Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Необходимо изучить соответствующую литературу и написать текст в свободной форме по одной из нижеперечисленных тем. Текст должен быть от первого лица...полностью>>
'Литература'
Эпоха классообразования и происхождения государства. Культура первобытного общества. Основные проблемы истории стран Древнего Востока и тенденции их ...полностью>>
'Информационный бюллетень'
В Беларуси на стимулирование рождаемости в текущей пятилетке планируется направить почти 9 трлн. рублей, сообщил министр экономики Николай Снопков на ...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена на кафедре «Финансы, бюджет и страхование» Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Всеро...полностью>>

Главная > Лекция

Сохрани ссылку в одной из сетей:

1.5. Особенности политического процесса в России

Политический процесс в России представляет собой широкую палитру политических взаимодействий субъектов, носителей и институтов власти. Они действуют на основе тех ролей и функ­ций, которые задаются системой культуры, традициями, конфес­сиональной средой, ментальностью общества, особенностями исторического развития, чертами психологического склада этно­сов и т.д. Обозначенные социальные переменные предполагают определенную интерпретацию политических ролей и функций, заметно отличающуюся от той, которая принята в современных демократиях. Поведение субъектов власти и властных институтов в России имеет иные логику и происхождение.

Первая особенность политического процесса в России состоит в нерасчлененности политики и экономики, социальных и личных отношений. Политика не отделена от других сфер жизни в силу незрелости институтов гражданского общества, которые должны ее ограничивать и контролировать. Несформированность гражданского общества является одной из особенностей политического развития России. В этих условиях полити­ческий процесс характеризуется всепроникающей способностью политики, которая пронизывает все сферы жизни общества. Ни один вопрос экономического, социального, духовного развития не решается без вмешательства властных структур.

В условиях перехода России к рыночной экономике статусная дифференциация дополняется социально-экономической, классовой, которая сталкивается с первой. Нарастающее экономическое неравенство в обществе, вызван­ное перераспределением государственной собственности через приватизацию и акционирование, вступление в свои права института частной собственности формируют разнородную массу политических интересов и выражающих их сил. Преж­няя политическая однородность разрушена, теперь ей проти­востоит государство как организованная сила. Однако, по­скольку монополия государства на собственность и ресурсы сокращается, постольку растет желание правящего класса лю­бой ценой сохранить экономическое, политическое влияние, в связи с чем сам правящий класс пытается самоорганизоваться, соз­дать партию власти.

Отсюда вытекает вторая особенность политического про­цесса в России - отсутствие консенсуса между участниками политического жизни. В России не было традиции консенсуса, и ее невоз­можно было укоренить за несколько лет реформ. Другая же причина конфликтности политического процесса кроется в различном понимании ценностей свободы и демократии у за­рождающихся политических сил, а также в их неравных воз­можностях активного участия в реформаторском процессе и удовлетворения собственных интересов.

Новые политические силы, представляющие интересы за­рождающегося класса предпринимателей, а также работников бюджетных сфер (учителя, медики, инженерно-технические работники и т.д.) имели худшие стартовые позиции при пере­ходе к рыночной экономике, чем, например, работники госу­дарственного аппарата, правящая элита, дельцы «теневой эко­номики». Различные условия старта формировали прямо противоположные устремления и цели этих политиче­ских сил. Для отстаивания разнородных политических целей и реализа­ции своих требований политические силы (партии, движения, группы давления) используют широкий арсенал средств, включая незаконные (коррупцию, шантаж, подлог, насилие и т. д.).

Третья особенность политического процесса в России со­стоит в его неструктурированности и высокой степени совме­щения и взаимозаменяемости политических ролей. Обманчиво кажущееся многообразие участников российской политиче­ской жизни, поскольку их реальная роль и политические функции достаточно ограниченны. Способности политических партий выражать интересы гражданского обще­ства весьма условны. Во-первых, потому, что интересы граж­данского общества только начинают формироваться, а сами партии, кроме лидеров и их ближайших сторонников, мало кого представляют. Во-вторых, современные партии похожи скорее на клиентелы, объединяющие единомышленников во­круг политического деятеля, чем на форму связи власти с гра­жданским обществом.

Отсутствие дифференциации и специализации политиче­ских ролей и функций у субъектов и носителей власти обу­словлено российской политической традицией, заключающей­ся в концентрации власти, господства в одном центре, например, в дореволюционное время - у монарха, а в совет­ское - у властвующей коммунистической партии. Малейшее ослабление политического господства монопольно властвую­щего органа приводило к конфликтам, потере управляемости социальными процессами и в конечном счете к революциям.

В современных условиях ситуация концентрации полити­ческого господства в России не преодолена, несмотря на фор­мально-юридическую декларацию принципа разделения вла­стей и функций. Только теперь большинство политических функций конституционно сконцентрировано в руках прези­дента страны. Сохранение в подобных объемах власти в президентских структурах во многом является результатом несформированности институтов гражданского общества, недифференцированности групп интересов.

Четвертая особенность политического процесса в России выражается в отсутствии интеграции среди его участников, что является следствием отсутствия в обществе единой коммуни­кационной системы. Вертикально организованный политиче­ский процесс функционирует через диалог между властью и обществом, в котором последнее доносит свои требования до властных структур посредством разветвленной системы пред­ставительства. Однако подобной системы представительства интересов в России не было, поскольку отсутствует традиция такого диалога. Несформированность институтов гражданского общества не создавала разветвленной системы трансляции требований граждан к властным структурам. В условиях совет­ского тоталитарного режима единственным легальным кана­лом коммуникации власти и общества была коммунистическая партия. Такая форма позволяла власти контролировать умона­строения большинства общества, целенаправленно формиро­вать их. В период так называемой хрущевской оттепели система представительства расширилась, она была дополнена рядом форм коммуникации, которые имели латентный (скрытый) характер. Так появились диссидентские организации, косвенно представ­лявшие власти требования определенной части интеллигенции. В этот же период достаточно активно шел процесс формирования групп интересов, связанных с «теневой экономикой».

Не создана разветвленная система представительства инте­ресов и в наши дни. А наибольшими возможностями здесь обладают правящая элита и бюрократия, контролирующие ре­сурсы и политическое влияние. Партийная система в России еще не в состоянии выступать эффективным каналом трансляции требований от широких социальных общностей к власти. Ве­роятно, поэтому доминирующей формой политического представительства стали заинтересованные группы, отражающие специфические интересы и требования отраслевого, регио­нального, этнического характера. Реальные различия в мате­риальном, культурном, этническом, социальном, территори­альном аспектах групп и общностей приобретают латентные формы представительства.

Пятая особенность политического процесса в России вы­ражается в том, что в его основе лежит активный политический стиль, состоящий в навязывании обществу нововведений со стороны правительства. Активная роль государства, как в фор­мировании проблем, так и в интеграции интересов различных групп вызвана культурно-религиозной, этнической и политической неоднородностью общества. Эту интеграцию раз­личных субкультур участников политического процесса госу­дарство проводит методом навязывания им определенных ценностей и стандартов политической деятельности. Тем са­мым властные структуры делают поведение субъектов полити­ки предсказуемым.

Во взаимодействии «власть - общество» политическая ини­циатива принадлежит государству, поскольку оно концентрирует власть и ресурсы в своих руках. Однако отсутствие диф­ференциации политических ролей и функций институтов го­сударственной власти приводило к тому, что процесс принятия решений был анонимным. Принцип «коллективной ответствен­ности» порождал традицию безответственности политиче­ской власти за последствия принимаемых решений. Кроме того, неструктурированность политического процесса обуслов­ливала появление неконституционных органов, которым принад­лежало исключительное право на принятие стратегических решений.

Шестой особенно­стью российского политического процесса является высокая концентрация политической власти и ресурсов в руках правящей элиты, что заставляет контрэлиту и оппозицию оформляться и выступать в качестве радикальных движений, а не политических оппонентов. Острое противо­борство правящей элиты и контрэлиты выступает следствием культурно-политической неоднородности самой элиты, разные группы которой ориентируются как на либеральные, так и на социалистические ценности. Идеологическое противостояние дополняется процессом кристаллизации интересов на основе экономических факторов - частной собственности, конкурен­ции, рынка и т. д. Усиливающееся имущественное неравенст­во углубляет конфликтность политических взаимодействий. Ин­теграция сторонников правящей элиты и контрэлиты происходит не на рациональной, а на эмоциональной и символической основе (симпатии или антипатии к лидерам, имиджу, символике и т. д.). Стремление правящей элиты монопольно кон­тролировать политический процесс порождает желание у оп­позиции использовать радикальные средства борьбы для того, чтобы заставить официальную власть признать и легитимизировать оппозицию и учитывать ее мнение при выработке полити­ческого курса. При этом сохраняющаяся маргинализация общества повышает значение эмоциональных и сим­волических факторов политического взаимодействия. Их пре­обладание оттесняет на второй план принятие и реализацию конкретных решений. Этим объясняется невысокая динамика реформаторского процесса и слабая эффективность прини­маемых политических решений.

Седьмая особенность политического процесса в России заключается в том, что тотальная маргинализация посткоммунистического обще­ства обусло­вила ситуацию, когда лидеры, чтобы остаться у власти, обра­щались к помощи более развитых западных стран.  С изменений во внешней политике начинал реформы М. С. Горбачев, провозгласив «новое мышление» и «общечелове­ческие ценности» основами своего внешнеполитического кур­са. Такой же логике следовал Б. Н. Ельцин, выступая с доктри­ной «партнерства во имя мира» с западными странами.

Однако уступки во внешней политике в обмен на финансовую поддержку правящего режима не продвинули страну по пути реформ, а лишь усиливали финансово-экономическую зависимость Рос­сии от западных стран, ослабляя национальную экономику. Совершенно очевидно, что западные страны не стремятся ока­зывать технологическую и инвестиционную поддержку, по­скольку это может создать в лице России конкурентоспособную державу. Осознав это, руководство современной России стало проводить самостоятельную внешнюю политику, ориентированную, прежде всего, на интересы российского общества.

Литература

Дарендорф Р. Дорога к себе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе // Вопросы философии. 1990. № 9.

Дегтярев А.А. Основы политической теории. М. 1998.

Елисеев С.М. Политические отношения и современный политический процесс в России: Конспект лекций. СПб., 2000.

Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен (о понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии) // Политические исследования. 1993. № 2.

Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России: Опыт ретроспективно-компаративного анализа социальной и политической динамики. М., 1996.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000. С.345-378.

Политический процесс: вопросы теории. М., Луч. 1994.

Политический процесс в России: современные тенденции и исторический контекст. М., 1995.

Современный политический процесс в России. М., 1998.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001. С.288-296.

Теория политики: Курс лекций: В 3-х ч. Ч.3. / Авт.-сост. Н.А.Баранов, Г.А.Пикалов. СПб., 2003.

Тихонова Н.Е. Мировоззренческие ценности и политический процесс в Рос­сии / / Общественные науки и современность. 1996. № 4.

Шутов А.Ю. Типология политических процессов // Вестник Моск. ун-­та. Серия 12. Социально-политические исследования. 1994. № 2.

Лекция 2. Политическая власть в России: проблема легитимности

2.1. Роль политической власти в России

Власть – ключевой вопрос политики, занимающий центральное место в политической науке. Поэтому для ориентации в современных политических реалиях необходимо понимание смысла данной категории, причин необходимости политической власти для общества, ее легитимности, ресурсов, выполняемых функций. Изучение механизмов реализации власти необходимо для осмысления современного состояния России.

Власть в России постоянно стремилась к транс­формации исторического сознания и менталитета, пытаясь создать соответствующие структуры, оправдывающие ее деятельность. Таки­ми доминирующими структурами стали прежде всего этатизм и па­тернализм, которые являются в известной степени универсальными в массовом сознании российского народа.

Под этатизмом понимается: 1) термин, употребляемый для характеристики государства как высшего результата и цели общественного развития; 2) процесс усиления роли государства в экономической и политической жизни общества.

Патернализм – это отеческая забота со стороны государства по отношению к своим гражданам.

Отношение к государственной власти в России обусловливается этатистским представлением о необходимости сохранения политичес­кого единства и социального порядка. И этот этатистско-патерналистский порядок является ре­альным основанием соединения разнородных национальных тради­ций и культур. Поэтому дуализм общественного бытия в России име­ет иную природу, чем на Западе. Он выражается в первую очередь в таких конфликтных тенденциях, где одной из сторон всегда выступа­ет универсальная и автономная государственность. Это — конфликт между государственностью и регионализмом, государственностью и национальными культурными традициями, государственностью и социальными общностями.

С этой точки зрения характер российского общества в отличие от западноевропейского определяется не столько соглашением поддан­ных и государственной власти об обоюдном соблюдении законов, а молчаливым сговором об обоюдной безнаказанности при их наруше­нии. Поэтому в российской цивилизации, где стороны перманентно нарушали законы, государство выступало не примиряющим, а ус­миряющим началом, а подданные — безмолвствующим большин­ством или бунтарями.

Патернализм берет начало со времен Петра I, когда в России складывается осо­бый тип государства, символом которого стало «отеческое», бюрократическое попечительство «вождя-государя» и го­сударственной власти о благе народа, общественной и личной пользе своих подданных.

Кроме того, следует учитывать и своеобразие сложившегося еще в эпоху Московского царства «вотчинного государства». Москов­ские князья, русские цари, а затем советские вожди, обладавшие ог­ромной властью, были убеждены в том, что вся страна является их собственностью, так как создавалась, строилась и пере­страивалась по их повелению.

Еще в Московском государстве сложилось особое представление о том, что именно власть рождает собственность и что все живущие в России являются государевыми слугами, находящимися в прямой и безусловной от царя зависимости и не имеющими возможности пре­тендовать ни на собственность, ни на какие-либо неотъемлемые лич­ные права. Это представление, пронизав все институты государствен­ной власти, придало им характер «вотчинного государства», аналоги которого можно было найти на Востоке, но подобия его не было в Европе.

Одним из центральных моментов в процессе формирования Мос­ковской субцивилизации, ее политической культуры и национально-государственной идеи был социально-экологический кризис XIV в., спровоцированный демографическим ростом, неблагоприятными кли­матическими условиями, чрезмерной антропогенизацией ландшаф­та, что привело к резкому сокращению технико-экономических воз­можностей подсечно-огневого земледелия.

Этот кризис заставил русских людей выйти из леса, превратив их в сельских и деревенских. Они оказались вовлеченными и хозяйствен­но, и культурно в состав соседской общины, а через церковь и госу­дарство — в жизнь всего российского социума. Постепенно стала пре­одолеваться «разорванность» общества и культуры на две части — мира крестьян-полуязычников (жителей лесов), хозяйствовавших по тех­нологии подсечно-огневого земледелия, и христианско-православного мира князей, церкви, горожан, крестьян ополий, территорий па­шенного земледелия.

Со времен Московского государства стало работать универсальное правило: если сами люди не могут остановить падение уровня и качества жизни, то об­щество передает государству право на проведение радикальных ре­форм. При этом предполагается «пересмотр» если не всей системы культурных ценностей, то по крайней мере некоторых базовых ее эле­ментов.

Это позволило московским князьям присвоить неограниченные права по отношению к обществу и предопределило перевод его в мо­билизационное состояние. Его основу составили внеэкономические факторы государственного хозяйствования, экстенсивное использо­вание природных ресурсов, ставка на принудительный труд, внешне­политическая экспансия и народная колонизация.

Российская цивилизации перешла на иной, чем Западная Европа, генотип социального развития. Если западноевропейская цивилиза­ция в это время сменила эволюционный путь развития на инноваци­онный, то Россия перешла от эволюционного к мобилизационному, который осуществлялся за счет сознательного и насильственного вме­шательства государственной власти в механизмы функционирования общества.

Мобилизационный тип развития представляет собой один из спо­собов адаптации социально-экономической системы к реальностям изменяющегося мира и заключается в систематическом обращении в условиях стагнации или кризиса к чрезвычайным мерам для дости­жения экстраординарных целей, представляющих собой выраженные в крайних формах условия выживания общества и его институтов.

Испытывая постоянное давление с Запада и Востока, Россия ощущала непрерывную потребность в обороне. Поэтому Московское государство с самого начала формировалось как «военно-националь­ное», основной движущей силой развития которого была постоянная потребность в обороне и безопасности, сопровождавшаяся усилением политики внутренней централизации и внешней экспансии.

Такая политика обеспечивала территориально-государственную целостность российского общества и блокировала тенденции к дезин­теграции. Осуществлялось это в первую очередь с помощью насилия со стороны государственной власти, принуждавшей население при­нимать любые лишения при решении задач мобилизационного раз­вития. Отсюда проистекали деспотические черты государственной власти, опиравшейся в основном на военную силу и военные методы управления.

Поэтому одной из особенностей мобилизационного развития Рос­сии было доминирование в ее истории политических факторов и, как следствие, гипертрофированная роль государства в лице центральной власти. Это нашло выражение в том, что правительство, ставя опре­деленные цели и решая проблемы развития, постоянно брало иници­ативу на себя, систематически используя при этом различные меры принуждения, опеки, контроля и прочих регламентации.

Специфика состояла также в том, что особая роль внешних фак­торов вынуждала правительство выбирать такие цели развития, кото­рые постоянно опережали социально-экономические возможности страны. Поскольку эти цели не вырастали органическим образом из внутренних тенденций ее развития, то государство, действуя в рам­ках старых общественно-экономических укладов, для достижения «прогрессивных» результатов прибегало в институциональной сфере к политике «насаждения нового сверху» и к методам форсированного развития экономического и военного потенциала.

Государственная власть в России играла в истории России двойственную роль. С одной стороны, она превратила Россию в великую державу, при этом перманентно прибегая к антигуманным средствам управления, зачастую от имени народа уничтожая многие ты­сячи и даже миллионы людей.

С другой стороны, в России сама государствен­ная власть становилась непос­редственной причиной кризиса государственности и даже развала го­сударства. За четыре столетия российская цивилизация пережила три национально-государственные катастрофы: в ходе первой смуты 1598—1613 гг. прекратили существование и династия Рюриковичей, и российская государственность; вторая смута 1917—1921 гг. покон­чила с монархическим государством и династией Романовых; резуль­татом третьей смуты 1990-х гг. стал развал СССР.

Основой любой державности является ставка на силу и экспан­сию, при этом часто «державный» аппетит превосходит реальные воз­можности государства, что, в конце концов, подрывает силы нации и вызывает кризис государственности.

Отчужденность общества и государственной власти, достигаю­щая своего предела накануне кризиса российской государственности, во многом объясняет и то равнодушие, с которым российское обще­ство воспринимает падение политических режимов, и ту способность русских людей отвернуться от власти в трудную для нее минуту, и ту их готовность проявить себя самым неожиданным и радикальным образом на крутых поворотах истории. Так было и в начале XVII века, и во время свержения самодержавия в России, и в период крушения коммунистического режима в СССР.

Как показывает исторический опыт, в тех странах, где государ­ство контролировалось гражданским обществом, развитие шло по наиболее эффективному пути, и политические режимы оказывались наиболее стабильными, потому что при всех кризисах государствен­ная власть могла надежно опереться на социальный фундамент в виде этого общества.

Еще одна особенность государственной власти связана с проведени­ем в России реформ «сверху».

История России — это непрерывный процесс реформ, революций и перестроек, неизменно сопровождавшихся контрреформами и контр­революциями. В эпоху реформации всегда есть открытые противники преобра­зований, однако результаты реформ зависят, прежде всего, от реакции на них со стороны управляемых.

Реформы в России задумывались и проводились «сверху» в спе­цифических условиях, которые в современной литературе получили название социокультурного раскола. Реформаторская элита с инновационным типом культуры, в основе которого — критический целерациональный, технократический стиль мышления, была больше оза­бочена целями развития и его организационными формами, чем цен­ностными ориентациями людей. Ей казалось, что посредством адми­нистративного воздействия на сложившуюся ситуацию достаточно человека поставить в особые организационные условия, чтобы он вынужденно или с сознанием необходимости, изменив свои жизнен­ные установки, стал решать новые задачи.

Большинству русских людей присущ ценностно-рациональный стиль мышления и поведения, для них важны не столько цели и ре­зультаты, сколько смысл преобразований. В иерархии ценностей русского человека ведущее место отводится справедливости, трактуе­мой в нравственно-уравнительном смысле, понимаемой как возможность быть хозя­ином самому себе. В этой иерархии далеко не первое место принадле­жит труду, который в производственной этике человека рассматрива­ется как обязанность и повинность.

Поэтому попытки трансформировать основы экономической, со­циальной и политической жизни России без изменения культуры как духовного кода жизнедеятельности подавляющего большинства ее населения приводили к социокультурному отторжению реформ, по мере того как они создавали ситуацию фрустрации или дискомфорта. Это сопровождалось кризисом государственной власти и заканчива­лось контрреформами «сверху» или революциями «снизу».

Контрреформы были реакцией правительства в условиях пассив­ного общественного противодействия на результаты преобразований и попыткой, чаще всего стихийной, привести их цели и средства в соответствие с социокультурной средой.

Опыт реформ в России и других странах свидетельствует о том, что для успешного их проведения требуется соблюдение по крайней мере двух условий.

Во-первых, реформы должны соответствовать социокультурно­му пространству, в котором они осуществляются, то есть быть санк­ционированы ментальностью различных социальных групп и культурными архетипами индивидов. Если инновации не воспринимают­ся как необходимое и конструктивное, не вызывают положительных эмоций, а, наоборот, провоцируют массовое дискомфортное состоя­ние, то это может вызвать всплеск социальной агрессивности у опре­деленной части населения.

Во-вторых, реформы могут успешно проводиться только легитимной государственной властью, которая в состоянии согласовать ценностные ориентации различных групп населения по поводу целей и средств преобразований и не допустить перерастания социокультурных противоречий раскола в необратимый процесс социально-поли­тической дезорганизации.

Эти два условия проведения реформ тесно связаны между собой, поскольку речь идет прежде всего о ценностном обосновании соци­альных инноваций и реформаторской деятельности самой государ­ственной власти.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Кафедра истории

    Учебно-методическое пособие
    П 31 Петров В.И. Учебно-методическое пособие для студентов обучающихся по направлениям бакалавриата всех форм обучения (материалы к учебно-методическому комплексу).
  2. Рабочая программа дисциплины «Политические отношения и политический процесс в современной России» для студентов специальности 030201. 65 (020200) «Политология»

    Рабочая программа
    Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом для специальности 030201.65 (020200) «Политология», утвержденным приказом Министерства образования Российской Федерации от 14.
  3. Практикум научного творчества Информационные сети и базы данных по регионоведению

    Практикум
    Настоящий курс представляет собой составную часть общепрофессиональной дисциплины «История изучаемого региона (страны)», раскрывая историю традиционного Востока.
  4. «Вызовы XXI века»

    Библиографический указатель
    Альманах «Вызовы XXI века» : (форум междисциплинарных исследований и дебатов). Вып. 2 : Общественные сдвиги и цивилизации / Ин-т экономики РАН ; Ин-т Европы РАН.
  5. Учебная программа курса Владивосток 2007 Министерство образования Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса политический менеджмент

    Учебная программа курса
    Учебная программа по дисциплине «Политический менеджмент» составлена в соответствии с требованиями государственного стандарта России. Предназначена для студентов специальностей 03020165 «Политология».

Другие похожие документы..