Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
8 х 15, 5%) 91- 8 5 ,5 Сводный счет-фактура Начислен НДС по готовой продукции ( 50 х 0,...полностью>>
'Тематика курсовых работ'
8. Организация бухгалтерского учёта в бюджетных учреждениях. 9. Особенности организации бухгалтерского учёта на предприятиях (по отраслям)....полностью>>
'Документ'
Северо-западное направление: скандинавские страны. Очень развитые страны, один из самых высоких уровней жизни (Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания). Са...полностью>>
'Урок'
Быстрое развитие информационных технологий влияет на постановку целей и задач школьного курса информатики, заставляет вносить коррективы в содержание ...полностью>>

Главная > Диссертация

Сохрани ссылку в одной из сетей:

В зарубежной историографии проблема влияния британского парламентаризма на общественно-политическую мысль России второй половины XVIII – начала XX вв. своего отражения не нашла.

Подводя итог историографическому обзору, следует отметить, что избирательные реформы 1932, 1867, 1884 – 85, 1918 гг., реформа палаты лордов 1911 г. достаточно изучены. Вместе с тем, в российской исторической науке эволюция британского парламентаризма на протяжении всего периода XIX – начала XX вв. не нашла комплексного исследования. Именно целостный анализ указанных реформ позволяет вскрыть историческую логику и закономерность государственно-правовых изменений в Великобритании, приведших к становлению демократического политического строя и сохранивших монархию как эффективный институт государства. Говоря об отечественной историографии российского конституционализма в хронологических рамках диссертации, следует подчеркнуть, что она не отражает внешний фактор этого процесса, лишь в последнее время начинает рассматривать его в русле европейского государственно-правового развития. Историография отечественной общественно-политической мысли не уделила должного внимания восприятию в России британского конституционного опыта с целью выработки подходов к модернизации абсолютной монархии. Выявленные историографические пробелы обуславливают своевременность настоящего диссертационного исследования.

Основные положения, выносимые на защиту

– в Великобритании вторая половина XVIII в. стала временем активных экономических, социальных и политических изменений, ставших основой для буржуазной модернизации государственно-правового механизма страны;

– британский парламентаризм в конце XVIII – начале XIX вв. находился еще на стадии становления. Парламент, отягощенный пережитками средневековья, носил компромиссный, полуфеодальный характер. Вместе с тем, вполне определились главные задачи внутриполитического развития страны – совершенствование избирательного права, расширение социального состава палаты общин посредством допущения в нее представителей буржуазии, повышение ее веса и авторитета в государстве;

– развитие британского парламентаризма во второй половине XVIII – начале XX вв. представляло собой наиболее яркий в Европе пример эволюционной трансформации аристократической политической системы в буржуазную демократию. Оставаясь по форме государственного правления конституционной монархией, Великобритания вступала в XX в. как страна прочно утвердившихся буржуазно-демократических отношений и институтов, важнейшим из которых являлось широкое избирательное право, обладавшее мощным потенциалом к дальнейшему расширению до рамок всеобщего;

– в политическом опыте Великобритании российское самодержавие второй половины XVIII – начала XX вв. стремилось обнаружить доказательства устойчивости монархии даже в условиях парламентаризма;

– эволюция британского парламентаризма стала фактором, содействовавшим дифференциации общественно-политической мысли России в первой половине XIX в. в области освещения европейского политического процесса;

– либеральное осмысление эволюции британского парламентаризма во второй половине XIX в. способствовало созданию теоретического фундамента парламентской системы в России. Внимание русской либеральной мысли этого периода, как к британскому парламентаризму, так и к методам его преобразований стало сначала одним из факторов сохранения российского самодержавия в рамках легитимности и недопущения его перерождения в деспотию, а затем – модернизации;

– консервативное направление общественной мысли России второй половины XIX – начала XX вв. воспринимало демократизацию британского парламентаризма в целом негативно. Русские консерваторы стремились уменьшить значение этого процесса для внутреннего развития Великобритании путем констатации якобы успешного противодействия ему со стороны монархии и аристократии. Представители этого направления, стоявшие на страже русского абсолютизма, доказывали полную непригодность британского варианта государственно-правовых преобразований для России;

– русские радикальные мыслители и политики второй половины XIX – начала XX вв. уделили большое внимание изучению проблем развития британского парламентаризма. В целом для них был характерен критический подход к парламентской системе Великобритании и, особенно к буржуазному реформизму. Вырабатывая методы изменения социально-экономического строя России, ликвидации ее самодержавной системы, они не считали возможным применение британского опыта преобразований к отечественной действительности и склонялись к более решительной, революционной стратегии;

– либеральная мысль России начала XX в. содействовала переводу дискуссий о парламентаризме в практическую плоскость. Британский опыт в этой области оказался еще более востребованным, чем во второй половине XIX в.;

– разнообразная и интенсивная идейно-политическая среда становится непременным условием эволюции государственного механизма, которая, в свою очередь, необходима обществу как развивающейся системе. Восприятие британского парламентаризма отечественной общественно-политической мыслью второй половины XVIII – начала XX вв. оказало свое существенное влияние на становление реформаторских концепций развития государственно-правовой системы самодержавной России.

Апробация работы. В процессе работы над диссертацией автор использовал получаемые исследовательские результаты в курсах истории международных отношений и внешней политики России, спецкурсах по проблемам истории британского парламентаризма и отечественной общественно-политической мысли, читаемых им в Рязанском государственном университете имени С.А. Есенина. Опубликованная в различных изданиях, в том числе на страницах ведущего академического журнала «Вопросы истории», серия статей сделала результаты исследования доступными научной общественности и читательским кругам. Автор выступал по проблематике диссертации на научных конференциях, проводившихся в высших учебных заведениях Рязани, Нижнего Новгорода, Тамбова, Нижневартовска, Волгограда, Ярославля, Коломны, Ельца, последняя из которых состоялась в декабре 2008 года. Материалы исследования легли в основу главы «Британский парламентаризм в оценке общественной мысли России второй половины XIX века» коллективной монографии «Очерки истории Великобритании XVII – XX веков», написанной авторским коллективом в составе профессоров Т.Л. Лабутиной, Ю.И. Лосева, С.В. Демидова, доцентов М.В. Жолудова и А.И. Минаева (Москва: Изд-во МПГУ «Прометей», 2002.; авт. вклад 2,8 п.л. - С. 113 – 157.) и авторской монографии «Британский парламентаризм и общественно-политическая мысль России. Вторая половина XVIII – начало XX веков» (Рязань, Москва: Изд-во «ПРИЗ», 2008, 17 п.л.).

Структура и содержание работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний, списка источников и литературы и пяти приложений.

Во ВВЕДЕНИИ определены цели и задачи исследования, его актуальность, научная новизна и практическая значимость, приведена классификация источников и характеристика научной литературы.

В ПЕРВОЙ главе – «Британский парламентаризм в конце XVIII – первой половине XIX вв.» – автор рассматривает предпосылки модернизации британского парламентаризма, анализирует состояние избирательного права и представительства в Великобритании к концу XVIII в. и первые попытки их реформирования. Главное внимание в главе уделено парламентской реформе 1832 г.

Во второй половине XVIII в. в Великобритании происходили активные экономические, социальные и политические изменения, ставшие основой для буржуазной модернизации государственно-правового механизма страны. К числу таковых следует, в первую очередь, отнести совокупность прогрессивных тенденций социально-экономического развития, вызванных к жизни ранним промышленным переворотом, который повлек за собой и новые реалии социально-политического характера, в том числе, усиление властных амбиций набиравшей силы национальной буржуазии. К этому времени со всей очевидностью обнаружилась неэффективность конкретной стадии развития парламентского механизма страны, сохранявшего при этом мощный потенциал для своего дальнейшего функционирования при условии реформирования важнейших институтов избирательного права. Получившая ярко выраженную практическую направленность общественно-политическая мысль Великобритании превращалась в мощную интеллектуальную составляющую грядущей модернизации. Активное общественное мнение и массовое демократическое движение, становились важнейшими факторами внутриполитического процесса и инструментами изменения устаревшего государственно-правового механизма.

Британский парламентаризм в конце XVIII – начале XIX вв. находился на стадии активного развития. Британский парламент, отягощенный пережитками средневековья, носил компромиссный, феодально-корпоративный характер. Вместе с тем, главные задачи внутриполитического развития страны – совершенствование избирательного права, расширение социального состава палаты общин, повышение ее веса и авторитета в государстве вполне определились, и были сделаны первые осторожные попытки их разрешения. Неоднократно в ранних проектах парламентской реформы содержится положение об изъятии депутатских мест у гнилых местечек в пользу графств. Апология графств в качестве важнейших избирательных корпораций свидетельствует о том, что даже сторонники модернизации избирательного права противились глубинным изменениям социально-экономического и социально-политического характера и, тем более, не желали придавать им формально-юридические очертания. Право быть представленными в проектах конца XVIII в. не получали развивавшиеся промышленные центры, в которых экономическое господство буржуазии дополнялось ее стремлением к участию во внутриполитическом процессе.

В результате первой избирательной реформы 1832 г. буржуазия добилась для себя права участвовать в делах управления и законодательства, что укрепило политически ее лидирующее положение в экономике страны. Эта реформа неопровержимо доказала возможность успешной адаптации британского государственного строя к новым капиталистическим условиям.

Развитие британского парламентаризма в первой половине XIX в. привело к становлению его качественно новой модели. Избираемая более широким электоратом палата общин получила мощный импульс для превращения в эпицентр парламентского механизма. Дальнейшее развитие указанной тенденции требовало новых шагов на пути демократизации избирательного права и системы представительства.

ВТОРАЯ глава «Модернизация британского парламентаризма во второй половине XIX – начале XX вв.» посвящена анализу важнейших изменений системы представительства и избирательного права указанного периода.

Вторая избирательная реформа 1867 г. представляла собой яркий пример гибкости политической элиты страны, стремившихся не допустить в стране революционных потрясений путем приобщения к парламентаризму верхушки рабочего класса. Настроенная в целом миролюбиво состоятельная часть рабочих отнюдь не представляла угрозу преобладанию буржуазии и землевладельцев в центральных и местных органах власти, поэтому консервативный кабинет и инициировал эту реформу, демонстрируя тем самым видимость планомерного нарастания демократических тенденций в управлении страной. Однако сам факт вхождения части рабочих в избирательный корпус страны действительно знаменовал собой новый крупный успех в деле утверждения буржуазной демократии.

Последовавшие в последней трети XIX в. меры – введение тайного голосования, деятельность по искоренению избирательной коррупции, реформа 1884 – 1885 гг., распространившая избирательное право на сельскохозяйственных рабочих и установившая деление страны на относительно равные по численности избирателей одномандатные округа – стали логическим продолжением наметившихся ранее тенденций. Великобритания вступала в XX в., как страна прочно утвердившихся буржуазно-демократических отношений и институтов, важнейшим из которых являлось широкое избирательное право, обладавшее мощным потенциалом к дальнейшему расширению до рамок всеобщего.

«Акт о Парламенте 1911 г.», более четко определил полномочия верхней палаты британского парламента. Без осуществленного ограничения всеобъемлющих в теории прав лордов демократизация нижней палаты не могла коренным образом изменить государственную систему, придать ей буржуазно-демократический вектор развития. Распространение избирательного права в 1918 г. на женщин способствовало дальнейшему усилению демократических начал.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что рост численности электората и первая мировая война, потребовавшая централизации власти, привели к тому, что кабинет вновь направил свои усилия на установление контроля над парламентом. Если на протяжении XIX в. нижняя палата являлась эпицентром политической борьбы и во многом определяла деятельность кабинета, то теперь он прочно взял в свои руки управление страной. Перенос центра тяжести государственного механизма в сегмент исполнительной власти нейтрализовал потенциальный радикализм массового избирателя.

Историческая объективность требует отметить то важное обстоятельство, что пройденный британским государством путь отнюдь не был бесконфликтным, лишенным всяких проявлений классовой борьбы. Парламентские реформы стали следствием самого широкого демократического движения, находившего свое выражение в массовых митингах и манифестациях трудящихся, внесших свой весомый вклад в дело утверждения принципов буржуазной демократии.

В ТРЕТЬЕЙ главе «Общественно-политическая мысль России второй половины XVIII – начала XX вв. о британском парламентаризме и перспективах развития российской государственности» автор анализирует сложный процесс осмысления британского конституционного опыта в России.

Во второй половине XVIII – начале XIX вв. в России проявился очевидный интерес к политической системе Великобритании, вызванный потребностью модернизации правовых основ абсолютной монархии, придания ей черт передовых европейских государственно-правовых структур. Внимание общественной мысли и правящей элиты России к британскому парламентаризму содействовало сохранению российского самодержавия в рамках легитимности, недопущению его вырождения в деспотию. Анализ британского государственного механизма, принципов и закономерностей его функционирования формировал либеральную составляющую в правящих кругах российской империи, которая содействовала движению самодержавия в направлении буржуазно-демократических ориентиров.

В политическом опыте Великобритании российское самодержавие второй половины XVIII – первой половины XIX вв. стремилось обнаружить доказательства устойчивости монархии даже в условиях парламентаризма. Общественная мысль России этого периода «кристаллизовала» свои основные направления в освещении европейского политического процесса во многом благодаря первым попыткам восприятия британской государственно-правовой системы.

Русская либеральная мысль второй половины XIX в., идеализируя реформаторский опыт Великобритании, направленный на утверждение буржуазной демократии в условиях сохранения конституционно-монархических форм, видела в нем наиболее адекватный метод модернизации государственного строя, исключавший саму возможность революции. Для ее представителей становился неоценимым британский вариант буржуазно-демократических изменений, возможность которых в значительной мере была обеспечена зрелой парламентской системой, адаптировавшей королевскую власть к новым условиям.

Консервативное направление общественной мысли России второй половины XIX – начала XX вв. неоднозначно относилось к британскому парламентаризму. Отечественные консерваторы и их периодические издания акцентировали внимание на противодействии его демократизации со стороны аристократии и монархии, не утратившей, по их мнению, своих прерогатив. Представители этого направления, стоявшие на страже российского абсолютизма, доказывали полную непригодность британского варианта государственно-правовых реформ для России. Уверенность консерваторов в своеобразии исторического пути России исключало некритическое заимствование западных форм и институтов. Они в целом обоснованно доказывали, что государство, являясь продуктом исторического развития конкретного социума, вбирает в себя его отличительные черты, испытывает на себе влияние локальных обычаев, традиций, и поэтому создание идентичных государственно-правовых систем невозможно. В силу того, что отечественная политическая культура разительно отличалась от западных, в том числе и британских стандартов, российская государственность, по мнению консерваторов, имела все основания к саморазвитию. Внимательное отношение к Западу при этом свидетельствовало об их стремлении, за редкими исключениями, позиционировать Россию как неотъемлемую часть европейской цивилизации.

Отечественные радикалы второй половины XIX – начала XX вв. уделили большое внимание изучению проблем развития британского парламентаризма, поскольку понимали его общеевропейскую значимость. В целом для них был характерен в большей или меньшей степени критический подход к парламентскому строю в Великобритании и, особенно к половинчатому и непоследовательному, сохранявшему многие пережитки феодализма реформизму, который сумел расширить рамки политической элиты страны за счет включения в нее представителей буржуазии, но не изменил социально-классовой ограниченности британского парламента. Пытаясь выработать методы преобразования социально-экономического строя России, ликвидации ее самодержавно-крепостнической системы, они не считали возможным применение британского опыта преобразований к отечественной действительности и склонялись к более решительной, революционной стратегии.

Внимание либеральной общественной мысли начала XX в. к британскому опыту должно было содействовать утверждению эффективного парламентского механизма в России. Однако практически полное отсутствие в верхнем эшелоне российской власти представителей либеральной политической культуры превратило монархическую и представительную компоненты в антагонистов российского внутриполитического процесса. Данное обстоятельство во многом обусловило нежизнеспособность первых отечественных парламентских структур и исключило саму возможность легитимной государственно-правовой модернизации страны.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ представлены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

Развитие британского парламентаризма, будучи альтернативой революционным потрясениям, имевшим место в континентальной Европе, не могло не стать важнейшим компонентом европейского политического процесса и не оказать своего влияния на другие страны, в том числе на Россию, ее общественно-политическую мысль.

Британский внутриполитический процесс находился в центре внимания европейской, в том числе и российской, общественно-политической мысли, усиливал конституционалистские тенденции. Имперская доктрина британской государственности содействовала притягательности ее теории и практики для изучения в России. Правда, «внешний» колониализм Великобритании сохранял возможность для либеральных маневров государства в пределах метрополии, в то время как российская империя с ее «внутренней» колониальной компонентой, долгое время исключала саму возможность допущения либеральных начал во власть.

Эволюция британского парламентаризма стала тем фактором, специфика восприятия которого позволяет четко определить направления общественно-политической мысли России XIX – начала XX вв. в области освещения европейского политического процесса. Данный вывод следует, во-первых, из того обстоятельства, что именно буржуазный реформизм в его британском варианте вызывал наиболее определенные оценки. Революционные методы преобразований, во всем своем размахе проявившиеся во Франции конца XVIII – первой половины XIX вв., одинаково негативно оценивались как отечественными либералами, так и консерваторами. Русские радикалы, будучи заложниками своей идеологии, не могли быть объективными по отношению к революции, как методу преобразований политического и социально-экономического строя, не видели ее издержек и, напротив, обстоятельно, во многом справедливо критиковали реформы британского образца, вскрывая всю их ограниченность. Во-вторых, британский государственный механизм, находившийся в центре внимания европейской политической мысли, имел такую значимость и самоценность, что многие отечественные деятели, принадлежавшие к различным направлениям общественной мысли рассматриваемого периода, так или иначе выразили свое отношение к нему и той эволюции, которую он претерпел.

Сравнительно-историческое исследование внутриполитической истории Великобритании и России со второй половины XVIII до начала XX в. позволяет выявить принципиальные отличия в развитии их государственно-правовых сфер. Изолированность подавляющего большинства российских подданных от легитимного внутриполитического процесса исключала их гражданскую инициативу, порождала в общественном сознании веру в незыблемость основ российского самодержавия, их сакрализацию. Подобные представления создавали видимость прочности российской государственности, которая, однако, была лишена взаимодействия с народом и потому находилась в состоянии длительной стагнации. Напротив, наличие парламентских механизмов в Великобритании, прочно укоренившееся представление о монархии как о компоненте и инструменте парламентаризма, превращали ее государственный механизм в гораздо более динамичную систему, способную эволюционировать в направлении буржуазной демократии под влиянием меняющихся социально-экономических и политических реалий, сознательной активности населения. Преимущества британского парламентаризма делали его более устойчивым к социальным потрясениям по сравнению с российским самодержавием.

Сохранявшееся до второй половины XIX в. крепостное право, практически полное отсутствие гражданско-правовой традиции в историческом прошлом России обусловило политическую дезориентацию подавляющего большинства населения. В силу этого разработанные прогрессивными общественными и государственными деятелями планы реконструкции государственно-правовой системы страны не могли стать достоянием широкого общественного мнения, которое, несомненно, является важнейшим фактором легитимных преобразований.

Возникновение парламентаризма в России стало результатом длительного развития ее государственно-правовой системы. На этом пути важнейшими этапами стали институционализация сословно-корпоративных интересов, создание системы органов местного самоуправления и, наконец, становление общероссийского парламента на многопартийной основе. Не смотря на специфические черты социально-экономического, политического и государственно-правового развития, Россия двигалась в общеевропейском «конституционном русле», учитывая достижения других стран и, в немалой степени, Великобритании. Обращение к ее опыту в данной сфере не было копированием конкретных форм, а стало одним из инструментов изучения и адаптации основ парламентаризма к отечественным условиям.

Общественно-политическая мысль дореволюционной России в своем изучении британского парламентаризма прошла через три стадии:

- первоначального, зачастую некритического, восприятия;

- анализа теоретических основ и практической деятельности;

- сопоставления с российским государственно-правовым механизмом в целях модернизации последнего.

Начальную стадию этого интеллектуального процесса следует датировать второй половиной XVIII – первой половиной XIX вв., следующую – серединой – второй половиной XIX вв., наконец, последнюю – рубежом XIX – XX вв. Очевидно, что приведенная периодизация в целом хронологически структурирует и конституционный процесс в России, который делится в соответствующие периоды на:

- формирование правовой среды абсолютизма;

- создание системы местных представительных учреждений;

- возникновение отечественного парламентаризма.

В связи с этим следует констатировать влияние общественно-политической мысли на государственно-правовую практику. Интеллектуальный подъем способствует активизации деятельности политической элиты. Разнообразная и интенсивная идейно-политическая среда становится непременным условием эволюции государственного механизма, которая, в свою очередь, необходима обществу как развивающейся системе. Оно мобилизует отдельных своих представителей для осмысления этого развития в целях последующей ретрансляции концепций, идеологий во властные структуры, призванные обеспечивать соответствие между меняющимися тенденциями общественной жизни и их государственно-правовым обрамлением.

Таким образом, восприятие британского парламентаризма отечественной общественно-политической мыслью второй половины XVIII – начала XX вв. оказало существенное влияние на формирование представлений о модернизации государственно-правовых институтов России, активизировало практическую деятельность в этом направлении.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Орлов александр анатольевич проблема нового мирового порядка в отношениях великобритании и россии в первой половине XIX века

    Автореферат
    Защита диссертации состоится «28» декабря 2009 г. в «15» часов на заседании Диссертационного совета Д 212.136.03 при Московском государственном гуманитарном университете им.
  2. Программа учебной дисциплины история россии 050401 История, история с дополнительной специальностью

    Программа
    1.2. Квалификация выпускника – учитель истории, учитель истории и права. Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории, учителя истории и права по специальности 050401 История, история с дополнительной
  3. Учебно-методический комплекс по дисциплине «история россии»

    Учебно-методический комплекс
    Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки бакалавра по направлению 050400.62 СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ при очной форме обучения – 4 года.
  4. Культура Российской Империи Культура рубежа XIX xx вв. XX в. Первая половина. XX в. Вторая половина литература

    Литература
    Цель курса дать общее представление о динамике развития культуры (европейской по преимуществу), о ее основных этапах, закономерностях смены эпох, о типах культурной деятельности и характере системы духовных ценностей той или иной эпохи.
  5. Методические указания Работа подготовлена на кафедре Государственно-правовых дисциплин в соответствии с учебными планами Пензенского государственного университета Составитель

    Методические указания
    Учебная дисциплина «История государства и права зарубежных стран» преподается студентам юридического факультета ПГУ на первом году обучения и является необходимым, базовым элементом высшего юридического образования.

Другие похожие документы..