Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
2. Создать федеральное государственное учреждение "Дирекция по управлению федеральной целевой программой "Повышение безопасности дорожного ...полностью>>
'Аналитические материалы'
“Путинская Россия” - в этом номере журнала представлены аналитические материалы и комментарии германских и российских экспертов относительно перспекти...полностью>>
'Пояснительная записка'
Воскресная православная школа при Благовещенском храме г. Вольска Саратовской епархии. Авторская программа для дошкольного и младшего школьного возра...полностью>>
'Документ'
Логіка потрібна скрізь, де постає потреба приводити в певний порядок розрізнені емпіричні факти і знання, систематизувати їх і визначити точну суть п...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

158

П арсонс Т. Система современных обществ

СИСТЕМА СОВРЕМЕННЫХ ОБЩЕСТВ

Парсонс Т.

Выходные данные:

Парсонс Т. Система современных обществ / Пер, с англ. Л.А. Седова и А.Д. Ковалева. Под ред. М.С. Ковалевой. – М., 1997. - 270 с.

Рецензент:

доктор социологических наук, профессор Н.Е. Покровский

Аннотация:

Первая публикация на русском языке книги известного американского социолога-теоретика XX в. Т.Парсонса (1902–1979). На основе своей четырехфункциональной схемы взаимообмена – универсального методологического инструмента, предназначенного для анализа любых конкретных обществ и любых живых систем действия вообще, и концепции модернизации, характеризующей главный вектор исторического развития обществ, автор прослеживает становление системы обществ современного типа, географическое перемещение центра всемирного процесса модернизации, начавшееся в XVI–XVII вв. и продолжающееся в наше время.

Издание содержит также автобиографический очерк, в котором ученый пишет о своих идейных истоках, учителях и научных авторитетах, а также об основных этапах формирования своей теории социального действия и месте публикуемой книги в общей системе его взглядов.

Примечания:

  • Номера страниц оригинала выделены серым цветом и предшествуют тексту соответствующей страницы.

  • Электронная версия снабжена интерактивным оглавлением. Если вы подведете курсор к нужному разделу и нажмете Ctrl, то попадете в соответствующее место в тексте книги

  • В оглавлении указаны номера страниц оригинала

ОГЛАВЛЕНИЕ

К русскому изданию (5)

Предисловие (9)

Введение (11)

СИСТЕМА СОВРЕМЕННЫХ ОБЩЕСТВ

Глава первая. Теоретические ориентиры (15)

Системы действия и социальные системы (15)

Понятие общества (20)

Подсистемы общества (23)

Методы интеграции в ускоренно дифференцирующихся обществах (33)

Процессы эволюционных изменений (43)

Глава вторая. Досовременные основы современных обществ (46)

Ранее христианство (47)

Институциональное наследие Рима (52)

Средневековое общество (55)

Дифференциация европейской системы (60)

Ренессанс и Реформация (66)

Глава третья. Появление первых компонентов современной системы (72)

Северо-запад (77)

Заключение (93)

Глава четвертая. Контрапункт и дальнейшее развитие: эпоха революции (98)

Дифференциация Европы в эпоху революций (98)

Промышленная революция (102)

Демократическая революция (108)

Глава пятая. Новое лидирующее общество и новейшая современность (116)

Структура социетального сообщества (117)

Революция в образовании и новейшая стадия модернизации (127)

Воспроизводство образца и социетальное сообщество (132)

Политика и социетальное сообщество (136)

Экономика и социетальное сообщество (142)

Заключение (152)

Глава шестая. Новые контрапункты (163)

Советский Союз (165)

«Новая Европа» (171)

Модернизация незападных обществ (179)

Заключение: основные положения (183)

Рекомендуемая литература (190)

О ПОСТРОЕНИИ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ: ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ АВТОБИОГРАФИЯ (перевод А.Д. Ковалева)

Первый большой синтез (210)

Дела личные и профессиональные (214)

Теоретические интересы после «Структуры социального действия» (217)

Профессии и две стороны проблемы рациональности (218)

От медицинской практики к теории социализации (222)

Теоретическое развитие, 1937–1951 (226)

Еще раз об экономической науке и социологии (229)

Средства взаимообмена и социальный процесс (233)

«Структурно-функциональная теория»? (235)

Социальное изменение и эволюция (237)

Природа современных обществ (240)

Солидарность и социетальное сообщество (245)

Высшее образование как средоточие научных интересов (250)

Стиль мышления и обзор основных тем (254)

Литература (266)

5

К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

перейти к оглавлению

Впервые русскому читателю, изучающему теоретическую социологию, историю социологической мысли, теории развития и другие области социологии, предоставляется возможность ознакомиться с одним из трудов классика социологии XX в., американского ученого Толкотта Парсонса, изданным полностью, без каких-либо купюр идеологического или конъюнктурного свойства. Все предыдущие издания в России переводов сочинений Парсонса представляли собой сборники небольших отрывков и отдельных глав из работ разных лет. Изначально эти переводы увидели свет в спецхрановском «Информационном бюллетене» ИКСИ АН СССР в 1968 г. Во времена реформ (то есть за последние 10 лет) разные издательства – ИНИОН, МГУ, «Наука» в том числе – лишь переиздавали в том или ином наборе все те же, только уже естественным образом устаревшие переводы.

Настоящее издание – впервые предпринятый в 1997 г. перевод, сделанный в соответствии с терминологией, используемой в отечественной социологии сегодня, и требованиями, предъявляемыми к научному переводу как таковому. Переводчики и редактор стремились к максимально точному воспроизведению смысла оригинального текста и бережному сохранению авторского методологического аппарата, избегая каких бы то ни было двусмысленностей и в то же время излишней наукообразности. Хотя вполне возможно, что в некоторых случаях предложенные варианты не всегда будут устраивать всех и одинаково легко восприниматься всеми читателями, особенно не имеющими соответствующей подготовки.

Книга Парсонса «Система современных обществ», написанная им в дополнение к изданной несколько ранее книге «Общества в эволюционной и сравнительной перспективе» (подробнее об этом см. в авторском Предисловии), относится к позднему периоду творчества ученого, когда его знаменитая междисциплинарная «общая теория действия», пройдя через этап одностороннего увлечения структурно-функциональным подходом и языком, приняла более или менее устоявшиеся формы. Место и роль общетеоретических и методологических взглядов Парсонса в публикуемом ныне исследовании по исторической социологии достаточно выясняются, во-первых, из краткого их изложения в главе первой «Теоретические ориентиры» и, во-вторых, из приложенной к основному сочинению другой работы Парсонса – «О построении теории социальных систем: интеллектуальная автобиография», специально написанной по заказу журнала Американской академии наук и искусств «Daedalus». Этот самоанализ пройденного творческого пути освобождает нас от более подробной характеристики понятийного аппарата и идейного контекста публикуемой книги. Знакомство с поздними взглядами умудренного опытом ученого на свою теоретическую эволюцию особенно полезно для русского читателя, доселе имевшего об этом авторе лишь отрывочные представления. Очерк помогает лучше понять и общий замысел книги «Система современных обществ».

6

Основной целью данного предисловия является предупреждение читателя о некоторых терминологических двусмысленностях, возникающих при русском переводе парсоновского текста. Идейный стержень его книги, обозначенный уже в самом названии, описывается такими однокоренными английскими терминами, как modern, modernity, modernization. Возможны два варианта их перевода на русский язык: один – буквальная калька (что само по себе в науке не редкость и часто оправдано), когда все три термина передаются тоже родственными словами – модерновый, модерность и модернизация. Другой вариант – полностью русифицированный: современный, современность и осовременивание. В действительности в отечественной социологической литературе сложилась практика смешанного употребления обоих вариантов: современный, современность и модернизация. При этом слово «современный» в сочетании со словом «общество» понимается не как временная, достаточно неопределенная характеристика приближенности к нашим дням, а как абстрактное типологическое понятие, определение особого типа общества – а именно современного, или в достаточной степени модернизованного, то есть такого, которое прошло весь сложный процесс модернизации (буквально – осовременивания). «Современность» означает эпоху (чрезвычайно продолжительную – с XVII по XX в. и далее) вступления традиционных обществ в активную стадию модернизации. Под «модернизацией» понимается совокупность различного рода экономических, политических и психологических преобразований и изменений конкретного общества на пути его приобщения к системе «современных» обществ. При таком словоупотреблении проблематика становления «современного общества» близка к традиционной проблематике генезиса «капитализма», или общества капиталистического типа, – проблематике, хорошо известной по классическим исследованиям К.Маркса, М.Вебера, В.Зомбарта и др. У Парсонса лишь смещены и переставлены некоторые акценты. Редакция не сочла возможным идти наперекор сложившейся традиции и утвердила в предлагаемом издании смешанный вариант перевода английского корня «modern». Таким образом, читателя просят не забывать, что в данном издании исключено использование слова «современный» для определения времени.

В настоящем переводе воспроизводятся оба термина Парсонса – социальный (social) и социетальный (societal) – второй употребляется им и другими теоретиками исключительно в тех случаях, когда речь идет о характеристиках, понятиях и процессах, относящихся к уровню общества в целом, к макроуровню, тогда как первый относится к общественным явлениям без уточнения уровня их рассмотрения (социальное действие, социальная функция семьи, социальная организация религии и т.п.). Что касается английского «community», несущего у Парсонса двойную нагрузку – от Gemeinschaft Ф. Тенниса и от «органической солидарности» Э. Дюрк-гейма, то здесь оно переводится преимущественно как «сообщество», но в некоторых более частных случаях – как «община», «коммуна», «общность».

Употребленные Парсонсом в книге слова и выражения на латинском, французском и немецком языках даны на языке оригинала.

М.С. Ковалева

9

ПРЕДИСЛОВИЕ

перейти к оглавлению

Эта книга является продолжением и дополнением к моей более ранней работе «Общества в эволюционной и сравнительной перспективе» для серийного издания «Основания современной социологии». Первоначально было задумано, что обе работы составят единый том, однако на практике оказалось, что требования и ограничения, связанные с любым серийным изданием, не оставляли возможности и для самой приблизительной обработки необходимого материала.

К сожалению, между публикацией этих двух моих книг прошло много времени, в чем повинен в основном сам автор, которому мешали не только взятые им на себя другие обязательства, но и трудности с организацией материала данной рукописи. Эти трудности едва ли удалось бы преодолеть, если бы издатель не пришел на помощь и не позволил несколько расширить объем рукописи; так, если объем «Обществ» составляет всего 117, то эта книга насчитывает 143 страницы*.

На первый взгляд может показаться, что поскольку по сравнению с «Обществами» настоящая книга охватывает меньший временной интервал и более узкий круг вопросов, то задача написать на эту тему небольшую по объему книгу уже гораздо легче. На деле оказалось иначе. Наблюдаемый вблизи ландшафт выглядит гораздо более сложным, чем расположенные вдали холмы и горы, и, может быть, именно из-за такого близкого (по времени) крупномасштабного видения приходится погружаться в тонкие комбинации диагностических и оценочных суждений, что часто мешает формулированию ясных и объективных заключений. В этих условиях краткость книги создает дополнительные трудности, не позволяет автору полностью изложить не только все относящиеся к делу факты, но и собственные взгляды и их аналитические обос-

10

нования. Отчасти этот недостаток компенсируется тем, что жесткие рамки установленного объема книги заставляют стремиться к точности и ясности высказываний.

В Предисловии, так же как и в очень кратком Введении, я должен подчеркнуть значимость для меня названия книги – «Система современных обществ», в котором последнее слово специально дано во множественном числе. В литературе по социальным наукам такое употребление необычно. Во-первых, в этом названии содержится представление о том, что не все социальные системы, даже межнациональные, являются «обществами». Во-вторых, подразумевается, что многочисленные современные общества – не какие-то случайные разновидности, а в определенном смысле – некая система, части которой дифференцированы друг от друга и в то же время интегрированы друг с другом на основе взаимозависимости. Следует подчеркнуть, что эта взаимозависимость включает в себя и факторы напряженности и конфликта, столь очевидные в реальной жизни.

Написанием этой книги еще более, чем предыдущей, я обязан помощи многих людей. И снова, как всегда, незаменим был Виктор Лидз, который разыскивал и реферировал нужную литературу, участвовал в обсуждении написанного и был его суровым критиком. Когда же дело дошло до «решающей фазы» приведения рукописи к установленному объему, включая стилистическую правку, это не могло быть компетентным образом осуществлено без интенсивных взаимных обменов мнениями по содержательным проблемам, в прояснении которых неоценимую помощь оказал м-р Джон Эйкьюла. Наконец, я в очередной раз выражаю признательность главному редактору серии Алексу Инкелесу, издателям и моему секретарю мисс Салли Нэш.

Толкотт Парсонс, Декабрь 1970

11

ВВЕДЕНИЕ

перейти к оглавлению

Тезис, лежащий в основе этой работы и определяющий, в частности, и ее отношение к предыдущей работе – «Общества в эволюционной и сравнительной перспективе»1, состоит в том, что современный тип общества возник в единственной эволюционной зоне – на Западе, который, по сути, представляет собой часть Европы, ставшую наследницей западной половины Римской империи к северу от Средиземного моря. Следовательно, общество западного христианского мира послужило отправной точкой, из которой «взяло начало» то, что мы называем «системой» современных обществ. Независимо от того, оправдано или нет рассмотрение средневекового западного христианского мира как единого общества, пришедшие ему на смену территориальные государства и культурные образцы, называемые национальными, получили такое развитие, что для эпохи современности весь этот комплекс может рассматриваться только как система обществ.

Данная работа имеет множество интеллектуальных корней. Возможно, наибольшее влияние оказал немецкий идеализм в том виде, в каком он перешел от Г.В.Ф. Гегеля через К.Маркса к М.Веберу. Хотя сегодня и модно посмеиваться над гегелевским прославлением прусского государства, он все-таки сумел создать всестороннюю общую теорию социетальной эволюции, имеющей своей кульминацией современный Запад. Но подобно марксистской теории, эта теория имела слишком определенный временной предел. Маркс признавал, что феодализм существовал не только в Европе, но он предполагал, что возникновение капитализма позволило Европе возглавить процесс общего социетального развития и что тем самым именно здесь должна была зародиться и окончательная стадия этого процесса – социализм–коммунизм.

Вебер предложил более утонченные теоретические основания для различения западной «современности» и высших стадий эволюции, достигнутых принципиально иными цивилизациями. Даже те, кто сомневаются относительно веберовских положений о роли религии в достижении Западом столь высокого уровня эволюции, вынуждены соглашаться, что и длительное время спустя после того, как процесс модернизации начался на Западе, нигде в другом месте ничего подобного не происходило. В самом деле, можно доказать, что современная система распространялась за пределы Европы только путем колонизации или, как в Японии, посредством процессов, в которых была обязательно взята за образец модель современного, модернизованного Запада. Во Введении к своим сравнительным исследованиям по социологии религии2. Вебер поставил вопрос о том, содержится ли в опыте современного Запада универсальная значимость или нет. Ссылаясь на экспериментальную науку, искусство, рациональные правовые и административные системы, современное государственное устройство и «рациональный буржуазный капитализм», он делал вывод, что комбинация всех этих факторов создает уникальную социокультурную систему, обладающую не знающей себе равных адаптивной способностью.

Настоящая книга написана в веберовском духе, но с попыткой учесть достижения социологической теории и других наук за последние 50 лет. Одну из основных перспектив открывают теоретические связи между эволюцией органической, с одной стороны, и эволюцией социальной и культурной – с другой. Прогресс биологической теории и социальных наук3 создал твердые основания для включения общества и культуры в состав более общей теории эволюции – эволюции живых систем.

Одним из аспектов этого подхода является параллель между возникновением человека как биологического вида и появлением

13

обществ современного типа. Биологи полностью согласны в том, что все люди принадлежат к одному виду, имеющему один эволюционный источник. Из этого источника произошел человек, который отделился от других видов за счет своей способности созидать, обучаться и пользоваться символическими системами (культурой) в форме языка и других посредников.. В этом смысле все человеческие сообщества «культурны», и если обладание культурой является неотъемлемым критерием человеческого общества, то коллективные формы организации у других видов следует именовать протообществами.

Есть основания предполагать, что эволюционный путь от древнейших человеческих обществ к сегодняшним сопровождался определенными скачками в развитии их адаптивной способности. В настоящей книге утверждается, что возникновение системы современных обществ в ходе сложного, занявшего несколько столетий процесса развития представляло собой один из таких скачков.

Многие воспримут сопряженный с этим утверждением тезис о том, что общества современного типа обладают более высокой и обобщенной, чем все другие, адаптивной способностью и что все они имеют единое западное происхождение, как «культуро-центристский» и оценочный, но, возможно, три последующих разъяснения помогут смягчить подобное впечатление. Во-первых, адаптивная способность не обязательно является верхом человеческих ценностных устремлений. Для многих людей большую ценность могут представлять определенные стороны, связанные с личностью, культурой, физическим здоровьем или определенными социальными образцами. Во-вторых, наше утверждение об адаптивном превосходстве современных обществ не исключают возможности того, что когда-нибудь какая-то «постсовременная» фаза социального развития возникнет на совершенно другой социальной и культурной основе с иными характеристиками. В-третьих, поскольку общества институционализируют культуру, они открыты для внешних воздействий через контакты с другими культурами. В отличие от закрытости генетического состава вида (благодаря невозможности межвидового скрещивания), отдельные культуры могут при определенных условиях плодотворно взаимодействовать. Например, сами современные общества включают в себя разнородные культурные элементы, не всегда имеющие западное происхождение. И поскольку процесс культурных заимствований будет, вероятно, набирать силу, окончательная версия современной системы

14

может оказаться менее локально самодостаточной, чего ожидают или боятся многие сегодняшние наблюдатели.

Эти соображения, однако, часто отодвигаются в тень глубокой эмпирической и теоретической убежденностью в том, что первоочередность адаптивных факторов и составляет «суть человеческого общества». Достижения в социологической теории и накопленный фактологический материал позволяют нам серьезным образом пересмотреть те координаты, в рамках которых Beбер интерпретировал «рациональный буржуазный капитализм». Однако мы не станем отвергать его самый общий взгляд на развитие западной цивилизации в общем контексте социальной эволюции человечества.

15

Глава первая

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ

перейти к оглавлению

СИСТЕМЫ ДЕЙСТВИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ

Мы рассматриваем социальные подсистемы1 как составную часть более общей системы действия, другими составляющими которой являются культурные подсистемы, личностные подсистемы и поведенческие организмы, – все это абстракции, аналитически вычленяемые из реального потока социального взаимодействия. В нашем подходе три только что перечисленные подсистемы общей системы действия трактуются по отношению к социальной подсистеме как компоненты ее окружающей среды. Такое толкование не вполне обычно, особенно в том, что касается представлений о личностных свойствах индивидов. Полностью обоснования такого подхода представлены в других моих работах, здесь же для понимания последующего изложения важно помнить, что ни социальная, ни личностная подсистемы не являют собой нечто реально существующее.

Различение четырех указанных подсистем действия носит функциональный характер. Оно проводится на основе четырех первичных функций, присущих, по нашим представлениям, любым системам действия, – это функции воспроизводства образца, интеграции, целедостижения и адаптации2.

Первичная интегративная проблема любой системы действия состоит в координации составляющих ее элементов, прежде всего человеческих индивидов, хотя в определенных целях в качестве субъектов действия можно рассматривать и коллективы. Интегра-

16

тивная функция приписывается здесь преимущественно социальной системе.

За культурной системой закрепляется в основном функция сохранения и воспроизводства образца, равно как и творческого его преобразования. Если в социальных системах на первом месте стоят проблемы социального взаимодействия, то культурные системы складываются вокруг комплексов символических значений–кодов, на основе которых они структурируются, особых сочетаний символов, в них используемых, условий их использования, сохранения и изменения как частей систем действия.

Личности индивида отводится главным образом исполнение целедостиженческой функции. Личностная система – это главный исполнитель процессов действия и, значит, воплощения культурных принципов и предписаний. На уровне вознаграждения, в смысле мотивации, главной целью действия является обеспечение личных потребностей или удовлетворенность личности.

Поведенческий организм трактуется как адаптивная подсистема, как сосредоточение основных возможностей человека, на которые опираются остальные системы. В нем содержатся условия, с которыми должно сообразовываться действие, и основные механизмы взаимодействия с физической средой, в частности механизм получения и обработки информации в центральной нервной системе и механизм двигательной реакции на требования физической среды. Все эти взаимосвязи схематично представлены в таблице 1.

Таблица 1

Действие*

Подсистемы

Преимущественные функции

Социальная

Интеграция

Культурная

Воспроизводство образца

Личностная

Целедостижение

Поведенческий организм

Адаптация



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Проблема детства в системе российской социальной политики

    Автореферат
    Защита состоится 28 мая 2007 года в 10.00 на заседании диссертационного совета Д.212.273.03 при Тюменском государственном нефтегазовом университете по адресу: г.
  2. Парсонс Т. П 18 Оструктуре социального действия

    Документ
    Талкотт Парсонс, безусловно, один из самых крупных и интересных социологов-теоретиков XX столетия. Ко времени, когда появились на страницах научных журналов его первые статьи, в Европе, разоренной мировой войной и социальными катастрофами,

Другие похожие документы..