Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
главы муниципального образования Шарлыкский район Оренбургской области о достигнутых значениях показателей для оценки эффективности органов местного с...полностью>>
'Лекция'
Россия так же, как и США, заинтересована в сохранении глобальной стабильности, так как неэффективность ее системы управления не только не позволит ей...полностью>>
'Диплом'
Минеральные вещества, наряду с витаминами и другими биологически активными веществами являются обязательными элементами, обеспечивающими нормальное т...полностью>>
'Темы рефератов'
Б.П.Вышеславцев о роли права как инструменте общественных отношений (работа «Этика Фихте. Основы права и нравственности в трансцендентальной философии...полностью>>

Главная > Лекция

Сохрани ссылку в одной из сетей:

В. Л. Иноземцев.

Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы.

Использовано - /okolopsy/inozemcev/load/doc.shtm

Оглавление

Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. 1

Использовано - /okolopsy/inozemcev/load/doc.shtm 1

Оглавление 1

Введение. 2

Лекция первая. Основные направления исследования современного общества. 4

Лекция вторая. На пути к постэкономической цивилизации. 11

Лекция третья. Технологическая революция 60-х — 90-х годов. 18

Лекция четвертая. Трансформация производственных отношений постиндустриального общества. 25

Лекция пятая. Человек в постиндустриальной действительности. 33

Лекция шестая. Модификации отношений обмена и проблема стоимости. 40

Лекция седьмая. Замещение частной собственности собственностью личной. 47

Лекция восьмая. Устранение эксплуатации и новое социальное противостояние. 55

Лекция девятая. Социальная структура постиндустриального общества. 62

Лекция десятая. Классовое противостояние в постиндустриальном обществе. 70

Лекция одиннадцатая. Постиндустриальный мир как замкнутая хозяйственная система. 77

Лекция двенадцатая. Постиндустриальный мир как единственный полюс хозяйственной мощи. Кризис модели «догоняющего» развития. 84

Лекция тринадцатая. Россия в постиндустриальном мире. Причины и вероятные последствия современного кризиса. 92

Заключение. 99

Библиография. 102

Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов экономических направлений и специальностей.

Москва – «Логос» - 2000

Введение.

Теория постиндустриального общества является сегодня одной из наиболее распространенных социологических концепций, по­зволяющих адекватно осмыслить масштабные перемены, происшед­шие в западных обществах на протяжении последних тридцати лет. Предложенная в конце 60-х — начале 70-х годов американскими и европейскими исследователями, в большинстве своем стоявшими на социал-демократических позициях, она вобрала в себя лучшие элементы научной традиции, восходящей к эпохе Просвещения. Ее сторонники стремились подчеркнуть, что залогом современного общественного прогресса служит быстрое технологическое разви­тие, основанное на превращении науки в непосредственную про­изводительную силу, а мерой такого прогресса выступает станов­ление всесторонне развитой личности и расширение творческих возможностей человека.

Являющаяся по своей природе гуманистической теорией, кон­цепция постиндустриального общества не акцентировала внима­ния на политической разделенности мира, свойственной почти для всего XX столетия. Допуская возможность конвергенции двух по­лярных систем, она была подвергнута резкой критике ортодоксаль­ным марксизмом и предана анафеме ведущими советскими идеоло­гами. Вплоть до крушения коммунистических режимов краткие (и по большей части превратные) трактовки некоторых ее положений можно было встретить лишь в работах, посвященных критике бур­жуазных социологических воззрений.

В 90-е годы, наиболее сложные и противоречивые в новейшей истории нашей страны, судьбы российских интерпретаций постин­дустриальной теории также сложились весьма драматично. С од­ной стороны, значительная часть экономистов и политиков, отри­нувших коммунистическую идеологию, объявила себя привержен­цами неолиберальной модели развития, ставшей основой рыноч­ных преобразований, проводившихся на протяжении всего последнего десятилетия. Выдвинув на этой основе тезис о возмож­ности построения в нашей стране в короткие сроки среднеразвитого капиталистического общества, они объективно не были заинте­ресованы в детальном изучении постиндустриальной теории, по­скольку из нее совершенно четко следует вывод о неосуществимо­сти подобных преобразований в стране, ориентированной на первичный сектор хозяйства и явно далекой от стандартов обще­ства массового потребления. С другой стороны, специалисты и по­литики, не изменившие столь радикально своим прежним убежде­ниям, восприняли теорию постиндустриализма как незначитель­ным образом модифицированную коммунистическую доктрину и попытались скрыть за постиндустриальной риторикой свое стрем­ление к реставрации социализма «с человеческим лицом». Впол­не понятно, что и в этом случае не может идти речи о глубоком проникновении во внутреннюю логику постиндустриальной кон­цепции.

Между тем сегодня нельзя не признать, что теория постиндус­триального общества стала фактически единственной социологи­ческой концепцией XX века, в полной мере подтвержденной исто­рической практикой. Как и было предсказано ее создателями, об­щество массового потребления породило сервисную экономику, а в ее рамках наиболее быстрыми темпами стал развиваться инфор­мационный сектор хозяйства. Западные общества, находившиеся в момент становления основ данной концепции в глубоком кризисе, вновь восстановили свой статус лидеров мирового развития, одер­жав убедительную победу над стагнирующими индустриальными державами. Социалистическая система, сосредоточившаяся на экс­пансии массового производства и оказавшаяся не в состоянии ис­пользовать человеческий потенциал в качестве важнейшего источ­ника развития производительных сил, распалась, ввергнув народы входивших в нее стран в глубокую хозяйственную деградацию. Эко­логическая ситуация, казавшаяся критической в 70-е годы, ради­кально изменилась под воздействием ресурсо- и энергосберегаю­щих технологий. Кризис сбыта, который социалисты считали неиз­бежным следствием буржуазного типа производства, сегодня фак­тически преодолен под воздействием формирующегося информационного сектора хозяйства, а пролетариат, призванный раз­рушить капиталистическое общество, все более явно становится лишь малозаметной социальной прослойкой, обретающей зримые черты реакционности.

В свое время К. Маркс говорил, что более развитая страна ука­зывает менее развитой черты ее собственного будущего. Этот те­зис, на наш взгляд, не утратил своего значения и сегодня. Поэтому нельзя не признавать, что весь индустриальный мир, к которому ныне принадлежит и Россия, в перспективе неизбежно повторит (естественно, с определенными модификациями и особенностями) тот путь, который прошли развитые постиндустриальные страны. Именно этот факт обусловливает необходимость непредвзятого изу­чения теории постиндустриального общества, которая в наиболее общих ее чертах не может не стать методологической основой лю­бой современной обществоведческой доктрины.

В то же время постиндустриальная концепция не является за­конченной и жестко оппозиционной любым модификациям и усо­вершенствованиям. Важнейшими, на наш взгляд, векторами ее раз­вития должны сегодня стать два направления, в изучении которых отечественные исследователи, по вполне понятным причинам заин­тересованы в наименьшей степени.

С одной стороны, тенденции развития западных стран убеди­тельно свидетельствуют, что роль человека в современной хозяй­ственной системе радикально отличается от той, которую он играл в индустриальной экономике. В последние годы технологический прогресс приводит к тому, что творческие возможности личности, ее способности к генерированию нового знания и информации ста­новятся главным ресурсом завтрашнего дня. Более того, важней­шим отличием современного работника от традиционного проле­тария оказывается новый характер мотивов и стимулов, определя­ющих его каждодневную деятельность: во все большей мере они трансформируются из внешних, задаваемых стремлением к росту материального благосостояния, во внутренние, порождаемые жаж­дой самореализации и личностного роста. По мере того как основ­ным источником прогресса западных обществ становится развитие составляющих их личностей, лучшим видом инвестиций оказыва­ется потребление. Возникает хозяйственный парадокс, в условиях которого максимизация текущего потребления, совершенствующего человеческий потенциал нации, обеспечивает максимально быст­рое технологическое развитие, расширяющее пропасть, отделяю­щую западный мир от остальной части цивилизации. Совершенно очевидно, что в современной России, где насаждается культ капи­тализма, рассматриваемого в качестве залога процветания страны и ее будущих успехов, понимание современных западных обществ как посткапиталистических объективно затруднено, ибо оно фор­мирует обоснованные сомнения в правильности избранного рефор­маторами пути и показывает всю опасность деградации интеллек­туального потенциала нации, которую нельзя компенсировать ни­какими внешними признаками относительного благополучия.

С другой стороны, прогресс западных обществ, обусловленный технологической революцией, убедительно свидетельствует не толь­ко о том, что накануне XXI века они восстановили свой статус един­ственного центра хозяйственного могущества, но и о том, что быс­трое сокращение разрыва между ними и странами, идущими по пути «догоняющего развития», заметное в 70-е и 80-е годы, стало достоянием истории. На протяжении 90-х годов темпы развития индустриального мира замедлялись на фоне быстрого улучшения хозяйственной конъюнктуры в постиндустриальных странах. Но­вейшие технологические достижения устанавливают новые типы зависимости мировой периферии от западного мира, диктующего условия обмена между высокотехнологичным, индустриальным и сырьевым секторами хозяйства. Таким образом, глобализация, о которой часто говорят в последние годы, становится процессом, жестко обусловленным трансформацией постиндустриальных стран, а официально выдвинутая российским политическим истеб­лишментом доктрина многополярного мира оказывается не более чем очередной красивой иллюзией.

Именно эти обстоятельства — необратимость процессов, по­рожденных изменяющейся ролью внутренних характеристик чело­веческой личности в процессе современного производства, и быст­рое углубление пропасти, отделяющей постиндустриальный мир от остального человечества, — мы и попытались формализовать в концепции постэкономического общества, предложенной в ряде работ последних лет1. В рамках данного курса мы не акцентируем внимание на тех тезисах, которые, будучи выдвинуты и обстоятельно обоснованы в этих работах, остаются тем не менее весьма дискус­сионными, а прежде всего останавливаемся на внутренней струк­туре самой постиндустриальной теории, направлениях ее развития, а также на оценках объективных тенденций, широко освещаемых в западной литературе. Поэтому мы хотели бы вполне определенно подчеркнуть, что задачей настоящего курса лекций является не по­пуляризация концепции постэкономического общества, а деталь­ное рассмотрение наиболее важных закономерностей современного хозяйственного развития в том их виде, в каком они представлены в работах западных исследователей.

Структура курса основана на его делении на четыре части. В первой из них, включающей первую и вторую лекции, мы останавливаемся на истории становления теории постиндустриа­лизма и ее развитии. Важное место в этой части курса занимает анализ теоретической состоятельности многочисленных модифи­каций данной концепции, возникших в 80-е и 90-е годы, а также анализ критических замечаний в адрес постиндустриальной тео­рии. Отдельная лекция посвящена демонстрации элементов сход­ства и различия теорий постиндустриального и постэкономическо­го общества, их внутреннего единства и взаимосвязи. В качестве резюме предлагается оригинальная трактовка наиболее важных на­правлений развития теории постиндустриализма в современных условиях.

Во второй части, состоящей из лекций третьей, четвертой и пятой, основное внимание уделено научно-технической революции второй половины XX века, ее основным этапам и направлениям, а также наиболее важным социальным последствиям произошедших качественных изменений. Рассматривая технологический прогресс как непосредственно влияющий на развитие производительных сил, мы анализируем в этой части курса изменения в производственных отношениях, происходящие в первую очередь на корпоративном уровне, а также перемены в области системы мотивов и стимулов современного работника. Возникающая система «техника — об­щественные отношения — развитие личности» позволяет понять механизмы саморазвития постиндустриального общества.

В третьей части, в которую включены лекции шестая, седьмая и восьмая, рассмотрены три важнейших социальных перемены, свойственные современному этапу развития постиндустриального общества: преодоление прежних форм организации товарных от­ношений, замена частной собственности собственностью личной и развертывание процессов, способных привести к преодолению эксплуатации человека человеком. Там самым мы показываем, что распространенная на Западе точка зрения, отождествляющая со­временные постиндустриальные общества с обществами посткапиталистического типа, не лишена серьезных оснований.

Четвертая часть курса, состоящая из лекций девятой, десятой, одиннадцатой и двенадцатой, посвящена наиболее актуальным се­годня противоречиям, порожденным развитием постиндустри­альных производственных структур. В первую очередь мы обра­щаемся к проблеме самодостаточности постиндустриального об­щества, порождающей его нарастающую обособленность от осталь­ной части человечества. В этом же контексте анализируются вопросы, связанные с углублением разрыва между «первым» и «третьим» мирами, между постиндустриальной и индустриальной цивилизациями, угрожающего стабильности современного мира. Оборотной стороной и в то же время причиной данных процессов выступает нарастание разделенности в самих развитых обществах, происходящее в связи с формированием «класса интеллектуалов», фактически обретающего роль господствующего класса. Таким образом, оба измерения разделенности современного мира — как социальное, так и региональное — оказываются порождены уско­ренным технологическим прогрессом в рамках постиндустриаль­ного мира.

Заключительная, тринадцатая лекция посвящена современной России, достигнутому ею уровню социально-экономического раз­вития, положению в мире, потенциалу прогресса и перспективам в XXI веке. В ней мы прежде всего останавливаемся на теоретичес­ком осмыслении модели «догоняющего развития», исследуем ее позитивные и негативные черты, а также причины многочислен­ных исторических неудач воплощения на практике данной пара­дигмы.

Завершая эти вводные замечания, мы хотим выразить благодар­ность всем, кто помогал автору в работе над книгой, — в первую очередь г-ну Алексею И. Антипову, существенно усовершенство­вавшему ее текст и сотрудникам издательской компании "Интердиалект+", проведшим кропотливую редакционную работу. Мы также благодарны кандидатам экономических наук, сотрудни­кам экономического факультета МГУ Вячеславу А. Бирюкову и Ольге Н. Антипиной, взявшим на себя труд прослушать спецкурс и высказать ряд важных и полезных замечаний. И, наконец, особен­но признательны мы всем студентам экономического факультета, записавшимся на спецкурс в 1998/99 и 1999/2000 учебных годах и своим интересом к предмету немало способствовавшим появлению этой книги.

Владислав Л. Иноземцев

2 апреля 2000 года

Лекция первая. Основные направления исследования современного общества.

Вторая половина XX века насыщена драматичными социальны­ми трансформациями, радикально изменившими облик цивилиза­ции. Пытаясь осмыслить эти масштабные перемены, философы, социологи и экономисты создали ряд оригинальных концепций, вос­создающих внутреннюю логику общественного прогресса и опре­деляющих его ближайшие перспективы. Некоторые из них, полу­чившие в последние десятилетия наибольшее признание и облада­ющие серьезным прогностическим потенциалом, мы хотели бы рас­смотреть в этой вводной лекции.

Теория постиндустриального общества.

В концепции постиндустриального общества получила свое воп­лощение и развитие научная традиция, восходящая к социальным идеям эпохи Просвещения, которые связывали общественный прог­ресс с последовательным улучшением условий материальной жиз­ни человека. Ее важнейшие методологические принципы почерп­нуты из позитивистской философии и экономических исследова­ний XIX века, обозначивших признаки индустриальной цивилизации и положивших в основу периодизации социального развития особенности технологической организации производства, обмена и распределения общественного продукта. Абстрактная идея выч­ленения стадий технологического прогресса была впоследствии дополнена в работах представителей институционального направ­ления в экономической теории, разработавших концепцию струк­туризации секторов общественного производства, что позволило обнаружить внутренние закономерности хозяйственного развития, не зависящие от социальной и политической системы той или иной страны. Таким образом, труды мыслителей XVIII, XIX и начала XX веков стали прочной основой постиндустриальной доктрины.

Особое место в теории постиндустриального общества занима­ют положения, заимствованные из экономических, социальных и по­литологических концепций нашего столетия. Прежде всего, это пред­ставления о трехсекторной модели общественного производства (40-е и 50-е годы), разграничивающей всю национальную экономи­ку на первичный (сельское хозяйство и добывающие отрасли), вто­ричный (обрабатывающая промышленность) и третичный (сфера услуг) секторы; о стадиях экономического роста (50-е и начало 60-х годов), часто отождествлявшихся с этапами развития самой цивили­зации; представления о возможности формирования «единого инду­стриального общества», чрезвычайно популярные среди технокра­тов в 60-е годы, а также некоторые положения теории конвергенции, позволявшие рассматривать с относительно унифицированных по­зиций противостоявшие в то время друг другу восточный и запад­ный блоки.

Синтез различных подходов к анализу современного социума, давший начало теории постиндустриального общества, относится к 60-м годам. К этому периоду сформировались важнейшие мето­дологические основы, позволившие рассматривать становление нового социального состояния с позиций прогресса науки и обра­зования, исследовать качественное изменение места и роли знаний и информации в общественном производстве, учитывать рост вли­яния профессиональных менеджеров и технократов.

Становление системы представлений о природе и характере со­временного общества сопровождалось активными дискуссиями и спорами относительно адекватного обозначения формирующегося социального состояния.

Вплоть до середины 70-х годов предпочтение отдавалось поня­тиям, в которых использовался префикс «пост-». Примером могут служить распространившиеся в то время в литературе определения западного общества как «постбуржуазного», «посткапиталистичес­кого», «постпредпринимательского» или «пострыночного», а так­же более общие понятия, строившиеся на признании за современ­ным социальным состоянием посттрадиционного, постцивилизационного или даже постисторического характера2. Некоторые из этих терминов используются и по сей день, а соответствующие кон­цепции имеют своих сторонников и в настоящее время.

Истоки понятия «постиндустриальное общество» вряд ли мо­гут быть определены с достаточной точностью. С большой вероят­ностью можно утверждать, что термин «постиндустриализм» был введен в научный оборот А. Кумарасвами, автором ряда работ по доиндустриальному развитию азиатских стран3. Впоследствии, с 1916 или 1917 года, он достаточно активно использовался теорети­ком английского либерального социализма А. Пенти, который даже выносил его в заглавие своих книг4, обозначая таким образом иде­альное общество, где принципы автономного и даже полукустар­ного производства оказываются возрождены ради преодоления кон­фликтов, присущих индустриальной системе. В 1958 году амери­канский социолог Д. Рисман реанимирует термин «постиндуст­риальное общество», используя его в заглавии одной из статей, получившей благодаря этому широкую известность, но носившей относительно частный характер5.

В 1959 году профессор Гарвардского университета Д. Белл, вы­ступая на международном социологическом семинаре в Зальцбурге (Австрия), впервые употребил понятие постиндустриального общества в широко признанном теперь значении — для обозначе­ния социума, в котором индустриальный сектор теряет ведущую роль вследствие возрастающей технологизации, а основной произ­водительной силой становится наука. Потенциал развития этого общества во все возрастающей степени определяется масштабами информации и знаний, которыми оно располагает.

Однако с середины 70-х годов акценты сместились на поиск более частных терминов, подчеркивающих одну или несколько важ­нейших тенденций в социальном развитии. Наиболее широкое при­знание получило понятие информационного общества; знаменатель­ны также попытки определить формирующийся социум в терми­нах «организованного», «конвенционального» или «программиру­емого» общества. Можно назвать и некоторые другие понятия, основывающиеся на отдельных якобы фундаментальных призна­ках современного общества, которые, однако, оказываются при вни­мательном анализе весьма поверхностными и несущественными. О научной несостоятельности поиска основных принципов и отно­шений, способных полно и комплексно определить характер ново­го общества, свидетельствует все более общий характер предлагае­мых понятий; в частности, отмечались даже попытки рассуждать об «активном» или «справедливом» обществе6.

На наш взгляд, на фоне всех известных определений понятие постиндустриального общества оказывается наиболее совершен­ным. Оно акцентирует внимание на том основном качестве, кото­рое преодолевается в формирующемся обществе, а именно — на индустриальной природе прежнего способа производства. Кроме того, использование этого понятия предполагает, пусть в неявном виде, что определяющие признаки нового строя невозможно четко назвать и достаточно полно описать, пока сам этой строй не дос­тигнет известной зрелости. Именно поэтому, на наш взгляд, дан­ный термин стал с середины 70-х годов употребляться гораздо чаще прочих. В немалой степени его широкому признанию способство­вал выход в свет в 1973 году книги Д. Белла «Грядущее постиндус­триальное общество»7, которая и по сей день служит глобальным обоснованием методологической парадигмы этой теории. Идея рас­смотрения формирующегося общества как постиндустриального была подхвачена в этот период представителями самых разных на­учных школ.

В 60-е и 70-е годы исследования Д. Белла, Г. Кана, К. Томинаги, Р. Дарендорфа и многих других авторов привели к глубокому осоз­нанию радикально изменившегося характера современного обще­ства. Основу этих изменений большинство исследователей видели в повышении роли науки и беспрецедентных технологических сдви­гах. Впоследствии акценты неоднократно смещались, и в центре внимания оказывались иные, как правило, более частные, аспекты современной трансформации. Так, можно утверждать, что 80-е годы прошли под знаком осмысления социальных последствий постин­дустриализма; в это время в центре внимания находились вопросы классового конфликта и анализ экологических проблем. В 90-е годы появилось множество работ, посвященных организации корпора­ции в постиндустриальном обществе, инвестиционным процессам и взаимодействию развитых стран с «третьим миром». Начинаю­щееся десятилетие, безусловно, еще более расширит спектр про­блем, рассматриваемых с позиций постиндустриальной теории. Таким образом, концепция постиндустриального общества и по сей день остается в центре внимания различных обществоведческих дисциплин, причем воспринимается, как правило, в качестве не столько одного из течений социологической или экономической мысли, сколько методологического основания широкого спектра современных исследований.

Теория постиндустриального общества сформировалась в ре­зультате всестороннего анализа качественно новой ситуации, сло­жившейся в 60-е и 70-е годы в развитых индустриальных странах. Именно на обнаружение характерных черт рождающегося нового общества и были направлены усилия основоположников теории.

Подавляющее большинство исследователей называли в качестве его главных признаков радикальное ускорение технического прогрес­са, снижение роли материального производства, выражавшееся, в частности, в уменьшении его доли в совокупном общественном продукте, развитие сектора услуг и информации, изменение моти­вов и характера человеческой деятельности, появление нового типа вовлекаемых в производство ресурсов, существенную модифика­цию всей социальной структуры. Одно из наиболее развернутых определений постиндустриального общества дано Д. Беллом: «Постиндустриальное общество, — пишет он, — это общество, в экономике которого приоритет перешел от преимущественного про­изводства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни; в котором класс технических специалистов стал основной профес­сиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение но­вовведений... во все большей степени зависит от достижений тео­ретического знания... Постиндустриальное общество... предпола­гает возникновение интеллектуального класса, представители ко­торого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов»8.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Охрана интеллектуальной собственности: в положении догоняющего

    Документ
    Проблемы защиты российского рынка от распространения контрафактной продукции, а также взаимодействия правообладателей с правоохранительными органами были в центре внимания участников круглого стола «Защита интеллектуальных прав в
  2. Девиз: Инновация отличает лидера от догоняющего

    Исследовательская работа
    Данная исследовательская работа посвящена вопросам регионального развития, в частности формированию имиджа Хабаровского края в сфере инноваций. Рассматриваются факторы и параметры имиджа региона, инновационная региональная инфраструктура,
  3. Ятилетия и активно используемых специалистами Всемирного Банка при формулировании рекомендаций странам, в которых имеют место процессы «догоняющей модернизации»

    Документ
    В последнее время в рамках российского политико-управленческого, а также уже и общественно-политического дискурса все чаще звучат призывы к внедрению специальных методов оптимизации государственного управления, прошедших стадии разработки,
  4. В. Г. Федотова. Модернизация «другой» европы. М. Иф ран, 1997 (победила на конкурсе)

    Конкурс
    Осмысление посткоммунистического состояния общества невозможно без анализа изменений в социально-теоретическом мышлении послевоенного периода. Произошедшая за это время смена концептуальных основ социальных теорий явилась одним из
  5. Расколотая цивилизация. Наличествующие предпосылки и возможные последствия постэкономической революции

    Документ
    Образ расколовшейся цивилизации — это несомненный элемент современного мироощущения, и особенно, наверное, у нас, в России. В чем истоки такого мироощущения? На этот вопрос можно поискать ответы в предлагаемой вниманию читателя новой книге В.

Другие похожие документы..