Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Направляем вам ежедневный обзор российских средств массовой информации по общеполитической и социальной тематике. Обращаем ваше внимание на то, что в...полностью>>
'Документ'
крейда чи вапно - , дерев'яні панелі - 3, синтетичні матеріали - 4 3 Підлога покрита: фарбою - 1, мастикою - Наявність штор на вікнах: так - 1, ні - ...полностью>>
'Документ'
Работать со взрослым человеком в профессиональном плане тяжело. Поставить ему правильно движение, научить управлять мячом, заставить более или менее п...полностью>>
'Документ'
Вам юным гражданам России предстоит «открыть» дверь в новом веке и жить в третьем тысячелетии. И от того, какими вы вырастете, во что будете верить, ...полностью>>

Главная > Диссертация

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

На правах рукописи

Шевяков Евгений Григорьевич

Героическое в поэзии В.С. Высоцкого

Специальность 10.01.01 – русская литература

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Сухих Станислав Иванович

Нижний Новгород – 2006

Содержание

Введение 3

Глава 1. Эстетическая природа героического 11

1.1. Общие замечания 11

1.2. История героики 12

1.3. Содержание категории героического 38

1.4. Резюме 49

Глава 2. Типология героики в поэзии Высоцкого 51

2.1. Военная тема 53

2.2. Героизм уголовника в «блатном цикле» 63

2.3. Героика будней 71

2.4. Героизм и игра: спортивная тема 75

2.5. Героика прошлого 77

Глава 3. Поэтика героического у Высоцкого 82

3.1. Формы выражения авторского сознания 82

3.1.1. Вопросы методологии 82

3.1.2. Формы выражения авторского сознания в поэзии Высоцкого 93

3.1.3. Резюме 108

3.2. Особенности хронотопа 111

3.2.1. Изоляция 111

3.2.2. Категории направления 137

3.2.3. Резюме 153

3.3. Проблема циклизации 156

Заключение 185

Библиография 197

Источники 197

Научная литература 198

Введение

Настоящая диссертация посвящена изучению воплощения категории героического в поэзии Владимира Высоцкого. Исследуется специфика геро­ического как содержательной эстетической категории, создан рабочий вари­ант типологии героического в поэзии В. Высоцкого, анализируются особенности воплощения героического в различных проблемно-тематических пластах поэзии Высоцкого на примере таких важных составляющих поэти­ческой системы, как формы выражения авторского сознания, хронотоп, тенденция к циклообразованию. В работе утверждается многогранность поэзии Владимира Высоцкого, чье творчество развивалось в русле трех основных эстетических доминант: героического, трагического и сатирического. Возможно, именно наличие героической составляющей делало и дела­ет поэзию Высоцкого такой притягательной для читателей его стихов и слу­шателей его песен. Существующие исследования творчества поэта обычно заостряют внимание на трагических и сатирических произведениях, героиче­ское в поэзии Высоцкого до сих пор не изучалось как самостоятельная на­учная проблема, хотя наличие сильного героического элемента в поэзии Вы­соцкого констатировалось еще в 1991 г. Диссертация восполняет этот пробел.

Актуальность исследования заключается в том, что к настоящему времени назрела необходимость выработки объективного представления о творчестве Владимира Высоцкого и его месте в истории русской литературы ХХ века. Высоцкого нельзя назвать центральной фигурой в русской поэзии 60–70-х гг. ХХ века, однако он занимает вполне достойное место в кругу поэ­тов-современников. Филологическое изучение творчества Высоцкого насчи­тывает уже более 20 лет – с момента публикации статьи С.И Кормилова1. Однако для 1980-х гг. в целом характерны лишь первые подступы к изучению творчества поэта: в основном публиковались статьи публицистического и критического характера. Поклонники Высоцкого стремились посмертно ввести поэта в круг «большой литературы», противники всеми силами доказывали обратное, подчас прибегая к нечистым приемам. Т.е. в большинстве статей речь поначалу шла только о том, считать Высоцкого поэтом, или нет. Показательна дискуссия «Обсуждаем наследие В. Высоцкого» на страницах журнала «Вопросы литературы»2, где были приведены две полярные точки зрения и предпринята попытка найти «золотую середину». Однако параллельно развивалось и филологическое изучение поэзии Высоцкого – в 1988 г. состоялась первая научная конференция, в 1990 – вторая3.

После распада СССР исчезли цензурные ограничения, и это не могло не сказаться на количестве публикаций. Критико-публицистическая линия нашла свое продолжение и благополучно существует до сих пор4. Научное осмысление творчества Высоцкого в общем выиграло от снятия цензурного пресса: появились обстоятельные статьи в серьезных изданиях5, а затем и монографии6, – хотя не обошлось и без «издержек», подобных статье И. Намакштанской в журнале «Русская речь»7.

На несколько лет центром изучения творчества Высоцкого стал музей поэта в Москве, точнее – Государственный культурный центр-музей В.С. Высоцкого, где с 1997 по 2003 г. были проведены три международные конференции по творчеству поэта, изданы семь выпусков альманаха «Мир Высоцкого: Исследования и материалы» (не считая многочисленных приложений). К сожалению, после 2003 г. научное направление работы ГКЦМ было в значительной мере свернуто. Однако и при отсутствии такого центра научное исследование творчества Высоцкого развивается достаточно интенсивно. Выходят статьи и книги, защищаются диссертации8. Можно констатировать, что наряду с таким направлением, как исследование отдельных произведений или их групп (выявление интертекстуальных связей, анализ поэтического языка и художественной структуры произведений) все увереннее заявляют о себе исследования обобщающего характера (начало которым было положено монографиями 1990-х гг.)

Вместе с тем иногда некритическое отношение к творчеству поэта приводит к завышенной оценке некоторых произведений и к абсолютизации одних тенденций его творчества в ущерб рассмотрению других. Однако без объективного представления о творчестве Высоцкого невозможно определение того места, которое поэт занимает в истории русской литературы ХХ века. Выяснение роли героического в поэтике Высоцкого является необходимым этапом в достижении этого.

Научная новизна работы заключается в том, что это первое целостное исследование героического в поэзии Высоцкого, несмотря на то, что данная проблема была сформули­рована пятнадцать лет назад. «Главная тема всего его творчества – поиски в жизни героического начала, тоска по нему, страстное желание увидеть его воплощенным»9. Этот тезис был лишь продекларирован, но не был конкретизирован в специальном исследовании. Должного внимания проблема не получила – она затрагивается, как правило, только при изучении произведений с военной тематикой, то есть рассматривается как один из частных аспектов в творчестве поэта.

«Оттепель» эпохи 1960-х ознаменовалась значительным оживлением общественной жизни. «Качественные изменения в культуре требуют поиска нового типа человека, адекватного изменяющемуся миру. В условиях хаоса и аномии герой выступает духовным ориентиром для общества…»10 Каждая эпоха видит в творчестве любого художника, можно сказать, свое отражение. 1990-е годы в истории России можно скорее назвать «смутным временем», чем «героической эпохой». Специальное исследование по проблеме трагического в поэзии Высоцкого11 было выпущено именно в середине 1990-х гг., героическое же в течение долгого времени оставалось «в тени».

Таким образом, в данной диссертации героическое начало впервые рас­сматривается как одно из доминантных в творчестве поэта. Соответственно впервые выявлены формы и специфика его художественной реализации в поэтике Высоцкого.

Объектом исследования является поэзия Владимира Высоцкого, лирические и лиро-эпические произведения. Определенную сложность представляет наличие нескольких вариантов у многих произведений Высоцкого, поэтому в качестве текстологической базы для исследования выбрано издание, наиболее авторитетное с текстологической точки зрения (530 поэтических текстов)12. Прочие источники, перечисленные в библиографии, являются вспомогательными. Предмет исследования – особенности поэтики Высоцкого, связанные с воплощением содержательной эстетической категории героического в его поэзии.

Цель работы рассмотрение героического как одной из эстетических доминант поэзии Высоцкого, определяющих черты его поэтики. В соответствии с этим ставятся следующие задачи:

1) осветить ряд теоретических проблем, связанных с вопросами эстетической природы и сущности героического;

2) проследить, как реализуется героическое в поэзии Высоцкого, каким тенденциям в развитии данной категории отвечает эта реализация;

3) рассмотреть влияние героического как эстетической доминанты творче­ства Высоцкого на конкретные особенности его поэтики: формы выражения авторского сознания, хронотоп, как структурообразующий элемент художе­ственного мира, тенденцию к циклообразованию.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1) Героическое является одной из художественных доминант поэзии Владимира Высоцкого, наряду с трагизмом и сатирой, которые обычно акцентируются в творчестве поэта исследователями.

2) В поэзии Высоцкого можно выделить несколько проблемно-тематических пластов, связанных с воплощением героического: «военная» и «уголовная» темы, «героика будней», «спортивная» тема, «героика прошлого».

3) Для этих проблемно-тематических групп свойственны различные способы функционирования нескольких основных составляющих поэтической системы Высоцкого. Это формы выражения авторского сознания, хронотоп как структурообразующий элемент художественного мира произведений, а также тенденция к циклообразованию.

Научно-теоретическая ценность работы заключается в том, что материалы и выводы исследования вносят вклад в изучение русской литературы ХХ века и восполняют пробел в отечественном литературоведении, касающийся исследования творчества В. Высоцкого. Полученные выводы создают базу для дальнейшего исследования творчества Высоцкого и определения его места в истории русской литературы ХХ века.

Практическая значимость определяется тем, что материалы диссертации могут быть использованы при разработке спецкурсов по творчеству Высоцкого и по современной поэзии в целом, общих курсов по истории русской литературы XX века. Рабочая концепция героического, предложенная автором, может быть использована для дальнейшего изучения сущности и места героического в системе эстетических категорий.

Личный вклад автора в разработку темы состоит в следующем.

  1. Диссертация представляет собой первое специальное целостное иссле­дование героического в поэзии Высоцкого со дня постановки проблемы.

  2. Обобщены работы отечественных и зарубежных ученых, посвященные творчеству В. Высоцкого, а также теоретическим проблемам героичес­кого. Ряд зарубежных работ вводится в научный оборот впервые.

  3. Для решения практических задач создана рабочая концепция героического как эстетической категории.

  4. Доказано, что героическое является одной из эстетических доминант поэзии Высоцкого, наряду с трагизмом и сатирой.

  5. Создана рабочая концепция типологии героического в поэзии Высоцкого.

  6. Выявлено влияние категории героического на такие важные состав­ляющие поэтической системы Высоцкого, как формы выражения авторского сознания, хронотоп, тенденция к циклообразованию.

Достоверность полученных результатов обеспечивается методологической обоснованностью теоретических положений, применением комплекса взаимодополняющих методов исследования, привлечением широкого круга источников с опорой на достижения отечественных и зарубежных ученых в области литературоведения.

Методологической основой диссертации являются исследования в области эстетики, а также теории литературы. «Эстетика» Г. Гегеля послужила отправной точкой в разработке теоретической базы исследования и оказалась актуальной при выяснении природы героического на одной из стадий развития категории. Отдельно стоит отметить учение о «внутренней форме» художественного произведения А. Потебни, ставшее опорой при анализе эс­тетического освоения героики в поэзии Высоцкого, а также метод структурного анализа художественного произведения, разработанный Ю. Лотманом.

В целом же для выполнения поставленных задач использовался комплекс методов. Для прояснения эстетической природы героического применялся метод дедуктивного обобщения существующих исследований категории, результаты которого верифицировались с помощью сравнительно-исторического метода. Для построения периодизации развития и типологии исторических модификаций героики – социологический метод литературоведения. Для исследования реализации героического в поэзии Высоцкого – сравнительно-сопоставительный метод, отчасти биографический, а также методология структурного анализа поэтического текста.

Апробация общей концепции работы, а также отдельных ее аспектов состоялась на конференциях различного уровня, в частности, на Междуна­родной научной конференции «ХХ лет без Высоцкого» (Москва, 2000), Меж­дународной научной конференции «Владимир Высоцкий: взгляд из XXI века» (Москва, 2003), IX Нижегородской сессии молодых ученых (Н. Нов­город, 2004), Международной научной конференции «Лингвистические осно­вы межкультурной коммуникации» (Н.Новгород, 2005), Грехневских чтениях (Н. Новгород, 2001, 2005), II Международной конференции «Кон­цепт и культура» (Кемерово, 2006). По теме диссертации опубликовано 8 работ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии, насчитывающей 196 наименований, из них 16 на иностранных языках.

Глава 1. Эстетическая природа героического

1.1. Общие замечания

Героическое относится к содержательным эстетическим категориям и имеет важное значение в сфере собственно эстетической и художественной. Не будет большой ошибкой сказать, что эта категория присутствует в искусстве с момента его появления. Без представления о герое и героическом невозможно существование литературы и театра. Понятие героического «обладает многообразными связями с различными категориями эстетики»13. Однако героическое – сложная и широкая категория, она имеет не только эстетический смысл, но относится также и к области нравственности. В той мере, в какой искусство является отражением действительности, вопрос о героическом – эстетической категории – неотделим от вопроса о героизме – варианте человеческого поведения и отношения к миру.

Для понимания героической составляющей поэзии Владимира Высоцкого нам необходимо определить инструмент, которым мы будем пользоваться, т. е., очертить то содержание, которое свойственно категории героического и тем литературным произведениям, в которых она проявляется. Но постижение сущности героического невозможно без рассмотрения того развития в содержании эстетической категории героического, которое она претерпела в процессе своей исторической эволюции.

Во-первых, предыдущие стадии развития категории служат ключом к пониманию ее современного содержания (хотя сводить категорию в целом к этому «архетипу» неправомерно). Во-вторых, они оставляют свои следы в содержании героики – в поэзии Высоцкого, как мы увидим далее, такие следы присутствуют. В-третьих, создавая произведения на историческом материале, художник пытается проникнуться сознанием эпохи. В нашем случае это ведет к своего рода «воскрешению» (в более или менее чистом виде) вариантов героического, более древних, чем современный. В поэзии Высоцкого можно найти не один яркий пример такого «диалога эпох».

Выделив основные стадии развития категории героического и ее характерные черты на каждой из них, мы перейдем к выяснению эстетической сущности героического. Следует заранее оговорить тот момент, что объект исследования ограничен западно-европейской и русской традициями, поскольку именно они наиболее отчетливо проявились в творчестве Высоцкого. Поэт тонко чувствовал различия национальных вариантов понимания героического, одинаково ярко изображая в своих произведениях героические времена и русской, и европейской истории. Восточные же представления о мире, как можно судить по некоторым произведениям, были для поэта загадочными, иногда Восток приобретал в его творчестве негативные коннотации.

Развитие философско-этических концепций героического не однажды способствовало появлению новых вариантов героического как эстетической категории и новых вариантов ее художественного воплощения. История осмысления героического довольно хорошо изучена14, поэтому в настоящей диссертации мы не будем заново рассматривать этот вопрос; существующие исследования помогут нам проследить развитие героического и выделить основные стадии эволюции этой эстетической категории.

1.2. История героики

Впервые категория героического была описана на материале античных эпических поэм (понятие «века героев» у Дж. Вико и Г. Гегеля). Но героика существовала и раньше, и позже античных времен, изменяясь и развиваясь. Существующие исследования позволяют выявить ее архаический первоисточник и проследить историю развития этой категории, выделив несколько исторических модификаций.

Исследуя наиболее древние пласты героической поэзии германских народов, А.Я. Гуревич отмечает, что «героическую поэзию привлекали в истории не победы и триумфы, но неудачи, поражения, гибель исторических персонажей, ‹…› рассматриваемых один на один со своею судьбой»15. Важно не только активное приятие германским героем своей судьбы, но и ее «выращивание»: герой сам активно участвует в создании трагической ситуации, принимая «безмотивное решение, являющееся для него, тем не менее, единственно возможным…»16. При этом поступки героя зачастую поражают жестокостью, не объяснимой рационально или психологически.

Гуревич возводит «выращивание» судьбы с его немотивированными избыточными поступками к архаическим ритуалам, а именно – к ритуалу жертвоприношения. Истоки архаической героики древнейших пластов германской эпической поэзии следует искать «не в глубинах души свободной личности, ‹…› а в суровой несвободе архаического общества»17. Выводы, полученные А. Гуревичем применительно к германской героической поэзии, возможно экстраполировать, как представляется автору диссертации, на категорию героического в целом, поскольку они не противоречат данным об истории развития человеческого общества, а также подтверждаются наличием элемента жертвенности во всех позднейших вариантах героики.

В архаическом обществе отдельный человек ничего не значил по сравнению с судьбой рода. Поскольку орудия труда были рассчитаны на мускульную силу одного человека, объединение в общину было единственным способом выжить. Никакого понятия о самоценности личности не существовало, личность как таковая еще не выделилась из рода. Для выживания рода можно было пожертвовать любым его членом. Таким образом, ритуал жертвоприношения можно считать попыткой фиксации и осмысления в общественном сознании реальных условий жизни общества.

Суровые условия архаического общества уходили в прошлое, но отраженный и освященный ритуалом образец поведения продолжал существовать, изменяясь соответственно развитию человеческого сознания. Однако следы архаики, подобные обнаруженным в германских героических сказаниях А. Гуревичем, можно отыскать и в других образцах героической поэзии. Вероятно, к ним нужно отнести такое «темное» место поэмы «Беовульф», как пауза, которую выдерживает главный герой при появлении Гренделя и которая стоит жизни одному из его спутников. Аналогичный момент можно найти в греческом эпосе: первому сошедшему на берег Трои суждена гибель; это создает заминку при высадке, но Одиссей увлекает всех за собой, хитростью избежав гибели. Подобные следы архаики становятся частными моментами в классической героической поэзии, добавляющими яркий штрих к героическому содержанию или воспринимающимися как «темное» место.

Одновременно с развитием героизма эволюционировал и способ эстетического осмысления этой поведенческой модели. Следующим после архаики этапом в развитии категории героического является героизм мифологического «культурного героя».

«Культурный герой, – читаем в энциклопедии «Мифы народов мира», – мифический персонаж, который добывает или впервые создает для людей различные предметы культуры ‹…›, учит их охотничьим приемам, ремеслам, искусствам, вводит определенную социальную организацию, брачные правила, магические предписания, ритуалы и праздники. В силу недифференцированности представлений о природе и культуре в первобытном сознании ‹…› культурному герою приписывается также участие в мироустройстве: вылавливании земли из мирового океана, установление светил, регулирование смены дня и ночи, времен года, приливов и отливов, участие в создании, формировании и воспитании первых людей»18.

Культурный герой – мифологическое обобщение человеческого родо-племенного коллектива и его творческой деятельности, это древнейший герой фольклора. По мере превращения первобытного мифа в религиозную легенду он может стать персонажем божественного порядка. На другой линии эволюции, в поэтическом народном творчестве, он превращается в эпического героя19. От архаического героя-жертвы культурного героя прежде всего отличает его активность, он борется с «хозяевами стихий» и побеждает их. Элементы пассивной жертвенности сохраняются (например, страдания героев прометеевского типа; самоубийство Одина ради обретения мудрости уже несет в себе активное начало), но определяющим является все же пафос первых побед человека над природой.

По мере совершенствования орудий труда; с началом использования энергии воды и ветра, с приручением животных, отдельный человек смог самостоятельно добывать средства к существованию. Родо-племенная форма организации общества стала отмирать, появились понятия семьи и собственности. В этот период и возникает то, что можно назвать классическим героизмом античных эпосов; это и есть «век героев» Дж. Вико и Гегеля. По Гегелю, «героическое состояние мира» в эпоху Древней Греции характеризуется субстанциональной связью личности и общества, частного и целого. Общегосударственные и общественные цели и задачи герои выполняют как свои собственные и личные. «Цель их – правовая, необходимая и государственная, и они осуществляют эту цель как свое личное дело. Герои, основывавшие государства, введшие брак и земледелие, не делали этого, разумеется, как признанное право, и эти действия представляются еще как их особенная воля…»20

Концепция Гегеля, идеалистическая (дедуктивная) по своему характеру и методу, подтверждается, как и точка зрения А. Гуревича, историческими данными. П. Лафарг, исследуя происхождение героического идеала, показал связь моральных норм героического в Древней Греции с социальной базой, лежавшей в основании этого общества. «Собственность была тогда требовательна; она требовала от своего владельца определенных физических и моральных качеств; самый факт владения собственностью заставлял предполагать, что владелец обладает доблестями героического идеала...»21 Пока не существовало государства, способного защитить его собственность, человек должен был рассчитывать только на себя, – отсюда и проистекало ощущение того, что весь мир является результатом его поступков. «…В эпоху героев, когда индивид, по существу, составляет нераздельное единство с исходящим от него и потому принадлежащим ему объективным миром, субъект хочет быть исключительным виновником всего, что он совершил, и считает себя единственным источником всего совершившегося»22.

Гесиод называет героями поколение полубогов, живших между «медным веком» и «железным веком» и сгинувших в кровавых войнах. Герои, подобные Гераклу, совершают величественные подвиги, часто даже нарушают волю богов и вступают с ними в борьбу. Гесиодовская концепция пяти веков может быть рассмотрена как мифопоэтическое отображение исторической концепции, которая в целом соответствует действительности. В эпоху перехода от бронзового века к железному на исторической сцене появляются молодые народы, которым овладение обработкой железа позволило бросить вызов стареющим государствам бронзового века. Это был период грандиозных свершений, на многие века определивший течение истории.

В греческих городах существовали культы героев, которым поклонялись, как богам. Эти культы появились на переломе эпох и были инструментом осмысления прошлого и формирования групповой идентичности в новых социальных условиях23. Античные герои являлись предметом подражания на протяжении всей европейской истории – однако среди героических культов античной Греции можно найти не только благих героев, но и так называемых «героев-вампиров»24. В эпоху эллинизма культ героев становится почвой для прижизненного обожествления правителей: на греческий культ героев-эпонимов и героев-спасителей наложились восточные представления о живом царе-боге25.

Синкретическое сознание античности кроме мифологических и религиозных представлений о героях выработало этико-эстетическую категорию, весьма близкую к сущности героического. Это идеал калокагатии, выразившийся в греческой лирике, например, у Пиндара. «Тут перед нами то характерное смешение и наивное синтезирование физических благ с идеально возвышенным строем человеческого духа, которым как раз и характеризуется классическая Греция. ‹…› Калокагатийный человек силен, бодр, весел, красив, здоров. Он – борец, герой, атлет, равно как и поэт, музыкант, художник. Но он же и человек меры. ‹…› …Не богатство и слава владеют им, а он владеет ими, и он над ними всегдашний господин».

Классический идеал калокагатии был порожден кратковременной гармонией элементов аристократии и демократии в греческом полисе середины V в. до н. э. – уже в период эллинизма калокагатия понимается как результат изощренной моральной подготовки, вплоть до стоической аскезы. Для средневековых мыслителей прекрасное (pulchrum) и доброе (honestum) представляют уже совершенно самостоятельные ценности и зачастую исключают друг друга. Калокагатия привлекала, но воспринималась как идеал, уходящий в прошлое26.

Аналогичный период формирования новой структуры миропорядка можно выделить и в раннем Средневековье. Но этот период не был продолжительным (по-видимому, как и в античности). Новые общественные отношения установили определенные границы для необузданной самодеятельности классического героя-воина. Так, в германских семейных сагах, в отличие от героических сказаний, мерой поступков героя является не относительно примитивная воинская героика (которая, согласно А. Гуревичу, несет следы архаических ритуалов), а более сложная этика, учитывающая разнообразные взаимоотношения между людьми в обществе. На смену избыточности и моральной простоте ритуализованной героики приходит имплицитно выраженное требование гибкости и умеренности. «Вот почему героическое сказание обычно заканчивается на ноте индивидуального величия, тогда как сага, ‹…› всегда заканчивается умиротворением и восстановлением социального баланса»27.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Русская рок-поэзия (2)

    Документ
    В очередной выпуск сборника, подготовленный совместно кафедрой теории литературы Тверского государственного университета и кафедрой риторики и межкультурной коммуникации Уральского государственного педагогического университета, вошли
  2. На разрыв аорты. (1960 1980. Песни-баллады В. Высоцкого)

    Документ
    Главным его инструментом, его визитной карточкой был голос. Мгновенно узнаваемый, несущийся из окон на любой городской или деревенской улице, на стройке, на пляже, в поезде - где угодно, хоть в тюрьме, причем по обе стороны решетки.
  3. Поэзия Великой Отечественной войны и послевоенного времени 9 класс подготовила учитель русского языка и литературы Дынина Марина Александровна г о. Тольятти 2011 Аннотация методическая разработка

    Методическая разработка
    Методическая разработка представляет собой урок - пресс-конференцию, посвященный поэзии Великой Отечественной войны и послевоенного времени. Урок рассчитан на 2 часа.
  4. «Поэзия прекрасная страна»

    Документ
    Вед. Почему человек пишет стихи? Потому что не может не писать. Поэзия не профессия, но особое восприятие мира. Рождение стиха – всегда удивительная тайна – даже для само-
  5. Русская рок-поэзия (1)

    Документ
    Двенадцатый выпуск сборника «Русская рок-поэзия: текст и контекст» подготовлен совместно кафедрой теории литературы Тверского государственного университета и кафедрой риторики и межкультурной коммуникации Уральского государственного

Другие похожие документы..