Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Пояснительная записка'
Программа разработана на основе Федерального государ­ственного образовательного стандарта начального общего обра­зования, Концепции духовно-нравствен...полностью>>
'Документация об аукционе'
Понятия, термины и сокращения, использующиеся в настоящей документации об аукционе, применяются в значениях, определенных Федеральным законом от 21.0...полностью>>
'Реферат'
Психолингвистика – это наука, изучающая процессы речеобразования, а также восприятия и формирования речи в их соотнесении с системой языка. Получаетс...полностью>>
'Аннотированный список'
Образование выступает историко-культурным феноменом менталитета общества,его сознания.В образовании создаются предпосылки для выявления и развития тв...полностью>>

Тема. Прием метафоры и языковые средства его выражения в сказке-были М. М

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ТЕМА. Прием метафоры и языковые средства его выражения в сказке-были М.М.Пришвина «Кладовая солнца»

Работу выполнили:

Башлычева Диана – ученица 6 класса

Бурматова Ксения – ученица 6 класса

Ясаева Амина – ученица 6 класса

Серещенко Виктория – ученица 7 класса

МОУ «Стуковская сош»

Павловского района

Алтайского края

Руководитель:

учитель русского языка и литературы

Роговенко Татьяна Анатольевна

2010г.

В произведении М.Пришвина проблема «человек и природа» решается как важнейшая социальная проблема, имеющая исключительно большое значение для современности и грядущих лет. Писатель показывает природу с различных точек зрения: и как реальное окружение человека, и как материал труда, и как эстетический объект, и как средство раскрытия человеческих характеров.

Глубокое понимание природы, её жизни и взаимосвязь с жизнью человека позволила Пришвину сделать природу главным «героем» своих литературных произведений. В этом заложен глубокий философский смысл, связанный с идеей единства всего живого на земле, которую писатель проводил в каждом своем произведении.

Одна из особенностей типизации природы в повествовании М.Пришвина – её одухотворение. Средством создания образа у Пришвина, как правило. Служит метафора в самых разных масштабах и разновидностях. Сама по себе метафора – не новое средство поэтики. Специфика пришвинского метафорического образа в том, что материал его – особый и всегда один. Писатель открывает нам то, что невидимо для нас происходит рядом – в лесу и в поле, на болте и на озере, в любой части страны.

Как же конкретно выглядит пришвинское одухотворение природы в её «личном» выражении? Рассмотрим на примере сказки-были «Кладовая солнца»

«Кладовая солнца»… Почему так назвал Пришвин своё произведение? Кладовая – это место, где сосредоточены какие-нибудь природные ценности. Солнце является источником, средоточием чего-либо ценного, высокого, жизненно необходимого. Так что же это за ценности, которые скрывает Блудово болото? В тексте читаем:

«… болото становится кладовой солнца, и потом вся эта кладовая солнца, как торф, достается человеку в наследство».

Только ли? Прочитав произведение, убеждаешься, что не только торф является кладом. Кладом поистине являются люди, которые живут в районе города Переяславль-Залесского и окружают своей добротой детей-сирот Митрашу и Настю. Клад – это и сами дети: Настя – «золотая курочка» и Митраша – «мужичок в мешочке».

Название болота – Блудово – уже с первых строчек сказки–были заставляет нас насторожиться: кто-то здесь должен заблудиться. Да и рассказчик заставляет обратить внимание на название:

«Блудово болото, где и мы сами (т.е. взрослые люди, опытные) не раз тоже блуждали».

По поводу названия «Слепая елань» тоже даны пояснения в тексте:

«…Это оказалась елань («то же самое, что зимой в пруду прорубь» - поясняет автор). Называлась елань Слепой, потому что по виду её невозможно узнать».

Как видим, каждое слово у Пришвина живое.

«…цель… - увидеть существа, себе подобные: они так же рождаются, растут, чувствуют различные коллизии, умирают».

Более всего поэтизируется у Пришвина мир растений.

М.М.Пришвин как художник нашел множество возможностей показать конкретную, выразительную основу для одушевления. Он изображает биологический процесс и призывает видеть в нем то, что напоминает о жизненных ценностях людей.

4 глава сказки-были начинается с описания двух необычных деревьев – сплетенных корнями сосны и ели. Ветер-сеятель забросил их семечки в одну ямку.

«Деревья разных пород боролись между собой корнями за питание, сучьями за воздух и свет. Поднимаясь всё выше, толстея стволами, они впивались сухими сучьями в живые стволы и местами насквозь прокололи друг друга… деревья так стонали и выли на всё Блудово болото, как живые существа»

У Слепой елани стояли редкие, маленькие, уродливые и заплесневелые елочки: кислая почва не давала им расти и корявые елочки-старушки, пропуская между собой мальчика с ружьем, очень волновались. Когда дети пошли по разным тропам, то, предчувствуя беду, сплетенные сосна и ель жалобно застонали, зарычали на всё Блудово болото. Предвосхищая то недоброе, что случится с Митрашей, М.Пришвин повествует:

«Среди звуков стона, рычания, ворчания, воя в это утро у деревьев иногда выходило так, будто где-то горько плакал в лесу потерянный или покинутый ребенок».

Взволнованная помрачневшая природа как бы предупреждает Митрашу, что его подстерегает большая беда.

Именно деревья скрипом своим разбудили у Травки тоску по человеку и заставили её пойти в лес, что в конечном счете и спасло Митрашу.

Пришвин стремится увидеть в природе что-то родственное человеку, он воспринимал человека как часть природы. Поэтому с помощью поэтической догадки можно узнать мысли животных и птиц. Причем им, как и образам людей. Присуща четкая индивидуализация.

Может быть именно поэтому почти всем птицам Пришвин дает имя собственное: Тетерев, Дикий Селезень, Выпь, дикая утка Кряква, птичка Снегирь, кулик Кроншнен, Белая Куропатка, Косач-токовик.

Писатель замечает, что слово, как мы, птицы сказать не могут, и поэтому им приходится выпевать, выкрикивать, выстукивать. Для передачи их речи художник вводит ассонансы и аллитерации. В пришвинском лемму бормочут, чуфыкают, шваркают, крякают, тетекают.

«Чуф-ши», - кричит тетерев, встречая солнце, «кар-кар-кекс», - дает он сигнал к драке.

«…Ворона… в ожидании самца залегла в гнезде, была тише воды, ниже травы. И вдруг увидев летящего обратно самца, крикнула свое:

- Кра!

Это означало у нее:

- Выручай!

-Кра! – ответил самец в сторону тока, что ещё неизвестно кто кому оборвет круты перья.

Самец, сразу поняв, …

«чуф» - по-тетеревиному, скорее всего, значило солнце, а «ши», вероятно, было у них наше «Здравствуй».

Мы может предположить, что, не наделив воронов и сорок именами собственными, Пришвин хотел показать своё отрицательное отношение к этим птицам, поместив их в стан «врагов Митраши». Об этом говорят и следующие строки:

«И очень умные на всякое поганое дело сороки смекнули…»

Сторожевой черный ворон известил глуховатым, но громким криком «Дрон-тон»

свою подругу … о том, что к болоту приближается маленький человек и что, может быть, будет пожива. Сороки, услышав перекличку воронов, тоже застрекотали в надежде на скорую поживу.

«…сидя на верхних пальчиках елок, тонкие, носатые, длиннохвостые, стали трещать, одни вроде:

- Дри – ти – ти!

Другие:

- Дра-та-та!

- Дрон – тон! – крикнул ворон сверху».

Но всё покрывает «особый, торжественный крик журавлей, встречающих солнце».

«… вдруг стало свежо и бодро, как будто вся земля сразу умылась, и небо засветилось, и все деревья запахли корой своей и почками. Вот тогда как будто над всеми звуками вырвался, вылетел, и всё покрыл особый, торжествующий крик, похожий, как если бы все люди радостно в стройном согласии могли закричать:

- Победа, победа!

- Что это? – спросила обрадованная Настя.

- Отец говорил: это так журавли солнце встречают. Это значит, что скоро солнце взойдет».

Вороны, сороки говорят своим языком, перекликаются на своем языке чибисы, кулики. Когда солнце нижним золотым краем коснулось земли, запел свою красивую песенку маленький певчий дрозд-белобровик, несмело затоковал на деревьях Косач-токовик, приветливо закричали журавли, но не как утром, а как-то иначе, будто звали ко сну, говоря:

«Мы вас всех скоро разбудим, разбудим, разбудим».

Звуковому изображению рассветного часа в 3 главе (перекличка птиц) соответствует цветовое изображение в 4 главе:

«Тетерев как будто стал расцветать в лучах восходящего солнца. На голове его гребешок загорелся огненным цветком».

Но и тут нет мира – на ветвях сросшихся деревьев враждуют вороны с тетеревом, а у токующих тетеревов своя драка.

М.М.Пришвин на протяжении всей творческой жизни спешил в царство гармонического, увлекая за собой своё творение: душу природы. В результате зло потеснено, психологию его персонажей образуют, прежде всего, гуманные свойства. Собаки – пример удивительной самоотверженности и преданности людям.

Собака Травка в пришвинской сказке это не просто представитель «доброй», «очеловеченной» природы. Ей принадлежит едва ли не ведущая роль в раскрытии основной идеи произведений. Не случайно почти все философские рассуждения автора на тему «правды истинной» сосредоточены в главах, повествующих о Травке.

«Представитель» природы – собака – здесь выступает в качестве зеркала человека, отражающего самые добрые, лучшие, по мнению Пришвина, качества последнего.

«…До того близок был живым существам этот стон и вой сосны и ели, что одичавшая собака…услыхав его, выла от тоски по человеку…»

«…этот плач не могла выносить Травка…деревья животному напоминали о его собственном горе».

«…собака сразу поняла человека»

«Перед Травкой встала трудная задача»

«Травка…сразу поняла…»

«А Травка переселилась в картофельную яму и стала жить в лесу, как и всякий зверь». Ей было трудно привыкать в дикой жизни. – «Она гоняла зверей для Антипыча», своего великого и милостивого хозяина, но не для себя… А теперь, когда умер Антипыч, ей нужно было, как и всякому дикому зверю, жить для себя». Поймав зайца, она вспомнила, что некому его отдать, и завыла.

«Может быть, для неё. В её собственном понимании, Антипыч вовсе даже не умирал, а только отвернул от неё лицо своё. Может быть, она даже и так понимала, что весь человек – это и есть один Антипыч со множеством лиц».

Травка завыла возле Насти, «чуя беду человеческую».

Кончается день. Наступает полная тишина. Но эта тишина полна звуками! Пересвистываются рябчики, тявкает лисица, чвякает заячья лапа на болоте – этот звук недоступен человеческому уху, его слышит Травка. Да и вся ситуация изложена с точки зрения Травки – она охотится на зайца.

11 глава тоже начинается со звуковой картины. Кричат сороки:

«…одни остались при маленьком человеке и кричали – дри-ти-ти! Другие кричали по зайцу – дра-та-та!»

Герой эпизода – Травка. Но до её вступления в сюжетные события – ещё одна «новелла-интермедия»: о поведении опытного зайца, когда ему грозит опасность. В 9 главе ситуация изображалась с точки зрения Травки, здесь же она изображается с точки зрения зайца.

«… русак…хорошо знал…»

«Зайцы…этому крику не придают значения»

«Зайцу повезло на этот раз. Он понял: собака, начав делать свой круг по елани, с чем-то там встретилась, и вдруг там явственно послышались голос человека и поднялся страшный шум».

Описание какой-либо ситуации с позиций двух или нескольких действующих лиц совершенно обычна в повести. В романе. Необычно здесь только то, что действующие лица, точки зрения которых изображаются, не люди, а животные.

Травка «вдруг в десяти шагах от себя глаза в глаза увидела маленького человечка и, забыв о зайце, остановилась как вкопанная».

Перемещается точка зрения – ситуация теперь изображается с точки зрения не зайца, не сорок, а Травки.

В драматический момент встречи Травки с Митрашей движение сюжета прерывается «новеллой-интермедией» или, с равным правом можно сказать о психике Травки. Со сколькими собаками познакомил читателей Пришвин! В изображении Травки Пришвин дал, может быть, самый глубокий анализ – на этот раз не столько индивидуальности Травки, сколько типизированной, обобщенной психики собаки.

«Что думала травка, глядя на маленького человечка в елани, можно легко догадаться. Ведь это для нас все мы разные. Для Травки все люди были как два человека – один Антипыч с разными лицами и другой человек – это враг Антипыча. И вот почему хорошая, умная собака не подходит сразу к человеку, а становится и узнает, её это хозяин или враг его».

« И тогда произошло настоящее чудо в понимании Травки… Узнав Антипыча, Травка мгновенно легла».

«… Услыхав такой голос, такие слова, Травка бросила все свои колебания: перед ней стоял прежний, прекрасный Антипыч».

Травка вспомнила о зайце, и теперь ей было для кого ловить: «Травка – гончая собака, и дело её – гонять для себя, но для хозяина Антипыча поймать зайца – это всё её счастье»

Есть здесь и противоположный Травке персонаж – волк Серый Помещик. Он так же наделен человеческими чертами, так же Пришвин дает и ему оценку.

«…волк выл от неизбежной злобы» (к человеку)

«Серый… порезал коров и овец…до того обнаглел…»

«И волк, услыхав эту ненавистную ему собачью «молитву» о человеке, пошел туда на махах…»

«Серый сразу понял…»

«Какой это жалобный вой! Но ты прохожий человек, если услышишь и у тебя поднимется ответное чувство, не верь жалости: воет не собака, вернейший друг человека, - это волк, злейший враг его, самой злобой своей обреченный на гибель. Ты, прохожий, побереги свою жалость не для того, кто о себе воет, как волк, а для того. Кто, как собака, потерявшая хозяина, воет, не зная, кому же теперь, после него, ей послужить».

По мнению С.Залыгина, многого достигает писатель, «который найдет способ персонифицировать природу, а тем самым сделать её обычным персонажем своего произведения наряду с другими действующими лицами».

Одушевление природы, уходящее корнями в фольклорное мышление, способствует своеобразной романтической типизации в пейзажах М.М.Пришвина. Нормативность, идеализация, сказка роднят пришвинский мир с устно-поэтической образностью.

У М.М.Пришвина природа почти не содержит фантастических или резко экспрессивных внешних черт. Благодаря одушевлению, ей предоставлена свобода во внутренних проявлениях «характера».

И в мире «неживой» природы мы так же встречаем добрые и злые силы, те, что готовы помочь детям, и те, которые мешают им. Есть здесь и равнодушные персонажи, которые могут принести больше вреда, чем злые.

Вернемся в борину. Здесь мы встречаемся с первым персонажем «неживой» природы – это ветер:

«ветер-сеятель забросил их семечки в одну яму»

«Злой ветер, устроив деревьям такую несчастную жизнь, прилетал сюда иногда покачать их. И тогда деревья так стонали и выли…»

Затем появляются солнце, облако, серая хмарь.

«Солнце вышло над болотом горячее и чистое»

«Но случилось на небе в это время одно облако. Оно явилось… и пересекло пополам восходящее солнце. В то же время вдруг ветер рванул ещё раз…»

Метафорические предвестия беды. Облако набежало и на дружбу Насти и Митраши. В ссоре они разошлись.

«Тогда серая хмарь плотно надвинулась и закрыла все солнце с его живительными лучами. Злой ветер очень резко рванул…»

«А ветер нажимает на деревья и разносит их вой и стон, вовсе не зная, кому он служит. Ему всё равно, кто воет… Ветер предательски доносит волку жалобный вой … собаки».

«Митраша услышал Настин зов и ответил на него, да ветер унес его крик в другую сторону».

«…как-то раз без хозяина ветер поиграл с домиком, и он развалился…»

«…солнце в это время проходило вниз через толстое облако и выбросило оттуда на землю золотые ножки своего трона».

В определенном смысле «личность» в пейзажах М.Пришвина обусловлена философской и общественной позицией автора. М.Пришвин учит нас через понимание природы уважать в себе человеческое и побеждать скверное.

Всем своим творческим существом Пришвин исповедует философию всеединства как соединения всего со всем, как единства и родственной связи существования мира. Во главу угла своего видения вещей он ставит чувство родства не только с людьми, но шире – со всем миром.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гринфельд-Зингурс Т.Я. Природа в художественном мире М.М.Пришвина – изд-во Саратовского ун-та, 1989г

  2. Зотов И.А. Человек и природа в творчестве Пришвина. – М., Просвещение, 1982.

  3. Ивич А. «Кладовая солнца» М.Пришвина – в кН. Детская литература 1973г. – М., 1973

  4. Мотяшов И. Михаил Пришвин. – «Советский писатель», М., 1965.

  5. Пришвин М.М. – Собрание сочин. В 6-ти тт., т.5 «Кладовая солнца». – М., Просвещение, 1968

  6. Семенова С.Г. Жизнь, пробивающая себе путь к вечности. – ж. «Человек», 2001,

№ 1.

  1. Трефилова Г. Природа и человек в творчестве Пришвина. – ж. Вопросы литературы, 1958, № 9.

  2. Шаталова Л.М. Певец добра и красоты. – «Штиница», Кишинев, 1974.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Языковые приёмы комического в книге рассказов ю. Буйды «прусская невеста» >10. 02. 01  - русский язык

    Рассказ
    Защита состоится 27 ноября 2009 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета К 212.084.04. при Российском государственном университете им. И. Канта по адресу: 236 , г.
  2. Эволюция языка и стиля русской литературной сказки XVIII xx веков 10. 02. 01 русский язык

    Автореферат
    Защита состоится «18» декабря 2009 года в часов на заседании диссертационного совета ДМ 800.003.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук при Сургутском государственном педагогическом
  3. Концепт «beautiful» в семантико-когнитивном пространстве английской литературной сказки

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре иностранных языков Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Воронежский государственный архитектурно-строительный университет»
  4. I прикладные аспекты иностранных языков

    Документ
    Стилистическая дифференциация затруднена тем, что границы стилей весьма расплывчаты. Стилистически установить общую характеристику стилей возможно, однако отдельные разговорные слова в своей стилистической характеристике еще подвижнее,
  5. Ф. М. Достоевский создавал роман «Бесы» как описание «недавних и странных событий», как «хронику», «историю» [1]. Для классика русской литературы была важна документальная точность, перечисление исторически важных дета

    Литература
    При написании сценического монтажа по роману Ф.М. Достоевского «Бесы» В.Е. Максимов широко использовал публицистические средства выразительности, дав произведению свою современную интерпретацию.

Другие похожие документы..