Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1.1. Положение о материальном стимулировании предусматривает единыепринципы материального обеспечения и осуществляется всоответствии с законодательст...полностью>>
'Документ'
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский институт экономики, менеджмента и права», именуемое в ...полностью>>
'Расписание'
модели ½ гр Чет. Исследование операций ½ гр 13 3 1 35 - 1800 1810 - 1935 Вторник 800 - 9 5 935 - 1100 Лек. Маркетинговые коммуникац. проф. Иванова О....полностью>>
'Документ'
01.02.- Повторить: значения вводных слов.,знаки препинания в предложениях с вводными словами.Выписать из худ.литературы 5 предложений с вводными слова...полностью>>

Главная > Тесты

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Лингвистический кружок

«Lingua-universum»

Lingua-universum

Журнал основан в январе 2006 года

Выходит 6 раз в год

5

«Пилигрим»

Назрань – 2008

Содержание

© 2008 г. И.Г. Воробьева 3

К вопросу о прагматике формальных показателей синтаксической однородности 3

© 2008 г. Г.А. Чернова 5

К проблеме определения состава русского просторечия второй половины XVIII в. 5

(на материале писем) 5

РЕЦЕНЗИИ. ОТЗЫВЫ 7

ОТЗЫВ 7

о диссертации Зубайраевой Марины Увайсовны «Градационность качественного 7

признака» (на материале чеченского и английского языков) на соискание ученой степени 7

кандидата филологических наук по специальности 10.02.02. – Языки народов 7

Российской Федерации (чеченский язык) 7

Ф.Г.Оздоева, 8

М.А. Кульбужев 8

РАЗРАБОТКИ 9

© 2008 г. С.А. Булгучева 9

Тестовые задания по русскому языку 9

© 2008 г. Т.В. Жеребило 24

Тесты по общему языкознанию для студентов V курса 24

ЗАМЕТКИ. РАЗМЫШЛЕНИЯ. ОЧЕРКИ 47

© 2008 г. Е. Баранова 47

Специфика коммуникативных ситуаций в повести М. Булгакова «Роковые яйца» 47

© 2008 г. Л.М. Каппушева 48

Особенности олицетворения как стилистического приема в творчестве Б.Ш. Окуджавы 48

НАШ СЕМИНАР 50

(Программы. Доклады. Тезисы) 50

© 2008 г. Х.Т. Курбанов 50

Некоторые результаты сравнительного анализа референции предметного 50

и пропозитивного актантов в контексте отрицательного предиката 50

КОЛЛОКВИУМ ДВА 51

(Информация о выступлениях на конференциях, 51

конкурсах, заседаниях кружка и т.п.) 51

© 2008 г. О.А. Птиченко 51

Проблемы обучения русскому языку детей разных национальностей 51

в общеобразовательной школе 51

PRO ET CONTRA // ЗА И ПРОТИВ 54

© 2008 г. Ю.С. Кириличева 54

Лингвокультурологический анализ концептов перепутье и перекресток 54

(по результатам ассоциативного эксперимента) 54

ПЛЮС-МИНУС БЕСКОНЕЧНОСТЬ 56

(или вопросы лингвофилософии) 56

© 2008 г. А. Кабирова, Т. Макарова, В. Товкань 56

Социолингвистический и лингвокультурологический аспект концепта «сессия» 56

в сознании студентов, проживающих в общежитии Ставропольского 56

государственного университета 56

© 2008 г. Д.А. Кривенко 58

Особенности употребления концепта «Любовь» в лирике отечественного рока 58

© 2008 г. Е.О. Тронягина 61

Феномен материнства в лингвокультурологическом пространстве современной России 61

СОЦИОЛИНГВИСТИКА. ПСИХОЛИНГВИСТИКА. 63

ГЕНДЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 63

© 2008 г. М. Короткая, М. Грушецкая 63

Особенности обращений в речи жителей г. Ставрополя 63

© 2008 г. О.Ю. Голобурдина, Е.В. Шпак 65

Социолингвистический аспект концепта "Дом" в сознании студентов факультета 65

физической культуры 65

СЛОВАРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ 69

© 2008 г. А. Вагапов 69

Этимологический словарь чеченского языка 69

(Продолжение) 69

Н 69

ПОЭТИЧЕСКИЙ КЛУБ 85

© 2008 г. Т.В. Жеребило 85

СТИХИ 85

КОЛОНКА РЕДАКТОРА 87

Т.В. Жеребило 87

Редколлегия: д.п.н., проф. Т.В. Жеребило (главный редактор),

д.ф.н., проф. М.Р. Овхадов, (зам. главного редактора),

Н.Н. Альбеков, к.ф.н., доцент Л.М. Дударова, З.И. Добриева, Т.М. Ажигова, Х.М. Долова

Адрес редакции: 386100, Республика Ингушетия,

г. Назрань, Юго-Западный торговый центр, ул. Измайлова, д. 9;

364030, Чеченская Республика, г. Грозный,

ул. Надкарьерная, д.33.

Тел.: 8-(8732)-22-22-31,

моб.: 8-928-343-27-51.

E-mail: angelina1950@

ISSN 1819-3110 © Лингвистический кружок

«Lingua-universum», 2008 г.

Lingua – universum

5 2008


© 2008 г. И.Г. Воробьева

К вопросу о прагматике формальных показателей синтаксической однородности

Ко второй половине 20 века многие лингвисты пришли к мнению о неразрывной связи явлений синтаксиса и семантики: семантика синтаксична, а синтаксис семантичен. Русская сочинительная связь также привлекала внимание ещё со времен М.В.Ломоносова, однако лишь во второй половине 20 века она стала изучаться по-настоящему глубоко и разноаспектно, главным образом в семантико-синтаксических категориях (В.В. Виноградов, З.Н .Бакалова, Г.Ф. Гаврилова, С.Г. Ильенко, И.Н. Кручинина, Ю.И. Леденев, И.А. Попова, А.Ф. Прияткина, В.З. Санников, К.Я. Сигал, Е.В. Урысон, А.Н. Холодов и др.), что само по себе отражает положительную тенденцию по сравнению с совершенно изолированным изучением семантического и формально-синтаксического планов.

Синтаксические конструкции (СК) с сочинительными связью успешно функционируют на всех ярусах синтаксиса: «проблема однородности принадлежит к числу явлений изоморфного синтаксиса и охватывает факты, относящиеся к различным его ярусам, начиная со словосочетания, простого предложения и заканчивая текстом» [Леденев, Воробьева 2004: 121], объединяясь при этом смысловой близостью и инвентарем сочинительных союзов. «Основное содержание сочинительных союзов одинаково или, по крайней мере, однотипно в простом и в сложном предложении» [Белошапкова 1967: 93].

Прежде чем продолжить характеристику формальных показателей синтаксической однородности, следует коснуться вопросов прагматики.

После работы Чарлза Морриса [Morris 1938] получает всё большее распространение и в настоящее время может считаться общепринятым трехчастное деление семиотики (и, в частности, лингвистики) на «синтактику» («синтаксис»), «семантику» и «прагматику». Моррис отмечает, что характеристика языка (L) учитывает три измерения по простой формуле: L= Lсин. + Lсем. + + Lпрагм. [Моррис 1983: 46]. Синтактика изучает «формальные отношения знаков друг к другу», семантика – «отношения знаков к их объектам», прагматика – «отношения знаков к их интерпретаторам», то есть действующим лицам процесса речи [Моррис 1983: 42].

Современный лингвист не может не отталкиваться от семиотической триады, а, отталкиваясь от неё, не признать, что в настоящее время один из её элементов – прагматика – представляет собой именно тот участок лингвистической теории, который широко, настойчиво и последовательно эксплицирует коммуникативную сторону языкового функционирования и употребления. Прагматике отводится как бы наддисциплинарная роль изучения «человеческого фактора» в языке. «Изучая поведение знаков в реальных процессах коммуникации, прагматика представляет собой отношение знаков к их интерпретаторам» [Арутюнова 1985: 3], т.е. говорящим и слушающим, пишущим и читающим. Субъективность как наиболее общее свойство языка, категория, пронизывающая все его стороны, «в чистом виде выделяется прагматической» [Степанов 1981: 326] и составляет её собственный предмет: «положение человека в языке неповторимо» [Бенвенист 2002: 294]; «человеческий фактор – это не аспект прагматики, а сама его сущность» [Булыгина 1981: 333]. Такие мысли не вызывают сомнения в справедливости, если только не считать, что о подобных отношениях можно было бы говорить и шире – применительно к другим аспектам языкознания и в других терминах. Так, например, феномен языкового употребления сам по себе – и именно в традиционном освещении этого понятия – принадлежит субъективному фактору: оценке человеком имеющегося в его руках орудия общения, благодаря чему вербализация действительности принимает тот, а не иной вид, изучаемый затем с самых разных точек зрения, а не только как «моделируемый полным набором прагматических знаний» [Демьянков 1981: 368]. «Тем не современное состояние двух дисциплин – прагматики и психолингвистики – более других отражает закономерности развития лингвистического познания личности» [Винокур 2005: 20].

Что касается современного состояния русского языка, «то можно утверждать, что в целом синтаксис языковых единиц изучен лучше, чем их семантика, а семантика – лучше, чем их прагматика» [Санников 2008: 21].

Прагматический инструментализм формальных показателей синтаксической однородности достигается за счет использования, как естественно-языковых связок, так и различных квалификаторов.

В прагматическом отношении сочинительная конструкция: (1) Отметьте про себя эти цифры или хотя бы их общий смысл с союзом или и квалификатором хотя бы, учитывает как говорящего, так и слушающего, их отношение к сообщаемому и к друг другу. Кроме того, надо отметить следующее: говорящий признается, что он не знает полной правды об описываемой ситуации, но считает, что и эта неопределенная информация полезна для слушающего, поскольку в условиях общения нет источника более точной информации.

В семантическом отношении «мы отвлекаемся от тех, кто пользуется языком, и анализируем только выражения и их десигнаты» [Падучева 1996: 46]. В рассматриваемом примере каждый из компонентов возможен (возможно, отметил про себя цифры, возможно, отметил хотя бы общий смысл). Семантическое неравенство проявляется в том, что второй член ряда не просто расширяет информационную сторону высказывания, но и углубляет её, вносит иную, новую информацию, неоднотипную той, которую дает первый член.

Разграничение позиции первого и второго члена существенно для ряда. Оно связано с порядком слов и свидетельствует о потенциальном различии. Термин «второй член» сочинительной конструкции условен: он может относиться к любому по счету члену, завершающему ряд. В рядах исследуемого типа второй член всегда маркирован, так или иначе выделен [Русская грамматика 1980: 86].

В синтаксическом отношении мы исследуем формальные отношения знаков друг к другу: сочиненные члены однофункциональны, согласованы по части речи и по падежу, один из них располагается перед сочинительным союзом, другой – после него.

Рассмотрим следующее утверждение: (2) Хрустальную вазу разбила Лиля или Света. В примере (2) действительное положение вещей заключается в том, что вазу разбил кто-то один, и адекватным отражением этого положения вещей были бы утверждения Хрустальную вазу разбила Лиля. Что же касается (2), то здесь вместо одной ситуации, действительно имеющей место, указываются две возможных: а) Хрустальную вазу разбила Лиля; б) Хрустальную вазу разбила Света. В случаях типа (2) можно было бы говорить о «неполноте отражения действительного положения вещей». Мы, однако, предпочитаем говорить здесь о неполном соответствие правде, о неполной правде. Понятие правды, бесспорно, занимает важное место в сознании говорящих и в духовной жизни народа, оно отражается в языке не только в самом слове правда, но и в некоторых других единицах, например, представление о правде есть в значении глагола знать.

Утверждения с разделительными союзами (или, во всяком случае, не вполне соответствуют) тому представлению о правде, вечной и неизменной, которое находит отражение в языке. Ведь они по самой своей природе допускают уточнения или даже требуют их. Утверждение (2а) может перейти после соответствующих уточнений в (2б): (2)а. Хрустальную вазу разбила Лиля или Света →(2)б Хрустальную вазу разбила Лиля. Если (2б) – правда, то, что же такое (2а), описывающее ту же самую ситуацию? Его можно квалифицировать как «полуправду» или «неполную правду».

С точки зрения классической логики утверждение может быть истинным, либо ложным. В языке мы, скорее, имеем дело со шкалой, где правда и неправда – крайние точки, между которыми находится множество промежуточных, таких, как точка, обозначаемая словом «полуправда». К числу промежуточных относятся и те точки, которые обозначаются разделительными конструкциями.

Наличие разделительного союза существеннейшим образом сказывается на самой природе речевого акта: и цель высказывания, и отношения Г (говорящего) и С (слушающего) к сообщаемому и друг к другу, включающих разделительный союз, коренным образом отличается от тех, которые мы можем наблюдать в «обычных» высказываниях, высказываниях без разделительного союза.

Формальные показатели синтаксической однородности (в данном случае в конструкциях с разделительными союзами) относятся к числу языковых единиц, в содержание которых инкорпорированы прагматические элементы.

Литература

  1. Арутюнова 1985 – Н.Д. Арутюнова. Истоки, проблемы и категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. – М., 1985. Вып. 16:Лингвистическая прагматика.

  2. Белошапкова 1967 – В.А. Белошапкова. Сложное предложение в современном русском языке: Некоторые вопросы теории. – М., 1967.

  3. Бенвенист 2002 – Э. Бенвенист. Общая лингвистика. – М.: УРСС, 2002.

  4. Булыгина 1981 – Т.В. Булыгина. О границах и содержании прагматики //Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981. Т. 40.

  5. Винокур 2005 – Т.Г. Винокур. Говорящий и слушающий: Варианты речевого поведения. Изд. 2-е, стереотипное. – М.: КомКнига, 2005.

  6. Демьянков 1981 – В.З. Демьянков. Прагматические основы интерпретации высказывания // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981. Т.40, № 4.

  7. Коммуникативные аспекты изучения русского синтаксиса: Учебное пособие по курсу «Современный русский язык». – Ставрополь, 2004.

  8. Леденев, Воробьева 2004 – Ю.И. Леденев, И.Г. Воробьева.

  9. Моррис 1983 – Ч.У. Моррис. Основная теория знаков // Семиотика. – М., 1983.

  10. Падучева 1996 – Е.В. Падучева. Семантические исследования (Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива). М.: Школа «Языки русской культуры», 1996.

  11. Русская грамматика, т.2. Синтаксис. – М., 1980.

  12. Санников 2008 – В.З. Санников. Русский синтаксис в семантико-прагматическом пространстве. – М.: Языки славянских культур, 2008.

  13. Степанов 1981 – Ю.С. Степанов. В поисках прагматики // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981. Т.40, №4.

  14. Morris 1938 – Ch. W. Morris. Foundations of the theory of signs // International encyclopedia of unified science. Chicago, 1938. Vol. 1. N 2.

Lingua – universum

5 2008

© 2008 г. Г.А. Чернова

К проблеме определения состава русского просторечия второй половины XVIII в.

(на материале писем)

В научной литературе XVIII век считается эпохой радикального преобразования русской языковой ситуации, захватывающего все уровни русского языка и все сферы его функционирования. В этот период формируется русский литературный язык нового типа (национальный литератур­ный язык), и данный процесс представляет собой один из важнейших аспектов модернизации и рационализации русского общества и русской культуры.

Необходимо заметить, что в XVIII в. система литературного языка, высшей формы существования общенародного языка, обладающей в определенной степени как обработанностью, так и письменно закрепленными нормами, обнаруживает тенденцию к доминированию среди других форм существования национального языка. Ко второй половине XVIII в. литературный язык начинает активно обслуживать широкие сферы письменного общения, что тре­бовало иного, обширного набора средств выражения и, в частности, широты и многообразия лексического состава, гибкой семантической и стилистической системы. Поэтому основным процессом, наблюдающимся в ходе формирования литературного языка на этом этапе развития, является процесс его неуклонной демократизации. Уже в 40-е гг. XVIII в. начинается расширение границ русского литературного языка в сторону живой народной речи, смешение стилей и контекстов (особенно «высокого» с «простым»). По словам В.В. Виноградова, «обиходная речь той эпохи не чуждалась мещанского просторечия и свободно включала в себя элементы «простонародного», крестьянского языка» [Виноградов 1938: 127].

При изучении функционально-стилистической категории просторечия XVIII в., выступающей в качестве важной составляющей формирующейся системы национального языка, возникает трудность в определении состава данной группы лексики. Лексикографические словари XVIII столетия не дают чёткого представления о том, какие лексемы входили в пласт просторечных. Так, в Словаре Академии Российской (1789 – 1794гг.), помета «въ простор.» в предисловии трактуется как «въ просторечии или в разговорах употребляемое». В связи с этим Г.П. Князькова предполагает, что «во второй половине XVIII в. можно считать определившейся социальную ограниченность в употреблении слов этнографического характера, связанных с простым бытом, народ­ными обычаями, обрядами, играми и др.» [Князькова 1974: 18]. Кроме того, «обращает на себя внимание тенденция словарей XVIII в. сопровождать пометой «простонародное» слова с большей экспрес­сией грубости. См., например, вихляй «непроворный человек», втюриватъ «вводить в неприятное дело», вытурить «выгнать», дрых­нуть «долго и крепко спать», жилить «плутовать» [Князькова, 1974, с. 19]. По этому поводу Г.П. Князькова замечает, что «критерий меры экспрессии грубости оказывается в данном случае недейственным, а само разделение слов – субъективным» [Князькова, 1974, с. 19].

Анализ частных писем второй половины XVIII в. (личной переписки Екатерины II, М.Н. Муравьёва и других общественных деятелей и писателей) показал, что существуют лексемы, которые по семантическим признакам, а также по сфере употребления, могут быть причислены к ряду просторечных, однако это предположение не нашло подтверждения в словарях. Такие лексемы, как «сбесисилась»,1 «шаркала», «изадрала», «выдолбленная», «отвадишь», а также идиоматические выражения «на глаза не казался», «уши сим набиты», «в голову не в падал отвадишь набитызался лов "ако это предположение не нашло подтверждения в словарях. ого» и др. или не находят своего отражения в словарях, или не сопровождаются пометой «простонародное». Полагаем, что необходимы иные критерии выделения просторечий, очевидно, комплексного характера.

Необходимо отметить, что заметное влияние на формирование национального языка XVIII в. оказывали особен­ности общественного восприятия процесса развития русского литературного языка, проявляющиеся в воздействии различных литературных школ. Это наглядно демонстрирует полемика по вопросам нормализующего отбора слов, характерная для второй половины века. Становление основ лексической нормализации происходило в постоянной борьбе вкусов и мнений, определяющихся принадлежностью писателей, журналистов, ученых к определенной литературной школе и социальной среде. Мнения о правильности выбора слова аргументировались соотнесённостью с тем или иным стилем; как основание такого выбора выступали генетическая принадлежность слова, а также его принадлежность определенной среде функционирования. Существовали две «языковые стихии», противоположные по своему лексическому наполнению, – книжная и разговорная. Такое разграничение связано со стилистической теорией М.В. Ломоносова, в соответствии с которой книжная лексика должна быть отражена в героических поэмах, одах, «прозаичных речах о важных материях»; средствами разговорного языка должны быть описаны комедии, увеселительные эпиграммы, песни, «в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел».

Полагаем, что выделение просторечной лексики в частных письмах XVIII в. может определяться: а) на основе пометы «простор.» лексикографических словарей второй половины XVIII в.; б) в результате отнесения изучаемых лексем к некнижной, разговорной лексики; в) по денотативному признаку: отнесение реалии к простому быту. Необходимо учитывать, что грубая экспрессивная окраска не всегда является показателем принадлежности слова составу просторечной лексики.

Литература

1. Виноградов 1938 – В.В. Виноградов. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX вв. М., 1938.

2. Князькова 1974 – Г.П. Князькова. Русское просторечие второй половины XVIII века. М., 1974.

Linguauniversum

5 2008


РЕЦЕНЗИИ. ОТЗЫВЫ

ОТЗЫВ

о диссертации Зубайраевой Марины Увайсовны «Градационность качественного

признака» (на материале чеченского и английского языков) на соискание ученой степени

кандидата филологических наук по специальности 10.02.02. – Языки народов

Российской Федерации (чеченский язык)

Понятие качества и его интенсивности, а также сравнения различных его степеней проявления находят то или иное выражение во всех языках мира.

Однако не во всех языках эта категория подверглась комплексному и всестороннему анализу. Так, для чеченского языкознания диссертационная работа Зубайраевой М.У. является первым многоаспектным исследованием в данной области языкознания.

Актуальность диссертационного исследования Зубайраевой Марины Увайсовны вызвана востребованностью комплексного подхода к изучению категории градуальности в чеченском языке, необходимостью функционально-семантического анализа системы разноуровневых средств градации качественного признака в чеченском языке.

Избрав в качестве объекта исследования лексические единицы, имеющие градуальное значение и содержащие градосему в семантической структуре, автор проанализировал обширный фактический материал, в который вошли: различные интенсификаторы, сравнительные обороты и фразеологизмы.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые в истории чеченского языкознания выявлены и описаны лексические единицы с градуальной семантикой, проведен комплексный анализ названных единиц с привлечением материала английского языка.

Текст диссертации, наряду с Введением, Заключением и списком литературы, включает две главы, которые дают образцы решения исследовательских задач. Названия глав органично вписываются в содержание.

В первой главе «Градационность качественного признака как теоретическая проблема» соискательница дает краткую историю пути научного осмысления слов, обозначающих качества, качественность в европейской научной парадигме, автор подчеркивает, что это был путь логического вычленения качества вещи из нее самой, с одной стороны – на уровне осознания самостоятельности признака как эмпирического явления, а с другой – это было утверждение права на существование специальных слов-прилагательных как имен качества. Автор справедливо считает, что сущность категории «прилагательное» (качественное слово/адъектив/предикатив), ее назначение и роль в грамматическом механизме языка остается открытой проблемой языкознания. Автор рассматривает различные подходы к изучению категорий градуальности и интенсивности, анализирует теоретические проблемы, связанные с изучением данного языкового явления в чеченском, русском и английском языках.

Диссертант подробно рассматривает такие языковые понятия, как языковое усиление (интенсивность) и экспрессивность.

Обобщая различные определения и трактовки данных понятий, автор исследования отмечает, что содержательный аспект интенсивности отличается от содержательного аспекта смежных лингвистических явлений. Экспрессивность – это категория стилистическая, связанная, прежде всего, с различными коннотациями. Интенсивность – это семантическая категория, в основе которой лежит понятие меры количества, величины объема качества.

Интенсивность как семантический феномен автор связывает не с любой количественной квалификацией явления, а только с такой, которая демонстрирует отклонение от «нормы».

Количественные и качественные отношения, подчеркивает автор данного исследования, строятся по принципу сохранения предела насыщения как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения количества качества. Каждый признак может накапливаться до тех пор, пока не достигнет предельно высокой степени, то есть такой степени, когда накопление количества признака приводит к переходу в новое качество.

Категория степени входит в содержательный план категории количества (недискретной величины), являясь ее субкатегорией. Автор связывает ее с процессом изменения неопределенной величины в одном или нескольких подобных качественных предметах и может характеризовать с помощью различных языковых средств степень проявления того или иного признака. Степень признака выявляет превосходство над неопределенной мерой количественного признака определенного качества.

Выводы, к которым автор приходит в данной главе, сделаны с опорой на труды авторитетных, широко известных исследователей и языковедов.

Во второй главе автор приводит классификацию градации качественного признака различных языковых уровней на материале чеченского и английского языков.

Автор исследования, вслед за Ю.Л. Воротниковым, рассматривает градационность в двух ее разновидностях: безотносительной (абсолютивной) и относительной (релятивной). В первом случае количество какого либо качества в определенном носителе сопоставляется с абстрактной « градационной шкалой» и соотносится с «нормой» данного качества, во втором сравниваются качественные характеристики различных носителей или различных состояний одного носителя.

В своей работе автор отходит от традиционной трехступенчатой классификации степеней сравнения и предлагает пять ступеней сравнения по признаку возрастания качества: уступительную – положительную – сравнительную – усилительную – превосходную. В центре данной системы находится положительная степень, не имеющая в исследуемых языках каких-либо специальных маркеров.

Ступенчатая градация качественного признака в исследуемых языках представлена двумя ветвями: восходящей и нисходящей. В обеих ветвях имеются и морфологические и синтаксические формы градации качественного признака.

После анализа довольно обширного фактического материала на чеченском и английском языках автор приходит к выводу, что в построении градаций различного типа принимают участие языковые единицы разных уровней: словообразовательного, лексического, лексико-грамматического, синтаксического. В качестве градонимов могут выступать как отдельные словоформы, так и словосочетания и предложения (морфологические средства, различного рода интенсификаторы, элативы и диминутивы, сравнительные обороты и фразеологизмы интенсифицирующего характера).

Полученные диссертантом фактические данные подтверждают новизну исследуемой проблемы. А именно: автор выявляет лексические единицы с градуальной семантикой в чеченском языке; описывает семантическую структуру исследуемых единиц; изучает и описывает различные средства выражения качественного признака в чеченском языке с привлечением материала английского языка.

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов обеспечены анализом солидного по объему фактического материала.

В Заключении даются выводы и обозначается перспектива исследования.

В процессе работы над диссертацией Марина Увайсовна неоднократно публиковала статьи, тезисы докладов, обобщающие основные результаты исследований. Ею опубликована статья в журнале «Вестник СГУ», рекомендованном ВАК для включения в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук» (2008 г.). Всего опубликовано 7 статей, которые отражают основное содержание диссертации. В автореферате отражены все основные положения, выносимые на защиту; реферат по объему, содержанию и оформлению соответствует требованиям ВАК.

По нашему мнению, диссертационная работа Марины Увайсовны Зубайраевой представляет собой завершенный труд по очень важной для чеченского языкознания проблеме.

Положительно оценивая выполненное М.У. Зубайраевой диссертационное исследование, должны отметить, что в нем есть и некоторые недостатки.

1. На наш взгляд, фактический материал, использованный в качестве примеров, мог бы сопровождаться переводом на русском языке.

2. Положения, изложенные в Заключении, частично дублируют выводы к главам.

3. Отмечены погрешности в оформлении работы.

Изложенные выше критические замечания носят частный характер и никоим образом не влияют на высокую оценку исследования.

Работа производит хорошее впечатление, читается с интересом.

На наш взгляд, исследуемая тема перспективна. Осмысление полученных результатов может послужить импульсом к активизации углубленного исследования частных проблем.

Диссертация в полной мере отвечает требованиям Положения ВАК о присвоении ученых степеней и званий научно-педагогическим работникам.

Соискатель Зубайраева Марина Увайсовна заслуживает присуждения ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.02. – Языки народов Российской Федерации (чеченский язык).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программы практических курсов кафедры иберо-романского языкознания Для студентов романо-германского отделения

    Программа
    Целью обучения является практическое овладение современным испанским литературным языком, а также получение необходимых теоретических знаний о его фонетической, грамматической и лексической системах.
  2. Нтов и проведения государственной аккредитации утвержденного приказом Государственной службы по надзору и контролю в сфере образования Кемеровской области от 10

    Документ
    Составлено на основании порядка представления документов и проведения государственной аккредитации утвержденного приказом Государственной службы по надзору и контролю в сфере образования Кемеровской области от 10.
  3. Информационный бюллетень новых поступлений в Библиотеку мгоу январь февраль 2010 год

    Информационный бюллетень
    Методические рекомендации по подготовке курсовых и выпускных квалификационных (дипломных) работ [Текст] / Голышев В.Г.,сост. – М. : МГОУ, 2008. - 37с.

Другие похожие документы..