Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Вопрос о происхождении славян считается одним из основных вопросов в истории Восточной и Юго-Восточной Европы. Парадоксально, что у этого многомиллион...полностью>>
'Методические указания'
Методические указания к лабораторным работам по дисциплине «БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ»/ Владим. гос. ун–т.; Сост. В.Т. Кондратьев., И.С.Козлов, ...полностью>>
'Документ'
Председателю Комиссии для предоставления государственной поддержки общественным объединениям ветеранов войны и труда, узников фашистских концлагерей,...полностью>>
'Документ'
Родился 10 марта 1917 г. в Каргопольском районе Архангельской области. В 1930 г. окончил неполную среднюю школу в селе Ухта. После недолгого пребыван...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Врезка

И. Валлерштайн Дисциплинарная специализация

Но является ли разнообразие социальных научных дисциплин в действительности разнообразием именно дисциплин? Для слова, так широко используемого, слишком редко обсуждается, что же составляет понятие <дисциплина>? Ни в Международной Энциклопедии Социальных наук, ни в Философской энциклопедии, ни в Британской энциклопедии нет статьи для этого термина. Лучше обратимся к Оксфордскому словарю английского языка, который сообщает нам: <Этимологически понятие <дисциплина>, как относящееся к словам ученик или изучающий, является понятием, прямо противоположным доктрине, достоянию доктора или учителя. Отсюда в истории слов доктрина больше относится к абстрактной теории, а дисциплина - к практике>.

Но, напомнив нам о происхождении понятия, Оксфордский словарь не особенно помогает нам понять его действительное содержание, описывая данное слово как <отрасль в обучении или образовании, область изучения или знания, науку или искусство в образовательном аспекте>. По-видимому, здесь упор делается на воспроизводстве знания (или, по крайней мере, его распространении), но не на производстве. Но, конечно же, понятие <дисциплина> не может не иметь отношения и к процессу производства знания.

История социальных наук сегодня довольно ясна, по крайней мере, в общих чертах. Когда-то социальных наук не было вообще или существовали лишь их <предшественники>. Затем медленно, но верно в XIX столетии стали появляться некоторые имена, а затем отделы и ассоциации, которые в 1945 г. (или чуть раньше) выкристаллизовались в категории. используемые нами сегодня. Были и другие <имена>, затем отброшенные, включавшие в себя, вероятно, различные <группировки> <предметов обсуждения>. Что было вытеснено такими терминами, как <моральная экономика>, <социальное государство> или <государство будущего>, и сейчас не совсем ясно.

Это не значит, что их сторонники и авторы недостаточно ясно мыслили. Но дело еще и в том, что <дисциплина> в некотором смысле определяет сама себя в процессе практики. Прерванная практика означает неосуществленную дисциплину. Например, знаменитое разделение на 4 части антропологии (физическая антропология, социальная, или культурная антропология, археология или лингвистика) являлось (и, до некоторой степени, является) <практикой> скорее, чем <доктриной>. Оно лишь потом стало доктриной, преподаваемое и оправданное докторами наук или школьными учителями. Но добавило ли это что-то к целостному уровню анализа (или способу анализа) или лишь к выделенному отдельно предмету обсуждения?

Мы знаем, откуда появились все эти деления предметов для обсуждения. В интеллектуальном плане они происходят из доминантной либеральной идеологии XIX в., которая утверждала, что государство и рынок, политика и экономика являются аналитически разными (и в значительной мере, замкнутыми) областями со своими особыми правилами (<логикой>).

Общество было вынуждено разделить их, и ученые изучали их в отдельности, так как существовало много реалий, явно не принадлежащих ни к области рынка, ни к области государства. Эти реалии были сброшены в оставшийся <мешок>, который в качестве компенсации получил громкое имя <социология>. Считалось, что социология объясняет кажущиеся <иррациональными> явления, которые экономика и политология были не силах объяснить. Кроме того, поскольку вне границ цивилизованного мира существовали народы, люди, общение с которыми представляло трудности, изучение их общностей требовало специальных правил и подготовки, которые приняли несколько спорное название антропологии.

Нам известно историческое происхождение этих областей. Мы знаем их интеллектуальные маршруты, которые были сложны и извилисты, особенно после 1945 г. И мы также знаем, почему они приобрели проблемы <пограничности>. С развитием реального мира контакты между <примитивным> и <цивилизованным>, <политическим> и <экономическим> стерлись. Браконьерство ученых кругов стало обычным делом. Браконьеры сдвигали границы и заборы, не ломая их.

Сегодня перед нами стоит вопрос: существуют ли какие-то критерии, которые можно использовать для сравнительно точного и разумного определения границ между четырьмя рассматриваемыми дисциплинами - антропологией, экономикой, политологией и социологией? Анализ мировых систем отвечает недвусмысленное <нет> на этот вопрос. Все предполагаемые критерии - уровень анализа, предмет, методы, теоретические посылки - либо не оказываются верными на практике, либо являются барьерами для дальнейшего знания вместо того, чтобы стимулировать его.

Говоря иными словами, различия между допустимыми темами, методами, теориями внутри любой так называемой дисциплины чаще намного более глубоки, чем различия между ними. На практике это означает, что данная <нахлестка> значительна и в историческом развитии всех этих областей знаний, и она постоянно увеличивается. Пришло время вырваться из этой интеллектуальной трясины, признав, что все эти четыре дисциплины - нечто иное, как одна-единственная наука.

Это, разумеется, не означает, что все ученые должны заниматься одинаковой работой. Необходима и естественна будет специализация <по областям исследования>. Но не следует забывать один важный пример. Где-то в период с 1945 по 1955 гг. две до тех пор организационно отдельные <дисциплины>, ботаника и зоология, слились в одну, называемую сегодня биологией. С тех пор биология стала бурно развивающейся дисциплиной и произвела много дополнительных областей изучения, но ни одна из них, насколько мне известно, не называется ботаникой или зоологией, не имеет их контуров.

Аргументы в пользу целостного анализа мировых систем просты. Три признанных арены коллективной человеческой деятельности - экономической, политической и социальной (или социокультурной) - не являются автономными аренами социального действия. У них нет своей <логики>. И, что более важно, переплетение норм <рациональностей>, решений, выборов, ограничений таково, что ни одна пригодная исследовательская модель не сможет разделить <факторы> в соответствии с экономическими, политическими или социальными категориями, иметь дело только с одним видом переменных, считая другие постоянными. Мы утверждаем, что существует единый <набор правил> или единый <набор ограничений>, внутри которого оперируют эти различные структуры.

Случай фактически полного наложения предполагаемых областей социологии и антропологии еще более серьезный. На каком основании можно утверждать, что работы Эллиот Либоу и Вильяма Ф. Уайта - обе работы классические, написанные: одна - <антропологом>, а другая <социологом> - принадлежат двум различным <дисциплинам>? Как известно каждому читателю, таких примеров можно найти множество.

Теперь рассмотрим вопрос о том, что история - это изучение, объяснение событий, которые действительно происходили в прошлом, а социальная наука - это изложение универсального набора правил, с помощью которых можно объяснить человеческое (социальное) поведение. Это известное различие между идеографическим и номотетическим способами анализа, которые считаются прямо противоположными друг другу. <Жесткий> вариант этой антитезы - утверждение, что лишь один из способов, каждый из которых изменяет представления об обществе в соответствии со своими подходами, является законным, интересным или даже <возможным>. <Мягкий> вариант рассматривает эти два способа как два возможных пути проникновения в социальную реальность. Предпринятые отдельно друг от друга и для разных (даже противоположных) целей, эти два способа могли бы принести пользу научному миру. Такой <мягкий> вариант можно сравнить с обсуждением достоинств <междисциплинарной> работы в социальных науках. Признание достоинств комбинирования двух подходов позволяет вновь начать дискуссию о признании их как двух отдельных способов анализа.

Наиболее сильные доводы и идеографической, и номотетической школ кажутся вполне состоятельными. Аргументом идеографической школы является доктрина о том, что <все изменяется>. Если все постоянно изменяется, то любое обобщение, которое стремятся применить к двум или более предположительно сравнимым явлениям, никогда не будет верно. Все, что остается возможным, - так это фиксировать и понимать последовательность событий.

Аргумент номотетической школы, напротив, состоит в том, что реальный мир (включая социальный) не является набором случайных событий. Если так, то должны существовать правила, описывающие <порядок>, а в этом случае налицо область для научной деятельности.

Наиболее серьезная критика одной стороны относительно другой тоже представляется справедливой. Критика номотетической школы в адрес идеографической заключается в том, что любое изложение <прошедших событий> - это извлечение из реальности и поэтому предполагает критерии извлечения и категории описания. Эти критерии и категории основаны не на общепризнанных, но тем не менее реальных обобщениях, которые сродни научным законам. Критика номотетической школы состоит в том, что она пренебрегает этими трансформационными явлениями, делает невозможным <повторить> структурное устройство.

Существуют различные способы рассмотрения этой взаимной критики. Один из них - это способ <сочетания> истории и социальных наук. Считается, что историк служит социальному ученому, представляя ему данные, из которых он выводит свои <законоподобные> выводы. С другой стороны, считается, что социальный ученый служит историку, предлагая ему результаты исследования, обобщения, которые помогают толкованию определенной последовательности событий.

Проблема, связанная с этим разделением интеллектуального труда, состоит в том, что оно предполагает возможность выделения <последования>, подчиненного <историческому> анализу, и маленьких <вселенных>, подчиненных <социальному научному> анализу. На практике, однако, то, что для одного является последовательностью, для другого - вселенная. И независимому наблюдателю будет трудно различить их на чисто логической, в противоположность стилистической или презентационной, основе.

Проблема, однако, значительно сложнее. Существует ли какое-то значимое различие между последовательностью и вселенной, историей и социальной наукой? Два вида деятельности они представляют или один? Синхронность сродни геометрическому измерение. Можно описать его логически, но на бумаге в точности передать не удается. В геометрии точка, прямая или плоскость могут быть начерчены лишь в трех (или четырех) измерениях. То же самое и в <социальной науке>. Синхронность - это концептуальный предел, а не социально полезная категория. Как невозможно буквально <нарисовать> точку, так же нельзя буквально <описать> уникальное событие.

Источник: Валлерштайн И. Анализ мировых систем: современное системное видение мирового сообщества // Социология на пороге ХХI века: новые направления исследований. М., 1998. С. 129-147.

Нельзя смешивать отрасль с научной школой. Научная школа - это одновременно форма кооперации ученых и закрепление исследовательских традиций. Единодушие в профессиональных суждениях по поводу принципиальных вопросов (в деталях они могут расходиться) формирует партию в сфере политики и школу в сфере науки. Научная школа - разновидность парадигмы. Представителей одной научной школы характеризует: 1) консенсус, т.е. профессиональное единодушие, согласованность установок, общность оценок; 2) социтирование - взаимные ссылки друг на друга (на <своих> при этом ссылаются чаще, чем на <чужих>) в статьях и монографиях; 3) кумулятивное развитие - накопление знаний всеми сторонниками одной школы по принципу пчелиного улья или <общего котла>: 4) преемственность развития - наличие учителей и учеников, лидеров и ведомых, соединение в одно целое преподавания и исследования.

Школы можно выделять по разным критериям: 1) по имени родоначальника или лидера (школа Дюркгейма во Франции), 2) национальному признаку (русская государственная школа: К.Д. Кавелин, С.М. Соловьев, Б.Н. Чичерин, В.И. Сергеевич, П.Н. Милюков, А.Д. Градовский, П.И. Новгородцев; немецкая школа социальной политики, куда входил М. Вебер), 3) наименованию учреждения (Чикагская школа (Э. Берджес, Р. Парк, Л. Вирт), Гарвардская школа (Т. Парсонс, Р. Мертон), Бирмингемская школа культурных исследований, сформированная Р. Хоггартом, С. Халлом, Р. Уильямсом, Е. Томпсоном), 4) названию города (франкфуртская школа, представленная Т. Адорно, Э. Фроммом, Г. Маркузе, Ю. Хабермасом, баденская школа в неокантианстве, лидерами которой являлись Г. Риккерт и В. Виндельбанд), 4) тематическому признаку (культурно-историческая школа, представители которой рассматривали развитие культуры как пространственные перемещения культурных инноваций не из одного, а из нескольких центров - культурных кругов: Ф. Боас, К. Уисслер, Крёбер, Р. Лоуи Ф. Ратцель, Ф. Гребнер, Л. Фробениус, субъективная школа в русской социологии ХIХ в., представленная П.Л. Лавровым и Н.К. Михайловским) и др.

В своей работе <Социология, ее краткая история, научное значение, основные задачи, система и метод> (1918 г.) К.М. Тахтарев[14], анализируя взгляды Конта, Маркса и Спенсера, выделил шесть теоретических школ в социологии: ранний позитивизм Конта; органицизм; социальный дарвинизм; <исторический экономизм> Маркса; психологическое направление; <статистико-социологическая школа> (А. Кегле, Ф. Ле-Пле и др.). П.А. Сорокин выделил следующие социологические школы и направления, сложившиеся в XIX в.: 1) механическая школа (социальная механика, социальная физика, социальная энергетика, математическая социология В. Парето); 2) синтетическая и географическая школы Ф. Ле Пле; 3) географическая школа; 4) биологическая школа (биоорганическая ветвь, расизм, социал-дарвинизм); 5) биосоциальная (демографическая) школа; 6) биопсихологическая школа (инстинктивистская социология); 7) социологическая школа (неопозитивистская ветвь, Э. Дюркгейм, Л. Гумплович, формальная социология, экономическая интерпретация истории, К. Маркс); 8) психологическая школа (бихевиоризм, инстинктивизм, интроспекционизм); 9) психосоциологическая школа (различные интерпретации социальных явлений в терминах культуры, религии, права и т.д.; экспериментальные исследования и др.).

Интересную классификацию социологических школ предложил Дон Мартиндейл в книге <Природа и типы социологической теории>7, выделив пять социологических школ: 1) позитивистский органицизм (античный позитивизм - софисты, атомисты, Демокрит, современные позитивисты - О. Конт, Г. Спенсер, Л. Уорд), 2) теория конфликта (Ч. Дарвин, К. Маркс, Г. Гегель, Л. Гумплович, У. Самнер), 3) формальная школа (имеет две ветви: неокантианская и феноменологическая - М. Шелер, Х. Келсен, Л. Визе, Г. Зиммель, Р. Стамлер, Г. Сантаяна, Э. Гуссерль, Р. Парк), 4) социальный бихевиоризм (имеет две ветви: символический интеракционизм и теория социального действия - Дж. Мид, Р. Лотц, Г. Фечнер, Э. Гартман, В. Вундт, У. Джеймс, Дж. Дьюи, Г. Лебон, Дж. Болдуин, Ф. Гиддингс, У. Огбурн, Ф. Чапин, Ч. Кули, Э. Кассирер, Г. Риккерт, М. Вебер, Т. Веблен, К. Маннгейм, Т. Парсонс, Р. Мертон, Р. Макчивер, Ф. Знанецкий, Д. Рисмен), 5) социологический функционализм (гештальтпсихология и антропологический функционализм - Дж. Дьюи, А. Радклифф-Браун, Б. Малиновский, В. Парето, Ф. Знанецкий, Р. Мертон, Т. Парсонс, Дж. Хоманс, М. Леви, групповая динамика - К. Левин, Д. Картрайт, А. Зандер, Л. Фестингер).

Автор использует несколько методов классификации социологических теорий. Первый требует приложения стандартов современной логики, нормативных требований методологии и эвристики; второй предполагает группировку социологов по темам (исследования города, деревни, промышленности, бюрократии и т.д.). Недостаток тематического метода в том, что он объединяет представителей различных школ, направлений и методологических ориентаций.

Третий метод - географический - классифицирует социологов по странам. Однако установить национальную специфику социологической школы удается далеко не всегда. Все эти методы суть альтернативы традиционному - разграничению ученых по социологическим школам.

В послевоенной российской социологии выделяют следующие школы: школа В.Н. Шубкина (Новосибирск), школа Ф.Р. Филиппова и М.Н. Руткевича (Свердловск), школа лонгитюдных исследований М.Х. Титмы (Эстония), ленинградская школа социологии молодежи В.Т. Лисовского и И.С. Кона, школы Н.И. Лапина и А.И. Пригожина в социологии организаций, ленинградская школа социологии профессий (С.А. Кугель), киевская школа Г.М. Доброва, московская школа А.А. Зворыкина, новосибирская школа Т.И. Заславской и др.

Каждая научная школа как организованная группа специалистов арендует или имеет постоянное помещение для проведения дискуссий, конференций, семинаров. Она выпускает коллективные монографии для демонстрации теоретической платформы и сообщения эмпирических данных. Иногда на ее базе организуется какое-либо общество, союз или ассоциация. Научная школа предлагает свою методику, реже - методологию решения проблемы, вырабатывает специфические средства анализа и концептуальную схему, которая затем развертывается в широкую исследовательскую программу. Разработки первого поколения постепенно составляют <жесткое ядро> программы или научную доктрину, которая обычно не подвергается сомнению и, став основой учебника или учебного пособия, преподается второму и последующему поколениям. Новые поколения образуют <исследовательский фронт>, или передний край науки. Здесь уже речь идет не о передаче знаний, а об их добыче, открытии новых явлений, интенсивном эмпирическом исследовании.

Научная школа отличается от отрасли тем, что несколько школ, различающихся методологией и философскими установками, составляют одно тематическое направление, т.е. отрасль. Так, в социологическую отрасль конфликтологии входят столь разные школы и теории, как марксизм, теория социального обмена Дж. Хоманса, теория конфликта Р. Дарендорфа и мн. др.

Рассмотрим в этой связи основные школы классического и современного периодов (XIX-XX вв.) в истории мировой социологии.

Французская социологическая школа

Первой школой в европейской социологии, оказавшей на нее огромное влияние, принято считать французскую социологическую школу. В ней выделяются два поколения. К старшему следует отнести двух великих социалистов-утопистов - Шарля Фурье (1772-1837) и Клода Анри де Сен-Симона (1760-1825). Молодое поколение составили два других великих француза - <отец социологии> Огюст Конт (1798-1857) и Эмиль Дюркгейм (1858-1917).

Всем им присущи некоторые общие черты. Так, социалистическим идеям сочувствовали не только Фурье и Сен-Симон, но и Конт и Дюркгейм, хотя понимали социализм первое и второе поколения по-разному. Вторая общая особенность - стремление соединить научно-технический и социальный прогресс в некоем утопическом проекте; третья - приоритет коллективного труда над индивидуальным, альтруистических ценностей над эгоистическими.

А. Сен-Симон придавал индустрии исключительную роль в историческом движении общества. Смена общественных систем у него происходила под влиянием господствующих форм собственности и производства. Критерием прогресса было удовлетворение важнейших жизненных потребностей. Будущее общество рисовалось как огромная добровольная ассоциация людей, основанная на плановой организации производства и обязательном труде членов ассоциации. Сен-Симон ввел в научный оборот термин <индустриальное общество>, положив начало теоретической линии, которую продолжили Конт, Спенсер, Дюркгейм и другие и которая получила широкое распространение в США и Западной Европе в середине ХХ в. (Р. Дарендорф, Р. Арон, У. Ростоу, Д. Белл, А. Турен и т.д.). У Сен-Симона нет четкого классового деления населения: буржуазия и пролетариат объединены в один класс - <индустриалы>.

Ш. Фурье, как и Сен-Симон, резко критиковал существовавший строй, хотя в его суждениях доминировали романтически-утопические мотивы. Его никак не назовешь сторонником <индустриализма>. Промышленное общество вызывало в нем открытый и скрытый протест. Не отрицая необходимости разделения труда как экономического института, ведущего к прогрессу общества, Фурье предлагал задуматься о той социальной цене (рост преступности и социальная дифференциация населения), которую приходилось платить за технический прогресс. Фурье предлагал уничтожить губящую людей узкую специализацию труда и выдвинул принцип перемены труда. К Фурье восходят идеи превращения труда в первую жизненную потребность и уничтожения противоположности между умственным и физическим трудом.

Второму поколению французской школы принадлежит слава родоначальников научной социологии. Ее открытие связано с именем О. Конта. Кроме того, многие историки называют его <отцом индустриальной социологии> (право называться <отцом экономической социологии> принадлежит М. Веберу). Конт продолжил дело, начатое его учителем Сен-Симоном, т.е. довел до завершения раннюю теорию индустриального общества.

О. Конт, давший название науке социологии, в своём творчестве руководствовался идеалами прогресса и свободы он надеялся на то, что наука и просвещение помогут решить социальные проблемы. Конт считал, чтобы вылечить больное общество надо создать такую же точную и объективную науку об обществе, каким является естествознание. Новая наука получила название <социология>. Открытые наукой законы общества надо преподавать в школах и университетах, дабы просветить людей, научить их, как правильно и разумно строить свои взаимоотношения. В этом он был близок к взглядам просветителей.

Проведя всеобщую классификацию наук, О. Конт поставил социологию выше всех других наук - математики, физики и биологии, а преобразующую роль социологии в обществе (она должна произвести революцию в умах людей) считал столь же важной, как и роль религии. Социология призвана открывать универсальные законы развития и функционирования общества, неотделимые от законов природы. Свои открытия она совершает, используя четыре метода: наблюдение, эксперимент, сравнение и исторический метод. Причем применяться они должны объективно и независимо от оценочных суждений исследователя. Такой подход с тех пор называют позитивизмом.

Конт преклонялся не только перед социологией, но и перед человеческим обществом, которое она призвана описывать. Для него отдельный индивид - почти ничто. Общество состоит не из отдельных индивидов, а из социальных систем. Под обществом подразумевалось все человечество или какая-то его часть, связанная консенсусом (всеобщим согласием). Посредником между индивидом и обществом является семья, и семейная связь имеет совсем иную природу, нежели социальная. Учение Конта состояло из двух частей - социальной статики, описывающей законы существования, и социальной динамики, описывающей законы и этапы изменения общества.

О. Конт сформулировал основной закон общественного прогресса, или закон трёх стадий, согласно которому стадии развития общества соответствуют стадиям развития человеческого ума.

Теологическую, или фиктивную, стадию, охватывающую древность и раннее средневековье (до 1300 г.), Конт делил на три периода: фетишизм, политеизм и монотеизм. При фетишизме люди приписывали жизнь окружающим предметам и видели в них богов; при политеизме (Древняя Греция и Рим) обожествлялись природные явления; эпоха монотеизма - эпоха христианства.

Метафизическую стадию (1300-1800 г.) Конт рассматривал как переходную, для которой характерно разрушение старых верований - фундамента общественного порядка. Важнейшие события этой эпохи - Реформация и Французская революция. Им сопутствовало распространение критической философии, приведшей к упадку авторитетов. Общество, погруженное в анархию, нуждается в новой идеологии, выполняющей интегрирующую роль. Такова, по Конту, философия позитивизма, знаменующая наступление третьей стадии - позитивной.

Свидетельством вступления в последнюю, позитивную эру является распространение наук, рост их общественного значения, развитие промышленности, гармоничное развитие всех элементов социальной жизни.

Конт совершил поистине революционный переворот в науках об обществе, определил предмет и метод социологии. По его мнению, наука должна раз и навсегда отказаться от нерешаемых вопросов. К ним Конт относил те, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, опираясь на факты - прежде всего, философские суждения, оторванные от жизни.

Следующий и более глубокий вклад в развитие научной социологии, особенно в сфере методологии и учении о разделении труда, сделал Э. Дюркгейм. Из социологического позитивизма Сен-Симона и Конта вырос современный функционализм, первым представителем которого явился Дюркгейм. Позитивизм рассматривался ранними социологами в двух смыслах: 1) как синоним научного метода, 2) как противопоставление критической социологии Маркса.

Э. Дюркгейм углубил, а во многом переориентировал позитивистскую методологию О. Конта. Предметом социологии является совокупность социальных фактов. Социальным фактом является, например, плотность населения, частота контактов между людьми или форма жилища. В трактовке предмета социологии видна определенная противоречивость, на что неоднократно указывали историки.

Под социальными фактами Дюркгейм понимал коллективные привычки, традиции, обычаи, правила поведения, обряды. Считать их фактами, доступными объективному изучению наряду с магнетизмом или гравитацией, было по тем временам революционным шагом. Но Дюркгейм был уверен, что они существуют независимо от индивида наподобие природных фактов. Собрав обширный фактический материал, он доказал, что число самоубийств в разных социальных группах неодинаково: у католиков их меньше чем у протестантов, а у горожан больше, чем у сельчан. Почему так происходит? Дело в том, что чем выше уровень интеграции (сплоченности, солидарности) социальной группы, тем ниже уровень самоубийств. Горожане и протестанты больше разобщены и индивидуалистичны, нежели сельчане и католики.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Лекций по истории социологии Инфра-М, Москва (4)

    Документ
    Москва Бочаров Антропология возраста СПбГУ Франкл Археология ума АСТ Издательство, Москва Меланченко Афинская демократия Крафт+ Пилипенко Безопасность: теория, парадигма, концепция и культура ПерСэ Батуев Биосоциальная природа (уценка)
  2. История социологии (1)

    Пояснительная записка
    Рекомендована кафедрой социологии факультета философии и социальных наук Белгосуниверситета в качестве типовой по курсу "История социологии" для студентов социологического отделения.
  3. Лекций по истории социологии Инфра-М, Москва (1)

    Документ
    Д. Тестелец Введение в общий синтаксис Гуманитарная академия Луман Введение в системную теорию Логос Резник Введение в социальную теорию Наука Асп Введение в социологию Алетейя Энкельманн Власть мотивации Интерэксперт Браун Власть риторики Г.
  4. Примерный тематический план курса 10 рабочая программа и планы семинарских занятий 19 тематика рефератов за­ требования к реферату ошибка! Закладка не определена. Задачи по социологии положение о рейтинговой системе оценки знаний студентов. 68

    Календарно-тематический план
    Методические указания соответствуют программе курса «Социоло­гия» для студентов негуманитарных специальностей МАИ и содержат те­матический план, планы семинарских занятий, контрольные вопросы и за­дания для самоподготовки, примерную
  5. Тайны Петра Великого Звук, текст, визуал- три в. Серии:"История в романах и документах", "Говорящая книга

    Книга
    2 CD-ROM: Тайны Петра Великого Звук, текст, визуал- три в 1 (Серии:"История в романах и документах", "Говорящая книга") / Азаров М.

Другие похожие документы..