Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
1. Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государстве...полностью>>
'Документ'
Пространственная природа зрительного внимания • Методика под­сказки в исследованиях экзогенного и эндогенного внимания • Дина­мические характеристики...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа составлена на основании типовой программы дисциплины «Технология молока и молочных продуктов», утвержденной управлением по высшему ...полностью>>
'Документ'
В соответствии с Решением Экономического Совета Содружества Независимых Государств от 17 сентября 2010 года в г. Москве на территории Всероссийского ...полностью>>

Россия – восток – запад

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

РОССИЯ – ВОСТОК – ЗАПАД

ПРОБЛЕМЫ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Научно-практическая конференция

Владивосток, 16 апреля 2003 г.

16 апреля 2003 г. в Дальневосточном государственном университете состоялась научно-практическая конференция «Россия – Восток – Запад: Проблемы межкультурной коммуникации». Конференция была совместно организована Институтом иностранных языков, Институтом русского языка и литературы и Восточным институтом ДВГУ. Помимо представителей данных институтов в конференции приняли участие преподаватели Института массовых коммуникаций, Владивостокского института международных отношений АТР, Русской школы ДВГУ, а также Владивостокского художественного училища, Камчатского, Челябинского и Хабаровского педагогических университетов. Накануне конференции в издательстве Дальневосточного университета вышла Программа и тезисы конференции. В нее вошли 43 кратких изложений выступлений участников.

Работа конференция проходила в четырех секциях «Культура – текст – язык», «Проблемы перевода и язык писателя», «Литература и культура», «Лингвистические проблемы». В данном сборнике представлены 34 полных доклада участников конференции. В них освещаются проблемы языковой коммуникации, взаимовлияния литературы и культуры как факторов гармонизации в отношениях между народами разных стран; роли средств массовой информации в процессах социо-культурного общения и другие более частные проблемы лингволитературного и страноведческого характера.

СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ 2

КУЛЬТУРА – ТЕКСТ – ЯЗЫК 2

Особенности обучения английскому языку и общения на английском языке в Восточно-Азиатском регионе. 3

Особенности межкультурной коммуникации в рекламной деятельности 6

Социо-когнитивные основания исследования идеологически актуализированного текста 10

Принцип «общность в гармонии» в современном Восточно-азиатском мировоззрении 17

Языковая характеристика надписей, выполняющих декоративную функцию на потребительских товарах 20

Квантитативные отличия русского «момента» и американского moment 21

О лингвострановедческом потенциале топонимов и о соответствующем словаре 25

Ресторанное меню как объект страноведческого, лингвострановедческого, лингвокультурологического анализа. 33

Национально-культурные особенности речевого и неречевого поведения китайцев и русских с точки зрения китайских студентов, обучающихся в ДВГУ 38

ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА И ЯЗЫК ПИСАТЕЛЯ 41

Анализ авторского перевода рассказов В. Набокова на английский язык. 42

Латинизация китайских слов в немецком языке 43

Метаязык теории перевода и проблема межкультурного понимания 46

Восток и Запад: китайские вкрапления в американском тексте (на материале романов Э.Тэн). 49

Поэтические архаизмы в литературных переводах И. Бродского 52

Поэтическая интерпретация горацианской темы в русских переводах сонетов Шекспира 57

Роль английского языка в заимствовании русским языком слов восточноазиатского происхождения 63

Современное положение заимствований, кодового переключения и смешения (на материале англо-русского билингвизма) 64

Идеологическая и социальная оценочность и проблемы перевода с русского языка на английский 70

ЛИТЕРАТУРА И КУЛЬТУРА 75

Особенности традиции и новаторства мотива сна в современной китайской литературе (на примере рассказа Лао Шэ «Дивный сон» и рассказа Хань Шаогуна «Возвращение») 76

Образы Жюля Верна и герои пьесы М. Булгакова «Багровый остров» 79

Роман китайско-американской писательницы Гиш Чжэн «Типичный американец» в контексте концепции восточнозападной литературы 82

Идеи Ж. Б. Мольера в пьесе М. А. Булгакова «Кабала святош» 87

Традиции европейской средневековой карнавальной культуры в творчестве Д. Хармса 91

Путь в темноте: мотивы зрения-слепоты и странствия в художественной философии У. Блейка. 96

Тлён, Укбар, деревня Цзитоучжай (идея двойника в произведениях Борхеса и Хань Шаогуна) 101

Проблема соотношения иллюзии и реальности в творчестве Джона Фаулза 103

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ 105

Заимствования из японского языка в английском 105

Применение концептуального анализа к исследованию древних языков (на материале древнеанглийских наименований мечей). 108

Релевантность просодических характеристик при восприятии английской речи носителями китайского языка 113

К вопросу о функционировании и лексическом значении слов-апеллятивов, образованных от онимов с иноязычной корневой основой 119

Особенности компонентного состава фразеологических частиц 125

Языковые контакты типологически несхожих языков (на примере английского и вьетнамского языков) 130

Семантико-функциональная специфика слова в массе (своей) 133

Эмоциональная концептосфера СТРАХ в англосаксонской картине мира 138

КУЛЬТУРА – ТЕКСТ – ЯЗЫК

Л.П. Бондаренко, Институт иностранных языков ДВГУ,

профессор, директор

Особенности обучения английскому языку и общения на английском языке в Восточно-Азиатском регионе.

Английский язык в настоящее время широко распространен в мире. По разным подсчетам на нем говорят более 1,4 млрд. людей, живущих в странах, где английский язык имеет официальный статус государственного, и к 2010 году количество людей, говорящих на этом языке как на втором или иностранном, превысит количество говорящих на нем как на родном.[1] По другим данным, 300-380 млн. говорят на английском языке как на родном, 1000 млн. – как на втором, 700 млн. – как на иностранном.[2]

Более 70% ученых мира пишут на английском языке, около 90% всей информации в электронных системах также дано на английском языке.[3] Около 80% английского словаря – это слова иностранного происхождения. В такой ситуации представляется само собой разумеющимся считать английский язык международным, интернациональным языком.

Интернационализация в использовании языка не только очевидна, но и экономически обусловлена: компания меняет свои цели, приспосабливаясь к глобальному рынку и приспосабливая свою продукцию к условиям местных рынков, нанимают на работу местных специалистов, знающих условия этих рынков и понимающих их. Все это осуществляется с помощью универсального средства коммуникации – английского языка, знание которого тесно ассоциируется с экономической модернизацией и индустриальным развитием. Национальные и межнациональные корпорации, работающие в условиях технологического прогресса, также используют в качестве средства, способствующего реализации этого прогресса, английский язык. Коммуникации с помощью новейших информационных технологий позволяют использовать менее нормативный английский язык, допускающий известную толерантность по отношению к разнообразным вариантам и индивидуальным стилям. Не возникает сомнений относительно того, что английский язык должен стать языком межнационального общения в области экономики, политики, образования, культуры и в восточно-азиатском регионе, включающем такие страны, как Китай, Россию, Японию, Республику Корея, Вьетнам. Это бурно развивающийся регион, требующий более эффективных методов обучения английскому языку для успешной межнациональной коммуникации.

Реалии сегодняшнего дня таковы, что практически на всем азиатском пространстве английскому языку обучают как иностранному (EFL), то есть, в среде, где ситуации общения создаются искусственно, что явно не соответствует потребностям региона в общении. При этом следует отметить, что в условиях EFL коммуникативный метод обучения приобретает все большее распространение. Обучение коммуникативной компетенции, то есть, умению выражать свои мысли, интерпретировать мысли других, дискутировать по поводу тех и других, предполагает, что главный акцент должен быть поставлен на передаче некоего содержания – “message”, а не на форме его передачи. В то же время аутентичная коммуникация требует и аутентичных действий (то есть, коммуникативного поведения), что в целом напоминает реальную ситуацию общения.

В настоящее время обучение с точки зрения коммуникативной компетенции рассматривается в контексте обучения культуре страны, языку которой обучают. Однако, активное использование английского языка и распространение культуры страны (стран) этого языка вызывает опасения у народов Восточной Азии потерять национальную идентичность (national identity). Язык, как известно, является мощным средством реализации национальной принадлежности и, по мнению Д. Болинджера, может выступать в роли заряженного орудия (“language as a loaded weapon”) [4]. Не считаться с этим, следовательно, значительно снизить эффективность общения на всех уровнях со странами Восточной Азии в частности.

Представляется, что в этой связи использование английского языка как инструмента межнационального общения, как своего рода “lingua franca” не несет в себе противоречивого контекста “national” versus “international”. Очевидно, здесь следует расставить акценты в соотношении языка и культуры страны этого языка. Во все усиливающейся глобализации денационализация языка означает, что знание культурной компоненты при изучении иностранного языка и при обучении этому языку не должно означать безусловного принятия определенных норм поведения, навязываемых культурой английского языка. Японка, живущая в Калифорнии и изучающая английский язык, говорит: “I want to have my own English, be myself when I speak English”. Китайцы хотят, чтобы весь мир знал, что они китайцы, когда они говорят на английском языке.

Возникает вопрос: каким должен быть английский язык как международный? Прежде всего, на наш взгляд, следует отметить, что это язык, которым пользуются люди разных национальностей, чтобы общаться друг с другом. Этот язык не имеет национальной принадлежности. Будучи международным, он не является собственностью американцев или англичан, которой они позволяют пользоваться другим народам. Однако, общим положением в настоящее время является обязательность изучения языка в контексте культуры. Этому положению следуют, в частности, и в учебных заведениях России. Вместе с тем, специалисты в области EIL (английский как международный) утверждают, что узнавать о культуре другой страны вовсе не означает принимать ее. Можно быть билингвом, но совсем необязательно принимать ценности другой культуры. Знать не означает безоговорочно принять. Именно в силу этого при обучении английскому языку в условиях EIL - возникает ситуация межкультурной коммуникации. В связи с этим появляется целый ряд вопросов, а именно: каким требованиям должен соответствовать преподаватель английского как международного, каким должен быть учебник английского языка, преимущественно каким вариантом должен быть lingua franca как инструмент межнационального общения, должен ли он походить на подобный инструмент, принятый Европейским Сообществом, какими правилами произношения, грамматики, выбором словаря следует руководствоваться при обучении английскому языку как международному и др.

Не претендуя на подробное изложение наших взглядов на названные выше вопросы, хотелось бы в общих чертах остановиться на некоторых из них. Известно, что в странах Восточной Азии предпочтение при выборе преподавателя английского языка отдается носителю языка. В этой ситуации и при наличии учебника, содержащего исключительно аутентичный материал (т.е. английский или американский) процесс обучения будет, по всей вероятности, основываться на обсуждении реалий и культуры англоговорящей страны с преподавателем-носителем языка. Такой подход будет в высшей степени желательным для тех, кто планирует дальнейшее обучение в англоязычной стране и длительное пребывание в ней. В случае, если аудитория не преследует таких целей, но хочет получить знания о том, как развивается бизнес, торговля, строительство и др. в разных странах мира (international target cultures), а не только в англоговорящих странах, оптимальным представляется построение учебника английского языка по принципу включения реалий культуры разных стран, о которых аудитория (в нашем случае представители Восточной Азии) будет дискутировать по-английски с преподавателем-носителем английского языка. В этом случае будет иметь место межкультурная коммуникация, и она будет осуществляться на грамотном английском языке. Именно в подобной ситуации английский язык будет являться механизмом международного общения, ведущим lingua franca в мире.

Вопрос о норме EIL также представляется исключительно важным, поскольку затрагивает интересы многих стран международного сообщества. Здесь мы имеем в виду т.н. экзонорму, то есть модель, определяемую на основе языка местных образованных слоев населения и приспособленную к функционированию в социокультурной ситуации данной местности. Это норма регионального варианта английского языка, отличающаяся от традиционного стандарта RP или GA. Многие страны, принявшие английский язык, ориентируются на нормы американского английского [5] как самого перспективного национального варианта, благодаря экономической и научно-технической мощи государства, поддерживающего этот вариант. По признанию ведущего отечественного лексиколога Л.П. Крысина, американизмы «находятся по существу на положении интернациональной лексики» [6]. Этому в немалой степени способствовало распространение американского кинематографа. Немалую роль играет американский туризм, субсидирования американским правительством учебно-образовательных и научных программ.

По мнению известных лингвистов, таких как К.Пратор, Д. Оберкромби, М. Хэллидей, П. Стривенс и др., языковая модель (норма) может быть признана в том случае, если она отвечает трем критериям: понятности (intelligibility), уместности (appropriateness)и эффективности общения (effectiveness). [7] Отклонения, встречающиеся чаще всего в результате интерференции родного языка в речи целого социума и служащие лингвистическим показателем региональной разновидности языка, допускаются в модель обучения этой разновидности языка [8], обучение не ради общения только с носителями американской и британской культуры, но с говорящими по-английски во всем мире. Представляется, что введение в учебные программы дисциплины “World Englishes”, отражающей общие основные региональные особенности английского языка в разных странах мира, отвечало бы названным выше критериям.

Из эксперимента, поставленного Л. Смитом и его коллегами в центре Восток-Запад Гавайского университета, в ходе которого английские тексты, наговоренные образованными дикторами из Великобритании, США, Японии, Филиппин, Папуа-Новой Гвинеи, Китая, Тайваня и Индонезии, и прослушанные также образованными слушателями из этих же стран, показал, что в этой международной аудитории самыми легко воспринимаемыми текстами были признаны тексты, наговоренные дикторами, для которых английский язык не был родным. [9]

По мнению Р. Куирка, такого рода «ядерный английский язык» [10], свободный от культурных, эстетических и эмоциональных коннотаций, сравнительно проще и легче для изучения, чем естественный английский язык; он коммуникативно адекватен и, следовательно, может являться продуктом образовательной системы и может поддаваться расширению или углублению в процессе последующего изучения по мере необходимости. Д. Кристал, тем не менее, высказывает предположение, что международный английский язык будет обладать такими чертами как: слоговой ритм, упрощенные структуры предложения, неиспользование фразеологических и просторечных выражений, более медленный темп, более четкая артикуляция звуков, обусловленная прежде всего отсутствием некоторых видов ассимиляции и пропусков звуков, типичных в речи тех, для кого английский язык является родным языком. [11] Претерпев определенные изменения в фонетической, грамматической и лексико-семантической системах, такой английский язык превращается в региональный вариант, обогащенный в результате контакта с китайским, корейским, японским и другими восточными языками.

По мнению Р. Оно, азиатский английский как региональная разновидность английского языка, будет служить не для выражения американской или британской культуры, а для выражения собственных мыслей и чувств народов этих стран. [12] Он будет служить языком-посредником в контактах между странами данного региона.

Немаловажным, на наш взгляд, представляется и тот факт, что у азиатов свой стиль изучения языка и обучения языку, с чем нельзя не считаться. Традиционно обучение EIL было преимущественно “teacher-centered”, “book-centered”. Отсюда знание рассматривается студентами из Восточной Азии как скорее нечто переданное им учителем, нежели добытое ими самими. Отсюда их предпочтение иметь авторитетного учителя, слово которого не подвергается сомнению и, соответственно, упражнения, которые предлагаются преподавателем, должны иметь только один правильный ответ, а не выбор из нескольких возможностей. Можно предположить, что в значительной степени именно этим и объясняется ориентация студентов-азиатов на преподавателя английского языка, который является носителем этого языка.

В данной статье мы затронули лишь некоторые аспекты функционирования английского языка в Восточной Азии. Представляется, что более подробный анализ английского языка как международного, его структуры, методов обучения этому языку, содержания учебника по языку и др. должно стать приоритетным в исследованиях лингвистов, специалистов по методике преподавания английского языка, политологов и др.

Литература:

  1. Sandra G., Savignon. Communicative Curriculum Design for the 21st Century. Forum, 2002, vol.40 # 1.

  2. Varieties of English in Asia. Ed. by Nobuyuki Honna, Tokyo, Kuroshio Shuppan, 1990, 326 p.

  3. Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language.- Cambridge, New York, Melbourne: CUP, 1995, p. 360

  4. Bolinger D. Language: The Loaded Weapon. London, Longman, 1980.

  5. Munro V.R. International Graduate Students and the Spread of English//World Englishes, 1996, vol.15, # 3, p. 337-345.

  6. Крысин Л.П. О причинах лексического заимствования//Русский язык в школе, 1965, № 3, с.12.

  7. Kachru B. The Academy of English: The Spread, Functions and Models of Non-native Englishes. – Oxford a.o., 1986, p.112.

  8. Strevens P. English as an International Language: Directions in the 1990s// The Other Tongue: English Across Cultures. – 2d ed./Ed. by B. Kachru.- Urbana & Chicago: University of Illinois Press, 1992, p. 40-41.

  9. Smith L. Spread of English and Issues of Intelligibility.// //The Other Tongue: English Across Cultures. - 2d ed./Kachru B. (ed.) – Urbana & Chicago, University of Illinois Press, 1992, - p.75-90.

  10. Quirk R. International Communication and the Concept of Nuclear English.//English for International Communication./ed.by C.Brumfit./Oxford, etc., 1972, p.19.

  11. Crystal D. Moving towards an English family of languages?//World Englishes: A festschift for Olga S. Akhmanova from her disciples, friends and colleagues/ Ed. by Alexandrova O.>Konurbayev M. – M.: Диалог – МГУ, 1998, с.92.

  12. Ono R. Asian varieties of English: Review.// World Englishes, 1992, vol. 11, #1, p.79.

Т.А. Жукова, Владивостокский институт международных отношений ДВГУ,

старший преподаватель кафедры рекламы и связей с общественностью

Особенности межкультурной коммуникации в рекламной деятельности

Межкультурная коммуникация может быть представлена как вербальной, так и невербальной формой. Вербальным средством коммуникации являются различные способы языкового общения. Язык как основной элемент межкультурной коммуникации эксплицирует личность говорящего, менталитет, традиции всего народа, а также «специфический культурный образ мира» [2: 157]. В силу этого между культурными представлениями разных народов неизбежен конфликт, создающий проблему межкультурной коммуникации. Проблема возникает вследствие того, что «значение слова не исчерпывается одним лишь лексическим понятием (денотацией слова), а в значительной степени зависит от его лексико-фразеологической сочетаемости и коннотации» [2: 162]. Особенно важен выбор стратегии межкультурной коммуникации в рекламной деятельности, при которой должны учитываться особенности прочтения рекламных текстов в аудитории с разными культурными ценностями.

Рекламная деятельность как коммуникативный процесс межкультурного общения строится на основе принципов организации языковых систем разных культур. Эффективным считается такой рекламный текст, который построен с учётом национально-культурного фона и характерной для данного языка формы выражения ментальных категорий.

Большая часть русской рекламы переводится с английского языка на русский с ошибками разного типа. Вероятно, рекламу нельзя просто переводить, нужно её адаптировать в инокультурной аудитории, создавая новую. Эту необходимость диктует тот факт, что рекламный текст, представляющий собой разработку концепции рекламирования товара, прежде всего маркирован как единица национально-культурная. Следовательно, при переводе рекламы необходимо соблюдать не только нормы языка-реципиента и языка-источника, но и приёмы создания образности, действующие в разных языках. Наибольшую трудность в этом отношении представляют рекламные тексты, построенные с использованием стратегий, которые основаны на употреблении преимущественно имплицитных средств. Имплицитная информация «в явном виде не выражается, но с необходимостью извлекается адресатом при интерпретации сообщения» [7: 550].

Максимального прагматического эффекта при адаптации рекламного текста можно достичь только при условии освоения концептов разных культур на нескольких уровня: вербальном (концептуальном; собственно языковом – лексико-стилистическом и структурно-синтаксическом) и невербальном.

На вербальном уровне формируются культурные концепты, которые могут быть как концептами-универсалиями, так и национальными концептами. Концепты-универсалии не нуждаются в «переводе»; национальные концепты (Красота, Воля, Совесть, Правда, Добро и др.), являющиеся основой рекламного текста, требуют адаптации. Русская ментальность, отличающаяся от восточной и западной, представляет собой евразийский тип сознания [10], который в свою очередь также неоднороден. Вероятно, внутри евразийского типа личности можно выделить личность дальневосточную, что неизбежно должно выразиться в формировании специфичных рекламных стратегий. Так, например, региональный компонент учитывается в социальной рекламе «Дальэнерго»: СВЕТ и ТЕПЛО – это жизнь... Всё в твоих руках. В слогане преднамеренно создаётся стилистический диссонанс реальной и ожидаемой объективной модальности.

Собственно языковой уровень межкультурной коммуникации включает случаи, при которых невозможно добиться полного соответствия текста в языке-реципиенте и в языке-источнике без потери образности. Примерами этому служат разнообразные приёмы создания выразительности: метафора, метонимия, аллюзия, цитация, прецедентные тексты, окказионализмы, языковая игра и др. (Из наших окон видно всё Приморье; «Приморских окон» негасимый свет; Колготки Filadorro – красота не требует жертв; Наихрустейшие чипсы; МАКСИМАльное решение; Будь в форме. Reebok). Однако если метафорический и метонимический перенос можно адаптировать в языке-реципиенте, выявив схожие ассоциативные связи, то окказионализмы «непереводимы», поскольку их появление обусловлено особенностями языковой системы (словообразовательными моделями, созвучиями и др.).

Невербальный уровень межкультурной коммуникации складывается из соответствия в разных культурных традициях семантики жеста, мимики, музыки, стиля (так, улыбка значима для русского и не значит ничего (часть культуры, норма) для американца).

Вербальный уровень межкультурной рекламной коммуникации характеризуется как интегральными, так и дифференциальными признаками. Интегральными признаками являются языковые характеристики рекламного текста, а именно структурные особенности. К дифференциальным признакам относятся социокультурные факторы, отражающиеся в языке рекламы. Нельзя считать, что структурные особенности рекламного текста вообще не зависят от культурного пространства. Очевидно, что связь языка и культуры прослеживается на уровне плана выражения и способа соединения тех или иных компонентов рекламного текста. Однако нельзя не согласиться с тем фактом, что существует достаточно устойчивая единая схема, по которой строятся рекламные тексты разных национальных групп.

Большинство рекламных текстов, вне зависимости от принадлежности их к тому или иному национальному пространству, имеют определённую структуру: заголовок (headline), в котором выражается основное рекламное обращение и основной рекламный аргумент; слоган (slogan), в котором содержится короткий лозунг или девиз, отражающий уникальное качество товара, обслуживания, направление деятельности фирмы чаще в прямой, иносказательной или абстрактной форме; основной рекламный текст (body, copy), развивающий аргументацию, посредством которой доказывается истинность заголовка и целесообразность его применения; эхо-фраза, которая повторяет основную мысль основного рекламного текста и придаёт завершенный вид всей рекламе.

Если на структурном уровне наблюдаются некие общие принципы построения рекламы, то на социокультурном уровне рекламный текст представляет собой чётко маркированную единицу, поскольку он «не только отражает ценностные установки и ориентиры данного социума, но и апеллирует к ним» [11: 7]. Апелляция в качестве сообщения о потребности, пробуждающее врождённое или латентное желание потребителя, создаётся при учёте национального компонента. Р.И. Мокшанцев рассматривает апелляции (или мотивы покупок) как «сложные психологические структуры, отдельные звенья которых зачастую не ясны самому потребителю» [6: 61]. Задачей рекламиста является выявление мотивов покупок в разных целевых аудиториях.

Так, некоторые рекламные тексты, построенные на основе тех или иных апелляций, в инокультурной аудитории требуют адаптации. Например, апелляция эгоизм (признание, одобрение) – рекламный слоган «Ведь Вы этого достойны» – в аудитории, представленной носителями азиатской и восточной культуры, не будет иметь должного эффекта. В то же время апелляции комфорт («С нами удобно»), экономия («Теперь входящие бесплатно») и некоторые другие понятны в любой инокультурной аудитории и не нуждаются в дополнительной адаптации.

Культурно обусловленным различием рекламной коммуникации является формирующаяся апелляциями система аргументации (способов убеждения): «система аргументации в любой публичной <...> коммуникации тесно связана с национальной культурой через содержание так называемых топосов («общих мест» данной культуры, т.е. нормативно-ценностных суждений относительно всех областей жизнедеятельности социума)» [3: 182]. В данном отношении политическая аргументация, в отличие от аргументации в сфере коммерческой рекламы, представляет собой механизм воздействия, вырабатывающийся в более строгом соответствии с социально-демографическими группами потребителей и в некоторых случаях не подлежащий адаптации в инокультурной аудитории. Политическая аргументация «испытывает непосредственное влияние мифов общественного сознания, резко ограничивающих набор возможных аргументов и, соответственно, сужающих множество возможных альтернатив разрешения проблемных ситуаций» [9: 113].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа курса «Россия между Востоком и Западом» Автор: д и. н. Л. В. Столярова Рекомендовано Одобрено на заседании кафедры всеобщей и отечественной истории

    Программа курса
    Требования, предъявляемые к студентам: 1. Знать историю России в пределах школьной программы и иметь представление о том, что отечественная история – часть всемирной истории, а потому владеть фактическим материалом об основных вехах всеобщей истории.
  2. Россия страна загадок! Ее загадочность кроется в ее предназначении - объединять Восток и Запад, Юг и Север, Прошлое (старое) с Будущим (новое)

    Документ
    В ночь с 13 на 14 января Россияне отмечают Старый Новый Год - праздник, непонятный для многих иностранцев. Никто толком на может сказать – чем же Старый Новый Год отличается от традиционного, привычного всем Нового Года? Конечно,
  3. Ридер национальные интересы россии в мире о понятии национального интереса: теоретические и методологические аспекты

    Закон
    Жизненно важные интересы – совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.
  4. Россия в истории мировой цивилизации

    Документ
    Америка. Никто в Евразии тогда еще не знал, что за океаном лежит огромный материк. А между тем, люди, перебравшиеся на него с Чукотки во время последнего оледенения, за четыреста веков заселили его весь - от Аляски до Огненной Земли
  5. А. Г. Дугин Обществоведение для граждан Новой России

    Документ
    Общество (как и человека) можно изучать с разных позиций, и поэтому в категорию «социальных наук», «наук об обществе» выделен целый ряд научных дисциплин.
  6. Взаимодействие и синтез художественных моделей Востока и Запада в искусстве фарфора в России конца XVII начала XIX столетий 17. 00. 04. Изобразительное, декоративно-прикладное искусство и архитектура

    Автореферат
    Предлагаемая диссертация посвящена фарфоровому искусству в России конца XVII – начала XIX вв., тому времени, когда художественные традиции Востока активно взаимодействовали с европейскими, а стилистика произведений была связана и

Другие похожие документы..