Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
Неотъемлемой составной частью не только маркетинга, но и всей системы предпринимательской деятельности является реклама. "Рекламу можно рассматр...полностью>>
'Анкета'
Приглашаем Вас провести незабываемые новогодние праздники под Киевом и встретить новый 2012 год на природе среди величественных дубов, плеска реки, н...полностью>>
'Документ'
Географический факультет в структуре Иркутского госуниверситета (действующего с 1918 г.) образован 22 декабря 1948 г. по приказу МВиССО СССР. В насто...полностью>>
'Статья'
В соответствии с Программой Правительства Российской Федерации по повышению эффективности бюджетных расходов на период до 2012 года, утвержденной рас...полностью>>

Главная > Курсовая

Сохрани ссылку в одной из сетей:

ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

Кафедра древнего мира, средних веков и методологии истории

МИФЫ О ВАМПИРАХ: ПОПЫТКА АНАЛИЗА

Курсовая работа

Студента I курса

Н. К. Кирсанова

Научный руководитель

Старший преподаватель

Н. А. Сайнаков

Томск 2006

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 4

Глава 1. Этимология слова «вампир» 5

Глава 2. Определение термину «вампир» 6

Глава 3. Самые ранние упоминания о вампире 7

Глава 5. Вампир как неуспокоенная душа 11

Глава 6. Опасности, подстерегающие душу при рождении и смерти 13

Глава 7. Оккультное значение крови 15

Глава 8. Абстрактная природа вампира 16

Глава 9. Что могло способствовать развитию мифа 18

2. Порфирия. 19

3. Тексты апокрифов. 19

4. Практики древних шаманов. 20

5. Существование психически больных людей, которые жаждут крови. 21

Глава 10. Развитие образа вампира в литературе 23

Вывод 24

Список литературы 25

Введение

"Его кожа была румяной и светлой, ногти длинными и злобно искривленными, рот еще сочился кровью от последнего ночного пиршества. Кол прошел прямо сквозь грудь вампира, пронзительно вскрикнувшего, когда из раны потекла кровь. Затем он был сожжен дотла". Так описано появление в 1732 г. в Белграде вампира. Для многих современных читателей образ вампира связан прежде всего с Дракулой, героем романа Брэма Стокера, опубликованного в 1897 г. и удачно экранизированного в 1927 г. 1

Действительно, представления о вампире весьма различны: это и мифический персонаж, представленный в фольклоре всех времен и стран, и герой народных рассказов о маньяках с противоестественной жаждой крови или преждевременно похороненных, и участник религиозных сюжетов о неприкаянных душах. Нет ничего удивительного в том, что художественные произведения сформировали распространенное представление о вампире как о летучей мыши - демоне, сосущей кровь спящих женщин. Подобный монстр, предшественник Дракулы, изображен в книге Преста "Varney the Vampire" (1847). Действительно, с начала ХIХв. вампир стал достойной темой для многих серьезных писателей, видимо, находившихся под влиянием ученых трудов о вспышках вампиризма по всей Восточной Европе на протяжении XVIII.

Примечательные описания вампиров содержатся в следующих произведениях: "Коринфская невеста" Гете (1797), "Леонора" Бюргера (1773), "Фалаба - разрушитель" Р. Саути (1801), "Вампир" Д. Байрона (1819), "Франкенштейн" М. Шелли (1818). Вампиров изображают также Т. Готье в "Смерти любовника" ("La morte amoreuse", 1836), Бодлер в "Вампире" (1855), Маркиз де Сад в "Жюльетте" ("Juliette", 1796), а также Ш. ле Фану в "Кармилле" ("Carmille", 1872), М. Джеймс в "Герцоге Магнусе" ("Count Magnus", 1905), Ю. Бенсон в "Комнате в башне" ("The room in the Tower", 1912) и Ф. Кроуфорд в романе "Жизнь за кровь" ("For the blood is the life", 1911)

Мы привыкли видеть вампира, таким, как его представляли выше перечисленные писатели – грозным существом, живущим по ночам, убивающих людей для продления своего существования. Мы смотрим фильмы с таким образом вампира, мы читаем фантастику с подобным существом в главной роли. У нас есть образ вампира – кстати, модный ныне. Но, пожалуй, мало кто из нас задумывается, а как возник этот образ? Обычно ответ на этот вопрос крайне прост: так вампира описал писатель Брэм Стокер, и от него и пошел образ аристократичного и притягательного вампира.

Возникает следующий вопрос: а что было до Стокера? А каков был образ вампира раньше? Что это за миф вообще – миф о вампире? Я попытаюсь проследить генезис развития мифа, а также попытаюсь показать в своей работе, что миф о вампире – не абстрактная сказка, а попытка объяснить естественные физические явления, такие как мор и чума, а так же постараюсь доказать, что сам вампир, в его истинном проявлении, нематериален, а существует лишь в умах людей.

В своей работе я использовал следующую литературу:

Во-первых, это книга Монтегю Саммерса «История вампиров». На основе длительных исследований он пришел к выводу, что далеко не все истории о вампирах выглядят так уж традиционно. В темных анналах истории, как, впрочем, и в газетах нового времени, сохранились сведения о живущих, современных нам людях, которые становятся вампирами из-за непреодолимой тяги к человеческому мясу и крови. В эту особую категорию вампиров Саммерс включил, например, 14-летнюю девочку из Франции, которая любила пить кровь из свежих ран, итальянского бандита Гаэтано Маммоне, у которого имелась «прекрасная привычка припадать губами к ранам своих несчастных пленников», а также бесчисленных каннибалов всех времен и народов. Сюда же он относил и тех, кто питал аналогичное пристрастие к трупам, а не к живым людям. «Вампиризм, — пишет Саммерс, — представляется в более ярком свете, это вообще какое-либо осквернение трупов, и нет преступления более ужасного и отталкивающего».2

Во-вторых, это Дом Августин Кальме, французский библиовед, который в своей диссертации «о появлении ангелов, демонов и призраков, а также о появлениях вампиров в Венгрии, Богемии, Моравии и Силезин» попытался доказать, что около 75% всех историй о вампирах суть вымышленные. Дом Кальме говорит: «Вампиризм был результатом расстроенного воображения суеверных, которые воображали, что некоторые люди после смерти подымались из своих могил, беспокоили целые деревни, сосали кровь у своих родных и умерщвляли их. Этих мнимых мертвецов, беспокойных ночных бродяг, прокалывали насквозь, рубили и жгли, не сознавая бесчеловечности таких отношений к лицам, которые большей частью были умершие, никогда и не думавшие беспокоить живых, поднявшись из могил, как потому, что не в состоянии были подняться из могил, так и потому, что в безотрадном состоянии обморока они попросту были не способны».3

В – третьих, это «Оккультное значение крови» Рудольф Штайнера, где автор пытается доказать, что кровь является не только важной биологической составляющей человека, но и хранилищем души.

В - четвертых, книга Д.Д. Фрезера «Золотая ветвь». Дж. Фрезер собрал огромный фактический материал, позволивший ему с помощью сравнительно-исторического метода показать связь между современными религиями и первобытными верованиями, выявить земные истоки религиозного миропонимания.

В - пятых, это Рыбаков Б. А., известный исследователь мифов древних славян и его книга «Язычество древних славян».

Так же, я использовал тексты христианских апокрифов, в которых я увидел параллель с мифами о вампирах, и материалы различных Интернет сайтов, посвященных вампирам.

Глава 1. Этимология слова «вампир»

Для разгадки мифа о вампире попытаемся вначале изучить само слово «вампир», что оно значит, и где имеет свои корни. Слово «вампир» пришло к нам из венгерского языка, где оно бытует в форме «vampir», но вообще это слово скорее славянского происхождения. У славян оно встречается в аналогичной форме в русском, польском, чешском, сербском языках, сосуществуя с такими вариантами, как болгарское слово «вапир», «вепир», рутенское «vepir», «vopir», русское «упырь», польское «upier». Миклошич в качестве одного из возможных вариантов происхождения слова «вампир» предлагает турецкое слово «uber» - «ведьма». Еще один вариант, но менее вероятный — образование от корня pi- (пи- ) - «пить» при помощи приставки va- (ва- ) или ау - (ав- ). От корня pi- образуется древнегреческое «пью». Отсюда же возникло слово, имеющее значение «свежая, питьевая вода». В связи с этим непременно следует процитировать Рэлстона, хотя стоит иметь в виду, что в некоторых деталях он немного устарел. Его работа «Песни русского народа», откуда я привожу следующий отрывок, была опубликована в начале 1872 года. Вот что Рэлстон пишет о вампирах: «Это название никогда не могли удовлетворительно объяснить. Слово «вампир» именно в этой его форме – «vampir» - южнорусское «upuir», «upir» до сих пор сравнивали с литовским «wempti» = «пить» и «wempti», «wampiti» = «рычать», «ворчать» и выводили его из корня pi- (пить) с префиксом u = av, va. Если эта деривация верна, то главную особенность вампира можно истолковать как подобие опьянения кровью. В соответствии с этими представлениями хорваты называют вампира «pijavica» (пиявица), а сербы говорят о человеке с лицом, красным от постоянного пьянства, что он «багровый, как вампир»; сербы it словаки именуют горького пьяницу словом «vlkodlak» (влкод-члак, т. е. вурдалак).

Глава 2. Определение термину «вампир»

В словаре Даля4 находим: «ВАМПИР м. плотоядное, летучее млекопитающее жарких стран, из семейства крыланов, похожее на летучую мышь, но величиною с белку; кровосос, упырь; последнее название в Малороссии (и в южных славянских землях) придается сказочному оборотню, который по смерти летает кровососом, загрызая людей; ведмак». Большая Советская Энциклопедия5 про вампира рассказывает нам следующее: «Вампир, упырь, в славянских народных верованиях - мертвец, выходящий из могилы, чтобы вредить людям, сосать их кровь. Известен в поверьях русских (упырь), украинцев (упир, В.), белорусов (вупар), поляков (upiór, upierzica), чехов (upír), сербов (в 15-16 вв.- упир, позже - В.), болгар (вапир, въпир). У древних славян существовал культ жертвоприношения упырям ("оупирем"). В переносном смысле - кровопийца, жестокий человек, эксплуататор». Монтегю Саммерс в своей книге «Исследование вампиризма» пишет: "Он [вампир] - часть темной стороны природы, он обладает таинственными и ужасными качествами, ...хотя в строгом смысле и не является демоном6»

Мифологический словарь 7 говорит: «Вампир, в низшей мифологии народов Европы мертвец, по ночам встающий из могилы или являющийся в облике летучей мыши, сосущей кровь у спящих людей, насылающий кошмары. В. становились «нечистые» покойники – преступники, самоубийцы, умершие преждевременно смертью и погибшие от укусов вампиров. Считалось, что их тела не разлагались в могилах, и прекратить их злодеяния можно было, вбив в тело В. осиновый кол, обезглавив его и т.п. Оберегами от В. служили также чеснок, железо, колокольный звон и др. В славянской мифологии – упырь».

Итак, какие мы выводы можем пока сделать из узнанного? Вампир – это человек (летучую мышь, разумеется, мы рассматривать не будем), который, в силу тех или иных причин, потребляет человеческую кровь. Это либо «мертвец, выходящий из могилы» или «ведмак».

Глава 3. Самые ранние упоминания о вампире

Точно не известно, когда на земле впервые появился мифы о вампирах, как, наверное, и нельзя точно сказать о любых других мифах. Мы можем лишь приблизительно указать место и время вероятного зарождения мифа. В XIX столетии были обнаружены и переведены письмена древней Месопотамии. Эти письмена в первую очередь продемонстрировали развитую систему верований с огромным пантеоном богов и духов, и из всего этого огромного пантеона самым близким эквивалентом вампиру были семь духов, описанных в поэме, переданной Р. Кампбеллом Томпсоном.

Она начинается со строк:

Семеро их! Семеро их!

Духи, что уничижают небеса и твердь,

Что уничижают землю.

Духи, что уничижают землю,

Силы необычайной,

Великой силы и гигантской поступи,

Демоны (как разъяренные быки, великие призраки),

Призраки, что врываются во все дома,

Демоны, что не ведают стыда!

Семеро их!

Не зная заботы, точат землю они как кукурузный початок,

Не зная жалости, обращают гнев свой против всего человечества.

И кровь проливают людскую дождем,

Вгрызаясь в плоть и иссушая вены.

То демоны, полные злобы, пожирающие кровь беспрестанно. 8

Монтегю Саммерс предположил, что вампиры занимали значительное место в мифологии Месопотамии, даже более значительное, чем предполагает вера в семь духов. В особенности он выделял экимму - духа непогребенного человека. К такому выводу он пришел на основании изучения литературы о «нижнем мире» — жилище мертвых. «Нижний мир» изображался как мрачное, жуткое место. Однако жизнь отдельного индивидуума там могла быть значительно улучшена, если человек в конце своего земного существования получал надлежащее, даже простое, захоронение, которое включало нежную заботу о его теле. В конце таблички 12 знаменитой эпической поэмы «Гильгамеш» был перечень различных степеней успокоенности мертвого. И завершалась она несколькими куплетами о состоянии лица, которое умерло в одиночестве и было захоронено, которые в интерпретации Саммерса звучат так:

Человек, чье тело лежит в пустыне —

Ты и я часто видели подобное.

Дух его не покоится в земле,

У духа нет никого, кто бы побеспокоился об этом.

Ты и я часто видели подобное.

Остатки из сосуда (объедки празднества, все, что выбрасывается на улицу) служит ему пищей.9

Ключевой строкой в этом отрывке было: «Дух его не покоится в земле», — которую Саммерс понимал так, что духи тех, кто умер в одиночестве (т. е. экимму) не могли даже войти в «нижний мир» и таким образом, были приговорены скитаться по земле. Потом он увязал этот отрывок со строками об изгнании призраков и цитировал полностью различные тексты, в которых перечислялись разнообразные призраки. Однако их было чрезвычайно много, как говорил об этом один текст:

Злобный дух, злобный демон, злобный призрак, злобный дьявол,

Из земли вышли они,

Из подземного мира в страну живущих пришли они.

На небе о них не знают,

А на земле не понимают.

Ведь не стоят они и не сидят,

Не пьют и не едят. 10 Оказалось, что Саммерс перепутал приходящих духов, которые могли просто появляться на земле, и умерших. Призраки не имели тел - они не ели и не пили, в то время как мертвые в подземном мире имели форму телесного существования и наслаждались теми же удовольствиями, что и люди. Источником этого неправильного понимания был неадекватный перевод последних частей эпической поэмы «Гильгамеш». Строка «дух покоится не в земле» была сначала переведена таким образом, что представлялось, будто мертвым остается доступной возможность приходить и блуждать в мире людей. Однако более поздние переводы и обзор контекста последних куплетов эпической поэмы «Гильгамеш» прояснили, что покойники, умершие в забытьи, не получившие похоронных почестей (экимму) блуждали неприкаянно не по земле, а в «нижнем мире». Например, перевод Дэвида Ферри передает этот отрывок таким образом:

А он, чье тело брошено непогребенным?

Скитается он без отдыха в мире, который под нами.

Он тот, кто входит в подземный мир, не оставив там, позади,

Того, кто бы оплакал его?

Отбросы — еда его в мире теней,

Собака не стала бы есть того, что ему служит пищей.11

Глава 4. Истоки веры в вампиров

Известный специалист по славянской мифологии Рыбаков Б. А., в своей книге «Язычество древних славян», утверждает, что «Упыри-вампиры и навьи - порождение первобытного анимистического мировоззрения, когда вся природа во всей своей совокупности и многообразии мыслилась насыщенной духами зла (упыри) и добра (берегини)». При этом в той же книге, Рыбаков говорит, что «средневековый русский человек не был совершенно беззащитен в то время, когда по улицам Полоцка помчались на невидимых конях полчища навий-вампиров, наносившие полочанам смертельные удары. Люди попрятались в своих домах. Дом был крепостью, неприступной для навий: "и не смеяху излазити ис хором". Вампиры могли расправиться только с теми любопытными, которые покидали свою крепость, "вылезали ис хоромины". Полоцкий эпизод 1092 г. был, по всей вероятности, отражением какой-то общерусской эпидемии (вспомним 7000 умерших киевлян), а для нас он интересен как показатель преломления реальных явлений (действия бактерий, бацилл, вирусов) в сознании простых людей XI в.; они отнесли смерть сограждан, вылезавших из своих хоромин, за счет упырей-навий», навии же – «мертвецы или, точнее, невидимые души мертвецов.

Иногда исследователи говорят о культе навий, как о культе предков, но от этого следует предостеречь, так как предки это свои, родные мертвецы, неизменно дружественные, деды, покровительствующие своим внукам и правнукам. Навьи же это чужие, иноплеменные мертвецы, души врагов и недоброжелателей, души людей, которых за что-то покарали силы природы (души утопленников, съеденных волками, "с дерева падших", убитых молнией и т. п.).

Очень полно раскрывает сущность навий болгарский фольклор: навьи это птицеобразные души умерших, летающие по ночам, в бурю и дождь "на злых ветрах".12 Крик этих птиц означает смерть; "нави" нападают на беременных женщин и на детей и сосут их кровь. Они - вампиры (упыри), чрезвычайно опасные для людей. То есть, у Рыбакова мы видим, что вампир, он же упырь – не всегда встающий мертвец, встающий из могилы.… В изначальном своем виде – это навия, дух умершего, однако и тут же вампир является персонификацией чумы, болезни.

Доктор Мор, известный кембриджский платоник, в "An Antidote Against Atheism" ("Противоядие от атеизма", 1653)13 рассказывает, как вампир мучил священника в Пентше, в Силезии. Однажды вечером, "когда этот богослов, как обычно, сидел со своей женой и детьми, собравшимися вокруг него, упражняясь в музыке, по всей комнате вдруг разлилось неожиданное зловоние. Вслед за этим священник и его семья обратились к Господу с молитвой. Тем не менее, запах усилился и стал сверх всякой меры несносным, настолько, что они были вынуждены подняться в свою комнату. Он и его жена не находились в кровати и четверти часа, когда они почувствовали такую же вонь в спальне. И в то время как они жаловались друг другу на это, из стены вышел призрак и крадучись подошел к кровати богослова, дохнул на него пронизывающе холодным духом и испустил такой невыносимый смрад, что ни описать, ни вообразить это невозможно". С древних времен считалось, что зловоние вампира предвещает и сопровождает появление чумы. Уильям из Ньюбери приводит историю отлученного от церкви развратного мужа, терроризировавшего свой родной город: "Воздух стал гадким и испорченным, когда это зловонное и гниющее тело бродило вокруг, вследствие чего разразилась ужасная чума и не стало дома, в котором бы не оплакивали своих близких, и вскоре город, который еще совсем недавно был густо населен, оказался покинутым полностью, потому что и те, кому посчастливилось выжить после этой эпидемии и опасных нападений, поспешно переехали в другие районы, чтобы тоже не погибнуть". Два молодых человека, обнаружив труп этого мужчины, рубили его лопатой, пока не хлынула кровь, а потом сожгли его. Уильям продолжает: "Чума, так жестоко уничтожившая людей, полностью прекратилась сразу же, как только это проклятое чудовище было уничтожено, как будто оскверненный воздух был очищен тем огнем, который сжег отвратительное животное, заражавшее всю атмосферу" ("Historia Rerum Anglicarum").

Вампиризм и эпидемии, в равной степени терзавшие юго-восточную Европу в конце XVII и начале XVIII вв., продолжались до ХIХв. Эпидемии свирепствовали на Хиосе в 1708, в Межибоже и Белграде в 1725 и 1732, Сербии в 1825, Венгрии в 1832 и в Данциге в 1825 году. Вампиризм был столь же опасен и в другие времена и стал предметом академических трактатов, издававшихся в немецких университетах, особенно в Лейпциге. В одном из богословских исследований, принадлежащем перу Иоганна Генриха Цопфта (Сопфиуса) и названном "Dissertatio de Vampiris Serviesibus" (1733), дается классическое описание вампира:

"Вампиры выходят из своих могил ночью, нападают на людей, спокойно спящих в своих постелях, высасывают всю кровь из их тел и уничтожают их. Они досаждают живым мужчинам, женщинам и детям, не считаясь ни с возрастом, ни с полом. Те, кто волей судьбы попадает под их злобное влияние, жалуются на удушье и полную потерю сил, после чего они вскоре угасают". Кальме добавляет к этому: "Люди, которые были мертвы достаточно долго, ...поднимаются из могил и приходят нарушать покой живых, чью кровь они сосут и пьют". Никакая чума, когда "за несколько часов в деревне заболевают пять или шесть человек", не может быть сравнима с вампиризмом. "The Jewish Spy of D' Argens" (1729) продолжает: "Их симптомы - полнейшее истощение и слабость, как будто от исключительной потери крови... Несмотря на все, что может сделать местный аптекарь, больные люди угасают в течение нескольких дней". Позднее неизвестный фактор, вызывающий смерть, будет назван бактерией или вирусом.14

Смею предположить, что это и есть природа мифа. Миф основан на персонификации болезней. В странных для необразованных людей смертей своих близких люди видят происки злых духов, называя этих духов по разному в разных концах света. В Месопотамии это экимму, у славян – упыри, у японцев – каппы. Какие бы не были названия, суть одна. Ослабление от повальных болезней, таких как мор и чума, связывают с высасыванием жизненных сил. Высасывания этих сил приписывают неудовлетворенным душам умерших, причем зачастую душам, мстящим за неправильно выполненный обряд похорон. Теперь обратимся к вопросу, почему в мифологическом сознании людей связывались эти три вещи – похороны, кровь и неприкаянный дух?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Биологический факультет материалы IX научной конференции студентов и аспирантов апрель 2011 года г. Тверь Тверь 2011

    Документ
    В сборнике представлены материалы докладов научной конференции студентов и аспирантов, ежегодно проводимой на биологическом факультете. Доклады сгруппированы по секциям.
  2. Научно-исследовательская работа студентов (3)

    Научно-исследовательская работа
    Иероним Босх, кто он? Что могут дать нам плоды его творчества? Ведь за 5 веков, разделивших нас, все изменилось! Или нет? Разброд. Реформация. Босх впитал настроение эпохи.
  3. Кирсанова Екатерина Владимировна Критерии оценки Признание номинанта студентами, преподавателями вуза, профессиональным сообществом, выраженное в результатах внутривузовских, региональных и федеральных конкурс

    Конкурс
    1. Признание номинанта студентами, преподавателями вуза, профессиональным сообществом, выраженное в результатах внутривузовских, региональных и федеральных конкурсов, дипломах, грантах и т.
  4. Научный редактор: доктор филологических наук, профессор С. И

    Документ
    Филологические записки: материалы герценовских чтений: Сб. ст. / Ред.-сост.: канд.филол.наук А.М.Новожилова; Российский государственный педагогический университет имени А.
  5. Научный к п. н. Ковалева Г. С

    Документ
    Учебно-методические материалы для председателей и членов региональных предметных комиссий по проверке выполнения заданий с развернутым ответом экзаменационных работ ЕГЭ 2009 года

Другие похожие документы..