Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
В настоящем порядке представления налоговой и бухгалтерской отчетности в электронном виде через Интернет-сайт ФНС России (далее – Порядок) приняты (у...полностью>>
'Методические указания'
Электрическая энергия подается к потребителям в виде трехфазного или однофазного переменного тока. Однако для питания различных электронных приборов,...полностью>>
'Диплом'
Диплом экономиста-менеджера с отличием Волжского политехнического института Волгоградского Государственного технического университета по специальности...полностью>>
'Программа дисциплины'
- обучить студентов основным принципам и методам обеспечения информационной безопасности (ИБ) общества, личности и государства в инфокоммуникационных ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Эко­ло­ги­чес­кая куль­ту­ро­ло­ги­я

С­вя­щен­ные го­ры*

*Из­да­ние тре­тье, до­пол­нен­ное, жур­наль­ный ва­ри­ант.

В.Е. Бо­рей­ко, Ки­ев­с­кий эко­ло­го-куль­тур­ный центр, г. Ки­ев

Свя­щен­ные го­ры
и при­ро­до­ох­ран­ное дви­же­ни­е

Я дол­жен быть удов­лет­во­рен,
гля­дя на го­ру ра­ди нее са­мой,
а не как на ком­мен­та­рий к мо­ей жиз­ни.

Д. Игна­то­в

Сов­ре­мен­ное дви­же­ние в за­щи­ту ди­кой при­ро­ды во мно­гих стра­нах на­ча­лось с ува­же­ния к го­рам, этой су­пер-фор­ме ди­кой при­ро­ды, на­и­бо­лее ди­кой, на­и­бо­лее кра­си­вой, на­и­бо­лее за­га­доч­ной, но и на­и­ме­нее под­да­ю­щей­ся че­ло­ве­чес­ко­му кон­т­ро­лю.

«Ког­да мы ду­ма­ем о гор­ном пи­ке, — пи­сал Эдвин Бер­н­ба­ум, — мы обыч­но пред­с­тав­ля­ем се­бе его как па­ра­диг­му ди­кой при­ро­ды в ее са­мой ди­кой и са­мой чис­той фор­ме — ду­хов­но воз­вы­ша­ю­щую область ле­сов, по­то­ков, скал и сне­гов, не­ис­пор­чен­ных тру­да­ми че­ло­ве­ка (...). В отли­чие от джун­г­лей и пус­тынь, двух дру­гих ха­рак­те­рис­тик при­род­но­го лан­д­шаф­та, ко­то­рые воп­ло­ща­ют мощ­ные обра­зы ди­кой при­ро­ды, вы­со­ты гор нель­зя вы­ру­бить или зас­та­вить цвес­ти, пре­об­ра­зо­вать в го­ро­да или зем­ли ферм (...). Си­лы неп­ри­ру­чен­ной при­ро­ды — ве­тер, обла­ка, шторм и хо­лод — на­хо­дят свое на­и­бо­лее силь­ное вы­ра­же­ние на вер­ши­нах гор, на­де­ляя вы­со­ты ау­рой ди­кой при­ро­ды в ее на­и­бо­лее экстре­маль­ном и не­на­ру­ша­е­мом сос­то­я­нии.

Хо­тя, воз­мож­но, мы не сох­ра­ни­ли кон­цеп­ции бо­жес­т­вен­нос­ти де­вят­над­ца­то­го сто­ле­тия, мно­гие из нас унас­ле­до­ва­ли взгляд Рес­ки­на на го­ры как на ди­кие сте­ны Рая, ве­ли­чес­т­вен­ные в смыс­ле вну­ша­е­мо­го ими бла­го­го­ве­ния.

Рас­с­мат­ри­ва­ет­ся ли она как сад Эде­ма или как бо­лее су­ро­вая, бо­лее аске­ти­чес­кая область, ди­кая при­ро­да фун­к­ци­о­ни­ру­ет для мно­гих как свя­щен­ное мес­то, отде­лен­ное от мир­с­кой тер­ри­то­рии пов­сед­нев­ной жиз­ни. Там, вда­ли от ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра ле­жит та­ин­с­т­вен­ная область Со­вер­шен­но Ино­го, управ­ля­е­мая при­род­ны­ми си­ла­ми, не­дос­ти­жи­мы­ми для че­ло­ве­чес­ко­го кон­т­ро­ля. Рас­к­ры­вая се­бя для этих сил, энту­зи­а­ты ди­кой при­ро­ды стре­мят­ся про­бу­дить чув­с­т­во свя­щен­но­го, ко­то­рое да­ет им воз­мож­ность вый­ти за пре­де­лы их обыч­ных за­ня­тий и поз­нать на ко­рот­кое вре­мя вкус бо­лее пос­то­ян­ной ре­аль­нос­ти. По­доб­но са­ду Эде­ма, ди­кие мес­та сох­ра­ня­ют для них пер­воз­дан­ную чис­то­ту тво­ре­ния, свя­щен­ное прос­т­ран­с­т­во, ко­то­рое оста­ет­ся не­ос­к­вер­нен­ным че­ло­ве­чес­т­вом» (7).

Пред­с­тав­ле­ние о ди­кой при­ро­де как о свя­щен­ном мес­те обес­пе­чи­ло вдох­но­ве­ние, ле­жа­щее в осно­ве мно­го­чис­лен­ных при­ро­до­ох­ран­ных дви­же­ний. Джон Мю­ир осно­вал Сьер­ра Клуб как сред­с­т­во сох­ра­не­ния при­род­ной свя­тос­ти ди­ких мест в Сьер­ра Не­ва­де в Ка­ли­фор­нии. Ста­тьи Мю­и­ра, нап­рав­лен­ные про­тив за­топ­ле­ния до­ли­ны Хетч-Хет­чи, рас­к­ры­ва­ют ре­ли­ги­оз­ную сущ­ность его мо­ти­вов: «Эти раз­ру­ши­те­ли хра­мов, сто­рон­ни­ки опус­то­ши­тель­но­го твор­чес­т­ва, ка­жет­ся пол­нос­тью пре­неб­ре­га­ют При­ро­дой и вмес­то то­го, что­бы под­ни­мать свои взгля­ды к Бо­гу гор, под­ни­ма­ют их к Все­мо­гу­ще­му Дол­ла­ру. Зап­ру­дить Хетч-Хет­чи! А так­же зап­ру­дить ра­ди вод­ных ре­зер­ву­а­ров че­ло­ве­чес­кие цер­к­ви и со­бо­ры, по­то­му что ни­ког­да бо­лее свя­той храм не освя­щал­ся че­ло­ве­чес­ким сер­д­цем» (7).

Он был уве­рен, что смот­реть на го­ру все рав­но, что смот­реть на свя­ты­ню. Отра­жая взгляд на го­ры как на па­ра­диг­му ди­кой при­ро­ды в сво­ем на­и­бо­лее дра­ма­ти­чес­ком и дев­с­т­вен­ном сос­то­я­нии, при­ро­до­ох­ран­ные аме­ри­кан­с­кие орга­ни­за­ции — Сьер­ра Клуб и Аппа­лач­с­кий гор­ный клуб на­зы­ва­лись в честь гор­ных ре­ги­о­нов, ко­то­рые нуж­но охра­нять по эко­ло­ги­чес­ким и ду­хов­ным при­чи­нам.

Крым­с­ко-Кав­каз­с­кий гор­ный клуб, орга­ни­зо­ван­ный в Одес­се в 1890 г., на ма­нер Альпий­с­ких клу­бов Евро­пы, стал чуть ли не пер­вой в Рос­сий­с­кой импе­рии общес­т­вен­ной орга­ни­за­ци­ей, за­пи­сав в сво­ем Уста­ве за­да­чу охра­ны при­ро­ды. Извес­т­ный альпи­нист и де­я­тель охра­ны при­ро­ды Поль­ши Ян Пав­ли­ков­с­кий соз­дал в 1912 г. в Поль­ше пер­вую общес­т­вен­ную при­ро­до­ох­ран­ную орга­ни­за­цию-сек­цию охра­ны Татр при альпий­с­ком клу­бе — Польс­ком Тат­ран­с­ком общес­т­ве.

Бла­го­го­ве­ние пе­ред го­ра­ми как свя­щен­ной тер­ри­то­ри­ей пов­ли­я­ло на раз­ви­тие аме­ри­кан­с­ких на­ци­о­наль­ных пар­ков. Зна­чи­тель­ное ко­ли­чес­т­во на­ци­о­наль­ных пар­ков ли­бо но­сит наз­ва­ние гор, ли­бо соз­да­но в гор­ных облас­тях. В лю­бом слу­чае аме­ри­кан­цы рас­с­мат­ри­ва­ют свои на­ци­о­наль­ные пар­ки как свя­щен­ные мес­та. Лю­ди стре­мят­ся в них как па­лом­ни­ки к при­род­ным свя­ты­ням, ко­то­рые воп­ло­ща­ют дух зем­ли в ее пер­во­на­чаль­ном сос­то­я­нии. Поч­ти ре­ли­ги­оз­ная ау­ра ви­сит над аме­ри­кан­с­ки­ми и ка­над­с­ки­ми на­ци­о­наль­ны­ми пар­ка­ми: если кто-то пы­та­ет­ся осквер­нить на­ци­о­наль­ный парк, не­мед­лен­но сле­ду­ет общес­т­вен­ный про­тест.

«При­тя­га­тель­ность и ма­гия ди­кой при­ро­ды, — пи­шет Эдвин Бер­н­ба­ум, — сущ­ность то­го, что де­ла­ет ее та­кой осо­бен­но прив­ле­ка­тель­ной, про­ис­хо­дит от чув­с­т­ва свя­щен­но­го, ко­то­рое она вы­зы­ва­ет. Есть неч­то фун­да­мен­таль­но ди­кое в са­мом свя­щен­ном, том, как оно избе­га­ет всех на­ших по­пы­ток кон­т­ро­ли­ро­вать и одо­маш­ни­вать его. По­доб­но не­дос­туп­ной вер­ши­не отда­лен­но­го пи­ка, оно ле­жит за пре­де­ла­ми на­шей до­ся­га­е­мос­ти, сво­бод­ным от огра­ни­че­ний лю­бо­го искус­с­т­вен­но­го по­ряд­ка, ко­то­рый мы пы­та­лись бы на­вя­зать ему. Его за­кон — это его соб­с­т­вен­ный за­кон, а не наш» (7).

Свя­щен­ные го­ры как сак­раль­ные мес­та обес­пе­чи­ва­ют и сей­час на­деж­ную за­щи­ту учас­т­кам ди­кой при­ро­ды. Так, 2—4% пре­фек­ту­ры Юннань про­вин­ции Сы­чу­ань в Ки­тае охра­ня­ют­ся как мес­та про­жи­ва­ния гор­ных ду­хов. Под та­кой же на­род­ной охра­ной на­хо­дит­ся часть цен­т­раль­но­го гор­но­го хреб­та гор Ве­не­су­э­лы (свя­ти­ли­ще Ко­ро­ле­вы Ма­ри Льон­сы — бо­ги­ни при­ро­ды), вер­ши­на свя­щен­ной го­ры Га­у­ри Шан­кер в Не­па­ле, не­ко­то­рые гор­ные озе­ра в Ги­ма­ла­ях и вы­со­ко­гор­ные лу­га в Альпах и т.д. Часть свя­щен­ных гор вош­ла в за­по­вед­ни­ки и на­ци­о­наль­ные пар­ки: на­ци­о­наль­ный парк «Ал­ха­най» в Рос­сии, Га­вай­с­кий вул­ка­ни­чес­кий на­ци­о­наль­ный парк в США и т.п.

Свя­щен­ные го­ры да­ют нам, де­я­те­лям при­ро­до­ох­ра­ны, нес­коль­ко уро­ков.

Во-пер­вых, это не­об­хо­ди­мость и важ­ность прив­ле­че­ния к борь­бе за сох­ра­не­ние учас­т­ков ди­кой при­ро­ды мес­т­ных ре­ли­ги­оз­ных тра­ди­ций. Исто­рия успеш­ной за­щи­ты свя­щен­но­го вул­ка­на Ки­ла­у­эа на Га­ва­йях, где в борь­бе с биз­не­сом объе­ди­ни­лись мес­т­ные ре­ли­ги­оз­ные общес­т­ва и при­ро­до­ох­ран­ные орга­ни­за­ции — Сьер­ра-Клуб и Одю­бо­нов­с­кое общес­т­во, да­ет то­му ве­со­мое под­т­вер­ж­де­ние.

Во-вто­рых, охра­на и, как след­с­т­вие, по­чи­та­ние свя­щен­ных гор, для­ще­е­ся ве­ка­ми, под­т­вер­ж­да­ет пра­виль­ность при­ро­до­ох­ран­ной кон­цеп­ции объяв­ле­ния всех остав­ших­ся учас­т­ков ди­кой при­ро­ды свя­щен­ны­ми. Про­буж­де­ние у лю­дей чув­с­т­ва свя­щен­но­го в при­ро­де явля­ет­ся важ­ней­шей за­да­чей сов­ре­мен­ных при­ро­до­ох­ран­ни­ков.

Ре­ли­ги­оз­ная мо­ти­ва­ция мо­жет зна­чи­тель­но укре­пить эко­ло­ги­чес­кие уси­лия общес­т­вен­нос­ти. Без та­ко­го, ле­жа­ще­го в осно­ве этих уси­лий, чув­с­т­ва свя­щен­но­го все при­ро­до­ох­ран­ные по­пыт­ки, осно­ван­ные толь­ко на эко­ло­ги­чес­ких фак­тах и те­о­ри­ях, не усто­ят пе­ред на­по­ром мощ­ных сил, нас­т­ро­ен­ных исполь­зо­вать при­ро­ду для сво­их мер­кан­тиль­ных це­лей.

У­час­т­ки ди­кой при­ро­ды нуж­но срав­ни­вать с хра­ма­ми, соз­дан­ны­ми че­ло­ве­ком стро­е­ни­я­ми, осквер­не­нию ко­то­рых про­ти­ви­лась бы ши­ро­кая общес­т­вен­ность.

Но как со­вер­шен­но спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет Эдвин Бер­н­ба­ум, «чув­с­т­во свя­щен­но­го са­мо по се­бе не га­ран­ти­ру­ет сох­ра­не­ние окру­жа­ю­щей сре­ды» (7). Опре­де­лен­ные кон­цеп­ции свя­щен­но­го мо­гут да­же угро­жать окру­жа­ю­щей сре­де. Не­ко­то­рые си­бир­с­кие на­ро­ды уби­ва­ют свя­щен­ных жи­вот­ных ра­ди исполь­зо­ва­ния их в ша­ман­с­ких ри­ту­а­лах. Отдель­ные сов­ре­мен­ные свя­щен­ные ро­щи на Кав­ка­зе те­ря­ют свою эко­ло­ги­чес­кую цен­ность из-за чрез­мер­но­го ко­ли­чес­т­ва по­се­ти­те­лей. Рас­с­мот­ре­ние ди­кой при­ро­ды как свя­щен­ной мо­жет не­о­соз­нан­но прев­ра­тить ее в жер­т­вен­ное при­но­ше­ние ра­ди выс­шей це­ли.

«Все это озна­ча­ет, — пи­шет Эдвин Бер­н­ба­ум, — что мы дол­ж­ны пол­нос­тью осоз­на­вать пос­лед­с­т­вия про­буж­де­ния чув­с­т­ва свя­щен­но­го. По­то­му, что оно свя­за­но с воп­ро­са­ми ко­неч­ной за­бо­ты — цен­нос­тя­ми, ра­ди ко­то­рых мы го­то­вы по­жер­т­во­вать всем осталь­ным — оно обла­да­ет спо­соб­нос­тью дви­гать нас к доб­ру или злу. Оно мо­жет вдох­нов­лять нас сох­ра­нять окру­жа­ю­щую сре­ду как что-то, что мы лю­бим и ле­ле­ем, или вес­ти нас к раз­ру­ше­нию ее как че­го-то, че­го мы бо­им­ся, или испы­ты­ва­ем отвра­ще­ние. Оно мо­жет так­же вес­ти нас к рас­с­мот­ре­нию час­тей при­ро­ды — нап­ри­мер, де­ре­вьев в ле­су — как дос­той­ных объек­тов по­жер­т­во­ва­ния, дан­ных про­ве­де­ни­ем как источ­ни­ки, что­бы улуч­шить жизнь че­ло­ве­ка.

Толь­ко если оно по­ощ­ря­ет нас по­чи­тать ве­щи как цен­ные са­ми по се­бе, а не как сред­с­т­ва дос­ти­же­ния дру­гих це­лей, ка­ки­ми бы бла­го­род­ны­ми или воз­вы­шен­ны­ми они не бы­ли, про­буж­де­ние чув­с­т­ва свя­щен­но­го обес­пе­чит нам проч­ное осно­ва­ние для уси­лий по сох­ра­не­нию ред­ких жи­вот­ных и рас­те­ний, дру­гих объек­тов при­ро­ды» (7).

Сов­ре­мен­ный альпи­нист идет в го­ры, что­бы по­ко­рить вер­ши­ну, оста­вить там знак сво­е­го мо­гу­щес­т­ва. Че­ло­ве­ку же, по­чи­та­ю­ще­му го­ры как свя­щен­ное прос­т­ран­с­т­во, ни­ког­да не приш­ла бы в го­ло­ву мысль о по­ко­ре­нии гор из-за чув­с­т­ва свя­тос­ти и род­с­т­ва с при­ро­дой. Он ни­ког­да не ре­шил­ся бы ме­тить вер­ши­ну го­ры сво­им зна­ком из-за бо­яз­ни осквер­нить ди­кую при­ро­ду. На­о­бо­рот, под­ни­ма­ясь в го­ры, он воз­вы­ша­ет­ся над мир­с­кой су­е­той, а со­зер­цая мол­ча­ли­вые звез­ды, откры­ва­ет для се­бя соз­на­ние все­лен­ной.

Го­ры и свя­щен­ная влас­ть

Гор­ные вер­ши­ны дрем­лют,

до­ли­ны, ска­лы и пе­ще­ры мол­чат.

Ал­ке­н

Лю­ди За­па­да лю­бят по­ко­рять го­ры,

лю­ди Вос­то­ка лю­бят со­зер­цать их.

Я­пон­с­кое изре­че­ни­е

За­чем под­ни­мать­ся на вы­со­кую го­ру;

э­то го­ра, на ко­то­рой же­ла­ет жить Бог:

Да, Гос­подь бу­дет жить на ней всег­да.

Геб­рю

Го­ры обла­да­ют чрез­вы­чай­ной спо­соб­нос­тью обра­щать­ся к свя­щен­но­му. Эдвин Бер­н­ба­ум пи­шет: «Эфе­мер­ное воз­ник­но­ве­ние хреб­та в дым­ке, блеск лун­но­го све­та на ле­дя­ной по­вер­х­нос­ти, вспыш­ки зо­ло­то­го на отда­лен­ном пи­ке — та­кие ви­ды тран­с­цен­ден­таль­ной кра­со­ты мо­гут рас­к­рыть наш мир как мес­то не­во­об­ра­зи­мой кра­со­ты и рос­ко­ши. В ожес­то­чен­ной игре при­род­ных сти­хий, ко­то­рые кру­жат­ся вок­руг их вер­шин — гро­ма, мол­нии, вет­ра и обла­ков — го­ры так­же оли­цет­во­ря­ют мо­гу­чие си­лы, на­хо­дя­щи­е­ся вне на­ше­го кон­т­ро­ля, фи­зи­чес­кие воп­ло­ще­ния вну­ша­ю­щей бла­го­го­ве­ние ре­аль­нос­ти, ко­то­рая мо­жет оше­ло­мить нас чув­с­т­ва­ми изум­ле­ния и стра­ха» (7).

За­пад­ный прак­тик ти­бет­с­ко­го буд­диз­ма Ла­ма Ана­га­ри­ка Го­вин­да по­ла­га­ет: «Власть та­кой го­ры (свя­щен­ной — В.Б.), так ве­ли­ка и в то же вре­мя так тон­ка, что без при­нуж­де­ния лю­дей тя­нет к ней из близ­ка и из да­ле­ка, как бы си­лой ка­ко­го-то не­ви­ди­мо­го маг­ни­та; и они сог­лас­ны под­вер­гать­ся нес­ка­зан­ным труд­нос­тям и ли­ше­ни­ям в сво­ем не­о­бъ­яс­ни­мом стрем­ле­нии по­дой­ти к цен­т­ру этой свя­щен­ной си­лы и пок­ло­нить­ся ему. Ник­то не при­да­вал ти­ту­ла свя­щен­нос­ти та­кой го­ре, и все же каж­дый приз­на­ет его; ник­то не дол­жен за­щи­щать ее пра­во, по­то­му что ник­то не сом­не­ва­ет­ся в нем; ник­то не дол­жен орга­ни­зо­вы­вать пок­ло­не­ния ему, по­то­му что лю­ди оше­лом­ле­ны при­сут­с­т­ви­ем та­кой го­ры и не мо­гут вы­ра­зить сво­их чувств по дру­го­му чем по­чи­та­ни­ем» (7).

Вре­ме­на и на­ро­ды смот­ре­ли на го­ры как на сим­во­лы сво­их вы­со­чай­ших ду­хов­ных це­лей. Япон­с­кий рас­с­каз XIX ве­ка опи­сы­ва­ет по­пыт­ку буд­дий­с­ко­го мо­на­ха по име­ни Шо­до под­нять­ся на го­ру Нан­тай­зан, свя­щен­ный пик, ра­нее извес­т­ный как Фу­да­ра­ку:

«В той же са­мой про­вин­ции на­хо­дит­ся го­ра под наз­ва­ни­ем Фу­да­ра­ку, чьи пи­ки под­ни­ма­ют­ся до Млеч­но­го Пу­ти, пок­ры­тая сне­гом вер­ши­на ко­то­рой ка­са­ет­ся изум­руд­ных стен не­ба. Но­ся в сво­ем ло­не ре­ву­щий гром, ко­то­рый отме­ча­ет про­хо­дя­щие ча­сы, это жи­ли­ще Фе­ник­са, скру­чен­ное как рог овцы. Здесь ред­ко бы­ва­ют де­мо­ны и нет сле­дов че­ло­ве­чес­ких ша­гов... Гос­по­дин за­ко­на (Шо­до)... устрем­лял свою во­лю впе­ред... «Ес­ли я не дос­тиг­ну вер­ши­ны этой го­ры, я ни­ког­да не смо­гу дос­тиг­нуть про­буж­де­ния!» Пос­ле то­го, как он про­из­нес этот обет, Шо­до про­шел че­рез свер­ка­ю­щие сне­га и сту­пал по мо­ло­дым лис­тьям, си­я­ю­щим, по­доб­но дра­го­цен­нос­тям: ког­да он про­шел по­ло­ви­ну пу­ти на­верх, его те­ло бы­ло исто­ще­но, его си­ла по­ки­ну­ла его. Он отдох­нул два дня и на­ко­нец при­шел и уви­дел вер­ши­ну; его вос­торг был по­до­бен меч­те, он чув­с­т­во­вал се­бя как при Про­буж­де­нии» (7).

Для Шо­до и для дру­гих, кто пос­ле­до­вал за ним, вер­ши­на свя­щен­ной го­ры ока­за­лась мес­том дос­ти­же­ния прос­вет­ле­ния, ко­неч­ной це­лью буд­дий­с­ко­го пу­ти.

О­пи­са­ние Альп в су­мер­ках ита­льян­с­ким альпи­нис­том Ги­до Ре­ем рас­к­ры­ва­ет вну­ша­ю­щее бла­го­го­ве­ние, ко­то­рое го­ры мо­гут про­из­вес­ти как про­яв­ле­ние Со­вер­шен­но Ино­го:

«...пи­ки ка­за­лись свер­ка­ю­щи­ми в оди­но­чес­т­ве в бес­ц­вет­ных сво­дах и ви­ся­щи­ми, как бы не ка­са­лись зем­ли; они бы­ли по­хо­жи на не­ре­аль­ные фор­мы, соз­дан­ные из ни­че­го, по­доб­но фан­то­мам, ко­то­рые жи­вут по но­чам в ужа­са­ю­щих вы­со­тах не­ба и толь­ко вре­мя от вре­ме­ни при­хо­дят в снах к спя­щим. Я не узна­вал прек­рас­ных форм, ко­то­рые я ви­дел днем, они не­из­ме­ри­мо уве­ли­чи­лись, они изме­ни­ли свой внеш­ний вид, они бо­лее не при­над­ле­жа­ли к не­му, они бы­ли те­ня­ми дру­гих не­из­вес­т­ных гор, ко­то­рые не­о­бъ­яс­ни­мый фе­но­мен отбра­сы­вал на на­ше не­бо от ка­кой-то отда­лен­ной звез­ды» (7).

О сво­ем свя­щен­ном опы­те обще­ния с го­ра­ми Альп оста­вил вос­по­ми­на­ния и Фе­дор Тют­чев:

А там, в тор­жес­т­вен­ном по­кое,

Ра­зоб­ла­чен­ная с утра

Си­я­ет Бе­лая го­ра,

Как откро­ве­нье не­зем­ное...

Сра­зу за по­лем на­ше­го зре­ния, за сле­ду­ю­щим хреб­том по­за­ди вер­ши­ны ле­жит тай­ная, на­по­ло­ви­ну за­бы­тая сущ­ность на­ших дет­с­ких грез. Кип­линг уло­вил этот аспект тай­ны гор луч­ше дру­гих:

«Что-то спря­та­но. Пой­ди и най­ди ее.

Пой­ди и пос­мот­ри за Це­пя­ми гор,

Что-то по­те­ря­но за Це­пя­ми гор.

По­те­ря­но и ждет те­бя. Иди!»

Ки­тай­с­кий по­эт Тянг Ли По, жив­ший в VIII ве­ке н.э., под­ни­ма­ясь на свя­щен­ную го­ру Тай­шань на­пи­сал:

«Вы­со­ко вверх уле­те­ли все пти­цы,

О­ди­но­кое обла­ко дрей­фу­ет по не­бу.

Мы успо­ка­и­ва­ем­ся вмес­те, ни­ког­да не уста­вая друг от дру­га.

Толь­ко мы вдво­ем, го­ра и я.»(7).

По­э­ма вы­ра­жа­ет чув­с­т­во спо­кой­но­го, поч­ти мис­ти­чес­ко­го един­с­т­ва меж­ду пи­ка­ми и по­э­том.

Ба­шо, ве­ли­чай­ший по­эт Япо­нии, оста­вил пос­ле се­бя вос­по­ми­на­ния о по­дъ­е­ме им в 1698 г. на свя­щен­ные го­ры остро­ва Хон­сю: «Я обер­нул вок­руг сво­ей шеи свя­щен­ную ве­рев­ку, сде­лан­ную из бе­лой бу­ма­ги, и пок­рыл го­ло­ву кол­па­ком, сде­лан­ным из отбе­лен­но­го кар­то­на, и отпра­вил­ся со сво­им про­вод­ни­ком в дол­гий путь в во­семь миль на вер­ши­ну го­ры. Я шел сквозь ту­ма­ны и обла­ка, ды­ша раз­ре­жен­ным воз­ду­хом боль­ших вы­сот и сту­пая на скольз­кий лед и снег, по­ка на­ко­нец сквозь вра­та обла­ков, как ка­за­лось по тем же тро­пам, что и сол­н­це с лу­ной, доб­рал­ся до вер­ши­ны, пол­нос­тью за­пы­хав­ший­ся и за­мер­з­ший поч­ти до смер­ти» (7).

Этот отры­вок сме­ши­ва­ет фи­зи­чес­кий опыт вос­хож­де­ния на го­ру, труд­ность ды­ха­ния и хо­лод — с ви­де­ни­ем тран­с­цен­ден­таль­нос­ти, ко­то­рые про­дол­жа­ют­ся за вер­ши­ну пи­ка, вверх к бо­жес­т­вен­ной облас­ти сол­н­ца и лу­ны.

ГИМН ГО­РЫ БЛАН­К

О, на­во­дя­щая ужас, мол­ча­ли­вая Го­ра!

Я вгля­ды­ва­юсь в те­бя,

Ты за­пол­ня­ешь все мое соз­на­ние,

Не по­ки­да­ешь мо­их мыс­лей,

ты внут­ри ме­ня, мо­ля­ще­го­ся,

Я скло­ня­юсь в глу­бо­ком пок­ло­не к те­бе,

не­за­ме­чен­ный, оди­но­кий.

Сно­ва и сно­ва ты, изу­ми­тель­ная Го­ра.

С. Коль­рид­ж

В­ли­я­тель­ный англий­с­кий куль­ту­ро­лог XIX ве­ка Джон Рес­кин был одер­жим свя­щен­ным зна­че­ни­ем гор. Он рас­с­мат­ри­вал их как «ве­ли­кие со­бо­ры зем­ли с во­ро­та­ми из скал, пок­ры­ти­ем из обла­ков, хо­ра­ми из по­то­ков и кам­ня, алта­ря­ми из сне­га и сво­да­ми из пур­пу­ра, пе­ре­се­чен­ны­ми неп­ре­рыв­ны­ми звез­да­ми» (7).

Ме­та­фо­ра, ко­то­рую он исполь­зо­вал, что­бы вы­ра­зить эту точ­ку зре­ния, бы­ла для не­го не при­чуд­ли­вы­ми фи­гу­ра­ми ре­чи; во вре­мя прис­ту­пов деп­рес­сии и ре­ли­ги­оз­но­го отча­я­ния, он отправ­лял­ся в Альпы, как в цер­ковь, что­бы вос­с­та­но­вить свою ве­ру и ожи­вить ду­шу. Го­ры ему рас­к­ры­ва­ли исти­ну о том, что при­ро­да явля­ет­ся тво­ре­ни­ем Бо­га.

Не­ко­то­рые альпи­нис­ты да­же пы­та­лись сде­лать го­ры источ­ни­ком са­мой ре­ли­гии. В ре­чи, про­из­не­сен­ной пе­ред Гор­ным клу­бом Южной Афри­ки, Ян Смит, ко­то­рый впос­лед­с­т­вии стал пре­мьер-ми­нис­т­ром Со­ю­за Южной Афри­ки, за­я­вил: «Го­ра име­ет боль­шое исто­ри­чес­кое и ду­хов­ное зна­че­ние для нас. Она сим­во­ли­зи­ру­ет лес­т­ни­цу в не­бо. Нет, бо­лее то­го, она явля­ет­ся лес­т­ни­цей ду­ши, и лю­бо­пыт­ным обра­зом источ­ни­ком ре­ли­гии. С нее при­шел За­кон, с нее приш­ла На­гор­ная про­по­ведь. Мы мо­жем вер­но ска­зать, что ве­ли­чай­шая ре­ли­гия — это ре­ли­гия Го­ры» (7).

Приб­ли­жа­ясь к Ги­ма­ла­ям, фран­цуз­с­кий альпи­нист Гас­тон Ра­баф­фат, раз­мыш­лял о го­рах: «Это мес­то сов­сем как дом, толь­ко в боль­шем мас­ш­та­бе! Это одно из тех мест, ко­то­рые отме­че­ны жел­то-ко­рич­не­вым и бе­лым в атла­се, вы­сот, бес­п­лод­ных и ни к че­му не при­год­ных; нич­то из то­го, что мож­но про­дать на рын­ке, не рас­тет здесь, а вы­ше во­об­ще нич­то не мо­жет су­щес­т­во­вать. Это одно из тех мест, ко­то­рые сде­ла­ны исклю­чи­тель­но для счас­тья лю­дей, для то­го, что­бы в этом измен­чи­вом ми­ре, ко­то­рый каж­дый день ста­но­вит­ся все бо­лее искус­с­т­вен­ным, они все же мог­ли най­ти нес­коль­ко са­дов, пол­ных пер­во­быт­ных цве­тов, ко­то­рые хо­ро­ши для гла­за и для сер­д­ца» (7).

Дру­гой альпи­нист из Гер­ма­нии — Карл Вин, ока­зав­ший­ся то­же в Ги­ма­ла­ях, за­пи­сал: «Так в этот день го­ра по преж­не­му сто­я­ла пе­ред на­ми, и то, что мы дос­тиг­ли ее вер­ши­ны, ка­за­лось бо­жес­т­вен­ным бла­го­рас­по­ло­же­ни­ем, ко­то­рое на­пол­ня­ло нас счас­тьем и бла­го­дар­нос­тью, и ко­то­рое мы ви­де­ли и испы­ты­ва­ли в те ча­сы, ког­да про­би­ва­лись на скло­ны, толь­ко углу­би­ло на­ше поч­те­ние ко все­му Бо­жье­му тво­ре­нию» (7).

Уви­дев Альпы пер­вый раз, Джон Рес­кин пи­сал: «Ник­то из нас не ду­мал, что это прос­то обла­ка. Они бы­ли ясны­ми как хрус­таль, рез­ки­ми на фо­не чис­то­го го­ри­зон­та не­ба и уже окра­шен­ны­ми в ро­зо­вый цвет са­дя­щим­ся сол­н­цем. Бес­ко­неч­но боль­ше чем все, о чем мы ког­да-то ду­ма­ли или о чем меч­та­ли — уви­ден­ные сте­ны утра­чен­но­го Эде­ма не мог­ли быть бо­лее кра­си­вы­ми для нас; как не мог­ли вну­шать боль­ше­го бла­го­го­ве­ния на фо­не не­ба сте­ны свя­щен­ной смер­ти» (7).

По­бы­вав в го­рах, Джон Мю­ир ска­зал: «Я рань­ше за­ви­до­вал отцу на­шей ра­сы, ко­то­рый про­жи­вал так ска­зать ря­дом с толь­ко что соз­дан­ны­ми по­ля­ми и рас­те­ни­я­ми Эде­ма; но боль­ше я ему не за­ви­дую, по­то­му что открыл, что я так­же жи­ву на «рас­с­ве­те тво­ре­ния». Утрен­ние звез­ды no-преж­не­му ли­ку­ют вмес­те, и мир, не соз­дан­ный еще на­по­ло­ви­ну, ста­но­вит­ся все бо­лее кра­си­вым каж­дый день» (7).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 2007. Эко­ло­ги­чес­кая куль­ту­ра. Очер­ки вза­и­мо­дей­с­т­ви­я на­у­ки и прак­ти­ки

    Документ
    Кар­ман­но­го фор­ма­та сбор­ник сти­хов рус­с­ких по­э­тов от Г.Дер­жа­ви­на до Ио­си­фа Брод­с­ко­го, в ко­то­рых рас­с­ка­зы­ва­ет­ся о жи­вот­ных (мле­ко­пи­та­ю­щие,
  2. Эко­ЛО­ГИ­чес­кая эти­КА И эко­ЛО­гия че­ЛО­ВЕ­КА

    Документ
    П­рог­рам­ма кур­са, пла­ны се­ми­нар­с­ких за­ня­тий, те­мы ре­фе­ра­тов, воп­ро­сы к за­че­ту, ли­те­ра­ту­ра для сту­ден­тов выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний и кол­лед­жей со спе­ци­а­ли­за­ци­ей по естес­т­вен­ным на­у­кам*
  3. Коммуникативный стиль в межкультурной парадигме / Л. В. Куликова; Краснояр гос пед ун-т им. В. П. Ас­тафьева. - монография - красноярск, 2006. - 392 с

    Монография
    Ре­цензенты:М.Л. Макаров,доктор филологических наук, профессор (Тверской государственный университет)О.А. Леонтович, доктор филологических наук, профессор(Волгоградский государственный педагогический университет)
  4. Ремесленного профессионального образования в россии (2)

    Тезисы
    Становление и развитие ремесленного профессионального образования в России: Тез. докл. 2-й Междунар. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 18–20 окт. 2004 г.
  5. М. П. Новиков

    Документ
    Это из­да­ние име­ет чет­кий чи­та­тель­с­кий ад­рес. Оно пред­наз­на­че­но для про­па­ган­дис­тов, лек­то­ров, бе­сед­чи­ков, ор­га­ни­за­то­ров ате­ис­ти­чес­кой ра­бо­ты.

Другие похожие документы..