально возможной из известных современной науке скоростей распространения каких-либо физических взаимодействий. Тем самым скорость света определяет причинно-следственную связь между физическими явлениями. Причинно-следственная связь имеет место (прямо или опосредованно) при условии, если электромагнитное возмущение, производимое первым событием (например, световая волна), распространяясь в пространстве, достигнет места второго события не позже времени его начала. Величина расстояния и визуальный контакт роли не играют. Предположим, что ученые получают сигналы с фотоснимками с радиотелескопа «Хаббл». Допустим, это стало причиной созыва научной конференции, во время проведения которой массовость участников вызвала затруднение транспортного движения в городе. Очевидно, что съемка «Хабблом» звездного неба и дорожная «пробка» – события взаимосвязанные, хотя сам спутник находится на околоземной орбите, и водители такси об этих снимках могли вовсе ничего не знать. Но взрыв, приведший к образованию звезды и зафиксированный Тихо Браге в 1572 году, никакого физического воздействия на открытие Америки оказать не мог, хотя и произошел на самом деле раньше 1492 года по местному времени Земли. В 1492 году по земным меркам фронт световой волны был еще слишком далек от Земли. Эти два события не связаны причинно-следственными отношениями.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мониторинг сми год учителя 18 июня 25 июня 2010 >

    Краткое содержание
    В Оружейной палате Московского Кремля в рамках VII Международного фестиваля "Москва встречает друзей" прошел концерт юных воспитанников Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова.
  2. Журналистика и медиаобразование-2010 Сборник трудов IV международной научно-практической конференции Белгород, 22-24 сентября 2010 года Белгород 2010

    Документ
    Журналистика и медиаобразование-2010: Сб. тр. IV Между-Ж92 нар. науч.-практ. конф. (Белгород, 22–24 сент. 2010 г.) / под ред. проф. А.П. Короченского, проф.
  3. История человечества столь удивительна и разнообразна, что всякая ее достопримечательность потрясает наше сознание

    Документ
    История человечества столь удивительна и разнообразна, что всякая ее достопримечательность потрясает наше сознание. Любой драгоценный предмет имеет очень интересную судьбу, порой таинственную и загадочную.

Другие похожие документы..