Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан № 497 от 17.11.2004г. «О мерах по повышению инвестиционной привлекательности Республики Татарст...полностью>>
'Программа'
Настоящая программа учебной дисциплины устанавливает минимальные требования к знаниям и умениям студента и определяет содержание и виды учебных заняти...полностью>>
'Документ'
Одним из интереснейших и бурно развивающихся направлений научных исследований сегодня является компьютерная графика: создание изображения объекта по м...полностью>>
'Конкурс'
1.1. Конкурс-фестиваль "Вифлеемская звезда" проводится в рамках мероприятий и целевых программ Департамента семейной и молодежной политики ...полностью>>

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

Русский человек без радуги не живёт.

П.П. Бажов

...Сказы не зря придуманы. Иные в покор, иные в наученье, а есть и такие, что вместо фонари­ка впереди.

П.П. Бажов

15 (27) января 1879 года в городе Сысертский Завод на Урале в семье Петра Васильевича и Августы Стефановны Бажевых (так писалась тогда фамилия этой семьи) родился сын Павел. Отец Павла — потомственный уральский ра­бочий, горнозаводской мастер на Сысертском металлургическом заводе. Он был опытным мастером, имел независимый характер и за острый язык получил прозвище Сверло. Мать писателя была искусной кружевницей, работала в «ру­кодельной мастерской», плела круже­во, вязала ажурные чулки. Детство бу­дущего писателя прошло среди уральс­ких мастеровых людей. Впоследствии Павел Петрович посвятил изображению жизни, быта сысертских заводов в кон­це XIX века свою первую художествен­ную книгу — цикл очерков «Уральские были» (1924).

Павел учился в земской трёхлетней школе. Был способным и любознатель­ным учеником. На всю жизнь запомнил­ся ему урок в первом классе, посвящён­ный 50-й годовщине со дня смерти А.С. Пушкина. Впоследствии Бажов вспоми­нал об этом в статье «Через всю жизнь», написанной к 150-летию со дня рожде­ния А.С. Пушкина, Павел любил читать и обладал хорошей памятью. Однажды в присутствии уездного ветеринарного врача Н.С. Смородинцева Павел прочёл наизусть школьный сборник стихотворе­ний Н.А. Некрасова. Именно Н.С. Смородинцев посоветовал родителям Бажова продолжить обучение сына в уездном го­роде—Екатеринбурге. Родители, люди небогатые, смогли отдать сына только в Екатеринбургское духовное училище, где была самая низкая плата за обучение, не требовалось покупать форму. Бажов успешно сдал экзамены в училище, где ранее учились изобретатель Александр Степанович Попов и писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк.

Екатеринбург — уездный город, кото­рый считался столицей горнозаводского Урала, — произвёл на Павла большое

про­изведений. И хотя его дореволюцион­ные записи целых шесть тетрадей, бы­ли утрачены в годы Гражданской вой­ны, в памяти Павла Петровича многое сохранилось. «История создания и пуб­ликации "Малахитовой шкатулки" пол­на драматизма впечатление. «Каменные дома с неви­данными раньше колоннами, с тротуа­рами из широких плит привели в вос­торг», — вспоминал Бажов в автобиогра­фической повести «Далёкое-близкое». Вызвали недоумение и убогие домишки окраинных улиц на заболоченной низи­не. Окончив Екатеринбургское духовное училище в 14 лет, Бажов поступает в Пермскую духовную семинарию. Здесь, он учится шесть лет. Ещё в училище Па­вел много читал, ему уже были знакомы произведения Николая Васильевича Го­голя, Льва Николаевича Толстого, Ни­колая Алексеевича Некрасова, Даниэля Дефо, Марка Твена. В семинарии про­должается его знакомство с художест­венной литературой и литературной критикой, среди любимых авторов — Антон Павлович Чехов, Федор Михай­лович Решетников, Николай Герасимович Помяловский, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, Дмитрий Иванович Писарев, Николай Александрович Доб­ролюбов.

В 1899 году Бажов окончил семина­рию (был третьим учеником по сумме баллов). Но продолжить обучение в уни­верситете было невозможно, а от пред­ложения поступить в Киевскую духов­ную академию он отказался сам. Бажов решает работать учителем. Сначала в начальной школе деревни Шайдурихи, затем в качестве преподавателя русско­го языка в Екатеринбургском училище, в епархиальном (женском) училище, где он вёл занятия по русскому языку, а также церковнославянскому и алгебре. Одна из выпускниц этого училища, Ва­лентина Иваницкая, впоследствии ста­ла женой Павла Петровича. Одновре­менно с учительской работой Павел Петрович много занимался изучением фольклора и этнографии, истории род­ного уральского края. Во время летних каникул будущий писатель пешком или на велосипеде путешествовал по Уралу, делал фольклорные и этнографические записи. К этому же времени относится и первая бажовская публикация — статья «Д.П. Мамин-Сибиряк как писатель для детей» в «Екатеринбургских епар­хиальных новостях». А ещё раньше, в годы учёбы, были «мелкий репортаж в пермских газетах, корректура».

События революции и Гражданской войны не оставили Бажова в стороне. Он принимает активное участие в револю­ционных событиях, вступает в Красную Армию. Это было трудное, тревожное время. Был белогвардейский плен, по­бег, партизанский отряд в колчаковском тылу. Среди уральских коммунис­тов грамотных людей было немного, и по окончании военных действий Бажов обращается к журналистской работе. Он редактирует газеты «Окопная правда», «Советская власть», руководит народ­ным образованием, заведует информа­ционным отделом Военно-революцион­ного комитета.

Некоторое время П.П. Бажов живёт и работает в Казахстане. В 1921 году возв­ращается на Урал. Продолжает журна­листскую работу, редактирует газету «Красный путь». Для Бажова слово «журналист» было синонимом слова «политработник». А сам Бажов называл себя «журналистом первого призыва». В 20-е годы Бажов пишет множество очерков, рассказов, фельетонов, заме­ток о проблемах уральского села. Появ­ляются и более крупные произведения, например в 1928 году он пишет повесть «Потерянная полоса», посвящённую массовой коллективизации на Урале. Этот очерк читал и редактировал М. Горький (он был переслан ему в Сорренто). «Потерянная полоса» интересна тем, что в ней Бажов уже использует фольклорные тексты, народную речь и постепенно формирует собственный языковый стиль. Тогда Бажов ещё не считал себя литератором, считал лишь газетчиком. Но постепенно в Бажове-журналисте рождался художник. «Пять ступеней коллективизации» — первая и последняя очерковая книга Ба­жова.

Своим первым писательским или «почти писательским» произведением. Бажов считал книгу очерков под общим названием «Из недавних уральских бы­лей». «Уральские были» включали в се­бя очерки социально-экономического характера, очерки о заводском быте и психологии сысертских рабочих. Один из героев этих очерков — мальчик Ба­жов. Появляется в этих очерках и образ Стаканчика. Это одно из прозвищ В.А. Хмелинина — деда Слышко. Так от «Уральских былей» тянутся нити к бу­дущей «Малахитовой шкатулке». Ведь повествование большинства довоенных сказов ведётся от имени деда Слышко. В свои писательские возможности Павел Петрович поверил не сразу. Возможно, отчасти этому мешало его огромное ува­жение к русской классике, преклонение перед русскими писателями, жившее в Бажове с детства. «Для меня звание пи­сателя стояло очень высоко, и мне каза­лось, что тянуться в эту сторону у меня и сил нет, и

фольклорными, произошёл курьёзный случай. Поэт Демьян Бедный, познакомившись со сказами Бажова по сборнику «Дорево­люционный фольклор на Урале», ре­шил использовать материал сказов в ка­честве первоосновы для создания своего произведения — стихотворного цикла о труде дореволюционных уральских ра­бочих «Горная порода». Вскоре Д. Бед­ному стало известно, что это не фольк­лорные, а авторские произведения. Ес­ли поэт, хорошо знавший народную поэзию, всё же принял бажовские сказы за фольклорные, то это свидетельство прекрасного владения Бажовым изобра­зительными и выразительными сред­ствами народного творчества. «Горная порода» при жизни Д. Бедного так и не была напечатана. возможности нет, и поэтому я никогда не думал, что мне когда-ни­будь придётся писать», — отмечал Ба­жов в 1950 году.

В 1956 году, когда Бажову шёл уже 58-й год, он поступает на заочное отделе­ние Литературного института им. М. Горь­кого. К этому времени Бажов накопил большое количество фольклорных. В судьбе книги, её авто­ра происходили совершенно непредви­денные повороты. Работа над сказами могла, казалось, совсем прекратиться... Но вдруг — полное, светлое, яркое тор­жество. И — совершенно оглушитель­ная слава», — писал биограф Павла Ба­жова Михаил Батин.

Вначале была журнальная публика­ция. В одиннадцатом номере журнала «Красная новь» за 1936 год были напе­чатаны сказы «Дорогое имечко», «Мед­ной горы хозяйка», «Про Великого По­лоза», «Приказчиковы подошвы». Три из них вошли в сборник «Дореволюци­онный фольклор на Урале», изданный в Свердловском книжном издательстве. Издание этого сборника подтолкнуло Павла Петровича к занятиям литера­турным творчеством. После этих успеш­ных публикаций Бажов стал продол­жать работу в жанре сказа. Так нашёл он своё место в литературе. В это же вре­мя писатель оказался в тяжёлых жиз­ненных обстоятельствах. В январе 1937 года Бажов был исключён из партии за «рекламу врагов народа». Дело в том, что в одной из своих книг о героях Гражданской войны («Формирование на ходу») он упоминал деятелей партии, осуждённых впоследствии за троцкизм. Бажов был снят с работы в Свердловс­ком книжном издательстве, где работал редактором. Но уже через год Бажову удалось отстоять свою правоту, он был восстановлен в партии. Несмотря на эти драматические события, Павел Петро­вич продолжал работать над сказами. Почему именно теперь он обратился к сказовому жанру, Бажов объяснял так: «Воспроизводить сказы до 36-го года не пытался. Прежде всего, вероятно, пото­му, что просто не было времени для ли­тературной работы такого рода. Кроме того, в то время, как Вы помните, вся­кая сказка была в загоне: боялись, что с ней идёт демонология, близкая к попов­щине. С 1934 года положение с демоно­логией изменилось... Особенно... после выступления А.М. Горького на съезде советских писателей, где он призывал собирать и обрабатывать народное твор­чество. Всё это мной замечалось...»

Сказы «Малахитовой шкатулки» бы­ли представлены читателю, как восста­новленные по памяти рассказы дедушки Слышко — В.А. Хмелинина. Эти сказы Бажов слышал в 1892—1895 гг. в Полевском Заводе, когда приезжал до­мой на каникулы. К началу 1938 года у Бажова было уже готово 14 сказов. Именно они и составили первый сбор­ник «Сказов старого Урала», который выпустило Свердловское областное из­дательство в 1939 году. Книга была вос­торженно принята и критикой и читате­лями. «Чудесные сказы Бажова по яр­кости выражения, поэтической насыщенности — подлинно художест­венные, поэтические произведения...», — писала газета «Известия». Д. Заславский в газете «Правда» называл сказы «превосходными новеллами, раскрыва­ющими историю Урала в спокойной форме, но жгучих, не потерявших ост­роты образах». Демьян Бедный назвал книгу «волшебной» и «вечной», он пи­сал: «Богатство содержания сказов, многообразие и красота образов — пора­зительны. Сколько тут великолепной добычи для мастеров резца и кисти, для драмы, оперы и балета, а про кино и го­ворить не осталось!». В 1939 году Бажов был принят в Союз советских писате­лей. И всё же его первые сказы рассмат­ривались как фольклорные произведе­ния. Сам Бажов в определении своих сказов стоял на той позиции, что это не совсем фольклор, но и не совсем индиви­дуальное творчество. Впоследствии выс­казывания самого писателя показыва­ют, были ли его сказы только «восста­новлением по памяти» или всё же созданием автора. Например, о сказе «Серебряное копытце» (1938) писатель говорил: «Рассказы о том, что есть та­кой козёл с серебряным копытцем, я слышал от Булатова, охотника. А сю­жет — мой». Когда Павла Петровича спрашивали о сказе 1939 года «Огне­вушка-поскакушка»: «А сюжета в та­ком виде, как в Вашем сказе, Вы не встречали?» Бажов отвечал: «Пожалуй, нет. Подобные сказы я, может быть, и слыхал, но не могу сказать, когда и где». Часто писателя спрашивали, сог­ласен ли он с тем, что его первые сказы были ближе к фольклорным источни­кам и передавали слышанные им когда-то сюжеты, а в процессе его творческого развития он становился всё самостоя­тельнее и меньше зависел от фольклор­ных сюжетов, хотя, как и прежде, осно­вывался на фольклорных источниках — мотивах, образах, суждениях. Бажов отвечал: «Я согласен, что это таким об­разом и было. Это очень правильно».

В результате того, что сам автор назы­вал свои первые сказы

Создавая новые сказы, Бажов раз­мышлял и над замыслом книги в целом. Как назвать книгу? И даже — как наз­вать автора? Издательство предложило назвать книгу «Сказы дедушки Слышко», а сборник выпустить под псевдони­мом Е. Колдунков.

Ранее Бажов прибегал к псевдонимам довольно часто: «Помню — Егорша Кол­дунков для повести («Зелёная кобыл­ка»); Чипонев (расшифровывается: Чи­татель ПОНЕВоле) — для библиографи­ческих заметок, П. Осинцев (по девичьей фамилии матери) — для очер­ков; П. Деревенский — для очерков же». Псевдоним Колдунков Бажов объ­яснял так: «Моя фамилия Бажов — от слова "бажить", что значит колдовать. Отсюда слово "набажил" — наговорил, напророчил то есть».

Сам автор предложил назвать книгу по сказу, который являлся одним из программных: «Малахитовая шкатул­ка». Это название оказалось очень удач­ным: «Пиши да пиши сказы и укладывай в одну шкатулку. Только одно неу­добство есть: сколько ни пишешь, оста­ёшься автором одной книги», — гово­рил Павел Петрович. Сказы «Малахито­вой шкатулки», вышедшей в 1939 году, объединены одним рассказчиком — В.А. Хмелининым — дедом Слышко. В сборнике помещена была и статья, где содержались сведения о рассказчике «У караулки на Думной горе». Со временем Бажов понял и признал, что не столько воспроизводит фольклорные произведе­ния, сколько создаёт свои. Когда «Ма­лахитовая шкатулка» была уже приня­та к изданию и готовилась к печати, Ба­жов продолжал писать новые сказы: «Серебряное копытце», «Синюшкин ко­лодец », « Огневушка-поскакушка », «Ермаковы лебеди», «Таюткино зер­кальце» и др. Потом они вошли в новую книгу «Ключ-камень», изданную в 1943 году. А позднее автор эти и все последу­ющие сказы включил в «Малахитовую шкатулку».

В изданиях «Малахитовой шкатул­ки» и отдельных её сказов всегда можно найти пояснения непонятных слов, по­нятий и выражений, а их немало в ска­зах Бажова. Ведь язык его сказов осо­бый, его не спутаешь ни с какими други­ми произведениями. В то же время в жизни «Павел Петрович никогда не стремился щегольнуть знанием народ­ного языка, поиграть редкими, неведо­мыми словечками. Он говорил очень просто, без книжных оборотов, не впа­дая в интеллигентское гладкоречие, но и обходясь без орнаментальных выкру­тасов. Человек чрезвычайно начитан­ный, впитавший в себя лучшие тради­ции передовой русской литературы, ве­ликолепно знавший её, он сочетал в себе подлинно народную мудрость с тонким, взыскательным вкусом большого ху­дожника, отлично ощущавшего новые времена...» (Л.Кассиль)

1941 год... Началась Великая Отече­ственная война. «Всё для фронта! Всё для победы!» — этот призыв определял действия людей в те годы, в том числе и деятельность писателей. Во время вой­ны Бажов работает главным редактором издательства, руководит Свердловским отделением Союза писателей. В годы войны в Свердловск были эвакуированы многие литераторы из Москвы и Ленин­града, Киева и Харькова. Для их жизни и работы нужно было создать необходи­мые условия, В книге «Наш Бажов» Е. Хоринская пишет о деятельности Бажо­ва в эти годы: «В первые же дни войны Павел Петрович пришёл в Обком пар­тии и сказал, что считает себя мобили­зованным на любую работу, чтобы заме­нить тех, кто уходит защищать Роди­ну». Бажову шёл в это время уже 64-й год. Павел Петрович старался помочь эвакуированным писателям и их семь­ям: устраивал на работу, находил жильё, помогал отыскивать близких, доставал необходимую одежду. Среди пи­сателей, обосновавшихся в годы войны в Свердловске, были: Ольга Дмитриевна Форш, Мариэтта Сергеевна Шагинян, Лев Абрамович Кассиль, Агния Львовна Барто, Федор Васильевич Гладков и др.

Бажов беспокоился и о том, чтобы в это трудное время сохранить творчес­кие силы писателей, создать им необхо­димые условия не только для жизни, но и для работы. Бажов и сам продолжал писать. Но мог ли жанр сказа о прош­лом быть полезным народу в его ны­нешней смертельной борьбе с врагом? Писатель вспоминал: «В начале войны было сомнение, следует ли в такое вре­мя заниматься сказкой, но с фронта от­ветили и в тылу поддержали: "Старая сказка нужна. В ней много той дорогой были, которая полезна сейчас и приго­дится потом. По этим дорогим зёрныш­кам люди наших дней въявь увидят начало пути". «Малахитовая шкатулка» в годы войны была одной из самых чита­емых книг. Сказы Бажова читали на фронте и в тылу. В 1943 году фронтови­ки прислали Бажову вырезку из газеты с его сказом и надписью: «Читали на фронте, в лесу, среди болот. Бойцы со всех концов СССР, а нашего Павла Пет­ровича знают». «Если можете, вышли­те нам хотя бы один экземпляр Вашей "Малахитовой шкатулки", так как имевшийся у нас... пропал в бою вместе с нашим героем-танкистом Моисе­евым», — писали другие бойцы. «Мала­хитовая шкатулка» дважды издавалась в это время в Москве: в 1942 (в изда­тельстве «Советский писатель«) и в 1944 («Гослитиздат«). Бажовские ска­зы печатались в периодике. А также были изданы на английском, немец­ком, французском, испанском, китайс­ком языках. Сам Павел Петрович объ­яснял популярность «Малахитовой шкатулки» в годы войны так: «Неда­ром солдаты в походах всегда друг дру­гу сказки сказывали. Без сказки трудно людям. Иной раз и ложка в рот нейдёт без присказки». А обращаясь к воинам во фронтовых газетах, Бажов подписы­вался так: «Ваш старый уральский ска­зочник».

Во время войны Бажовым были напи­саны циклы «Сказы о немцах» (о немец­ких начальниках на дореволюционных уральских заводах) и «Сказы о Лени­не». Б. Хоринская полагала, что Павел Петрович считал это своим патриоти­ческим (и партийным) долгом. Так в го­ды войны появились сказы: «Иванко-Крылатко», «Чугунная бабушка», «Заг­раничная барыня», «Богатырёва рукавица», «Орлиное перо» и др. Твор­ческим успехом Бажова военных лет можно назвать сказ «Живинка в деле» (1943). Сам писатель считал его програм­мным произведением. Сказ был напечатан в газетах «Правда» и «Труд». В «Труде» сказ сопровождало стихотворе­ние Демьяна Бедного «Мудрый сказ»:

Колдун уральский бородатый,

Бажов дарит нам новый сказ.

«Живинка в деле» — сказ богатый

И поучительный для нас.

В нём слово каждое лучится,

Его направленность мудра,

Найдут, чему здесь поучиться,

Любого дела мастера.

Важны в работе ум и чувство,

В труде двойное естество.

«Живинкой в деле» мастерство

Преображается в искусство,

И нет тогда ему границ.

И совершенству нет предела,

Не оторвать тогда от дела

Ни мастеров, ни мастериц.

Их вдохновение безмерно,

Глаза их пламенем горят.

Они работают? Неверно,

Они — творят.

Выражение «живинка в деле» стало широко употребляемой поговоркой. «Живинка в деле» — это творческий подход к труду, это передовое в каждом мастерстве, за «живинкой в деле» мас­тер всю жизнь гоняется, потому что нет предела совершенствованию мастер­ства. В марте 1943 года П.П. Бажову бы­ла присуждена Государственная пре­мия, а в феврале 1944 года он был отме­чен высшей наградой страны — орденом Ленина.

В послевоенные годы писатель про­должает пополнять свою «Малахито­вую шкатулку» новыми сказами о русских мастеровых людях творчес­кого склада. Бажов искал в архивных документах и книжных источниках имена русских мастеров-умельцев. Создавая сказы исторического харак­тера, он писал: «Стараюсь использовать накопленный материал истории. Этот жанр теперь у меня стал основ­ным». В 1946 году был напечатан сказ-притча «Васина гора». Главная идея сказа: человек формируется, воспитывается на преодолении труд­ностей. Были в сказе слова, относя­щиеся к недавним событиям: «Вот война-то была! Это такая гора, что и поглядеть страшно, а ведь одолели. Сами не знали, что в народе столько силы найдётся, а гора показала. Всё равно как новый широкий путь наро­ду открыла. Коли такое сделал, то и дальше никакая гора на дороге не ос­тановит наш народ». В том же году был написан и сказ «Старых гор подаренье», посвящённый Дню Победы.

Были среди сказов. Бажова и такие, что создавались к большим датам со­ветского календаря: к ленинским дням, к Первому мая, к годовщинам Октябрьской революции. Но нет осно­ваний противопоставлять эти сказы всем остальным, так как всё, напи­санное Бажовым, было создано, гово­ря его же словами, «по внутреннему социальному заказу».

В поздних сказах Бажова-стали по­являться другие рассказчики, деда Слышко заменяли люди, живущие в современные Бажову времени. Это бы­ли тоже рассказчики-старики, но уже следующего за дедом Слышко поколе­ния. С ними в сказах появляются явле­ния и факты современного писателю времени. Поиски нового рассказчика нашли отражение, например, в сказе «Иванко-Крылатко» (1942). Появи­лись и новые языковые особенности, которые давали понять, что новый рас­сказчик отличается от деда Слышко и местом, и возрастом, и временем, в ка­кое он живёт.

В последние годы жизни Бажову ста­новилось всё труднее работать, одолевали старческие недуги, слабело зрение, но до конца жизни он сохранил ясность ума, хорошую память. Шутил: «Все ор­фографические изъяны отнесите за счёт слепой машинки, которая в последнее время часто подсовывает не тот знак...». Последний сказ Бажов написал в 1950 году, и он был опубликован уже после смерти писателя. Сказовое творчество писателя прошло большой и сложный путь развития. И в то же время сказы «Малахитовой шкатулки» надо рас­сматривать как целое в их совокупности и единстве.

Евгений Пермяк писал: «Значи­тельные литературные произведения почти никогда не живут вне других видов искусств, перевоплощаясь в них, они получают новое звучание». Так произошло и со сказами Павла Петровича Бажова. Первое изобрази­тельное воплощение «Малахитовой шкатулки» принадлежит художнику А. Кудрину, который с этнографичес­кой точностью изобразил природу, ли­ца, одежду, предметы обихода. В скульптуре героев сказов создавали Анна Семеновна Голубкина и Матвей Генрихович Манизер.

На театральной сцене были поставле­ны спектакли «Серебряное копытце» и «Ермаковы лебеди» (авторы пьес П. Ба­жов и Е. Пермяк). Созданы два балета: «Каменный цветок» (композитор А. Фридлендер) и «Сказ о каменном цвет­ке» (композитор С. Прокофьев). Компо­зитором К. Молчановым была написана опера «Сказ о каменном цветке» (поста­новка 1954 г.).

Композитором А. Муравьёвым созда­на симфоническая поэма «Азов-гора» (1949). По сказам Бажова сняты худо­жественные фильмы: «Каменный цве­ток» (1946, на основе сказов «Каменный цветок» и «Горный мастер», режиссёр А. Птушко, сценарий П. Бажова и И. Келлера) и «Тайна зелёного бора» (1979, по повести «Зелёная кобылка*). Мульт­фильмы: «Подарёнка» (1978, по сказу «Серебряное копытце») и «Медной горы хозяйка» (1975).

В Москве есть улица Бажова и улица Малахитовая, находятся они в районе Проспекта Мира. А на ВВЦ можно ви­деть фонтан «Каменный цветок» (архи­тектор К. Топуридзе). Есть даже тепло­ход « Павел Бажов ».

На родине в Сысерти и в Екатеринбур­ге П.П. Бажову установлены памятники, работают музеи П.П. Бажова. В 1999 го­ду, в год 120-летия со дня рождения пи­сателя, была учреждена премия им. П.П. Бажова. Её учредители: Свердловское от­деление Литфонда России и финансово-промышленная группа «Драгоценности Урала». Премия вручается за достиже­ния в литературной деятельности не только писателям Уральского региона, но и всем, кто создаёт произведения на уральскую тематику.

В путешествие по местам, самобыт­ным в природном, этнографическом, геологическом и литературно-фольк­лорном смысле, связанным с творчест­вом уральского писателя Павла Пет­ровича Бажова, приглашает сайт «Бажовских сказов дивные места» (/bazov/index.html).

Сказы Бажова радуют и увлекают не одно поколение читателей, им и дальше предстоит долгая-предолгая жизнь. В воспоминаниях Нины Поповой «Наш Бажов» (Мастер, мудрец, сказочник: Воспоминания о П. Бажове. — М., 1975) приводится стихотворение молодого ра­бочего-камнереза:

Вечерний костёр

И старую вышку,

И Думную гору,

И дедушку Слышко

Представил я сразу...

За ясное слово,

За чудные сказы

Спасибо Бажову.

Приволье, раздолье —

Родной наш Урал!

Твои камнерезы,

Твои мастера

Такое своими

Руками творили,

Что мёртвые камни

У них говорили!

Огнём загорались

Цветные каменья,

И сказы рождались

Нам в поученье.

Он трогает словом

И сердце и разум.

Спасибо Бажову

За чудные сказы!

СТИХИ О БАЖОВЕ И ЕГО СКАЗАХ

В. Радкевич



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Эдвард Тайлор. Основные биографические данные. Определение культуры. Сравнительный метод и изучение пережитков. Тайлор о происхождении религии

    Документ
    Эдуард Барнетт Тэйлор (1832 – 1917) – англ. этнограф. Один из основателей этнографии и антропологии, считается отцом эволюционной теории развития культуры.
  2. 27. XI. 1908 – 26. XI. 1998 Краткие биографические данные

    Документ
    1950 – Утвержден в звании профессора по кафедре «Разведки и разработки нефтяных и газовых месторождений» Московского нефтяного института им. И.М.Губкина
  3. «М. Ю. Лермонтов. Личность поэта, его творчество» Цель: образовательная познакомить учащихся с биографическими данными, показать их отражение в стихотворении «Тучи»

    Урок
    А что мы можем «прочесть» на его лице? Обратите внимание на глаза? (печальное, напряженное, тоска). Как вы думаете, почему ему грустно? Учитель читает стих: «И больно, и грустно, и некому руку подать в минуты тяжелой невзгоды».
  4. Приложение Биографические данные Махджуб Эль-Хаиба (Марокко)

    Документ
    − 1984 год: диплом Гаагской академии международного права в рамках сессии Научно-исследовательского центра международного права и международных отношений;
  5. Отчет за 20 г. М/С по массажу лпу, фио краткие биографические данные м\с Окончание медицинского учреждения, специальность по диплому

    Публичный отчет
    Массаж является одним из самых эффективных методов восстановительного лечения при детских заболеваниях и травмах. Его эффективность увеличивается при более ранних стадиях заболевания в сочетании с физиотерапевтическими и другими процедурами,

Другие похожие документы..