Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Агеева, Т. К. Реперториум: клинический гомеопатический справочник патологических симптомов и синдромов, их дифференциально-диагностических признаков ...полностью>>
'Документ'
1. Центральное место в оформлении занимает большой плакат «Древо жизни планеты Земля» (Изображение красивого зеленого дерева, символизирующего жизнь ...полностью>>
'Программа'
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИ...полностью>>
'Документ'
Серед чинників виховання та навчання молоді важливе місце посідає сім’я. Саме вона є тим могутнім соціальним феноменом, який найтісніше об’єднує люде...полностью>>

Удк 32+2 97 исследование отношения мусульман башкортостана к религиоизному экстремизму якупов М. Т

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

УДК 32+2 97

ИССЛЕДОВАНИЕ ОТНОШЕНИЯ МУСУЛЬМАН БАШКОРТОСТАНА К РЕЛИГИОИЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

Якупов М.Т.,

Уфимский государственный авиационный

технический университет

филиал в г. Нефтекамске

Тяга человечества формировать абстрактно-логическое обоснование своего существования, «рисовать» удобную и приятную картину мира приводит ко многим парадоксальным явлениям. Среди них необходимо отметить стремление людей мифологизировать практически все, с чем они соприкасаются в повседневной жизнедеятельности. Отсюда миф о «добром» боженьке, который поможет в созревании и сборе урожая, обеспечит победу над супостатом и т.д.

В более поздние периоды развития человечества появились мифы о том, что либерально-рыночная система намного лучше феодального полурабства, так как представляет личности свободу и право на материальное благополучие. На рубеже XIX и XX вв. возникли мифа и коммунизме, национал-социализме, увлекшие миллионы людей на строительство утопически-иллюзорных социально-политических систем.

Появление в середине XX в. экстремистских движений в арабо-исламских странах вызвало возникновение новых политических мифов. На сегодняшний день они знакомы всему человечеству как «исламский экстремизм» и «исламский терроризм». Хотя уже в конце XIX русский философ Н.В. Федоров доказывал, что мусульманская вера не имеет другие аспекты кроме поощрения физического совокупления и газавата [1]

Трансформация экстремизма и терроризма из политической проблемы арабо-исламской цивилизации в мировую угрозу естественно привела к множеству вопросов, среди которых главным представляется: «Где источники этих трагических явлений и кто виноват этих явлений?». Естественно, был обоснован миф о том, что, раз экстремисты и террористы молятся Аллаху и при взрывах провозглашают «Аллаху Акбар!» - они, несомненно, мусульмане. Миф был научно оформлен в массе статей и в Интернетовских сайтах XIX [2]. Некоторые известные ориенталисты заняли нейтральную позицию, обосновывая тезис о том, что ислам все-таки является теоретическим и практическим фундаментом экстремизма и терроризма, воздерживаясь от прямого обвинения мусульманства реализации тактики устрашения [3].

Однако анализ сути, природы и функций исламского вероучения дал нам возможность выступить с иных позиции. В ряде публикации мы попытались обосновать концептуальную мысль о том, что исламская риторика и символика экстремистов и террористов не доказывает их принадлежность к классическому исламскому вероучению [4]. Наоборот, истинная религиозная вероучение, дух верования не только ислама, но и любой конфессии выражают принципиальную оппозицию агрессии, насилия, политики зла при решений социально-политическими проблем. Ислам, где основополагающими являются принципы Терпения, Справедливости, Братства, вручение личности на волю Всевышнего противоречит деятельности псевдоисламских преступных организаций, лидеры которых берут на себе «миссию» Бога. Такая фундаментальная трансформация исламского вероучения проявляется в том, что руководители «Братьев-мусульман», «Хизб-ут-Тахрир» и «Аль-Кайда» и других политических организаций сами определяют, кто «враг ислама» и как их уничтожать. А по канонам ислама это является проявлением неверия, кафирством, то есть самым греховным делом.

. Важным аргументом в споре: «Виноват ли ислам в разжигании экстремизма или нет?» представляется точка зрения Президента России Д.А. Медведева. Во время посещения Северокавказских регионов, где осенью этого года проявились признаки рецидива экстремистской деятельности, он обратил внимание на проблему коррелята религии и терроризма. Президент не оставил никаких сомнений относительно источников экстремизма и терроризма в России: «Мы не должны называть экстремистов исламскими экстремистами. Правильное наименование – бандит, просто бандит. У него нет религиозного содержания. Даже если у него там где-то в голове крутится, что он правоверный мусульманин, он не мусульманин, он бандит (выделено – М.Я.)» [5].

Следуя требованиям научной методики, где теоретические построения должны пройти верификацию, то есть экспериментально-практическую проверку, кафедра философии Уфимского государственного авиационного технического университета решила провести социологическое исследование среди мусульман в контексте проблем экстремизма и терроризма. Критерием отбора респондентов послужило их посещение мечетей и участие в коллективных молитвах. В двух мечетях г. Нефтекамска Республики Башкортостан был проведен опрос, в ходе которого верующим предлагалось ответить на 5 вопросов, составленных в ходе консультации с Отделением ФСБ в РБ.

В итоге опроса более 300 респондентов были получены следующие результаты.

На первый вопрос: Как Вы относитесь идее создания всемирного Халифата, выдвигаемой экстремистами?» получены следящие ответы:

отношусь положительно – 3; не задумывался – 19; отрицательно, так как у каждого народа своя Родина – 280.

Второй вопрос спрашивал мусульман: «По Вашему мнению, ущемляются ли интереса мусульман в России?», получены ответы: до, по некоторым вопросам – 25; не задумывался – 15; в России нам представляются все возможности для развития ислама (стоятся мечети, открываются учебные заведения) – 260.

Третий вопрос спрашивал верующих об их отношении к экстремистам после трагедии Нью-Йорке, Москве и Беслане: отрицательно, так как они преступники, убивающие мирных людей – 291; не задумывался- 9; я их поддерживаю, так как они защищают интересы бедных народов – 0.

Четвертый вопрос предполагал ответ об оценке экстремистов и террористов: борцы за чистый ислам – 0; заблудшие люди- 34; преступники, позорящие честь ислама – 266.

Пятый вопрос спрашивал мусульман: «По Вашему мнению, есть ли основания народа для недовольства существующей властью в России?» получены ответы: нет, несмотря на кризис, государство заботится о пенсионерах, нуждающихся – 71; не задумывался – 9; да, правительство недостаточно заботится о простом человеке – 220.

Кроме вышеперечисленных вопросов мусульманам было рекомендовано выразить тревожащие их злободневные проблемы и пожелания в адрес современной власти России. Среди наиболее часто встречающих пожеланий были следующие:

«Ввести обучение основ мусульманской вероучения и этики»; «Построить вторую мечеть в г. Нефтекамске (так как пока мусульмане второго махалля проводят молитвы и мусульманские ритуалы во временном помещении в общежитии)»; «пожелание власти России более активно интересоваться религиозными и повседневными проблемами граждан страны».

Подводя итоги данного опроса, проведенного в июле-сентябре 2009 г. необходимо сделать вывод о том, что обосновываемая нами концепция о принципиальном различии экстремизма и классического ислама, живущего духом Терпения и признания воли Аллаха, подтверждается практикой современного Российского общества. Подавляющееся большинство мусульман г. Нефтекамска отрицательно относятся к экстремизму и терроризму, маскирующихся исламской религией. При этом необходимо иметь в виду, что предпосылки формирования экстремистки - деструктивных настроений среди мусульман существуют. Об этом конкретно свидетельствует ответ на последний вопрос.

Мы уверены в том, что полученные результаты кардинальны не отличаются от мнения мусульман других городов и регионов. Ислам и экстремизм – это две несовместимые общественные явления.

Однако при этом мы совершенно уверены в том, современный «исламский экстремизм» и «исламский терроризм» представляют собой мутацию самого мусульманства. Дело в том, что духовность для представителя псевдоислама – это догматически понимаемый комплекс моральных норм и ценностей (отказ от спиртного и свинины, молитва, запрет на использование достижений современных технологий, телевидения, игнорирование общественной роли женщины и т.д.). Малейшее отклонение от этической парадигмы средневекового ислама вызывает в душах исламистов злобу и ненависть всему тому, что не соответствует их представлениям о нравственности. При этом хадис Мухаммеда о том, что в терпении к нелюбимому вами – польза большая, также как и аяты Корана участниками псевдоисламских организации игнорируются. Получается так, что «Поклоняясь духовности, мы поклоняемся совершенству, и любое отклонение от идеала, любая несправедливость не оставляют нам шансов сохранить любовь и снисходительность (выделено – М.Я.)» [6].

Мораль без любви – это фундамент духовной трансформации ограниченного количества мусульман в организаторов и исполнителей терактов. Рационализм формирует у них чувство абсолютной правоты и стремление помочь другим посредством мирового Халифата. Таким образом, псевдоислам может быть выражен как экстремизм духовности, когда поклонение догматическим парадигмам прошлого уничтожает фундаментальные для мусульманства принципы терпения и милосердия.

Литература и примечания:

[1]. См. напр.: Федоров Н.В. Философия общего дела//Сочинения. М., 1982.

[2]. Новое о понятиях//Программа «Время» от 13.04.2006.- 21 часов 22.мин.

[3]. См. напр.: Хохлов И.И. Глобальный джихад Салафи: международная террористическая сеть Аль-Каида///library/00016/index.htm.-C.1; Отличительные черты исламского терроризма.- http:\\comarticle31.html.-С.1.

[4]. Якупов М.Т. Ислам и международный терроризм. Уфа, 2006.-428 с.; Якупов М.Т., Нуриев Д.А. Мифологические аспекты мусульманского вероучения: исламизм, исламский экстремизм и фатализм. Уфа, 2008.-120 с.; Файзуллин Ф.С., Якупов М.Т., Исламский экстремизм: реальность или миф//Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе. Материалы III Международного симпозиума: Уфа, 2008.-С.197-199;

[5]. Новые подходы к решению кавказских проблем. Выступление Президента РФ Д.А. Медведева///politics/280616/

[6]. Лазарев С.Н. Диагностика кармы. Книга двенадцатая.-С.42.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Н. И. Матузова и доктора юридических наук,' профессора А. В. Малько москва юристъ 2002 удк 32 (075. 8) Ббк 66,0 П50 Федеральная программа

    Программа
    В курсе лекций излагаются все темы, предусмотренные программой по поли­тологии, а также ряд новых. Книга отражает современные процессы и события, - Происходящие в России, деятельность различных партий, движений и объедине­ний, конституционное
  2. Н. Н. Карнаухов Редакционная коллегия (1)

    Документ
    Рассматривается проблема формирования правовой культуры личности на современном этапе развития России. Приводятся результаты авторского исследования современного состояния правовой культуры в России.
  3. Сборник научных статей Philology in Polyethnic and Interconfessional Environment: Present Situation and Perspectives Collection of scientific articles Казань 2009

    Документ
    В настоящий сборник вошли работы 60 отечественных и зарубежных авторов. В статьях, включенных в сборник, рассматриваются актуальные проблемы лингвистики разноструктурных языков, национально-культурной специфики языковых единиц, постулируются
  4. Литические аспекты мусульманского образования в россии: история и современность отв редактор И. П. Добаев Ростов-на-Дону Издательство скнц вш 2006

    Документ
    Патеев Р.Ф. Политические аспекты мусульманского образования в России: история и современность / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство СКНЦ ВШ, 2006.
  5. Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 24-25 марта 2011 г

    Сборник статей
    История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедических исследований: сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 марта 2011 г.

Другие похожие документы..